Программа для защиты от копирования exe dll файлов с cd http://safenet-sentinel.ru
safenet-sentinel.ru

Пациентка

19 декабря 2011 - Светлана Синева

За столом сидел мужчина в белом халате, он был уже не молод и многое повидал в жизни, а еще больше он повидал в своей многолетней практике врача психбольницы. Даже защитил в свое время диссертацию, но все его мышление, все убеждения сейчас перевернулись с ног на голову, все потеряло смысл, или приобрело другой? И все она, новая больная, молодая девушка. Влюбился? Да, нет же, дело не в этом, но в нее можно влюбиться.Прекрасные глаза, черт, они все время меняют цвет, от небесно голубого до темно синего. С точки зрения врача, он понимал, что так не должно быть, так не бывает, но мужчина это видел собственными глазами. Можно влюбиться, стройное, прекрасное тело, но волосы, длинные, до попки, прекрасной упругой попки, седые. Ни единого живого волоса, все седые. Кто она?
Мужчина нервно постукивал карандашом по столу.
По паспорту она - Селиванова Екатерина Григорьевна, все просто и банально. Мужчина встал, бросил карандаш на стол, подошел к окну, одернул шторы. За стеклом успокаивался город, зажигались огни, Сквозь расписанное причудливыми узорами окно виднелась луна. Как огромная головка сыра, окруженная яркими звездами. Зима, темнеет быстро, нужно идти с обходом, заступил в ночную смену, а хочется видеть толко Катерину. Черт, кто же она? На вопрос о возрасте отвечает, что ей полных двести шестнадцать лет, а вэтой, четвертой жизни девятнадцать. Доктор задернул окно, взял со стола шариковую ручку, карту Селивановой и вышел из кабинета.
                  Он обошел всех, написал назначения, положил стопку карт на стол постовой медсестре, и пошел к последней пациентке, Селивановой Екатерине Григорьевне. На мгновение остановился перед дверью палаты. Черт, я только о ней и думаю за последние сутки, даже соскучился, ну почему меня так к ней тянет? Мужчина толкнул дверь и шагнул в палату.
-Здравствуйте, Семен Егорович, я уж думала, вы не решитесь посетить меня, - улыбалась девушка.
Она лежала на кровати, вернее возлежала в своем полу прозрачном пеньюаре, наотрез отказавшись от казенного больничного халата. Соблазнительные формы бедер просвечивали сквозь тонкую ткань. Девушка потянулась, как кошка, и во время ее движения мелькнул темный треуголник в заветном местечке.
-Вы решили соблазнить меня, Катерина Григорьевна?
Доктор присел на соседнюю кровать.
-Да что вы, просто я никогда не носила нижнего белья, считая эти предметы излишними.
-Катенька, вы дурите мне голову, скажите, милая, что такого вы сделали, что вас прислали к нам на освидетельствование?
-Ну, вас не это интересует на самом деле, вас более волнует то, что я могу рассказать.
-Хорошо, может, вы еще что нибудь расскажете о себе?
-Первый раз я родилась в 1740 году, в Венгерском замке, в семье графа, и была единственной дочерью. Умерла в 1838, прожив долгую, девяносто восьмилетнюю жизнь,до глубокой старости.
-И почему вы так думаете?
-Я это помню, может, их было и больше, но помню я только три последних жизни до этой.
-Удивительно, и как вы жили?
-На самом деле, я помню отчетливо только главные события. В меня влюбился сын другого графа, сосед. Но, я его не любила, мне нравился сын раба и раб конюх.
-И что же было дальше?
Девушка рассмеялась и на ее щечках образовались две очаровательные ямочки.
-Меня выдали за графа, не за раба же.
-А конюх?
-Конюха забили на смерть.
-Ужасно, но хоть было за что бить-то?
-Мы вырвали всего одну ночь любви у судьбы, но зато перед брачной ночью.
-Тогда понятно, что беднягу забили на смерть, а что же граф, который жених?
-Мой супруг меня любил, и как любят показывать в сериалах, скрыл мой позор от всех, но при этом он порезал не свою руку, чтоб оросить простынь, а меня плетью исполосовал в кровь, что я еще месяц зализывала раны.
-За это вы, Катенька, его еще больше возненавидели?
-Мой супруг бил меня каждую ночь перед сексом, но не долго, его убили через четыре месяца в междоусобице.
-А вы?
-А я стала вдовой и родила после сына бастарда от конюха.
-А дальше, ваше второе рождение?
-В 1848 году, Англия, я была одной из семи детей в нищей семье негритянских рабов, я родилась рабыней. Но, именно в этой семье была бабка ведьма, которая передала мне все знания и опыт. Эта бабушка знала магию Соломона, магию Вуду и еще несколько школ. Я не долго жила, в начале 1874 года меня сожгли на костре, как ведьму, мне было двадцать шесть лет, и я хотела жить.
-Более, чем ужасно.
-Да нет же, бабка была еще жива, она меня сильно любила, баушка умудрилась пронести в камеру подвала, где меня держали прикованной к стене, зеркало, которое закляла. Душа моя ушла в Зазеркалье, а сожгли бездыханное тело.
-Любопытно, - Семен Егорыч поддался вперед.
-Вас интересует магия, вас, прагматика и атеиста?
Бровки девушки поднялись, она встала и присела на колени к доктору.Семен Егорович научился за все время многолетней практики как можно спокойнее реагировать на поступки пациентов, гораздо важнее выслушать, что бы пациент не исполнил, в пределах разумного, конечно.Но это. Все тело мужчины обдало жаром, док даже вспотел от прикосновенияголого тела под тонким пеньюаром Катерины. Он не согнал, не отругал, а наоборот, положил руку на колени нимфы. А Катенька обняла Семена Егорыча одной рукой за плечи, что е грудки с острыми сосочками, скрытые лишь тонкой тканью, оказались на уровне лица мужчины. О, как хотелось ему припасть к этим бутончикам губами, пусть через ткань испить этот нектар, уже не молодая плоть ожила в брюках доктора. Мужчина готов был или бежать, или накинуться на пациентку. Что она с ним делает, откуда у нее, девятнадцатилетней соплюшки такая власть над ним.
-Я расскажу вам, а вы сами решайте во что вам верить, а во что нет. Бабка моя, хоть и была той же негритянской рабыней, но она была знатной ведьмой и искуссной травницей. Готовила честенько для хозяев и их соседей всякие бальзамы и растирки. И вот в одном дому она оставила заклятое зеркальце, в спальне, положив на туалетный столик молодой гостьи госпожи. Зеркальце это, надо сказать красивейшей работы, очень старинное, рамка вырезана из человеческой кости, магическое зеркало, ей когда-то изготовили его в благодарность за работу, в него не возможно было не посмотреться.
-Какая дикость, из человеческой кости?
-Не забывайте, что бабка была мастером Вуду, африканского, далекого, но очень сильного колдовства. Нужно было, чтоб не прошло сорок дней со дня заключения в Зазеркалье, если не успеешь, остаешься навсегда в мире зеркал. В эту ночь в этой спальне занимались любовью, и девушка на протяжении всей ночи, нет-нет, да заглядывала в зеркальце. Молодая гостья госпожи понесла, и моя душа заняла место в ее золотнике.
-Я родилась через девять месяцев, в тельце прекрасного белого мальчика, в конце этого же 1874 года.
-Как это?
-Дорогой доктор, - Катя провела пальчиком по губам Семена Егоровича, отчего все его тело покрылось мурашками вожделения, - душа беспола. Душенька не имеет женских или мужских признаков, пол имеет только тело, и получает с формированием зародыша.
-Интересно, просто любопытно, что же дальше?
-Док, вы нетерпеливы.
-Я, скорее всего, утомил вас, Катенька?
-Да нет же, вы единственный, кому за долгое время я рассказываю, ничего не утаив.
-И что же, душа моя, было дальше?
Екатерина улыбнулась и на щечках девушки снова появились эти очаровательные ямочки.
-Я родилась уже в России, в Англии мои физические родители толко гостили в медовом месяце. Россия и я - офицер Царской армии. Потом революция, эмиграция в Англию, я не люблю вспоминать эту жизнь, трудная она досталась, ужасное время, полное хауса, бездумно и жестоко пролитой крови, реки крови, маньяков большевиков, эти революционеры, они были просто одержимы. Хотя, за эти слова меня и сейчас могут сослать куда Макар телят не гонял.
-Не беспокойтесь, будьте откровенны, эти темы останутся между нами, да и то время прошло, когда ссылали за нечаянное слово или смелую мысль. Но, если бы, людям была свойственна мудрость, то вы бы просто стали клондайком для историков и летописцев, а не прозябали бы в палате психбольницы.
-Революция пришлась на мое сорокачетырехлетие. В Англии я женился и дожил до семидесяти трех лет.
-А магия?
-Нет, нет, ей я не занимался, магия передается по крови, бабушка спасла меня от физических страданий, но я родился в другом теле с другой кровью. Знания остались с памятью, но Дар исчез.
-Любопытно, любопытно, вы говорите, знания остались?
-Ну, да, если вас, док, интересуют древние рецепты травника, то я могу надиктовать вам их на не один том.
-Да, да, в другой раз мы займемся этим, непременно, но сейчас хотелось бы услышать конец истории.
-А что тут рассказывать, я родилась у какой-то наркоманки, которая оставила меня в роддоме. Одно интересно, что я снова родилась в России, вернее РСФСР, в 1967 году. Сейчас являюсь студенткой мединститута.
-Так мы коллеги?
-Образно, до диплома еще далеко.
-Удивительно, Катенька, скажите, а как же вы говорите, что помните все три реанкарнации. А как же Бог, неужели вы ни разу не встречали его? И где вы были в промежутке, если я правильно сосчитал, то между последней и этой жизнью прошло двадцать лет?
-Милый мой Семен Егорыч, а вы не боитесь, что ваш атеизм рассыплется, не боитесь сойти с ума?
-В мои 56 лет это уже не пугает, девочка моя, открой мне завесу, насколько сможешь. Я здесь насмотрелся на «Сталиных», «Гитлеров», на «ведьм», и чего и кого только не было. Инопланетян, одержимых, Жертвы суицида, Но о Боге не многие рассказывали.
-Я где-то прочитала хорошую фразу: что толку искать Бога в Святых местах, нужно сначала поискать Его в своем сердце.
-Прошу тебя, Катенька?
-Можно я прилягу, а вы рядом, я устала сидеть, никто не войдет, и я расскажу все, что знаю?
Девушка скользнула с колен мужчины на свою кровать и протянула руку к доктору. Дока снова бросило в жар, неужели она не понимает, что я хочу ее, ведь, Катя умная девочка, опытная соблазнительница. Черт, - думал он, - будь что будет. Мужчина боролся ровно пять секунд, да и как можно игнорировать протянутую руку, он присоединился к своей нимфе. Катя положила голову Семену Егоровичу на грудь, обвив мужчину руками и ногами. Док обнял пациентку. Все в нем трепетало от желания и вожделения. Так и хотелось наплевать на все запреты и накинуться на девушку, войти в нее, в ее нежную, горячую плоть, такую зовущую и манящую.
-Человеческая душа вечна. Это как компьютерная игра, ты проходишь один уровень и предстаешь перед Создателем, Он смотрит, все ли «экзамены» ты выдержал, возрос ли духовно. Если нет, но очень пытался, тебе дают новый шанс – следующую жизнь, но их количество тоже ограничено. Если человек не захотел измениться в лучшую сторону, его душа умирает вместе с телом. Та же участь ждет тех, кто ни во что не верит, кто жил без Бога и умер без Бога. Если ты прошел уровень, ты переходишь на следующий, рождаешься в новом теле, мне пока не известном. Прошедший все уровни, становится равным Богу, Поэтому в Писании есть фраза: «..вы боги…», поэтому Бога называют Отцом.
-Любопытно, Катенька, а как же рай и ад?
-Все это истина, но истина и в том, что написано в Библии « верующий на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь».
-Катенька, так любой может верить и творить зло, а потом рождаться заново?
-Истина еще в том, что написано «вера без дел мертва», бесы тоже веруют и трепещут.
-А как же магия, колдовство, ведь, церковь та же всегда эти занятия отвергала?
-Пойми, что магия – это знания, сила. Люди открыли атом, его тоже можно использовать в разных целях. Те же ножи, можно хлеб резать, можно людей. Разница только в этом. И спросится с каждого знахаря, с каждого экстрасенса, с каждой ведьмы, в добро ли она пользовала Дары, данные Богом во благо. По поступкам и суд.
-Любопытно, так как же, Катенька, как жить?
-Верить в Бога, верить Богу. Прочти Библию, там все истина, от первого слова до последнего. Каждому человеку дается жизнь для чего-то, чтоб исполнить предназначение.
- А ты, для чего дана тебе четвертая жизнь?
-Любовь.
-Как это?
-Исполнить любовь, любить Бога, любить людей, как Бога, и быть любимой.
-А что такое любовь?
-Ты спрашиваешь у девятнадцатилетней девушки, - Катя улыбалась.
-Но, тебе, же 216, я младше и имею права спросить?
-В переводе с рунописи, любовь – это лю (люди)+бо (Бога)+вь (ведают).
-А что же такое то, что мы привыкли называть любовью?
-Удовольствие – удо (уда – пенис) + вольствие (выпускаешь на волю).
-Как, действительно, просто, Катенька.
-Да, большевики уничтожили старославянский язык (аз, буки, веди..), а в нем была сокрыта мудрость и понимание мироздания.
-Катенька, а как же тогда, я не пойму, можно поверить перед смертью, ты же понимаешь, что ты мне открываешь дверь в вечность?
-А вот в этом и есть самый сикус, захочет ли Бог дать тебе новый шанс, здесь право выбора только за Ним, только Его милость, а от нас нужно одно.
-Что?
-Вера, мой милый атеист.
-Действительно, как все просто и сложно, я утомил тебя, Катенька?
-Немного, пожалуй, на сегодня хватит, я бы поспала.
-Хорошо, я пойду, а ты отдыхай.
Док поцеловал девочку в лоб и поднялся. Поправил халат, еще раз взглянул в ее глаза, они были голубые, и вышел в коридор.
Медсестра сидела на посту и о чем-то шепталась с двумя санитарками, увидев Семена Егоровича, встала.
-Сидите, сидите, Наташенька, - он подошел на пост, - все спокойно?
-Да, все спят, Васька, правда, буянил чуть-чуть, я пригрозила, что пойдет на вязки, так он успокоился, затих.
-А что вы так увлеченно обсуждаете, пойдемте ко мне, чайку поставим?
Женщины поднялись и пошли за доктором в ординаторскую.
-Да, глупости все, новенькая эта, Екатерина, вчера девчонкам про домовых и русалок рассказывала.
-Любопытно, - док воткнул вилку от электрочайника в розетку.
-Ну, что домовые – это стихийные духи земли, те же гномы, а русалки – духи воды.
-И что, эта нечисть существует?
-Селиванова говорит, что да, что еще есть духи огня – саламандры, духи воздуха, я только забыла, как она их назвала, не то сильфы, не то Севильи. Что живут эти духи только внутри своей стихии и к людям относятся доброжелательно. Что у стихийных духов нет вечной души, и они погибают вместе с телом, хотя живут от трехста до тысячи лет.
-Удивительно, просто удивительно, - Семен Егорович выложил на столик коробку конфет, достав ее из ящика стола.
Наташа принесла из-за шифоньера кружки, там стояла возле раковины специальная тумбочка для посуды.
-Да, - заговорила пожилая санитарка Вера Алексеевна, - Катя еще рассказывала, что есть еще демоны, злобные создания, они пытаются вредить людям, часто вселяясь и завладевая людьми. Такие люди становятся бесноватыми, этих-то мы повидали достаточно в стенах сего заведения.
-И еще Катерина рассказала, - подговорилась молодая санитарка Рая, - что у каждого человека за правым плечом ангел хранитель, а за левым бес.
-Я вас внимательно слушаю, - доктор присел к коллективу.
-Еще Селиванова говорила, - продолжила Наташа, - что Бог, давая людям тело, намеренно не дал им такие органы чувств, как у животных. Вот собаки же и слышат лучше и видят, даже в темноте, а дельфины даже думать умеют. Что Бог специально ограничил наше восприятие, чтоб люди не сошли с ума. Что бы было, если бы мы видели всех этих духов и странных существ, которые живут своей жизнью постоянно вокруг нас, я бы точно сошла с ума от страха.
-Девочки, вы же понимаете, что это рассказывать нельзя, это, как минимум, не профессионально, а как максимум, мы все здесь поселимся на правах пациентов, если не в худших местах?
-Конечно, мы – могила, - согласился коллектив.
-Ну, вот и прекрасно, вы пейте чай, потом прикроете дверь, а я пойду подышу, покурю на свежем воздухе.
Семен Егорович накинул на плечи дубленку, достал из ящика стола сигареты с зажигалкой и вышел из кабинета. Доктор вышел через задний ход на улицу и закурил. Прекрасно, холодный морозный воздух и снег. Чистый, белоснежный, не успели еще загадить. Почему, ну почему эта девочка Катя рассуждает о таких вещах? Почему у нее абсолютно седые волосы, ну не могло же это быть результатом проживания в детском доме. Что это, какое-то неизвестная науке паталогия в психике? Когда у меня три года назад жена и сын погибли в автокатастрофе, я остался совсем один в трехкомнатной квартире. Может, позвать эту девочку к себе, на правах дочери? Я научусь не видеть в ней женщину, а только дочь, стыдно, стыдно, Семен Егорович. Ну, а что, будет учиться в своем институте, я помогу ей, чем смогу. Завтра же позвоню следователю и спрошу, что она такого сделала, для чего освидетельствование, объясню, заберу под свою ответственность, моя безупречная репутация и ученая степень должна здесь что-то да значить. Точно, так и надо поступить, как я раньше об этом не подумал.
Мужчина бросил окурок и зашел в отделение. Доктор бросил свою дубленку на стул постовой медсестры и прошел напрямую к палате Селивановой. Вошел с твердым намерением предложить девушке кров и опору и решительно прошагал до самой кровати. И, было открыл рот, чтоб начать обдуманную речь, но увидел, что девушка спит. Семен Егорович с минуту любовался, Катя свернулась калачиком, как котенок, как маленький ребенок, так трогательно. Его губы невольно расплылись в улыбке, он снял одеяло с соседней кровати и укрыл им девушку. А потом отправился в ординаторскую, смена подходила к концу.   
Прошло несколько дней. Семен Егорович пришел на работу. Все подтягивались на планерку. Прошлый раз ему так и не удалось поговорить с Екатериной о своих благородных намерениях, а решать что-то и суетиться без предварительного разговора с девушкой посчитал излишним и преждевременным. Вдруг Катя не согласится, в каком свете док себя выставит. По этой же причине доктор не стал звонить и следователю. А сегодня он обязательно спросит у девушки.
Новость Семена Егоровича просто поразила. Доложил коллега, что Селиванову Екатерину Григорьевну перевели в другую клинику, приехала машина скорой помощи с предписанием и забрала пациентку. Освидетельствование написал коллега. Его он и пытал после планерки.
-Куда Селиванову увезли?
-Не интересовался, Семен Егорович, да и к чему мне?
-А что вы написали в заключении?
-Что данная пациентка абсолютно здоровая девица, голубчик, и все в том же духе.
-Хотелось бы найти эту пациентку.
-О, коллега, прекратите, немедленно прекратите думать о каких-то бреднях сумасшедшей.
-Но, - не унимался мужчина, - вы, же сами посчитали ее здоровой.
-Я просто не обнаружил наших заболеваний, Селиванова не представляет опасности для окружающих, а то, что эта девушка фантазерка, ей бы книжки писать, голубчик.
И коллега махнул рукой, как бы прогоняя назойливую муху, и пошел. Семен Егорович не мог дождаться, когда закончится этот рабочий день, ему хотелось поскорее остаться наедине со своими мыслями. Столько вопросов осталось не заданных, столько тем не обсужденных. Катя, она не похожа на сумасшедшую, было в ней что-то, до чего бы ни додумалась девятнадцатилетняя девушка. Кто мне теперь ответит на тысячи вопросов, что роем вьются в мозгу?!
            Семен Егорович месяц искал свою бывшую пациентку, обзванивая все больницы, институты и клиники. Потом еще полгода строчил запросы во все милицейские органы и органы исполнения наказаний. Глупые, бесполезные отписки приходили из всех этих органов, никто никогда не видел такую и не слышал о ней. Не нашлась Катенька, затерялась в потоке жизни. Спустя какое-то время доктор сам стал сомневаться, была ли она, не привиделось ли. Но, в голове мужчины стоял ответ Екатерины, док спросил в самый первый день, когда девушка поступила.
- А чего бы вам лично хотелось, милейшая?
-Хочу ничего не помнить в своей будущей жизни, хочу быть свободной, чтоб иметь привилегию, дарованную Богом – свободу выбора.
И именно эта свобода выбора привела уже пенсионера Семена Егоровича к стенам старого монастырика, где он принял Крещение и купил свою первую в жизни Библию. Даже уже бывшие коллеги заметили, что на пенсии док стал другим, не лучше, не хуже, просто другим. И только он сам знал, что изменило его.
На дворе стоял 1990год, время политических и экономических перемен, время смуты и крайностей. Время падений и подъема, все еще впереди и не только в нашей многострадальной стране, но и в душах людей.

 

© Copyright: Светлана Синева, 2011

Регистрационный номер №0006415

от 19 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006415 выдан для произведения:

За столом сидел мужчина в белом халате, он был уже не молод и многое повидал в жизни, а еще больше он повидал в своей многолетней практике врача психбольницы. Даже защитил в свое время диссертацию, но все его мышление, все убеждения сейчас перевернулись с ног на голову, все потеряло смысл, или приобрело другой? И все она, новая больная, молодая девушка. Влюбился? Да, нет же, дело не в этом, но в нее можно влюбиться.Прекрасные глаза, черт, они все время меняют цвет, от небесно голубого до темно синего. С точки зрения врача, он понимал, что так не должно быть, так не бывает, но мужчина это видел собственными глазами. Можно влюбиться, стройное, прекрасное тело, но волосы, длинные, до попки, прекрасной упругой попки, седые. Ни единого живого волоса, все седые. Кто она?
Мужчина нервно постукивал карандашом по столу.
По паспорту она - Селиванова Екатерина Григорьевна, все просто и банально. Мужчина встал, бросил карандаш на стол, подошел к окну, одернул шторы. За стеклом успокаивался город, зажигались огни, Сквозь расписанное причудливыми узорами окно виднелась луна. Как огромная головка сыра, окруженная яркими звездами. Зима, темнеет быстро, нужно идти с обходом, заступил в ночную смену, а хочется видеть толко Катерину. Черт, кто же она? На вопрос о возрасте отвечает, что ей полных двести шестнадцать лет, а вэтой, четвертой жизни девятнадцать. Доктор задернул окно, взял со стола шариковую ручку, карту Селивановой и вышел из кабинета.
                  Он обошел всех, написал назначения, положил стопку карт на стол постовой медсестре, и пошел к последней пациентке, Селивановой Екатерине Григорьевне. На мгновение остановился перед дверью палаты. Черт, я только о ней и думаю за последние сутки, даже соскучился, ну почему меня так к ней тянет? Мужчина толкнул дверь и шагнул в палату.
-Здравствуйте, Семен Егорович, я уж думала, вы не решитесь посетить меня, - улыбалась девушка.
Она лежала на кровати, вернее возлежала в своем полу прозрачном пеньюаре, наотрез отказавшись от казенного больничного халата. Соблазнительные формы бедер просвечивали сквозь тонкую ткань. Девушка потянулась, как кошка, и во время ее движения мелькнул темный треуголник в заветном местечке.
-Вы решили соблазнить меня, Катерина Григорьевна?
Доктор присел на соседнюю кровать.
-Да что вы, просто я никогда не носила нижнего белья, считая эти предметы излишними.
-Катенька, вы дурите мне голову, скажите, милая, что такого вы сделали, что вас прислали к нам на освидетельствование?
-Ну, вас не это интересует на самом деле, вас более волнует то, что я могу рассказать.
-Хорошо, может, вы еще что нибудь расскажете о себе?
-Первый раз я родилась в 1740 году, в Венгерском замке, в семье графа, и была единственной дочерью. Умерла в 1838, прожив долгую, девяносто восьмилетнюю жизнь,до глубокой старости.
-И почему вы так думаете?
-Я это помню, может, их было и больше, но помню я только три последних жизни до этой.
-Удивительно, и как вы жили?
-На самом деле, я помню отчетливо только главные события. В меня влюбился сын другого графа, сосед. Но, я его не любила, мне нравился сын раба и раб конюх.
-И что же было дальше?
Девушка рассмеялась и на ее щечках образовались две очаровательные ямочки.
-Меня выдали за графа, не за раба же.
-А конюх?
-Конюха забили на смерть.
-Ужасно, но хоть было за что бить-то?
-Мы вырвали всего одну ночь любви у судьбы, но зато перед брачной ночью.
-Тогда понятно, что беднягу забили на смерть, а что же граф, который жених?
-Мой супруг меня любил, и как любят показывать в сериалах, скрыл мой позор от всех, но при этом он порезал не свою руку, чтоб оросить простынь, а меня плетью исполосовал в кровь, что я еще месяц зализывала раны.
-За это вы, Катенька, его еще больше возненавидели?
-Мой супруг бил меня каждую ночь перед сексом, но не долго, его убили через четыре месяца в междоусобице.
-А вы?
-А я стала вдовой и родила после сына бастарда от конюха.
-А дальше, ваше второе рождение?
-В 1848 году, Англия, я была одной из семи детей в нищей семье негритянских рабов, я родилась рабыней. Но, именно в этой семье была бабка ведьма, которая передала мне все знания и опыт. Эта бабушка знала магию Соломона, магию Вуду и еще несколько школ. Я не долго жила, в начале 1874 года меня сожгли на костре, как ведьму, мне было двадцать шесть лет, и я хотела жить.
-Более, чем ужасно.
-Да нет же, бабка была еще жива, она меня сильно любила, баушка умудрилась пронести в камеру подвала, где меня держали прикованной к стене, зеркало, которое закляла. Душа моя ушла в Зазеркалье, а сожгли бездыханное тело.
-Любопытно, - Семен Егорыч поддался вперед.
-Вас интересует магия, вас, прагматика и атеиста?
Бровки девушки поднялись, она встала и присела на колени к доктору.Семен Егорович научился за все время многолетней практики как можно спокойнее реагировать на поступки пациентов, гораздо важнее выслушать, что бы пациент не исполнил, в пределах разумного, конечно.Но это. Все тело мужчины обдало жаром, док даже вспотел от прикосновенияголого тела под тонким пеньюаром Катерины. Он не согнал, не отругал, а наоборот, положил руку на колени нимфы. А Катенька обняла Семена Егорыча одной рукой за плечи, что е грудки с острыми сосочками, скрытые лишь тонкой тканью, оказались на уровне лица мужчины. О, как хотелось ему припасть к этим бутончикам губами, пусть через ткань испить этот нектар, уже не молодая плоть ожила в брюках доктора. Мужчина готов был или бежать, или накинуться на пациентку. Что она с ним делает, откуда у нее, девятнадцатилетней соплюшки такая власть над ним.
-Я расскажу вам, а вы сами решайте во что вам верить, а во что нет. Бабка моя, хоть и была той же негритянской рабыней, но она была знатной ведьмой и искуссной травницей. Готовила честенько для хозяев и их соседей всякие бальзамы и растирки. И вот в одном дому она оставила заклятое зеркальце, в спальне, положив на туалетный столик молодой гостьи госпожи. Зеркальце это, надо сказать красивейшей работы, очень старинное, рамка вырезана из человеческой кости, магическое зеркало, ей когда-то изготовили его в благодарность за работу, в него не возможно было не посмотреться.
-Какая дикость, из человеческой кости?
-Не забывайте, что бабка была мастером Вуду, африканского, далекого, но очень сильного колдовства. Нужно было, чтоб не прошло сорок дней со дня заключения в Зазеркалье, если не успеешь, остаешься навсегда в мире зеркал. В эту ночь в этой спальне занимались любовью, и девушка на протяжении всей ночи, нет-нет, да заглядывала в зеркальце. Молодая гостья госпожи понесла, и моя душа заняла место в ее золотнике.
-Я родилась через девять месяцев, в тельце прекрасного белого мальчика, в конце этого же 1874 года.
-Как это?
-Дорогой доктор, - Катя провела пальчиком по губам Семена Егоровича, отчего все его тело покрылось мурашками вожделения, - душа беспола. Душенька не имеет женских или мужских признаков, пол имеет только тело, и получает с формированием зародыша.
-Интересно, просто любопытно, что же дальше?
-Док, вы нетерпеливы.
-Я, скорее всего, утомил вас, Катенька?
-Да нет же, вы единственный, кому за долгое время я рассказываю, ничего не утаив.
-И что же, душа моя, было дальше?
Екатерина улыбнулась и на щечках девушки снова появились эти очаровательные ямочки.
-Я родилась уже в России, в Англии мои физические родители толко гостили в медовом месяце. Россия и я - офицер Царской армии. Потом революция, эмиграция в Англию, я не люблю вспоминать эту жизнь, трудная она досталась, ужасное время, полное хауса, бездумно и жестоко пролитой крови, реки крови, маньяков большевиков, эти революционеры, они были просто одержимы. Хотя, за эти слова меня и сейчас могут сослать куда Макар телят не гонял.
-Не беспокойтесь, будьте откровенны, эти темы останутся между нами, да и то время прошло, когда ссылали за нечаянное слово или смелую мысль. Но, если бы, людям была свойственна мудрость, то вы бы просто стали клондайком для историков и летописцев, а не прозябали бы в палате психбольницы.
-Революция пришлась на мое сорокачетырехлетие. В Англии я женился и дожил до семидесяти трех лет.
-А магия?
-Нет, нет, ей я не занимался, магия передается по крови, бабушка спасла меня от физических страданий, но я родился в другом теле с другой кровью. Знания остались с памятью, но Дар исчез.
-Любопытно, любопытно, вы говорите, знания остались?
-Ну, да, если вас, док, интересуют древние рецепты травника, то я могу надиктовать вам их на не один том.
-Да, да, в другой раз мы займемся этим, непременно, но сейчас хотелось бы услышать конец истории.
-А что тут рассказывать, я родилась у какой-то наркоманки, которая оставила меня в роддоме. Одно интересно, что я снова родилась в России, вернее РСФСР, в 1967 году. Сейчас являюсь студенткой мединститута.
-Так мы коллеги?
-Образно, до диплома еще далеко.
-Удивительно, Катенька, скажите, а как же вы говорите, что помните все три реанкарнации. А как же Бог, неужели вы ни разу не встречали его? И где вы были в промежутке, если я правильно сосчитал, то между последней и этой жизнью прошло двадцать лет?
-Милый мой Семен Егорыч, а вы не боитесь, что ваш атеизм рассыплется, не боитесь сойти с ума?
-В мои 56 лет это уже не пугает, девочка моя, открой мне завесу, насколько сможешь. Я здесь насмотрелся на «Сталиных», «Гитлеров», на «ведьм», и чего и кого только не было. Инопланетян, одержимых, Жертвы суицида, Но о Боге не многие рассказывали.
-Я где-то прочитала хорошую фразу: что толку искать Бога в Святых местах, нужно сначала поискать Его в своем сердце.
-Прошу тебя, Катенька?
-Можно я прилягу, а вы рядом, я устала сидеть, никто не войдет, и я расскажу все, что знаю?
Девушка скользнула с колен мужчины на свою кровать и протянула руку к доктору. Дока снова бросило в жар, неужели она не понимает, что я хочу ее, ведь, Катя умная девочка, опытная соблазнительница. Черт, - думал он, - будь что будет. Мужчина боролся ровно пять секунд, да и как можно игнорировать протянутую руку, он присоединился к своей нимфе. Катя положила голову Семену Егоровичу на грудь, обвив мужчину руками и ногами. Док обнял пациентку. Все в нем трепетало от желания и вожделения. Так и хотелось наплевать на все запреты и накинуться на девушку, войти в нее, в ее нежную, горячую плоть, такую зовущую и манящую.
-Человеческая душа вечна. Это как компьютерная игра, ты проходишь один уровень и предстаешь перед Создателем, Он смотрит, все ли «экзамены» ты выдержал, возрос ли духовно. Если нет, но очень пытался, тебе дают новый шанс – следующую жизнь, но их количество тоже ограничено. Если человек не захотел измениться в лучшую сторону, его душа умирает вместе с телом. Та же участь ждет тех, кто ни во что не верит, кто жил без Бога и умер без Бога. Если ты прошел уровень, ты переходишь на следующий, рождаешься в новом теле, мне пока не известном. Прошедший все уровни, становится равным Богу, Поэтому в Писании есть фраза: «..вы боги…», поэтому Бога называют Отцом.
-Любопытно, Катенька, а как же рай и ад?
-Все это истина, но истина и в том, что написано в Библии « верующий на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь».
-Катенька, так любой может верить и творить зло, а потом рождаться заново?
-Истина еще в том, что написано «вера без дел мертва», бесы тоже веруют и трепещут.
-А как же магия, колдовство, ведь, церковь та же всегда эти занятия отвергала?
-Пойми, что магия – это знания, сила. Люди открыли атом, его тоже можно использовать в разных целях. Те же ножи, можно хлеб резать, можно людей. Разница только в этом. И спросится с каждого знахаря, с каждого экстрасенса, с каждой ведьмы, в добро ли она пользовала Дары, данные Богом во благо. По поступкам и суд.
-Любопытно, так как же, Катенька, как жить?
-Верить в Бога, верить Богу. Прочти Библию, там все истина, от первого слова до последнего. Каждому человеку дается жизнь для чего-то, чтоб исполнить предназначение.
- А ты, для чего дана тебе четвертая жизнь?
-Любовь.
-Как это?
-Исполнить любовь, любить Бога, любить людей, как Бога, и быть любимой.
-А что такое любовь?
-Ты спрашиваешь у девятнадцатилетней девушки, - Катя улыбалась.
-Но, тебе, же 216, я младше и имею права спросить?
-В переводе с рунописи, любовь – это лю (люди)+бо (Бога)+вь (ведают).
-А что же такое то, что мы привыкли называть любовью?
-Удовольствие – удо (уда – пенис) + вольствие (выпускаешь на волю).
-Как, действительно, просто, Катенька.
-Да, большевики уничтожили старославянский язык (аз, буки, веди..), а в нем была сокрыта мудрость и понимание мироздания.
-Катенька, а как же тогда, я не пойму, можно поверить перед смертью, ты же понимаешь, что ты мне открываешь дверь в вечность?
-А вот в этом и есть самый сикус, захочет ли Бог дать тебе новый шанс, здесь право выбора только за Ним, только Его милость, а от нас нужно одно.
-Что?
-Вера, мой милый атеист.
-Действительно, как все просто и сложно, я утомил тебя, Катенька?
-Немного, пожалуй, на сегодня хватит, я бы поспала.
-Хорошо, я пойду, а ты отдыхай.
Док поцеловал девочку в лоб и поднялся. Поправил халат, еще раз взглянул в ее глаза, они были голубые, и вышел в коридор.
Медсестра сидела на посту и о чем-то шепталась с двумя санитарками, увидев Семена Егоровича, встала.
-Сидите, сидите, Наташенька, - он подошел на пост, - все спокойно?
-Да, все спят, Васька, правда, буянил чуть-чуть, я пригрозила, что пойдет на вязки, так он успокоился, затих.
-А что вы так увлеченно обсуждаете, пойдемте ко мне, чайку поставим?
Женщины поднялись и пошли за доктором в ординаторскую.
-Да, глупости все, новенькая эта, Екатерина, вчера девчонкам про домовых и русалок рассказывала.
-Любопытно, - док воткнул вилку от электрочайника в розетку.
-Ну, что домовые – это стихийные духи земли, те же гномы, а русалки – духи воды.
-И что, эта нечисть существует?
-Селиванова говорит, что да, что еще есть духи огня – саламандры, духи воздуха, я только забыла, как она их назвала, не то сильфы, не то Севильи. Что живут эти духи только внутри своей стихии и к людям относятся доброжелательно. Что у стихийных духов нет вечной души, и они погибают вместе с телом, хотя живут от трехста до тысячи лет.
-Удивительно, просто удивительно, - Семен Егорович выложил на столик коробку конфет, достав ее из ящика стола.
Наташа принесла из-за шифоньера кружки, там стояла возле раковины специальная тумбочка для посуды.
-Да, - заговорила пожилая санитарка Вера Алексеевна, - Катя еще рассказывала, что есть еще демоны, злобные создания, они пытаются вредить людям, часто вселяясь и завладевая людьми. Такие люди становятся бесноватыми, этих-то мы повидали достаточно в стенах сего заведения.
-И еще Катерина рассказала, - подговорилась молодая санитарка Рая, - что у каждого человека за правым плечом ангел хранитель, а за левым бес.
-Я вас внимательно слушаю, - доктор присел к коллективу.
-Еще Селиванова говорила, - продолжила Наташа, - что Бог, давая людям тело, намеренно не дал им такие органы чувств, как у животных. Вот собаки же и слышат лучше и видят, даже в темноте, а дельфины даже думать умеют. Что Бог специально ограничил наше восприятие, чтоб люди не сошли с ума. Что бы было, если бы мы видели всех этих духов и странных существ, которые живут своей жизнью постоянно вокруг нас, я бы точно сошла с ума от страха.
-Девочки, вы же понимаете, что это рассказывать нельзя, это, как минимум, не профессионально, а как максимум, мы все здесь поселимся на правах пациентов, если не в худших местах?
-Конечно, мы – могила, - согласился коллектив.
-Ну, вот и прекрасно, вы пейте чай, потом прикроете дверь, а я пойду подышу, покурю на свежем воздухе.
Семен Егорович накинул на плечи дубленку, достал из ящика стола сигареты с зажигалкой и вышел из кабинета. Доктор вышел через задний ход на улицу и закурил. Прекрасно, холодный морозный воздух и снег. Чистый, белоснежный, не успели еще загадить. Почему, ну почему эта девочка Катя рассуждает о таких вещах? Почему у нее абсолютно седые волосы, ну не могло же это быть результатом проживания в детском доме. Что это, какое-то неизвестная науке паталогия в психике? Когда у меня три года назад жена и сын погибли в автокатастрофе, я остался совсем один в трехкомнатной квартире. Может, позвать эту девочку к себе, на правах дочери? Я научусь не видеть в ней женщину, а только дочь, стыдно, стыдно, Семен Егорович. Ну, а что, будет учиться в своем институте, я помогу ей, чем смогу. Завтра же позвоню следователю и спрошу, что она такого сделала, для чего освидетельствование, объясню, заберу под свою ответственность, моя безупречная репутация и ученая степень должна здесь что-то да значить. Точно, так и надо поступить, как я раньше об этом не подумал.
Мужчина бросил окурок и зашел в отделение. Доктор бросил свою дубленку на стул постовой медсестры и прошел напрямую к палате Селивановой. Вошел с твердым намерением предложить девушке кров и опору и решительно прошагал до самой кровати. И, было открыл рот, чтоб начать обдуманную речь, но увидел, что девушка спит. Семен Егорович с минуту любовался, Катя свернулась калачиком, как котенок, как маленький ребенок, так трогательно. Его губы невольно расплылись в улыбке, он снял одеяло с соседней кровати и укрыл им девушку. А потом отправился в ординаторскую, смена подходила к концу.   
Прошло несколько дней. Семен Егорович пришел на работу. Все подтягивались на планерку. Прошлый раз ему так и не удалось поговорить с Екатериной о своих благородных намерениях, а решать что-то и суетиться без предварительного разговора с девушкой посчитал излишним и преждевременным. Вдруг Катя не согласится, в каком свете док себя выставит. По этой же причине доктор не стал звонить и следователю. А сегодня он обязательно спросит у девушки.
Новость Семена Егоровича просто поразила. Доложил коллега, что Селиванову Екатерину Григорьевну перевели в другую клинику, приехала машина скорой помощи с предписанием и забрала пациентку. Освидетельствование написал коллега. Его он и пытал после планерки.
-Куда Селиванову увезли?
-Не интересовался, Семен Егорович, да и к чему мне?
-А что вы написали в заключении?
-Что данная пациентка абсолютно здоровая девица, голубчик, и все в том же духе.
-Хотелось бы найти эту пациентку.
-О, коллега, прекратите, немедленно прекратите думать о каких-то бреднях сумасшедшей.
-Но, - не унимался мужчина, - вы, же сами посчитали ее здоровой.
-Я просто не обнаружил наших заболеваний, Селиванова не представляет опасности для окружающих, а то, что эта девушка фантазерка, ей бы книжки писать, голубчик.
И коллега махнул рукой, как бы прогоняя назойливую муху, и пошел. Семен Егорович не мог дождаться, когда закончится этот рабочий день, ему хотелось поскорее остаться наедине со своими мыслями. Столько вопросов осталось не заданных, столько тем не обсужденных. Катя, она не похожа на сумасшедшую, было в ней что-то, до чего бы ни додумалась девятнадцатилетняя девушка. Кто мне теперь ответит на тысячи вопросов, что роем вьются в мозгу?!
            Семен Егорович месяц искал свою бывшую пациентку, обзванивая все больницы, институты и клиники. Потом еще полгода строчил запросы во все милицейские органы и органы исполнения наказаний. Глупые, бесполезные отписки приходили из всех этих органов, никто никогда не видел такую и не слышал о ней. Не нашлась Катенька, затерялась в потоке жизни. Спустя какое-то время доктор сам стал сомневаться, была ли она, не привиделось ли. Но, в голове мужчины стоял ответ Екатерины, док спросил в самый первый день, когда девушка поступила.
- А чего бы вам лично хотелось, милейшая?
-Хочу ничего не помнить в своей будущей жизни, хочу быть свободной, чтоб иметь привилегию, дарованную Богом – свободу выбора.
И именно эта свобода выбора привела уже пенсионера Семена Егоровича к стенам старого монастырика, где он принял Крещение и купил свою первую в жизни Библию. Даже уже бывшие коллеги заметили, что на пенсии док стал другим, не лучше, не хуже, просто другим. И только он сам знал, что изменило его.
На дворе стоял 1990год, время политических и экономических перемен, время смуты и крайностей. Время падений и подъема, все еще впереди и не только в нашей многострадальной стране, но и в душах людей.

 

Рейтинг: 0 1112 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!