ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Озорнов и Рабинович

 

Озорнов и Рабинович

9 июля 2012 - Зинаида Маркина

 ОЗОРНОВ И РАБИНОВИЧ

Леонард Озорнов завидовал евреям. По-белому. Нет, в антисемитизме его обвинить нельзя, но предметом его зависти был лучший друг Иоська Рабинович, а вместе с ним и все остальные представители избранного народа.
- И почему у евреев все ладно выходит? – спрашивал он сам у себя, - Учатся хорошо, положения достигают, а тут…все дается с трудом, семья большая… Нет, я выучусь, стану человеком. Чем я хуже Иоськи Рабиновича? – и тут же осекался, -Зачем я так? Иоська мне вроде брата, - Озорнову стало стыдно.
Леонард родился в многодетной семье. Папа – токарь, иногда выпивал, но скандалов в семье не было. Мама Мария Ивановна, работала дворником у них во дворе и растила ребятишек. Ее уважал весь двор. У Иоськиных родителей было два сына, а его отец из всех крепких напитков употреблял только томатный сок.
Два друга не допускали мысли, что когда-нибудь их дружба станет не такой крепкой, очень многое их связывало. И родители мальчиков одобряли дружбу сыновей.
-Мама, - сказал Озорнов, - Ты женщина малограмотная, папа тоже. Я хочу, чтобы вы гордились мной, мечтаю стать врачом. Как тебе моя идея?
- Мне трудно об этом судить, сынок, ты старший, а вас семеро. От нас помощи будет немного. Придется подрабатывать, будешь крепко уставать. Но ты не белоручка, захочешь, горы свернешь.
Иван Кузьмич, отец Леонарда, был рад, что сын хочет податься в медики, он сам в молодости об этом мечтал, но не удалось…
- Одобряю, Ленька! Далеко пойдешь, - отец на радостях налил сыну стопарик дешевого сладкого вина, - Выпьем за начинание, благословляю!
Окончив десятилетку, Леонард Иванович Озорнов стал абитуриентом мединститута, Иосиф Рабинович не отстал от друга. Среди поступавших много было евреев. Озорнов и Рабинович набрали нужные баллы и поступили на лечебный факультет. Иоське учеба давалась без труда, а Леньке приходилось, как говорится, брать задним местом: трудолюбие и прилежность помогли парню окончить институт с красным дипломом. У Иосифа диплом тоже был красного цвета. Сколько радости было у них и их родных!
Но не всегда судьба благосклонна к людям, случилась беда: погиб Иван Кузьмич. Получил получку, шел с работы, довольный и счастливый, бутылочку вина прихватил. На него напали, отобрали деньги, избили. Леонард добросовестно ухаживал за отцом, но он так и не пришел в себя: скончался в больнице. Иоська утешал друга, как мог, а он - маму Марию Ивановну, которая сидела, как окаменелая, и не могла сдвинуться с места.
Хоронил Ивана Кузьмича весь двор, поминки делали у Рабиновичей.
- Ленька, надо взять себя в руки, у тебя много проблем, ты – старший мужик в семье, - сказал отец Иосифа, - если мы сможем тебе чем-то помочь, будем рады. Не стесняйся.
- Спасибо, Моисей Абрамович, - сказала Мария Ивановна, - Придется теперь жить без Вани, - и заплакала впервые после смерти мужа.
Прошло два месяца. Леонард и Иосиф читали медицинский журнал, изучая новые лекарства.
- Иоська, почему ты решил стать психиатром?
- А ты, почему стал гинекологом?
- Мой отец сказал мне: Учись, Ленька, на гинеколога, бабы всегда будут рожать. Я подумал и согласился с ним. А раньше мечтал стать хирургом. Впрочем, гинекология – это та же хирургия.
- У меня, все по- другому. Ладно, открою тебе нашу семейную тайну, только моим родителям не говори.
- Ты меня знаешь, Иоська, буду молчать, как рыба в пироге.
- Учти, ты дал слово. У моего отца в юности была любимая девушка, ее Розой звали. Однажды на нее напал насильник, после этого она сошла с ума. Мой отец до сих пор навещает ее в психушке, с некоторых пор вместе с мамой. Мама приходит из больницы взволнованная, нет, не из-за ревности. Жалко ей загубленную жизнь. Вот папа и попросил меня выучиться на психиатра, чтобы помогать таким людям, как Роза.
Озорнов был поражен.
-Душевные люди твои родители, столько лет навещать…преклоняюсь перед ними, Иоська.
Роза скончалась через полгода после этого разговора, хоронили ее Рабиновичи и старенькая изможденная женщина – ее тетя. На ее могиле Иосиф сказал отцу, что будет стараться сделать все для своих больных, будет бороться за каждое улучшение состояния их здоровья.
 Первый год жизни без отца был тяжелым для семьи Озорновых. Дора Семеновна, мать Иоськи частенько одалживала деньги Марии Ивановне, а Леню старалась накормить и дать что-то с собой для ребятишек, хотя и Рабиновичи жили небогато. Мария Ивановна устроилась уборщицей в соседний магазин, там ей удавалось купить продукты подешевле. Не забывала соседка и родителей Иосифа. Леонард Озорнов был начинающим врачом, заработок его пока невелик.
Первой женой Леонарда стала красавица-еврейка Кларисса Кац. Она только что рассталась со своим мужем, сделала аборт, прошедший с осложнениями. Леонард лечил ее. Она была старше доктора на 5 лет, но следила за своей внешностью и выглядела молодой девушкой. Работа у Клариссы была престижной, в деньгах она не нуждалась. Леонард понравился пациентке сразу же, она постаралась понравиться парню, вскоре вышла за него замуж. Кларисса – по натуре жизнерадостная кокетка, а Леонард оказался жутким ревнивцем. Молодая жена не смогла выдержать семейных сцен и рассталась с мужем. Леонард страдал и мучился, но преодолеть свою ревность не мог. Вскоре Кларисса вышла замуж и перестала думать о бывшем муже.
- Ты представляешь, Иоська, Клариска ушла, кроме своих тряпок и собаки, ничего не взяла. Благородная, у тебя много хвостов, сказала.
- Потерял ты ее из-за своей дурацкой ревности, приятель, - ответил Иоська, тоже к этому времени успевший жениться и разойтись.
- Мы остались в хороших отношениях, если встречаемся, разговариваем. Она ребенка ждет, а у нас не получилось, Иоська. Схожу к врачу, проверюсь, вдруг я не способный иметь детей?
- Проверься, конечно, успокоишься. Ладно, Ленька, хватит о грустном. Тащи пиво.
Искать новую пассию Леонард не стал, зачем? Деньги у него водились, девчонки на него липли, как мухи, а серьезных отношений он пока не хотел. В пустой постели Леонард спал редко. Свобода давала ему возможность развлекаться, согласно желаниям и настроению. Леонард выменял себе трехкомнатную квартиру с доплатой, где он и Иоська отрывались с молодыми красавицами на полную катушку.
Мария Ивановна возмущалась:
- Дался тебе этот Иоська! Жениться вам обоим надо.
- Чем плох Иоська, чем он тебе, мама, не угодил?
- Дело не в нем. Я о женщинах говорю, повторяю, тебе надо жениться.
Вечером она зашла к Доре Семеновне.
- Дорочка, не нравятся мне забавы наших мальчиков, шибко разыгрались.
- Что поделаешь, Маруся. Они живут своим умом, нас не спрашивают. Пытался Моисей с Иосифом говорить…бесполезно. На работе успехи большие, а личной жизни никакой. У Марика, младшего, скоро ребенок будет, а Иосиф никак не нагуляется. Знаешь, Маруся, они еще найдут свое счастье: и Леонард, и Иоська.
Она как в воду глядела. На свадьбе у коллеги Озорнов и Рабинович познакомились с сестрами-двойняшками. Девушки были абсолютно разные: Рита – маленькая брюнетка с серыми глазами, а Вита – пепельная голубоглазая блондинка, высокая и статная. Высокий Леонард любил «карманных» девушек и предпочел Риту, а Иосиф – Виту.
Свадьбу сыграли в один день. Мамы остались довольны, теперь их сыновья не одиноки. У каждого из друзей появилось по малышке.
Леонард работал врачом-консультантом в гинекологии, но ревнивой Рите его работа не нравилась. Иосиф уговорил его пройти курсы и стать психиатром.
- В заработке выиграешь, и работа бескровная, подумай, Ленька.
- Подумаю.
Он погрузился в раздумья:
- Что я теряю? Заработок не ниже. Все-таки евреи – мудрый народ. Везучий Иоська, он уже целым корпусом на псишке заведует, а я … на курсы пойду, снова ученик. А если я не уволюсь? Старая ведьма Никаноровна никогда на пенсию не уйдет. Начальник из нее хреновый, она гордится старыми заслугами и держится за кресло.. Если надумает уходить, Кошкину оставит, подхалимку эту, которая ей задницу лижет…Дочка Юля подрастает, одевать надо. Да и Рита не довольна, что моя работа связана с женщинами. Надо переучиваться! Поговорю еще раз с Иоськой.
Иосиф предложил:
- Переквалифицируйся на нарколога, а алкашей на твой век хватит.
- Помоги попасть на курсы.
- Вот тебе направление, - и Озорнов снова позавидовал Иоське. Одному из самых близких на свете людей. Как ему самому хотелось помочь Иоське, но обычно получалось, что друг помогал ему. 
Обучение на курсах далось Леонарду с трудом, давно не учился.
Коллектив наркологической клиники закатил банкет по поводу вступления в него нового доктора. Молодые врачи любили поразвлечься и нередко устраивали такие мероприятия. Леонард с удовольствием влился в их компанию.
Рите это не нравилось.
- Леня, твои частые возлияния разрушат нашу семью. Выбирай: или мы с Юленькой или бутылка.
- Рита, я просто поддерживаю компанию, так нужно для дела.
- Я сказала тебе свое мнение, - Рита повернулась и пошла в кухню. Леонард пошел за ней.
- Ритуля, зачем ты так? Иосиф тоже иногда выпивает, а Витка не ругается.
- Иосиф выпивает иногда, редко, а ты частенько, вот в чем разница.
- Пошла ты…ты у меня вот где сидишь, - Леонард развернулся и ушел из дому.
Вернулся под утро пьяный и злой.
- Мне все ясно, - сказала Рита, и, пока он отсыпался, собрала чемодан и Юльку и ушла навсегда.
- Еще придет, будет на коленях стоять, - сказал взбешенный уходом жены Леонард.
Но жена не появлялась, он спрашивал у Виты, где она, но та молчала. Только через год сказала, что Рита уехала в Америку. Леонард уже не грустил о бывшей семье, у него появились новые друзья, даже с Иосифом виделся редко. Потому что завидовал ему. У Иосифа подрастало трое ребятишек, жена его любила и понимала.
- Обе мои жены были еврейками, - говорил Леонард друзьям, - Красавицы, умницы, но…не срослось, что поделаешь? Я их так любил. Да, я выпиваю, но не я один, - плакал он пьяными слезами.
Иосиф пытался беседовать с другом, но бесполезно. 
Скоропостижно скончалась Мария Ивановна, но Леонард долго не переживал, взялся за старое. Банкеты заканчивались дома. Он просыпался от жажды и снова похмелялся. Как-то он проснулся в окружении двух молодых медсестер, все трое были без одежды. Он тупо смотрел на смуглые прелести Дашки, на целлюлитное бедро полной рыхлой Клавки.
- Зачем мне жена? Я могу выбирать каждый день новую. Какие они разные: костлявая Дашка и толстушка Клавка. По ней Кустодиев плачет, какие груди! Пусть Иоська своей Виткой довольствуется, а у меня в постели – дуэт. И какой!
У Иосифа в это время умер отец, но Леонард на похороны не пришел, забыл.
Все когда- нибудь кончается. В наркологию назначили нового главврача: сурового крупного еврея с львиной гривой волос. Он сразу разобрался в обстановке, понял, почему больные работают в садах у докторов, делают ремонты в их квартирах.
- Леонард Иванович, - строго сказал главврач, - Я требую прекратить все безобразия, вы – заведующий отделением, спрошу за все с вас. Ясно?
- Ясно, - без энтузиазма ответил Озорнов, завидуя главврачу. Ох, уж эти евреи! Они не могут работать спустя рукава.
Вечером зашел к Иоське, стал жаловаться на главного. Иосиф с ним не соглашался, он съехался с Дорой Семеновной, жил в большой квартире, дорожил семьей и детишками.
- Во всех своих неприятностях ты виноват сам, Ленька. Я должен тебе сказать то, что мне рассказала на днях моя мама, только не спрашивай у нее, она слаба и нервничает по любому поводу. Ты готов выслушать меня?
- Конечно. Интересно, что нового я узнаю.
- Для тебя это будет потрясением. Ты не сын Ивана Кузьмича.
- Значит, мамка не святая была, нагуляла гадкого утенка?
- Не ерничай, прекрати! Ты – скотина! Даже говорить тебе об этом не хочется.
- Сказал «а», говори «б».
- У твоей мамы был первый муж, родной брат моей мамы – Леонид Семенович. Леонид погиб до твоего рождения, на работе током убило. Они очень любили друг друга. Тогда Мария Ивановна стала держаться нашей семьи. Потом познакомилась с Иваном Кузьмичем, вышла замуж, он тебя усыновил. Кузьмич просил, чтобы никто об этом не знал, так и сделали.
- Выходит, Иоська, мы двоюродные братья.
- Выходит, Ленька. А имя Леонард тебе придумали, чтобы Леней называть, старухи говорят, что нельзя детям давать имена рано умерших.
- Надо же, я всегда завидовал евреям: умные они, способные, талантливые, а оказалось, что сам еврей. Только бездарный, тупой и выпивающий.
- Не наговаривай на себя. Я предлагаю тебе интересную работу в своем отделении. Согласен? Но без выпивки.
Леонард Иванович ушел из наркологии и перешел в больницу к двоюродному брату. Специализировался по психическим заболеваниям. Женился. Жена – детский врач, растет сын Леонид – папина любовь и радость. Только фамилия у него Озорнов. Недавно Леонард с Ленькой ездил в Америку на свадьбу Юленьки.
А насчет выпивки… Бывает иногда, кто без греха. Но Вера, жена Леонарда, знает, что в душу к мужу лезть не стоит. Только двоюродному брату Иоське Леонард может рассказать все, потому что он и Иоська одной крови. Кроме детей, нет на Земле для него дороже человека, чем Иоська, Иосиф Моисеевич Рабинович.

© Copyright: Зинаида Маркина, 2012

Регистрационный номер №0061081

от 9 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0061081 выдан для произведения:

 ОЗОРНОВ И РАБИНОВИЧ

Леонард Озорнов завидовал евреям. По-белому. Нет, в антисемитизме его обвинить нельзя, но предметом его зависти был лучший друг Иоська Рабинович, а вместе с ним и все остальные представители избранного народа.
- И почему у евреев все ладно выходит? – спрашивал он сам у себя, - Учатся хорошо, положения достигают, а тут…все дается с трудом, семья большая… Нет, я выучусь, стану человеком. Чем я хуже Иоськи Рабиновича? – и тут же осекался, -Зачем я так? Иоська мне вроде брата, - Озорнову стало стыдно.
Леонард родился в многодетной семье. Папа – токарь, иногда выпивал, но скандалов в семье не было. Мама Мария Ивановна, работала дворником у них во дворе и растила ребятишек. Ее уважал весь двор. У Иоськиных родителей было два сына, а его отец из всех крепких напитков употреблял только томатный сок.
Два друга не допускали мысли, что когда-нибудь их дружба станет не такой крепкой, очень многое их связывало. И родители мальчиков одобряли дружбу сыновей.
-Мама, - сказал Озорнов, - Ты женщина малограмотная, папа тоже. Я хочу, чтобы вы гордились мной, мечтаю стать врачом. Как тебе моя идея?
- Мне трудно об этом судить, сынок, ты старший, а вас семеро. От нас помощи будет немного. Придется подрабатывать, будешь крепко уставать. Но ты не белоручка, захочешь, горы свернешь.
Иван Кузьмич, отец Леонарда, был рад, что сын хочет податься в медики, он сам в молодости об этом мечтал, но не удалось…
- Одобряю, Ленька! Далеко пойдешь, - отец на радостях налил сыну стопарик дешевого сладкого вина, - Выпьем за начинание, благословляю!
Окончив десятилетку, Леонард Иванович Озорнов стал абитуриентом мединститута, Иосиф Рабинович не отстал от друга. Среди поступавших много было евреев. Озорнов и Рабинович набрали нужные баллы и поступили на лечебный факультет. Иоське учеба давалась без труда, а Леньке приходилось, как говорится, брать задним местом: трудолюбие и прилежность помогли парню окончить институт с красным дипломом. У Иосифа диплом тоже был красного цвета. Сколько радости было у них и их родных!
Но не всегда судьба благосклонна к людям, случилась беда: погиб Иван Кузьмич. Получил получку, шел с работы, довольный и счастливый, бутылочку вина прихватил. На него напали, отобрали деньги, избили. Леонард добросовестно ухаживал за отцом, но он так и не пришел в себя: скончался в больнице. Иоська утешал друга, как мог, а он - маму Марию Ивановну, которая сидела, как окаменелая, и не могла сдвинуться с места.
Хоронил Ивана Кузьмича весь двор, поминки делали у Рабиновичей.
- Ленька, надо взять себя в руки, у тебя много проблем, ты – старший мужик в семье, - сказал отец Иосифа, - если мы сможем тебе чем-то помочь, будем рады. Не стесняйся.
- Спасибо, Моисей Абрамович, - сказала Мария Ивановна, - Придется теперь жить без Вани, - и заплакала впервые после смерти мужа.
Прошло два месяца. Леонард и Иосиф читали медицинский журнал, изучая новые лекарства.
- Иоська, почему ты решил стать психиатром?
- А ты, почему стал гинекологом?
- Мой отец сказал мне: Учись, Ленька, на гинеколога, бабы всегда будут рожать. Я подумал и согласился с ним. А раньше мечтал стать хирургом. Впрочем, гинекология – это та же хирургия.
- У меня, все по- другому. Ладно, открою тебе нашу семейную тайну, только моим родителям не говори.
- Ты меня знаешь, Иоська, буду молчать, как рыба в пироге.
- Учти, ты дал слово. У моего отца в юности была любимая девушка, ее Розой звали. Однажды на нее напал насильник, после этого она сошла с ума. Мой отец до сих пор навещает ее в психушке, с некоторых пор вместе с мамой. Мама приходит из больницы взволнованная, нет, не из-за ревности. Жалко ей загубленную жизнь. Вот папа и попросил меня выучиться на психиатра, чтобы помогать таким людям, как Роза.
Озорнов был поражен.
-Душевные люди твои родители, столько лет навещать…преклоняюсь перед ними, Иоська.
Роза скончалась через полгода после этого разговора, хоронили ее Рабиновичи и старенькая изможденная женщина – ее тетя. На ее могиле Иосиф сказал отцу, что будет стараться сделать все для своих больных, будет бороться за каждое улучшение состояния их здоровья.
 Первый год жизни без отца был тяжелым для семьи Озорновых. Дора Семеновна, мать Иоськи частенько одалживала деньги Марии Ивановне, а Леню старалась накормить и дать что-то с собой для ребятишек, хотя и Рабиновичи жили небогато. Мария Ивановна устроилась уборщицей в соседний магазин, там ей удавалось купить продукты подешевле. Не забывала соседка и родителей Иосифа. Леонард Озорнов был начинающим врачом, заработок его пока невелик.
Первой женой Леонарда стала красавица-еврейка Кларисса Кац. Она только что рассталась со своим мужем, сделала аборт, прошедший с осложнениями. Леонард лечил ее. Она была старше доктора на 5 лет, но следила за своей внешностью и выглядела молодой девушкой. Работа у Клариссы была престижной, в деньгах она не нуждалась. Леонард понравился пациентке сразу же, она постаралась понравиться парню, вскоре вышла за него замуж. Кларисса – по натуре жизнерадостная кокетка, а Леонард оказался жутким ревнивцем. Молодая жена не смогла выдержать семейных сцен и рассталась с мужем. Леонард страдал и мучился, но преодолеть свою ревность не мог. Вскоре Кларисса вышла замуж и перестала думать о бывшем муже.
- Ты представляешь, Иоська, Клариска ушла, кроме своих тряпок и собаки, ничего не взяла. Благородная, у тебя много хвостов, сказала.
- Потерял ты ее из-за своей дурацкой ревности, приятель, - ответил Иоська, тоже к этому времени успевший жениться и разойтись.
- Мы остались в хороших отношениях, если встречаемся, разговариваем. Она ребенка ждет, а у нас не получилось, Иоська. Схожу к врачу, проверюсь, вдруг я не способный иметь детей?
- Проверься, конечно, успокоишься. Ладно, Ленька, хватит о грустном. Тащи пиво.
Искать новую пассию Леонард не стал, зачем? Деньги у него водились, девчонки на него липли, как мухи, а серьезных отношений он пока не хотел. В пустой постели Леонард спал редко. Свобода давала ему возможность развлекаться, согласно желаниям и настроению. Леонард выменял себе трехкомнатную квартиру с доплатой, где он и Иоська отрывались с молодыми красавицами на полную катушку.
Мария Ивановна возмущалась:
- Дался тебе этот Иоська! Жениться вам обоим надо.
- Чем плох Иоська, чем он тебе, мама, не угодил?
- Дело не в нем. Я о женщинах говорю, повторяю, тебе надо жениться.
Вечером она зашла к Доре Семеновне.
- Дорочка, не нравятся мне забавы наших мальчиков, шибко разыгрались.
- Что поделаешь, Маруся. Они живут своим умом, нас не спрашивают. Пытался Моисей с Иосифом говорить…бесполезно. На работе успехи большие, а личной жизни никакой. У Марика, младшего, скоро ребенок будет, а Иосиф никак не нагуляется. Знаешь, Маруся, они еще найдут свое счастье: и Леонард, и Иоська.
Она как в воду глядела. На свадьбе у коллеги Озорнов и Рабинович познакомились с сестрами-двойняшками. Девушки были абсолютно разные: Рита – маленькая брюнетка с серыми глазами, а Вита – пепельная голубоглазая блондинка, высокая и статная. Высокий Леонард любил «карманных» девушек и предпочел Риту, а Иосиф – Виту.
Свадьбу сыграли в один день. Мамы остались довольны, теперь их сыновья не одиноки. У каждого из друзей появилось по малышке.
Леонард работал врачом-консультантом в гинекологии, но ревнивой Рите его работа не нравилась. Иосиф уговорил его пройти курсы и стать психиатром.
- В заработке выиграешь, и работа бескровная, подумай, Ленька.
- Подумаю.
Он погрузился в раздумья:
- Что я теряю? Заработок не ниже. Все-таки евреи – мудрый народ. Везучий Иоська, он уже целым корпусом на псишке заведует, а я … на курсы пойду, снова ученик. А если я не уволюсь? Старая ведьма Никаноровна никогда на пенсию не уйдет. Начальник из нее хреновый, она гордится старыми заслугами и держится за кресло.. Если надумает уходить, Кошкину оставит, подхалимку эту, которая ей задницу лижет…Дочка Юля подрастает, одевать надо. Да и Рита не довольна, что моя работа связана с женщинами. Надо переучиваться! Поговорю еще раз с Иоськой.
Иосиф предложил:
- Переквалифицируйся на нарколога, а алкашей на твой век хватит.
- Помоги попасть на курсы.
- Вот тебе направление, - и Озорнов снова позавидовал Иоське. Одному из самых близких на свете людей. Как ему самому хотелось помочь Иоське, но обычно получалось, что друг помогал ему. 
Обучение на курсах далось Леонарду с трудом, давно не учился.
Коллектив наркологической клиники закатил банкет по поводу вступления в него нового доктора. Молодые врачи любили поразвлечься и нередко устраивали такие мероприятия. Леонард с удовольствием влился в их компанию.
Рите это не нравилось.
- Леня, твои частые возлияния разрушат нашу семью. Выбирай: или мы с Юленькой или бутылка.
- Рита, я просто поддерживаю компанию, так нужно для дела.
- Я сказала тебе свое мнение, - Рита повернулась и пошла в кухню. Леонард пошел за ней.
- Ритуля, зачем ты так? Иосиф тоже иногда выпивает, а Витка не ругается.
- Иосиф выпивает иногда, редко, а ты частенько, вот в чем разница.
- Пошла ты…ты у меня вот где сидишь, - Леонард развернулся и ушел из дому.
Вернулся под утро пьяный и злой.
- Мне все ясно, - сказала Рита, и, пока он отсыпался, собрала чемодан и Юльку и ушла навсегда.
- Еще придет, будет на коленях стоять, - сказал взбешенный уходом жены Леонард.
Но жена не появлялась, он спрашивал у Виты, где она, но та молчала. Только через год сказала, что Рита уехала в Америку. Леонард уже не грустил о бывшей семье, у него появились новые друзья, даже с Иосифом виделся редко. Потому что завидовал ему. У Иосифа подрастало трое ребятишек, жена его любила и понимала.
- Обе мои жены были еврейками, - говорил Леонард друзьям, - Красавицы, умницы, но…не срослось, что поделаешь? Я их так любил. Да, я выпиваю, но не я один, - плакал он пьяными слезами.
Иосиф пытался беседовать с другом, но бесполезно. 
Скоропостижно скончалась Мария Ивановна, но Леонард долго не переживал, взялся за старое. Банкеты заканчивались дома. Он просыпался от жажды и снова похмелялся. Как-то он проснулся в окружении двух молодых медсестер, все трое были без одежды. Он тупо смотрел на смуглые прелести Дашки, на целлюлитное бедро полной рыхлой Клавки.
- Зачем мне жена? Я могу выбирать каждый день новую. Какие они разные: костлявая Дашка и толстушка Клавка. По ней Кустодиев плачет, какие груди! Пусть Иоська своей Виткой довольствуется, а у меня в постели – дуэт. И какой!
У Иосифа в это время умер отец, но Леонард на похороны не пришел, забыл.
Все когда- нибудь кончается. В наркологию назначили нового главврача: сурового крупного еврея с львиной гривой волос. Он сразу разобрался в обстановке, понял, почему больные работают в садах у докторов, делают ремонты в их квартирах.
- Леонард Иванович, - строго сказал главврач, - Я требую прекратить все безобразия, вы – заведующий отделением, спрошу за все с вас. Ясно?
- Ясно, - без энтузиазма ответил Рабинович, завидуя главврачу. Ох, уж эти евреи! Они не могут работать спустя рукава.
Вечером зашел к Иоське, стал жаловаться на главного. Иосиф с ним не соглашался, он съехался с Дорой Семеновной, жил в большой квартире, дорожил семьей и детишками.
- Во всех своих неприятностях ты виноват сам, Ленька. Я должен тебе сказать то, что мне рассказала на днях моя мама, только не спрашивай у нее, она слаба и нервничает по любому поводу. Ты готов выслушать меня?
- Конечно. Интересно, что нового я узнаю.
- Для тебя это будет потрясением. Ты не сын Ивана Кузьмича.
- Значит, мамка не святая была, нагуляла гадкого утенка?
- Не ерничай, прекрати! Ты – скотина! Даже говорить тебе об этом не хочется.
- Сказал «а», говори «б».
- У твоей мамы был первый муж, родной брат моей мамы – Леонид Семенович. Леонид погиб до твоего рождения, на работе током убило. Они очень любили друг друга. Тогда Мария Ивановна стала держаться нашей семьи. Потом познакомилась с Иваном Кузьмичем, вышла замуж, он тебя усыновил. Кузьмич просил, чтобы никто об этом не знал, так и сделали.
- Выходит, Иоська, мы двоюродные братья.
- Выходит, Ленька. А имя Леонард тебе придумали, чтобы Леней называть, старухи говорят, что нельзя детям давать имена рано умерших.
- Надо же, я всегда завидовал евреям: умные они, способные, талантливые, а оказалось, что сам еврей. Только бездарный, тупой и выпивающий.
- Не наговаривай на себя. Я предлагаю тебе интересную работу в своем отделении. Согласен? Но без выпивки.
Леонард Иванович ушел из наркологии и перешел в больницу к двоюродному брату. Специализировался по психическим заболеваниям. Женился. Жена – детский врач, растет сын Леонид – папина любовь и радость. Только фамилия у него Озорнов. Недавно Леонард с Ленькой ездил в Америку на свадьбу Юленьки.
А насчет выпивки… Бывает иногда, кто без греха. Но Вера, жена Леонарда, знает, что в душу к мужу лезть не стоит. Только двоюродному брату Иоське Леонард может рассказать все, потому что он и Иоська одной крови. Кроме детей, нет на Земле для него дороже человека, чем Иоська, Иосиф Моисеевич Рабинович.

Рейтинг: +1 886 просмотров
Комментарии (2)
Юрий Алексеенко # 9 июля 2012 в 06:14 0
Нет дороже человека, который никогда не подведёт тебя.
Зинаида Маркина # 9 июля 2012 в 16:16 +1
К счастью, Озорнову попался такой человек, Спасибо, Юрий!