ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Оставление в опасности.

 

Оставление в опасности.

2 марта 2012 - Владимир Винников

 

 

 

Десятого сентября 2000 года, в зале Дома культуры села Найфельд, не осталась свободного места. Казалось, все взрослое население села, собрались здесь с утра пораньше. А еще больше, подойдя на пятнадцать минут позже, стояли у входа в зал. И это в рабочий день, когда столько дел в огородах!

 

Глава администрации села, попросила мужчин, принести стулья из своих домов:

- Судья еще не приехал, - вы успеете, - говорила она односельчанам.

Муж и жена Снегиревы, стояли в стороне, смотрели на суету земляков. Рядом с ними, стоял участковый уполномоченный милиции Балов, очень спокойный и рассудительный человек.

Николай Снегирев, хотел, было, куда-то отойти, но участковый так посмотрел на него, что Николай и забыл, что он задумал.

 

По асфальту, уложенному перед Домом культуры, весело чирикая, сказали воробьи. Сентябрьское солнце, неожиданно ласковое и теплое, аккуратно, в эти ранние часы, гладило лица и натруженные руки многочисленных женщин, еще спешивших к началу судебного заседания.

Недалеко от здания ДК, стояло три трактора «Белорус» с прицепами и две бортовых автомашины. И фермеры решили сегодня отпустить своих работников.

Да и что говорить, для жителей села, такое было впервые. Сразу, в один день, Снегиревых будут лишать родительских прав, а потом, судить.

По секрету, от сведущего человека, в селе было известно, что по этой статье уголовного кодекса, оставление в опасности, предусмотрено лишение свободы, но скорее, Снегиревым дадут условно.

 

Из-за поворота, показалась автомашина «Волга», за ней, «Жигули». Из первой автомашины, вышел Федеральный судья.

- Виноградов! - Зашептались селяне, - сам приехал.

Следом за ним, вышла секретарь судебного заседания, представитель опеки и попечительства района, представитель Комиссии по делам несовершеннолетних.

Из второй машины, вышел прокурор района.

 

Проходя мимо доски объявлений, судья обратил внимание на огромный лист ватмана, на котором огромными буквами было написано, что состоится судебное заседание по гражданскому делу и рассмотрение уголовного дела в отношении супругов Снегиревых.

 

Участники процесса, прошли в кабинет директора Дома культуры, потом прокурор и секретарь судебного заседания,  представитель истца и органа опеки, прошли в зал и присели за столы, на которых стояла табличка с их фамилией.

-Встать, суд идет! – прозвучал голос секретаря судебного заседания.

В зал вошел федеральный судья, с двумя томами гражданского дела.

Он объявил:

- Рассматривается гражданское дело по иску Комиссии по делам несовершеннолетних к Николаю и Валентине Снегиревым о лишении их родительских прав в отношении детей, Кати 1990 года рождения, Светы, 1993 года рождения, Степана, 1994 года рождения, Ирины, 1996 года рождения, Алексея, 1999 года рождения.

Объявляется состав суда…

Объявив состав суда, федеральный судья, разъяснил права и обязанности участникам процесса, огласил исковое заявление:

- Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, обратилась в суд с иском к Снегиревой Валентине Николаевне и Снегиреву Николаю Александровичу о лишении родительских прав в отношении несовершеннолетних детей.

Свои требования истец мотивирует тем, что мать злоупотребляет спиртными напитками, не имеет средств, для обеспечения детей и не заинтересована в этом, она не пытается устроиться на работу,  не ведет домашнее хозяйство, не обрабатывает огород, не заготавливает овощи на зиму, единственным источником дохода семьи является детское пособие.

Снегирева не занимается  воспитанием детей, в квартире нет условий для проживания детей.

Снегирев, давно не принимает участия в воспитании своих несовершеннолетних детей, не имеет у них авторитета, никогда не интересовался обучением старших детей в школе, злоупотребляет спиртными напитками, материально детей не содержит. Имеет случайные заработки, в основном за счет сбора дикоросов.

Постановлением главы местной администрации муниципального образования «Биробиджанский район», по ходатайству главы Найфельского сельского поселения, дети Снегиревых, были определены в государственное учреждение.

 

Представитель истца, поддерживая исковые требования, подошла к трибуне:

- Супруги Снегиревы, не выполняет своих родительских обязанностей по воспитанию и содержанию своих детей. Отец, Снегирев Николай, воспитанием детей не занимается, материальной помощи не оказывает. Мать не работает, за детьми не следит, запасов продуктов не имеет.

В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий, в квартире ответчиков часто собираются посторонние люди, распивают спиртные напитки, в квартире беспорядок, детские вещи разбросаны по квартире. Супруги, злоупотребляют спиртными напитками.

Врач Калинина Е.А. сообщила, что Снегиревы имеют 5 детей, одному из которых нет года. Ответчики уклоняется от наблюдения ребенка у врача. При неоднократном посещении квартиры Снегиревых, ответчица медицинских работников в квартиру не пускает, чем препятствует обследованию малолетнего ребенка, при этом из квартиры доносились пьяные голоса и музыка.

Из характеристики заместителя главы администрации, видно, что Снегиревы воспитанием детей не занимаются, злоупотребляет спиртными напитками, нередко случаются пьяные драки в присутствии детей, что мешает отдыху детей и выполнению уроков.

Представить истца, подчеркнула:

- Ответчики уклоняется от выполнения обязанностей родителей по воспитанию и содержанию своих несовершеннолетних детей.

 Их дети, не достигли 18 – летнего возраста и не обладают, согласно ст. 21 Гражданского кодекса РФ дееспособностью, не способны своими действиями осуществлять процессуальные права в суде.

 Младший сын, - представитель Комиссии, словно задохнулась, замолчала, потом обратилась к судье:

- Извините Ваша честь, сыну Снегиревых, Алексею, только пол года, удалили часть, выпавшего из-за обезвоживания, кишечника, после операции, еще находится в детской больнице. - Представитель истца, глубоко вздохнула и продолжила:

1 июля, Николай и Валентина Снегиревы, оставив в доме половину булки хлеба и тридцати пяти литровый бидон с водой. – Представитель истца, помолчала, потом, пересиливая себя, продолжила:

- Родители закрыли на замок своих детей и в самую жару, оставив их одних, отсутствовали в селе пятеро суток!

 Соседи, обратили внимание, что на улице не видно старших ребятишек, пришли к дому, заглянули в окна. Еле разглядели через грязные, закопченные стекла, - вырвалось  у нее.

 

Они отвернулась от объектива телевизионной камеры. Весь процесс, снимали корреспонденты областной телестудии. Дело-то, неординарное!

 

- Увидели лица четверых старших детей, которые что-то им говорили, но слышно было плохо. Соседи, вызвали главу администрации, участкового, врача, вскрыли замок…

В зале стояла тишина, старушка, сидящая на первом ряду, всхлипнула, прошептала: «Нелюди»!

Ее шепот, хорошо был слышен во всем большом зале.

 

Судья посмотрел в сторону ответчиков, Снегиревых. Они явно не ожидали такой оценки. Внешне безразличные к событиям, происходящим вокруг них, они немного изменились. На их испитых, только сегодня, перед заседанием суда, отмытых лицах, появилась, сначала удивление, потом…

Или это показалось судье?

… Сначала Валентина, потом Николай, посмотрели в переполненный людьми зал, повернули голову в сторону судьи, прокурора, и, наконец, поняв, что происходит, до конца судебного заседания, смотрели на свою изношенную обувь.

- Когда вошли в дом, сердце готово было разорваться! На кровати, лежал маленький мальчик, не шевелился. Он был голенький, в квартире все окна закрыты, просто дышать нечем. Из его попы, выпал кишечник и подсох уже.

Представитель закашляла.

Секретарь судебного заседания, принесла ей стакан воды. Представитель истца выпила воду, немного успокоившись, продолжила:

- Спрашиваем у старших, где родители? Они, слабые от голода, еле слышно отвечают, что папа с мамой давно ушли за ягодой, кушать ничего не оставили. Пол булки хлеба, они съели в первый день. Младшему братику, мочили в воде и давали сосать корочку хлеба, но вода кончилась на утро второго дня…

У детей было установлено обезвоживание организма,, истощение, да еще и букет других заболеваний.

 

Снегиревы, сидели тихо, и, казалось, даже не дышали. Судья все пытался увидеть на их лицах, хоть какие-то эмоции. Но лица ответчиков, не дрогнули. Глаза широко открыты, они, словно застыли, ожидая решения суда.

Как потом участковый рассказал судье, Снегиревы, до судебного заседания, разговаривая между собой, обсуждали, что детей может быть заберут обратно себе к зиме, а пока, немного отдохнут от них. Вот только, как будут они получать детские пособия?

Участковый, знал эту семью давно, Николай, в недавнем прошлом, хороший механизатор, работал в колхозе с малолетства, да и Валентина, была известный в области бригадир овощеводческой бригады.

После банкротства колхоза, в селе работы не стало.

Запили Снегиревы, а дети у них, рождались через год. Была в семье  корова, две свиньи, много кур, большой приусадебный участок, однако все распродали, деньги пропили.

Штакетник, вокруг дома, сожгли зимой. Дров купить не на что.

Приусадебный участок зарос полынью. Земля у дома, была ухожена, так полынь вымахала, выше человеческого роста!

 

Заслушав ответчиков, свидетелей, судья объявил:

- Суд удаляется в совещательную комнату, решение будет оглашено, - судья посмотрел на свои наручные часы, в 12 часов.

Виноградову выделили кабинет директора, куда он и направился. За ним, побежали корреспондент и оператор телевидения:

- Можно, мы с вами?

- Вы нарушите тайну совещательной комнаты.

 

Виноградов, слышал за окном, как жители села, обсуждают между собой показания свидетелей и громко, не всегда вежливыми словами, оценивают поступок Снегиревых.

Судья четко расслышал, как какой-то, невидимый ему мужчина, громко сказал:

- Если бы наши правители, не развалили сельское хозяйство, не забыли про села, не было бы этого! А то все деньги крутят в Москве! А на Дальний Восток, им плевать!

 

Оглашая резолютивную часть решения, федеральный судья посмотрел в зал, потом на ответчиков:

- Исковые требования комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, муниципального образования «Биробиджанский муниципальный район» о лишении родительских прав и взыскании алиментов – удовлетворить.

      Лишить  Снегиреву Валентину, Снегирева Николая, - родительских прав в отношении несовершеннолетних детей: дочери Кати 1991 года рождения, дочери Светы, 1993 года рождения, сына Степана, 1994 года рождения, дочери Ирины, 1996 года рождения, сына Алексея, 1999 года рождения.

Передать несовершеннолетних, органам опеки и попечительства для определения их в детское учреждение.

Взыскать со Снегиревой Валентины, Снегирева Николая, ежемесячно, алименты на содержание  несовершеннолетних детей, в размере 1/2 части заработка и (или) иного дохода на их расчетный счет.

Взыскание алиментов производить, начиная со дня подачи искового заявления до достижения детьми совершеннолетнего возраста.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в суд ЕАО через Биробиджанский районный суд в течение 10 дней, в части взыскания алиментов - вступает в законную силу немедленно.

 

Снегиревы, когда услышали об алиментах, удивленно посмотрели друг на друга, потом на судью. Николай не выдержал, громко сказал:

- А мы не работаем!

В зале, мужской голос, громко оценил: - Во, гад!

 

Федеральный судья Виноградов, сделал паузу и объявил:

- Через сорок минут, состоится судебное заседание, по обвинению Снегирева Николая, Снегиревой Валентины, по статье 125 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Состав суда пригласили пообедать в столовой местной средней школы. Обед из трех блюд, был хорошо приготовлен и сравнительно не дорого стоил.

Путь от школы, был не далекий, когда Виноградов подходил к Дому культуры, жители села, дружно входили в зал.

Уголовный процесс, занял значительно меньше времени, чем предыдущий, гражданский.

В последнем слове, подсудимый Снегирев Николай, заявил:

- Я не хотел этого, я брошу пить, и все будет по-старому!

Из зала послышался вопрос:

- Это как, «строгать» детей и бросать их?

Зал на этот вопрос не прореагировал.

Жители села, услышали что подсудимые, своими действиями совершили общественно опасное деяние: заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние.  

Оглашая резолютивную часть приговора, федеральный судья, поднял глаза, посмотрел на подсудимых и четко произнес:

- Снегиреву Валентину, Снегирева Николая, каждого признать виновными в совершении преступления предусмотренного ст. 125 Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить  наказание в виде одного года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

  Меру пресечения Снегиревой Валентины, Снегиреву Николая,  изменить с подписки о невыезде, на заключение под стражу.

  Взять под стражу в зале судебного заседания.

  Срок наказания исчислять с…

 

  В зале, послышались одобрительные высказывания, несколько человек, пытались выразить свое мнение:

- Маловато дали!

Снегиревы, явно не ожидая такого приговора, опустили головы. Прибывшие сотрудники милиции, взяв под стражу осужденных, вывели из зала в комнату участкового, ожидая приезда автозака.

 

Виноградов, усаживаясь в машину, слышал, как прокурор разъясняет гражданам, что назначенное наказание, это максимально предусмотренное по данной статье.

Снегиревы в кассационном порядке не обжаловали решение и приговор.

 

Через десять лет, Виноградов, приехал в Найфельд, для рассмотрения уголовного дела. Он обратил внимание на двух пожилых людей, которые, шли, крепко держась друг за друга, никого не замечая вокруг. Что-то знакомое было в этих людях.

Судья вспомнил и ужаснулся, узнав в этих людях Николая и Валентину Снегиревых,

Лица, покрытые глубокими морщинами, давно не мыты, в руках Николая, большая пластиковая бутылка с пивом.

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0031729

от 2 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0031729 выдан для произведения:

 

 

 

Десятого сентября 2000 года, в зале Дома культуры села Найфельд, не осталась свободного места. Казалось, все взрослое население села, собрались здесь с утра пораньше. А еще больше, подойдя на пятнадцать минут позже, стояли у входа в зал. И это в рабочий день, когда столько дел в огородах!

 

Глава администрации села, попросила мужчин, принести стулья из своих домов:

- Судья еще не приехал, - вы успеете, - говорила она односельчанам.

Муж и жена Снегиревы, стояли в стороне, смотрели на суету земляков. Рядом с ними, стоял участковый уполномоченный милиции Балов, очень спокойный и рассудительный человек.

Николай Снегирев, хотел, было, куда-то отойти, но участковый так посмотрел на него, что Николай и забыл, что он задумал.

 

По асфальту, уложенному перед Домом культуры, весело чирикая, сказали воробьи. Сентябрьское солнце, неожиданно ласковое и теплое, аккуратно, в эти ранние часы, гладило лица и натруженные руки многочисленных женщин, еще спешивших к началу судебного заседания.

Недалеко от здания ДК, стояло три трактора «Белорус» с прицепами и две бортовых автомашины. И фермеры решили сегодня отпустить своих работников.

Да и что говорить, для жителей села, такое было впервые. Сразу, в один день, Снегиревых будут лишать родительских прав, а потом, судить.

По секрету, от сведущего человека, в селе было известно, что по этой статье уголовного кодекса, оставление в опасности, предусмотрено лишение свободы, но скорее, Снегиревым дадут условно.

 

Из-за поворота, показалась автомашина «Волга», за ней, «Жигули». Из первой автомашины, вышел Федеральный судья.

- Виноградов! - Зашептались селяне, - сам приехал.

Следом за ним, вышла секретарь судебного заседания, представитель опеки и попечительства района, представитель Комиссии по делам несовершеннолетних.

Из второй машины, вышел прокурор района.

 

Проходя мимо доски объявлений, судья обратил внимание на огромный лист ватмана, на котором огромными буквами было написано, что состоится судебное заседание по гражданскому делу и рассмотрение уголовного дела в отношении супругов Снегиревых.

 

Участники процесса, прошли в кабинет директора Дома культуры, потом прокурор и секретарь судебного заседания,  представитель истца и органа опеки, прошли в зал и присели за столы, на которых стояла табличка с их фамилией.

-Встать, суд идет! – прозвучал голос секретаря судебного заседания.

В зал вошел федеральный судья, с двумя томами гражданского дела.

Он объявил:

- Рассматривается гражданское дело по иску Комиссии по делам несовершеннолетних к Николаю и Валентине Снегиревым о лишении их родительских прав в отношении детей, Кати 1990 года рождения, Светы, 1993 года рождения, Степана, 1994 года рождения, Ирины, 1996 года рождения, Алексея, 1999 года рождения.

Объявляется состав суда…

Объявив состав суда, федеральный судья, разъяснил права и обязанности участникам процесса, огласил исковое заявление:

- Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, обратилась в суд с иском к Снегиревой Валентине Николаевне и Снегиреву Николаю Александровичу о лишении родительских прав в отношении несовершеннолетних детей.

Свои требования истец мотивирует тем, что мать злоупотребляет спиртными напитками, не имеет средств, для обеспечения детей и не заинтересована в этом, она не пытается устроиться на работу,  не ведет домашнее хозяйство, не обрабатывает огород, не заготавливает овощи на зиму, единственным источником дохода семьи является детское пособие.

Снегирева не занимается  воспитанием детей, в квартире нет условий для проживания детей.

Снегирев, давно не принимает участия в воспитании своих несовершеннолетних детей, не имеет у них авторитета, никогда не интересовался обучением старших детей в школе, злоупотребляет спиртными напитками, материально детей не содержит. Имеет случайные заработки, в основном за счет сбора дикоросов.

Постановлением главы местной администрации муниципального образования «Биробиджанский район», по ходатайству главы Найфельского сельского поселения, дети Снегиревых, были определены в государственное учреждение.

 

Представитель истца, поддерживая исковые требования, подошла к трибуне:

- Супруги Снегиревы, не выполняет своих родительских обязанностей по воспитанию и содержанию своих детей. Отец, Снегирев Николай, воспитанием детей не занимается, материальной помощи не оказывает. Мать не работает, за детьми не следит, запасов продуктов не имеет.

В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий, в квартире ответчиков часто собираются посторонние люди, распивают спиртные напитки, в квартире беспорядок, детские вещи разбросаны по квартире. Супруги, злоупотребляют спиртными напитками.

Врач Калинина Е.А. сообщила, что Снегиревы имеют 5 детей, одному из которых нет года. Ответчики уклоняется от наблюдения ребенка у врача. При неоднократном посещении квартиры Снегиревых, ответчица медицинских работников в квартиру не пускает, чем препятствует обследованию малолетнего ребенка, при этом из квартиры доносились пьяные голоса и музыка.

Из характеристики заместителя главы администрации, видно, что Снегиревы воспитанием детей не занимаются, злоупотребляет спиртными напитками, нередко случаются пьяные драки в присутствии детей, что мешает отдыху детей и выполнению уроков.

Представить истца, подчеркнула:

- Ответчики уклоняется от выполнения обязанностей родителей по воспитанию и содержанию своих несовершеннолетних детей.

 Их дети, не достигли 18 – летнего возраста и не обладают, согласно ст. 21 Гражданского кодекса РФ дееспособностью, не способны своими действиями осуществлять процессуальные права в суде.

 Младший сын, - представитель Комиссии, словно задохнулась, замолчала, потом обратилась к судье:

- Извините Ваша честь, сыну Снегиревых, Алексею, только пол года, удалили часть, выпавшего из-за обезвоживания, кишечника, после операции, еще находится в детской больнице. - Представитель истца, глубоко вздохнула и продолжила:

1 июля, Николай и Валентина Снегиревы, оставив в доме половину булки хлеба и тридцати пяти литровый бидон с водой. – Представитель истца, помолчала, потом, пересиливая себя, продолжила:

- Родители закрыли на замок своих детей и в самую жару, оставив их одних, отсутствовали в селе пятеро суток!

 Соседи, обратили внимание, что на улице не видно старших ребятишек, пришли к дому, заглянули в окна. Еле разглядели через грязные, закопченные стекла, - вырвалось  у нее.

 

Они отвернулась от объектива телевизионной камеры. Весь процесс, снимали корреспонденты областной телестудии. Дело-то, неординарное!

 

- Увидели лица четверых старших детей, которые что-то им говорили, но слышно было плохо. Соседи, вызвали главу администрации, участкового, врача, вскрыли замок…

В зале стояла тишина, старушка, сидящая на первом ряду, всхлипнула, прошептала: «Нелюди»!

Ее шепот, хорошо был слышен во всем большом зале.

 

Судья посмотрел в сторону ответчиков, Снегиревых. Они явно не ожидали такой оценки. Внешне безразличные к событиям, происходящим вокруг них, они немного изменились. На их испитых, только сегодня, перед заседанием суда, отмытых лицах, появилась, сначала удивление, потом…

Или это показалось судье?

… Сначала Валентина, потом Николай, посмотрели в переполненный людьми зал, повернули голову в сторону судьи, прокурора, и, наконец, поняв, что происходит, до конца судебного заседания, смотрели на свою изношенную обувь.

- Когда вошли в дом, сердце готово было разорваться! На кровати, лежал маленький мальчик, не шевелился. Он был голенький, в квартире все окна закрыты, просто дышать нечем. Из его попы, выпал кишечник и подсох уже.

Представитель закашляла.

Секретарь судебного заседания, принесла ей стакан воды. Представитель истца выпила воду, немного успокоившись, продолжила:

- Спрашиваем у старших, где родители? Они, слабые от голода, еле слышно отвечают, что папа с мамой давно ушли за ягодой, кушать ничего не оставили. Пол булки хлеба, они съели в первый день. Младшему братику, мочили в воде и давали сосать корочку хлеба, но вода кончилась на утро второго дня…

У детей было установлено обезвоживание организма,, истощение, да еще и букет других заболеваний.

 

Снегиревы, сидели тихо, и, казалось, даже не дышали. Судья все пытался увидеть на их лицах, хоть какие-то эмоции. Но лица ответчиков, не дрогнули. Глаза широко открыты, они, словно застыли, ожидая решения суда.

Как потом участковый рассказал судье, Снегиревы, до судебного заседания, разговаривая между собой, обсуждали, что детей может быть заберут обратно себе к зиме, а пока, немного отдохнут от них. Вот только, как будут они получать детские пособия?

Участковый, знал эту семью давно, Николай, в недавнем прошлом, хороший механизатор, работал в колхозе с малолетства, да и Валентина, была известный в области бригадир овощеводческой бригады.

После банкротства колхоза, в селе работы не стало.

Запили Снегиревы, а дети у них, рождались через год. Была в семье  корова, две свиньи, много кур, большой приусадебный участок, однако все распродали, деньги пропили.

Штакетник, вокруг дома, сожгли зимой. Дров купить не на что.

Приусадебный участок зарос полынью. Земля у дома, была ухожена, так полынь вымахала, выше человеческого роста!

 

Заслушав ответчиков, свидетелей, судья объявил:

- Суд удаляется в совещательную комнату, решение будет оглашено, - судья посмотрел на свои наручные часы, в 12 часов.

Виноградову выделили кабинет директора, куда он и направился. За ним, побежали корреспондент и оператор телевидения:

- Можно, мы с вами?

- Вы нарушите тайну совещательной комнаты.

 

Виноградов, слышал за окном, как жители села, обсуждают между собой показания свидетелей и громко, не всегда вежливыми словами, оценивают поступок Снегиревых.

Судья четко расслышал, как какой-то, невидимый ему мужчина, громко сказал:

- Если бы наши правители, не развалили сельское хозяйство, не забыли про села, не было бы этого! А то все деньги крутят в Москве! А на Дальний Восток, им плевать!

 

Оглашая резолютивную часть решения, федеральный судья посмотрел в зал, потом на ответчиков:

- Исковые требования комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, муниципального образования «Биробиджанский муниципальный район» о лишении родительских прав и взыскании алиментов – удовлетворить.

      Лишить  Снегиреву Валентину, Снегирева Николая, - родительских прав в отношении несовершеннолетних детей: дочери Кати 1991 года рождения, дочери Светы, 1993 года рождения, сына Степана, 1994 года рождения, дочери Ирины, 1996 года рождения, сына Алексея, 1999 года рождения.

Передать несовершеннолетних, органам опеки и попечительства для определения их в детское учреждение.

Взыскать со Снегиревой Валентины, Снегирева Николая, ежемесячно, алименты на содержание  несовершеннолетних детей, в размере 1/2 части заработка и (или) иного дохода на их расчетный счет.

Взыскание алиментов производить, начиная со дня подачи искового заявления до достижения детьми совершеннолетнего возраста.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в суд ЕАО через Биробиджанский районный суд в течение 10 дней, в части взыскания алиментов - вступает в законную силу немедленно.

 

Снегиревы, когда услышали об алиментах, удивленно посмотрели друг на друга, потом на судью. Николай не выдержал, громко сказал:

- А мы не работаем!

В зале, мужской голос, громко оценил: - Во, гад!

 

Федеральный судья Виноградов, сделал паузу и объявил:

- Через сорок минут, состоится судебное заседание, по обвинению Снегирева Николая, Снегиревой Валентины, по статье 125 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Состав суда пригласили пообедать в столовой местной средней школы. Обед из трех блюд, был хорошо приготовлен и сравнительно не дорого стоил.

Путь от школы, был не далекий, когда Виноградов подходил к Дому культуры, жители села, дружно входили в зал.

Уголовный процесс, занял значительно меньше времени, чем предыдущий, гражданский.

В последнем слове, подсудимый Снегирев Николай, заявил:

- Я не хотел этого, я брошу пить, и все будет по-старому!

Из зала послышался вопрос:

- Это как, «строгать» детей и бросать их?

Зал на этот вопрос не прореагировал.

Жители села, услышали что подсудимые, своими действиями совершили общественно опасное деяние: заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние.  

Оглашая резолютивную часть приговора, федеральный судья, поднял глаза, посмотрел на подсудимых и четко произнес:

- Снегиреву Валентину, Снегирева Николая, каждого признать виновными в совершении преступления предусмотренного ст. 125 Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить  наказание в виде одного года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

  Меру пресечения Снегиревой Валентины, Снегиреву Николая,  изменить с подписки о невыезде, на заключение под стражу.

  Взять под стражу в зале судебного заседания.

  Срок наказания исчислять с…

 

  В зале, послышались одобрительные высказывания, несколько человек, пытались выразить свое мнение:

- Маловато дали!

Снегиревы, явно не ожидая такого приговора, опустили головы. Прибывшие сотрудники милиции, взяв под стражу осужденных, вывели из зала в комнату участкового, ожидая приезда автозака.

 

Виноградов, усаживаясь в машину, слышал, как прокурор разъясняет гражданам, что назначенное наказание, это максимально предусмотренное по данной статье.

Снегиревы в кассационном порядке не обжаловали решение и приговор.

 

Через десять лет, Виноградов, приехал в Найфельд, для рассмотрения уголовного дела. Он обратил внимание на двух пожилых людей, которые, шли, крепко держась друг за друга, никого не замечая вокруг. Что-то знакомое было в этих людях.

Судья вспомнил и ужаснулся, узнав в этих людях Николая и Валентину Снегиревых,

Лица, покрытые глубокими морщинами, давно не мыты, в руках Николая, большая пластиковая бутылка с пивом.

Рейтинг: 0 334 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!