ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Петр Петрович на том свете

 

Петр Петрович на том свете

22 августа 2012 - Удален

 

       Здравствуйте, Петр Петрович.

       Здравствуйте. Вы по какому вопросу?

       Почему я не могу до вас дозвониться?

       Потому что у меня нет телефона. Так вы по какому вопросу?

       Видите ли, у меня в квартире начало вонять помоями….

       Обождите!

       Здрасти, Петр Петрович. Вот деньги.

       О, здравствуйте! Ну как, покрасили качели?

      Конечно. Как миленькие! И все благодаря вам, дорогой Петр Петрович!

       Безусловно. А как поживает Машенька? Еще не родила?

       Нет, она на восьмом месяце.

       Ничего себе?! Буду молить Бога, чтобы все прош…

       Петр Петрович, ну примите же меня, я по делу!

       По какому такому делу? Подождите же, не видите – я с человеком разговариваю!

       Но я-то по делу…

       И что? Человек деньги заплатил, имеет право душу отвести. Хотите пройти – платите, у нас все по честному!

      В конце концов человек с вонючей квартирой платил чисто символические сто рублей, после чего чиновник вежливо посылал своего предыдущего собеседника ко всем возможным чертям и продолжал прием.

      Подобными диалогами и была наполнена большая часть рабочего дня Петра Петровича, чиновника в восьмом поколении. Его деятельность началась полгода назад, когда одним осенним утром в поисках места работы он залез в заброшенный газетный киоск на окраине города, поставил в нем складной стульчик, а снаружи над входом красной краской намалевал вывеску:

 

«Потомственный чиновник Петр Петрович

разрешит любые ваши

хозяйственные вопросы

за умеренную плату»

 

      К вечеру того же дня в ларек завалился какой-то пьяный в дупель субъект с просьбой одолжить до завтра сто рублей. Петр Петрович предложил ему взять кредит, то есть сделать начальный взнос в виде двухсот рублей, после чего ежемесячно получать по сотне. Клиент одобрил условия кредита и передал Петру Петровичу свои последние двести рублей, после чего тот выдал ему обещанную сотню и доброжелательно вывел из киоска. Больше они не встречались.

     В следующие три дня клиентов у Петра Петровича не было, и в целях привлечения оных он стал украшать свой ларек, развешав на нем мишуру и прибив рядом с дверью засиженный мухами портрет Сталина, найденный на свалке. После этого киоск начали посещать пенсионеры, люди, как известно, очень щедрые, а через них про волшебный киоск узнали и остальные категории населения. Народ толпами побежал к Петру Петровичу, обещавшему разрешить все их проблемы за умеренную плату. И зачастую проблемы разрешались! Впрочем, скептики утверждали, что разрешались они естественным путем.

      А недавно в лавку Петра Петровича нагрянула милиция, еще не называвшаяся на тот момент полицией. Произошло это среди бела дня, в самый разгар приема. По проходящему рядом с киоском переулку неторопливо проезжала милицейская «Волга». Ничто не предвещало беды. Вдруг машина заглохла прямо на проезжей части. Из нее вылезло трое милиционеров. Они нерв-ничали и выражались непечатными словами. Один из них, носивший фамилию Касыменко, заметил очередь около заколоченного киоска и из чистого любопытства пошел в его сторону.

      Соблюдайте очередь! вежливо сказал человек в шляпе, загородив вход милиционеру.

       Гражданин, мне можно без очереди, я при исполнении, не менее вежливо ответил Касыменко.

       А вы деньги заплатили, за право пройти без очереди? Платите! Я триста заплатил.

       Какие деньги? Что тут происходит?

      Милиционеру никто не ответил, так как к киоску подошел еще один человек, сразу направившийся к человеку в шляпе.

       Сколько?

       Триста.

       Пятьсот.

      Человек в шляпе неохотно встал за новоприбывшим.

      Касыменко, заподозрив неладное, направился в конец очереди. Он увидел там сгорбленную бабульку, смотревшую себе под ноги. Бабулька подняла голову и зашамкала беззубым ртом:

      Самой первой пришла, а второй час уже стою. И все в конце… Никто не пускает, у всех деньги есть. А у меня, товарищ милиционер, муж умер, а похоронить не на что…

      Лицо Касыменко исказилось гримасой праведного гнева. Он ринулся ко входу и, растолкав стоящих в очереди, вторгся внутрь киоска. Внутри он увидел Петра Петровича, сидящего на складном табурете и мило болтающего с какой-то старухой. Увидев милиционера, он растерянно встал и вознес руки к небу.

       Что тут происходит? недовольно спросил Касыменко.

      Поняв, к чему все идет, Петр Петрович прошмыгнул между ног милиционера и кинулся наутек по дырявому асфальту переулка. Касыменко побежал за ним. Недоумевающая очередь, потеряв всякий смысл, вскоре разошлась по домам.

       Стой! задыхаясь от погони, закричал доблестный милиционер, после чего совершил пять холостых выстрелов в воздух. В результате осечки все выстрелы попали в Петра Петровича. Он споткнулся и упал, отчего-то уже не вставая. 

      «Странно, подумал милиционер, я ведь, кажется, холостыми заряжал!»

      Тотчас доблестный милиционер Касыменко вспомнил, что работа не ждет, и героически побежал на помощь товарищам, ожидающим подмоги.

      Спасать Петра Петровича стало некому. Его душа постепенно отделилась от тела и с грацией дирижабля полетела на небеса. Она открыла глаза и с мальчишеским интересом стала наблюдать за удаляющейся Землей, пока не заметила свое тело на дырявом асфальте переулка.

      Отчаянный крик души раздался в безоблачном небе. Но его никто не услышал. Ни одно живое тело.

 

      Душа Петра Петровича очнулась в огромной людной комнате без намека на дизаин. Вокруг него хаотически перемещалось огромное количество душ всех возрастов и национальностей, все они были совершенно голыми и мужчины, и женщины. Разврата не наблюдалось по той причине, что полового влечения души не испытывали. Вся комната была наполнена жутким гулом. На потолке была на разных языках выведена огромная надпись: «Отделение планета N65w940Hh1i@»

       Петр Петрович Петров, пройдите к столику № 125, откуда-то сверху раздался мужской бас.

      Душа Петра Петровича против своей воли понеслась к месту назначения.

      Остановившись у края очереди к столику, душа начала осмысливать окружавшее ее положение дел. Ее взору предстали бесконечные ряды очередей. Каждая из них насчитывала около пары тысяч душ. За ее спиной колыхалась та же масса душ, не нашедших себе место.

      «Бюрократия!» подумала душа.

      Со стороны столиков наперебой неслись голоса, приглашающие ту или иную душу к своему столику.  Для стоящих в очередях благодаря особой акустике помещения все голоса, кроме обращенных к нему, сливались в один невыносимый гул.

      Прошло какое-то время. Может, неделя, может, год никто не мог этого знать. В приемной небесной канцелярии не было часов.

      Начинала подходить очередь души Петра Петровича. Стоявшая перед ней старуха в белых тапках о чемто долго и нудно объяснялась с бородатым кассиром именно так называлась эта должность.

      Вскоре старушечья душонка уплыла в указанном ей направлении, но на ее место тут же протиснулись трое синеватых молодых людей, подавая бородачу намокшие сторублевки. Еще через некоторое время молодые люди разом выплыли из очереди.

       Проходите, гражданин, пропел густым басом кассир.

      Душа Петра Петровича не спеша подплыла к столику из белой пластмассы.

       Смелее. Насколько мне известно, вы были убиты полицейским Касыменко Павлом Евгеньичем. Это так?

       Все так, но… почему же полицейским? У нас ведь милиция!

      На Земле время течет быстро, и вы должны это понимать. Милицию за время вашего отсутствия переименовали в полицию, а Касыменко теперь стоит в очереди к столику № 17.

       Как?!

       А вот так. Он умер от старости в возрасте 73 лет.

      Петр Петрович не поверил своим ушам. Ведь он как сейчас помнил молодого Касыменко, на вид ему было всего около 30 лет!

       Обождите! Так это сколько лет я здесь пробыл?

       Ну… В пересчете на земное время около 49 лет.

      У души Петра Петровича чуть было не онемел язык. Увы, язык был бестелесным и онеметь не мог.

       – У вас что, нет денег? – участливо спросил бородач.

       – Нет. Потерял, наверное.

       – Жаль. Мучались бы меньше.

       – Но что теперь меня ждет? Рай или ад? – встревоженно спросила душа.

       – Решайте сами, что это будет. Скажу только одно: воздастся вам за грехи и добродетели ваши. Ибо так регламент предписывает. Следующий!

       Душа Петра Петровича против своей воли поплыла к стене, стоящей за столами. Перед ней возникла зелененькая дверь без ручки. Дверь открылась, запустив в себя смятенную душу, захлопнулась и исчезла. 

      Душа подняла голову. Перед ней простиралась одна бесконечная очередь.

 

КОНЕЦ

© Copyright: Удален, 2012

Регистрационный номер №0071619

от 22 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071619 выдан для произведения:

 

       Здравствуйте, Петр Петрович.

       Здравствуйте. Вы по какому вопросу?

       Почему я не могу до вас дозвониться?

       Потому что у меня нет телефона. Так вы по какому вопросу?

       Видите ли, у меня в квартире начало вонять помоями….

       Обождите!

       Здрасти, Петр Петрович. Вот деньги.

       О, здравствуйте! Ну как, покрасили качели?

      Конечно. Как миленькие! И все благодаря вам, дорогой Петр Петрович!

       Безусловно. А как поживает Машенька? Еще не родила?

       Нет, она на восьмом месяце.

       Ничего себе?! Буду молить Бога, чтобы все прош…

       Петр Петрович, ну примите же меня, я по делу!

       По какому такому делу? Подождите же, не видите – я с человеком разговариваю!

       Но я-то по делу…

       И что? Человек деньги заплатил, имеет право душу отвести. Хотите пройти – платите, у нас все по честному!

      В конце концов человек с вонючей квартирой платил чисто символические сто рублей, после чего чиновник вежливо посы-лал своего предыдущего собеседника ко всем возможным чертям и продолжал прием.

      Подобными диалогами и была наполнена большая часть рабочего дня Петра Петровича, чиновника в восьмом поколении. Его деятельность началась полгода назад, когда одним осенним утром в поисках места работы он залез в заброшенный газетный киоск на окраине города, поставил в нем складной стульчик, а снаружи над входом красной краской намалевал вывеску:

«Потомственный чиновник Петр Петрович

разрешит любые ваши

хозяйственные вопросы

за умеренную плату»

 

      К вечеру того же дня в ларек завалился какой-то пьяный в дупель субъект с просьбой одолжить до завтра сто рублей. Петр Петрович предложил ему взять кредит, то есть сделать начальный взнос в виде двухсот рублей, после чего ежемесячно получать по сотне. Клиент одобрил условия кредита и передал Петру Петровичу свои последние двести рублей, после чего тот выдал ему обещанную сотню и доброжелательно вывел из киоска. Больше они не встречались.

     В следующие три дня клиентов у Петра Петровича не было, и в целях привлечения оных он стал украшать свой ларек, развешав на нем мишуру и прибив рядом с дверью засиженный мухами портрет Сталина, найденный на свалке. После этого киоск начали посещать пенсионеры, люди, как известно, очень щедрые, а через них про волшебный киоск узнали и остальные категории населения. Народ толпами побежал к Петру Петровичу, обещавшему разрешить все их проблемы за умеренную плату. И зачастую проблемы разрешались! Впрочем, скептики утверждали, что разрешались они естественным путем.

      А недавно в лавку Петра Петровича нагрянула милиция, еще не называвшаяся на тот момент полицией. Произошло это среди бела дня, в самый разгар приема. По проходящему рядом с киоском переулку неторопливо проезжала милицейская «Волга». Ничто не предвещало беды. Вдруг машина заглохла прямо на проезжей части. Из нее вылезло трое милиционеров. Они нерв-ничали и выражались непечатными словами. Один из них, носивший фамилию Касыменко, заметил очередь около заколоченного киоска и из чистого любопытства пошел в его сторону.

      Соблюдайте очередь! вежливо сказал человек в шляпе, загородив вход милиционеру.

       Гражданин, мне можно без очереди, я при исполнении, не менее вежливо ответил Касыменко.

       А вы деньги заплатили, за право пройти без очереди? Платите! Я триста заплатил.

       Какие деньги? Что тут происходит?

      Милиционеру никто не ответил, так как к киоску подошел еще один человек, сразу направившийся к человеку в шляпе.

       Сколько?

       Триста.

       Пятьсот.

      Человек в шляпе неохотно встал за новоприбывшим.

      Касыменко, заподозрив неладное, направился в конец очереди. Он увидел там сгорбленную бабульку, смотревшую себе под ноги. Бабулька подняла голову и зашамкала беззубым ртом:

      Самой первой пришла, а второй час уже стою. И все в конце… Никто не пускает, у всех деньги есть. А у меня, товарищ милиционер, муж умер, а похоронить не на что…

      Лицо Касыменко исказилось гримасой праведного гнева. Он ринулся ко входу и, растолкав стоящих в очереди, вторгся внутрь киоска. Внутри он увидел Петра Петровича, сидящего на складном табурете и мило болтающего с какой-то старухой. Увидев милиционера, он растерянно встал и вознес руки к небу.

       Что тут происходит? недовольно спросил Касыменко.

      Поняв, к чему все идет, Петр Петрович прошмыгнул между ног милиционера и кинулся наутек по дырявому асфальту переулка. Касыменко побежал за ним. Недоумевающая очередь, потеряв всякий смысл, вскоре разошлась по домам.

       Стой! задыхаясь от погони, закричал доблестный милиционер, после чего совершил пять холостых выстрелов в воздух. В результате осечки все выстрелы попали в Петра Петровича. Он споткнулся и упал, отчего-то уже не вставая. 

      «Странно, подумал милиционер, я ведь, кажется, холостыми заряжал!»

      Тотчас доблестный милиционер Касыменко вспомнил, что работа не ждет, и героически побежал на помощь товарищам, ожидающим подмоги.

      Спасать Петра Петровича стало некому. Его душа постепенно отделилась от тела и с грацией дирижабля полетела на небеса. Она открыла глаза и с мальчишеским интересом стала наблюдать за удаляющейся Землей, пока не заметила свое тело на дырявом асфальте переулка.

      Отчаянный крик души раздался в безоблачном небе. Но его никто не услышал. Ни одно живое тело.

 

      Душа Петра Петровича очнулась в огромной людной комнате без намека на дизаин. Вокруг него хаотически перемещалось огромное количество душ всех возрастов и национальностей, все они были совершенно голыми и мужчины, и женщины. Разврата не наблюдалось по той причине, что полового влечения души не испытывали. Вся комната была наполнена жутким гулом. На потолке была на разных языках выведена огромная надпись: «Отделение планета N65w940Hh1i@»

       Петр Петрович Петров, пройдите к столику № 125, откуда-то сверху раздался мужской бас.

      Душа Петра Петровича против своей воли понеслась к месту назначения.

      Остановившись у края очереди к столику, душа начала осмысливать окружавшее ее положение дел. Ее взору предстали бесконечные ряды очередей. Каждая из них насчитывала около пары тысяч душ. За ее спиной колыхалась та же масса душ, не нашедших себе место.

      «Бюрократия!» подумала душа.

      Со стороны столиков наперебой неслись голоса, приглашающие ту или иную душу к своему столику.  Для стоящих в очередях благодаря особой акустике помещения все голоса, кроме обращенных к нему, сливались в один невыносимый гул.

      Прошло какое-то время. Может, неделя, может, год никто не мог этого знать. В приемной небесной канцелярии не было часов.

      Начинала подходить очередь души Петра Петровича. Стоявшая перед ней старуха в белых тапках о чемто долго и нудно объяснялась с бородатым кассиром именно так называлась эта должность.

      Вскоре старушечья душонка уплыла в указанном ей направлении, но на ее место тут же протиснулись трое синеватых молодых людей, подавая бородачу намокшие сторублевки. Еще через некоторое время молодые люди разом выплыли из очереди.

       Проходите, гражданин, пропел густым басом кассир.

      Душа Петра Петровича не спеша подплыла к столику из белой пластмассы.

       Смелее. Насколько мне известно, вы были убиты полицейским Касыменко Павлом Евгеньичем. Это так?

       Все так, но… почему же полицейским? У нас ведь милиция!

      На Земле время течет быстро, и вы должны это понимать. Милицию за время вашего отсутствия переименовали в поли-цию, А Касыменко теперь стоит в очереди к столику № 17.

       Как?!

       А вот так. Он умер от старости в возрасте 73 лет.

      Петр Петрович не поверил своим ушам. Ведь он как сейчас помнил молодого Касыменко, на вид ему было всего около 30 лет!

       Обождите! Так это сколько лет я здесь пробыл?

       Ну… В пересчете на земное время около 49 лет.

      У души Петра Петровича чуть было не онемел язык. Увы, язык был бестелесным и онеметь не мог.

       – У вас что, нет денег? – участливо спросил бородач.

       – Нет. Потерял, наверное.

       – Жаль. Мучались бы меньше.

       – Но что теперь меня ждет? Рай или ад? – встревоженно спросила душа.

       – Решайте сами, что это будет. Скажу только одно: воздастся вам за грехи и добродетели ваши. Ибо так регламент пред-писывает. Следующий!

       Душа Петра Петровича против своей воли поплыла к стене, стоящей за столами. Перед ней возникла зелененькая дверь без ручки. Дверь открылась, запустив в себя смятенную душу, захлопнулась и исчезла. 

      Душа подняла голову. Перед ней простиралась одна бесконечная очередь.

 

КОНЕЦ

Рейтинг: +2 469 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!