ПЕЛЬМЕШКИ

Эффект 3D, конечно свое дело делает… .
Хотя, какое там - «три дэ»!
Мы еще в 1985 году в кинотеатре «Стерео» это - «три дэ» - смотрели!
И так же жмурились, опасаясь, не прилетит ли в лоб что-нибудь с экрана. И очки получали на входе, а сдавали при выходе.
Инновация называется, блин!
Но речь не об этом. Просто старые фильмы страшные, что по пальцам пересчитать можно, кажутся много более содержательными, интересными и жуткими… .
А может, они просто родом из детства? Ведь там, как известно, и трава была зеленее и солнце ярче светило!
Но, все-таки, как бы ни старался проникнуться, не дарят настоящих эмоций современные фильмы ужасов. Нет!
И, в конце концов, мысли уносят меня в прошлое. Туда, где звучали завораживающие рассказы. Те, от которых до сих пор кровь в жилах стынет.
И память рисует такую картину…

 

Субботний вечер.
Еще рано, часов восемь, но за окном царствует зима, темно. Мама с отцом весь вечер в кухне. Они готовят фарш для пельменей, которые нам лепить. Отец весело шутит, он говорит громко, его голос разносится по всей квартире и невольно притягивает внимание.
Мама задорно хохочет.

Сестра затворилась в комнате. И, поскольку она старше на целых шесть лет мне далеко не всегда известно, чем занято ее свободное время. Меня запросто выдворяют вон, при попытках полюбопытствовать.

Но сегодня мне нет до нее дела!
И задорные шутки отца, пролетают никчемным фоном. У меня счастье.
В гости приехал друг!
И вместе мы проведем целых двое суток!
Нам предстоят грандиозные сражения наших пластмассовых армий, задушевные разговоры перед сном, игры дома и на свежем воздухе. Это дар судьбы.

Сейчас мы только развернули войска в две линии и готовимся открыть огонь. Все стихло в мире перед схваткой. Два полководца внимательно осматривают поле грядущего сражения. Переговоры завершены, конфликт могут решить только пушки…

- Сашка, Олег, идемте! Пельмени лепить. – В дверях неумолимая мама, и она не шутит. Военные действия откладываются.
- Ну, мам, мы только играть собрались! – Пытаюсь возразить я.
- Через час доиграете! – она отвернулась. Это значит, протест отклонен.
Я со скорбью смотрю на поле брани, потом на друга.
- Идем. – Не очень расстроен он.


Мы на цыпочках пробираемся к выходу, осторожно перешагивая засадные полки и аванпосты наших войск.
Пельмени, так пельмени!

 

В кухне апокалипсис!
На краю стола возвышается огромный эмалированный таз с фаршем, откуда уже черпает содержимое вилочкой и лепит первые пельмени отец. Рядом с тазом мама раскатывает огромный круг теста и аккуратно нарезает перевернутым граненым стаканом кружочки.

На шкафчике два больших противня, сюда ляжет готовая продукция.
Наша задача - брать вилкой немного фарша, класть его на кружок теста, лепить красивый пельмешек и - на противень.
Дело не трудное, но для мальчишек семи лет – довольно скучное. Кабы не разговоры за работой – тоска съела бы нас с потрохами.
Но, обычно отец никому не дает грустить, его шутки и подначивания, организация соревнований (кто больше и быстрее налепит) или просто байки и милые истории превращают лепку в настоящий семейный праздник.

Сестра Иринка, насильно вынутая из своего мира, недовольно дует губы за столом – пельмени лепить – это то, чего она желает менее всего сейчас.

Мы заняли свои места и взяли по первому кружочку теста. Семейный конвейер готов запуститься, однако – бам-с!

Кухня, вдруг, провалилась в омут.
Тьма накрыла мир плотным колпаком. Колючим мраком ударила по глазам.
Вздрогнул и заглох холодильник.
Люди замерли в невидимой немой сцене.

Уже спустя секунду понятно, что это обычное отключение электричества, но секундочка эта взбудоражила нас, мгновенно подняв наверх тысячелетнюю пыль мистики и суеверий, что глубоко сидят у каждого «в печенках», и легко просматривается, сквозь тонюсенькую пленочку, называемую цивилизованностью.

Однако, электричество могли погасить и на долго.
Тогда – как же пельмени?


- Вот те на! – отец поднялся и на ощупь вышел из кухни. Он отправился в подъезд, узнать, в чем, собственно, дело?

Остальные сидят смирно - ждут результата. Набить шишек в кромешной тьме - желающих нет.

Тем временем мама достала из шкафа свечу и, поколдовав немного над ней со спичками, водрузила огонек посреди стола. Длинные тени поползли по кухне, извиваясь и вздрагивая, натыкаясь на углы мебели.
Со свечей стало веселее.

- Через час-два включат. – Отец появился из темноты, как волшебник. – Давайте работать? – Предложил он.

- Конечно. Все равно делать нечего. Сейчас еще свечку зажгу. А потом, ток дадут, сварим и кушать будем. – Поддержала его мама.

Мы не возражаем. Входить в темноте в нашу комнату – значит подписать смертный приговор войскам. Нет уж!

 

Свечи мягким желтым сиянием раздвинули занавес тьмы. Длинные тени дрожат и мечутся по стенам, слабый свет выхватывает лица, придавая им таинственности.
- Темнота – друг молодежи! – Весело подмигнул Иринке отец.
Сестра восторженно улыбнулась. Такой оборот событий, кажется, ей понравился.
- Угу-гу! – Вытянула она руку с растопыренными пальцами и жуткая большая и черная тень потянулась ко мне. – Давайте страшные истории рассказывать?

- Давай. – Замерла душа у меня. – Про гроб на колесиках!
Я толкнул в бок Олежку, вечер становится выдающимся.

- Не-а, - Иринка аккуратно уложила готовый пельмень на противень. – Это детский сад. Давайте правдишные истории рассказывать, те, что были на самом деле?!
Она бросила зловещий взгляд в нашу сторону. Мы вжали головы в плечи.

- Мам! Расскажи про ночного гостя? – Сестра зацепила вилкой фарш.
- Ну, тот случай, когда ты в гостях была.

Мама недоверчиво глянула в нашу с Олегом сторону.
- Мальчишек пугать?


- Да они не боятся! Да? – Иринка сверкнула на меня глазами.
Мы радостно закивали: «Нет, нет, не боимся!»

- Ну, хорошо. – Недолго заставила себя уговаривать мама.
Отец скорчил жуткую и комичную рожицу. Он не верит в страшные истории. Его смелость быстро передалась и нам.

 

- Мне тогда лет семь было – начала рассказчица. – Родители отпустили меня в гости к тетке, в соседнее село - Атамановку. Там мои сестры двоюродные жили, у них весело бывало!

Тетя Вера жила трудно, да виду не показывала. Ей троих детей нужно было воспитывать: дочерей и сына. Муж ее – дядя Вася - тоже лентяем не слыл. Постоянно где-то на заработках. Приедет домой, погостит день-другой, и опять за длинным рублем. Так они и жили.

Я сама на автобусе доехала. Явилась, мол, принимайте гостью дорогую. Да, и то правда, рады были. Мы тогда дружно жили. Все же одинаковые, после войны-то – ни богатых, ни зажиточных. Беднота одна!

Тетя Вера к ночи пирогов напекла – пир нам устроила. А мы играли весь вечер, на улице бегали… .

Вот и спать пора пришла.
Натрескались мы пирожков с картошечкой и ко сну.
А в те времена, хором больших ни у кого не было. И домик-то обычно из одной комнатенки да кухни состоял. Комнату еще перегородкой поделят вот вам и детская и взрослая спальни.

Поскольку в доме на одного постояльца больше стало, то было решено, меня с сестрой Марьей положить спать на полу. Нам выдали старенький матрац, перинку, одеяло и пару подушек: Идите, стелитесь сами, взрослые уж!

Мы быстренько устроились посреди комнаты, так нам показалось удобнее. И, после веселых хохотушек перед сном, пока тетя Вера не заругалась – засыпать стали.

Скоро все в доме уснули.
Засопел пятилетний братишка Иван, на кровати. По соседству запричмокивала во сне старшая сестра Женя. Рядом со мной ровненько задышала Маша. И, даже тетя Вера, припустила доброго храпака.

Мне не спалось.
Полежала я на одном боку – не идет сон. Повернулась на другой – мало толку. Слонов посчитала, надоело. Вспомнила наши вечерние игры, помечтала о завтрашнем дне.
Легла на спину и, так хорошо показалось, вот и сон пришел.

Да тут из кухни, слышу - шаги, идет кто-то. Я глаз не открываю, сон боюсь спугнуть.
Но, чую - подошел. Вроде как присел, и за руку берет!
Что за новости?!

Я глаз приоткрыла, сидит надо мной дядя Вася, муж тети Веры и смотрит на меня тревожно так.
Я ему улыбнулась и руку отнимаю. А он крепко держит – не отдает. От этого я проснулась окончательно. А он и говорит: «Вставай, Нина! Со мной пойдешь».

- Да что ты, дядя Вася… - бормочу я ему, - спать хочется, не мешай мне.
А он опять за свое.
- Вставай, Нина!

- Иди спать, дядя Вася! – вырвала я руку и отвернулась.
Слышу - ушел вроде.

Только я засыпать снова стала, опять меня за плечо трясет.
Я ему говорю; «Да уйди ты! Что пристал-то ко мне! Иди - спи!»
Он ушел. Я заснула. Но, уж не знаю через сколько, только опять мой недруг тревожит меня, зовет идти куда-то.

Так за ночь и будил несколько раз. То, за руку возьмет, то – за плечо трясет, то по голове гладит. Не выспалась я совсем. Утром люди проснулись, а я вся разбитая – сплю на ходу.

- Что не выспалась? - шутит тетя Вера – Женихи, поди, снились?
- Да дядя Вася ваш, - жалуюсь - всю ночь спать не давал! Будит и будит меня!
- Господи, Боже мой! – Так и присела тетка. – Упокойник!

До сих пор не пойму, почему я не знала. А дядьку моего с месяц назад схоронили, оказывается! Ну ладно – тетка не сказала, может ребенка пожалела. Но и от своих родителей я не слышала о его смерти!
И сестры смолчали! Заигрались, что ли? Не знала я о беде их.
Да, видать маленькая была.
Никто мне и не спешил сообщать.

Однако, в доме началась паника. Посадили меня на стул и в подробностях стали выспрашивать: что? да как? да точно ли не спала?

Напугали.
Плачу, но все как на духу рассказываю.
А в те времена женщины умные были и к таким вещам серьезно относились. Как все немножко для нее прояснилось, тетка моя собралась, и бегом – к бабушке знакомой, ведунье, значит – совета спросить.

Вернулась быстро, получаса не прошло, и не одна – с ней бабушек двое явились.
Допрос состоялся вновь.

Меня строго-настрого припугнули, что врать в таком деле – ни в коем случае нельзя. И я снова все рассказала.

Бабушки осмотрели место происшествия и сделали вывод.
- Ты, девка, робят спать положила - прям на то место где гроб его стоял! – Отчитаывали они хозяйку. – Ты куды глядела?! Вот покойник и пришел со своего места Нинку прогнать! Ведь еще сорока дней не минуло!

- Ой, горе мне! Что теперь делать-то! – Запричитала Тетя Вера. Но, бабушки её быстро осадили.

- Цыц! Сама не доглядела!
Не отстанет он теперь от девчонки.
Однако ты, не реви. Есть средство.

Беги, топи баню.
Нужно девочку помыть. Только непременно мылом, каким покойника обмывали.
А мы молиться будем, в церковь пойдем. Может все и обернется… .
И воду, как помоешь ребенка, не выливай в баньке – унеси за село, а лучше на кладбище!

Так и сделали.
Драила меня вехоткой тетя Вера нещадно! Чуть всю кожу не ободрала! И воду собрала всю до капельки по ведрам, и унесла куда-то.
- А мертвец? – С ужасом спросил Олег.
- А он больше не являлся. - Улыбнулась мама. – Видимо помогли бабушкины молитвы и помывка.

 

**********



А потом – включили электричество.
Хозяйка быстро наварила целую кастрюлю вкуснейших сибирских пельменей. И, за сытным ужином, купаясь в ярком электрическом свете, мы говорили уже совсем о других вещах!
Только никогда, как бы ни старалось время, не забыть мне тех сладких и жутких минут, что подарил мамин рассказ в один из зимних вечеров моего детства. Таких эмоций в Голливуде не создают!
А вы говорите – «три дэ»!...

© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0204285

от 26 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204285 выдан для произведения:

Эффект 3D, конечно свое дело делает… .
Хотя, какое там - «три дэ»!
Мы еще в 1985 году в кинотеатре «Стерео» это - «три дэ» - смотрели!
И так же жмурились, опасаясь, не прилетит ли в лоб что-нибудь с экрана. И очки получали на входе, а сдавали при выходе.
Инновация называется, блин!
Но речь не об этом. Просто старые фильмы страшные, что по пальцам пересчитать можно, кажутся много более содержательными, интересными и жуткими… .
А может, они просто родом из детства? Ведь там, как известно, и трава была зеленее и солнце ярче светило!
Но, все-таки, как бы ни старался проникнуться, не дарят настоящих эмоций современные фильмы ужасов. Нет!
И, в конце концов, мысли уносят меня в прошлое. Туда, где звучали завораживающие рассказы. Те, от которых до сих пор кровь в жилах стынет.
И память рисует такую картину…

 

Субботний вечер.
Еще рано, часов восемь, но за окном царствует зима, темно. Мама с отцом весь вечер в кухне. Они готовят фарш для пельменей, которые нам лепить. Отец весело шутит, он говорит громко, его голос разносится по всей квартире и невольно притягивает внимание.
Мама задорно хохочет.

Сестра затворилась в комнате. И, поскольку она старше на целых шесть лет мне далеко не всегда известно, чем занято ее свободное время. Меня запросто выдворяют вон, при попытках полюбопытствовать.

Но сегодня мне нет до нее дела!
И задорные шутки отца, пролетают никчемным фоном. У меня счастье.
В гости приехал друг!
И вместе мы проведем целых двое суток!
Нам предстоят грандиозные сражения наших пластмассовых армий, задушевные разговоры перед сном, игры дома и на свежем воздухе. Это дар судьбы.

Сейчас мы только развернули войска в две линии и готовимся открыть огонь. Все стихло в мире перед схваткой. Два полководца внимательно осматривают поле грядущего сражения. Переговоры завершены, конфликт могут решить только пушки…

- Сашка, Олег, идемте! Пельмени лепить. – В дверях неумолимая мама, и она не шутит. Военные действия откладываются.
- Ну, мам, мы только играть собрались! – Пытаюсь возразить я.
- Через час доиграете! – она отвернулась. Это значит, протест отклонен.
Я со скорбью смотрю на поле брани, потом на друга.
- Идем. – Не очень расстроен он.


Мы на цыпочках пробираемся к выходу, осторожно перешагивая засадные полки и аванпосты наших войск.
Пельмени, так пельмени!

 

В кухне апокалипсис!
На краю стола возвышается огромный эмалированный таз с фаршем, откуда уже черпает содержимое вилочкой и лепит первые пельмени отец. Рядом с тазом мама раскатывает огромный круг теста и аккуратно нарезает перевернутым граненым стаканом кружочки.

На шкафчике два больших противня, сюда ляжет готовая продукция.
Наша задача - брать вилкой немного фарша, класть его на кружок теста, лепить красивый пельмешек и - на противень.
Дело не трудное, но для мальчишек семи лет – довольно скучное. Кабы не разговоры за работой – тоска съела бы нас с потрохами.
Но, обычно отец никому не дает грустить, его шутки и подначивания, организация соревнований (кто больше и быстрее налепит) или просто байки и милые истории превращают лепку в настоящий семейный праздник.

Сестра Иринка, насильно вынутая из своего мира, недовольно дует губы за столом – пельмени лепить – это то, чего она желает менее всего сейчас.

Мы заняли свои места и взяли по первому кружочку теста. Семейный конвейер готов запуститься, однако – бам-с!

Кухня, вдруг, провалилась в омут.
Тьма накрыла мир плотным колпаком. Колючим мраком ударила по глазам.
Вздрогнул и заглох холодильник.
Люди замерли в невидимой немой сцене.

Уже спустя секунду понятно, что это обычное отключение электричества, но секундочка эта взбудоражила нас, мгновенно подняв наверх тысячелетнюю пыль мистики и суеверий, что глубоко сидят у каждого «в печенках», и легко просматривается, сквозь тонюсенькую пленочку, называемую цивилизованностью.

Однако, электричество могли погасить и на долго.
Тогда – как же пельмени?


- Вот те на! – отец поднялся и на ощупь вышел из кухни. Он отправился в подъезд, узнать, в чем, собственно, дело?

Остальные сидят смирно - ждут результата. Набить шишек в кромешной тьме - желающих нет.

Тем временем мама достала из шкафа свечу и, поколдовав немного над ней со спичками, водрузила огонек посреди стола. Длинные тени поползли по кухне, извиваясь и вздрагивая, натыкаясь на углы мебели.
Со свечей стало веселее.

- Через час-два включат. – Отец появился из темноты, как волшебник. – Давайте работать? – Предложил он.

- Конечно. Все равно делать нечего. Сейчас еще свечку зажгу. А потом, ток дадут, сварим и кушать будем. – Поддержала его мама.

Мы не возражаем. Входить в темноте в нашу комнату – значит подписать смертный приговор войскам. Нет уж!

 

Свечи мягким желтым сиянием раздвинули занавес тьмы. Длинные тени дрожат и мечутся по стенам, слабый свет выхватывает лица, придавая им таинственности.
- Темнота – друг молодежи! – Весело подмигнул Иринке отец.
Сестра восторженно улыбнулась. Такой оборот событий, кажется, ей понравился.
- Угу-гу! – Вытянула она руку с растопыренными пальцами и жуткая большая и черная тень потянулась ко мне. – Давайте страшные истории рассказывать?

- Давай. – Замерла душа у меня. – Про гроб на колесиках!
Я толкнул в бок Олежку, вечер становится выдающимся.

- Не-а, - Иринка аккуратно уложила готовый пельмень на противень. – Это детский сад. Давайте правдишные истории рассказывать, те, что были на самом деле?!
Она бросила зловещий взгляд в нашу сторону. Мы вжали головы в плечи.

- Мам! Расскажи про ночного гостя? – Сестра зацепила вилкой фарш.
- Ну, тот случай, когда ты в гостях была.

Мама недоверчиво глянула в нашу с Олегом сторону.
- Мальчишек пугать?


- Да они не боятся! Да? – Иринка сверкнула на меня глазами.
Мы радостно закивали: «Нет, нет, не боимся!»

- Ну, хорошо. – Недолго заставила себя уговаривать мама.
Отец скорчил жуткую и комичную рожицу. Он не верит в страшные истории. Его смелость быстро передалась и нам.

 

- Мне тогда лет семь было – начала рассказчица. – Родители отпустили меня в гости к тетке, в соседнее село - Атамановку. Там мои сестры двоюродные жили, у них весело бывало!

Тетя Вера жила трудно, да виду не показывала. Ей троих детей нужно было воспитывать: дочерей и сына. Муж ее – дядя Вася - тоже лентяем не слыл. Постоянно где-то на заработках. Приедет домой, погостит день-другой, и опять за длинным рублем. Так они и жили.

Я сама на автобусе доехала. Явилась, мол, принимайте гостью дорогую. Да, и то правда, рады были. Мы тогда дружно жили. Все же одинаковые, после войны-то – ни богатых, ни зажиточных. Беднота одна!

Тетя Вера к ночи пирогов напекла – пир нам устроила. А мы играли весь вечер, на улице бегали… .

Вот и спать пора пришла.
Натрескались мы пирожков с картошечкой и ко сну.
А в те времена, хором больших ни у кого не было. И домик-то обычно из одной комнатенки да кухни состоял. Комнату еще перегородкой поделят вот вам и детская и взрослая спальни.

Поскольку в доме на одного постояльца больше стало, то было решено, меня с сестрой Марьей положить спать на полу. Нам выдали старенький матрац, перинку, одеяло и пару подушек: Идите, стелитесь сами, взрослые уж!

Мы быстренько устроились посреди комнаты, так нам показалось удобнее. И, после веселых хохотушек перед сном, пока тетя Вера не заругалась – засыпать стали.

Скоро все в доме уснули.
Засопел пятилетний братишка Иван, на кровати. По соседству запричмокивала во сне старшая сестра Женя. Рядом со мной ровненько задышала Маша. И, даже тетя Вера, припустила доброго храпака.

Мне не спалось.
Полежала я на одном боку – не идет сон. Повернулась на другой – мало толку. Слонов посчитала, надоело. Вспомнила наши вечерние игры, помечтала о завтрашнем дне.
Легла на спину и, так хорошо показалось, вот и сон пришел.

Да тут из кухни, слышу - шаги, идет кто-то. Я глаз не открываю, сон боюсь спугнуть.
Но, чую - подошел. Вроде как присел, и за руку берет!
Что за новости?!

Я глаз приоткрыла, сидит надо мной дядя Вася, муж тети Веры и смотрит на меня тревожно так.
Я ему улыбнулась и руку отнимаю. А он крепко держит – не отдает. От этого я проснулась окончательно. А он и говорит: «Вставай, Нина! Со мной пойдешь».

- Да что ты, дядя Вася… - бормочу я ему, - спать хочется, не мешай мне.
А он опять за свое.
- Вставай, Нина!

- Иди спать, дядя Вася! – вырвала я руку и отвернулась.
Слышу - ушел вроде.

Только я засыпать снова стала, опять меня за плечо трясет.
Я ему говорю; «Да уйди ты! Что пристал-то ко мне! Иди - спи!»
Он ушел. Я заснула. Но, уж не знаю через сколько, только опять мой недруг тревожит меня, зовет идти куда-то.

Так за ночь и будил несколько раз. То, за руку возьмет, то – за плечо трясет, то по голове гладит. Не выспалась я совсем. Утром люди проснулись, а я вся разбитая – сплю на ходу.

- Что не выспалась? - шутит тетя Вера – Женихи, поди, снились?
- Да дядя Вася ваш, - жалуюсь - всю ночь спать не давал! Будит и будит меня!
- Господи, Боже мой! – Так и присела тетка. – Упокойник!

До сих пор не пойму, почему я не знала. А дядьку моего с месяц назад схоронили, оказывается! Ну ладно – тетка не сказала, может ребенка пожалела. Но и от своих родителей я не слышала о его смерти!
И сестры смолчали! Заигрались, что ли? Не знала я о беде их.
Да, видать маленькая была.
Никто мне и не спешил сообщать.

Однако, в доме началась паника. Посадили меня на стул и в подробностях стали выспрашивать: что? да как? да точно ли не спала?

Напугали.
Плачу, но все как на духу рассказываю.
А в те времена женщины умные были и к таким вещам серьезно относились. Как все немножко для нее прояснилось, тетка моя собралась, и бегом – к бабушке знакомой, ведунье, значит – совета спросить.

Вернулась быстро, получаса не прошло, и не одна – с ней бабушек двое явились.
Допрос состоялся вновь.

Меня строго-настрого припугнули, что врать в таком деле – ни в коем случае нельзя. И я снова все рассказала.

Бабушки осмотрели место происшествия и сделали вывод.
- Ты, девка, робят спать положила - прям на то место где гроб его стоял! – Отчитаывали они хозяйку. – Ты куды глядела?! Вот покойник и пришел со своего места Нинку прогнать! Ведь еще сорока дней не минуло!

- Ой, горе мне! Что теперь делать-то! – Запричитала Тетя Вера. Но, бабушки её быстро осадили.

- Цыц! Сама не доглядела!
Не отстанет он теперь от девчонки.
Однако ты, не реви. Есть средство.

Беги, топи баню.
Нужно девочку помыть. Только непременно мылом, каким покойника обмывали.
А мы молиться будем, в церковь пойдем. Может все и обернется… .
И воду, как помоешь ребенка, не выливай в баньке – унеси за село, а лучше на кладбище!

Так и сделали.
Драила меня вехоткой тетя Вера нещадно! Чуть всю кожу не ободрала! И воду собрала всю до капельки по ведрам, и унесла куда-то.
- А мертвец? – С ужасом спросил Олег.
- А он больше не являлся. - Улыбнулась мама. – Видимо помогли бабушкины молитвы и помывка.

 

**********



А потом – включили электричество.
Хозяйка быстро наварила целую кастрюлю вкуснейших сибирских пельменей. И, за сытным ужином, купаясь в ярком электрическом свете, мы говорили уже совсем о других вещах!
Только никогда, как бы ни старалось время, не забыть мне тех сладких и жутких минут, что подарил мамин рассказ в один из зимних вечеров моего детства. Таких эмоций в Голливуде не создают!
А вы говорите – «три дэ»!...

Рейтинг: +6 164 просмотра
Комментарии (4)
Ивушка # 27 апреля 2014 в 21:15 0
Замечательно.Увлекательное повествование, интересный рассказ.А я было уже и не чаяла встретить на этом Сайте хороший рассказ,который бы мне понравился.
Александр Александров # 28 апреля 2014 в 07:32 +1
Благодарю Вас за очень высокую оценку!
Успехов! best
Ракитин Вал # 28 апреля 2014 в 10:55 0
@ "...Отец весело шутит, он говорит громко, его голос разносится по всей квартире и невольно притягивает внимание. Мама задорно хохочет."

Казалось бы - что проще? А вот не могу вспомнить ни одного такого вечера. Всё было: и пельменей много раз, и рассказы с ужасами, и "война" (только мы с Саней Поволоцким играли с солдатами и вооружением, которые лепили из пластилина. ПАНОРАМА была!), и свет тух, но не было шуток отца и смеха материнского - задорного, искреннего....Они скандалили. Изо дня в день. По причине и без. Пятнадцать лет....Пока не разошлись.

Зато у бабушки с дедом таких тёплых вечеров была УЙМИЩА! Их и вспоминаю. Я уже взрослый, в годах, как говорят, но по сей день мне не хватает их, деда и бабушки....А КАКОЙ БАБУШКА ВАРИЛА БОРЩ в чугунке да в русской печке - ММММММММММММммммммммммммммм.........А КАК ХЛЕБОМ ПАХЛО! А как........

Спасибо, автор.

Александр Александров # 28 апреля 2014 в 13:51 0
Спасибо Вам! 30
Успехов!