ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Они еще «хоть куда»

 

Они еще «хоть куда»

22 сентября 2012 - Бен-Иойлик

 

 - «Заходите, заходите, - красавица….» 
Это «Главный Специалист» небольшой стоматологической клиники, разместившейся в трехкомнатной
переоборудованной квартире, отъехал на своем стуле от пациента и выглянул в дверь 
поприветствовать нас. Вряд ли так уж важно, - корыстная ли это лесть, верх услужливости 
к клиенту или искренне желание доставить приятное входящему на его территорию пациенту.
Вам станет просто необычно тепло и уютно напротив стойки секретарши, где рядом с вашим тесно
прижались друг к другу еще три обитых темно-синим дерматином стула на железных окрашенных 
в черный цвет ножках.

Ваша мама уже медленно приземлилось на свободное место, ближайшее к открытой двери и вы 
забираете у нее палочку, чтобы освободить ее от ненужного в сидячем положении предмета. 
Вы это делаете и все, конечно же, обращают внимание, какой Вы заботливый сын и как повезло
Вашей маме.
- «Я так и знал, что у Вашего сына такая очаровательная мама». Нет ничего более коварного, 
чем комплимент женщине, - мама с улыбкой английской королевы оглядывается, и после 
положенного по этикету официальной части оглашения титулов и имен присутствующих, а так же 
ее собственного, приступает к светской беседе. Впрочем, поскольку за открытой дверью 
кабинета главного действующего лица, который на короткое время показался поприветствовать 
вновь вошедших, чтобы произнести - «красавица», и в данный момент полностью сосредоточенного 
на размешивании цемента, сидит несчастный с открытым ртом, а секретарша отвечает на 
телефонный разговор, то у мамы получается скорее монолог.

Впрочем, это совсем не мешает Вашей красавице, надевшей сегодня очень симпатичный зеленый
костюмчик с блесками и белую панамку, во всех подробностях рассказать, что она совсем 
не собиралась устраивать прием в этот будний день и поэтому не совсем» одета. 
Это ее «злодей», сын, почти насильно посадил ее в свой «Ситроен» и доставил сюда, 
за тридевять земель, хотя у нее под носом есть огромное количество таких же приятных людей. 
Все они готовы практически бесплатно, исправить ей то, что по не понятной ее причине 
перестало функционировать и вот теперь она совершенно не может давать торжественные обеды. 
Все так было хорошо последние тридцать лет…. Теперь же, совершенно непонятно почему 
приходится идти на такие затраты. 
Здесь нашей королеве становится грустно, но положение спасает все тот же владелец всего, 
что находится в пределах видимости.

- «Хорошая вы моя, мы Вам сделаем все так красиво и удобно, что Вы забудете о своих 
проблемах очень надолго, практически навсегда». Произнесено это было еще более ласково 
и приветливо, чем в начале данного присутственного места.
Тут уже подключается и его секретарша, используя весь свой трудовой опыт, накопленный 
в этих стенах за пятнадцать лет, в постоянном движении между тремя кабинетами специалистов,
телефонами и пациентами. Можно только догадываться, кем она могла быть в том государстве,
из которого сбежала на землю обетованную. (Вполне возможно состояла в артистках 
провинциального театра, а если и столичного, то не на столько была известна, чтобы 
Вы ее знали в лицо).
- «Вы даже не представляете, как Вам повезло, что Вы, красавица, попали сюда к нам. 
Разве Ваш сын не рассказывал о нас?»

Вот тут Вы поблагодарите сами себя, что не успели еще поведать своей маме все интимные
подробности Ваших многолетних взаимодействий с обитателями этого, ставшего для Вас уже 
почти родным, заведением, где Вы оставили солидную часть своих доходов в борьбе 
с разрушительным временем. Иначе, все бы это сейчас было бы оглашено и Вам бы только 
осталось провалиться сквозь землю, не столько от стыда, сколько от не желания прослыть 
неблагодарным болтуном.

Однако, и то, что Вы успели услышать, оказалось достаточно, чтобы вогнать вас в краску,
а специалистам по жевательному инструменту человеков, узнать иной взгляд на историю 
взаимоотношений с Вами. Хорошо, однако, что материя, а в данном случае экономика, - 
все-таки первична. Именно поэтому, остальные присутствующие постарались не касаться 
столь болезненных для Вас воспоминаний, тем более, что из кабинета вышел мужчина с уже 
плотно закрытым ртом, который направился прямо к зеркалу, желая по внимательнее рассмотреть
то чужеродное, что заменило теперь ему его родное.

Вы наверно и сами не раз наблюдали с каким лицом выходят из этих кабинетов несчастные 
посетители, так что не стоит тратить время на подробности. Лицо у него было именно таким,
которое видели и Вы сами. Маму пришлось прервать и попросить занять покинутое им место,
чем-то отдаленно напоминающее трон. Если даже Вы и не согласитесь с такой аналогией, то 
не будете спорить, что в данном учреждении оно является центром всего остального девства.
Как оказалось, что с открытым ртом очень трудно было продолжать рассказывать все остальные 
подробности маминой жизни, а таких накопилось у нее, как Вы уже, наверно, догадались и сами,
совсем не мало.

Дверь кабинета продолжает оставаться открытой, и это создало для Вас некоторую неловкость.
Действия, проводимые над пациентом, а в данном случае с родным Вам человеком, не следовало
бы выставлять на всеобщее обозрение. К тому же размеры «зала ожидания» настолько малы и 
дверь расположена настолько близко от описанных железных стульев, что Вы как бы участвуете
в самом процессе. Вам ничего не остается делать, как отойти как можно дальше и стараться 
не поворачиваться в сторону открытой двери. Это очень сложно реализовать на практике. 

Вас насильно делают участником происходящего, постоянно вовлекая в творческий процесс 
принятия решений, что является отличительной чертой, а если и хотите, профессиональным 
приемом Вашего спасителя и Вашего мучителя одновременно (так тяжело и горько расплачиваться 
каждый раз, выходя из кабинета, где милая секретарша уже протягивает вам заполненную 
квитанцию).
Вам очень не хочется знать, а тем более лицезреть, происходящее совсем рядом, поскольку и 
в ТОРЕ сказано, что нельзя наблюдать «родителей своих нагими».
А разве здесь не происходит обнажение, то есть раскрытие того, что должно быть скрыто от 
глаз сыновних? Думается любой раввин подтвердит Ваши сомнения. 
Вам же продолжают объяснять все как можно подробнее, в деталях, не замечая Ваше паническое 
состояние. 

А вот с мамой Вашей у специалиста явно получилась настоящая «химия», точнее полное 
взаимопонимание, и до слуха Вашего доходит, оживленное обсуждение моделей и вариантов ее 
бедующей улыбки.
К счастью о Вас они забывали, увлекшись преимуществами маминой не столь далекой перспективы, 
а главное тем, насколько сама она окажется привлекательнее для окружающих после окончанию 
его работы
Вы уже слышите, как мама с сожалением и не без помощи главного и секретарши перебирается из 
главного кресла на темно синий стул, ближний к открытой двери. Вы возвращаетесь к ней, 
и Вам начинает казаться, что мама провела здесь несколько лет, - так хорошо она чувствует 
себя в этих стенах и такое знание особенностей специальности проступает во всей ее осанке. 

Теперь ваша очередь и Вы забираетесь на то же место, и конечно мгновенно вспоминаете одно 
за одним всю череду посещений подобных заведений в вашей прошлой жизни, все лица склоненные 
над вами, их глаза, их руки и то бесчисленное число пронзительных импульсов боли….
Затем Вы возвращаетесь в сегодняшний день и благодарите судьбу, что в отведенные Вам годы 
технологии ушли далеко вперед и в этой области тоже, что Вы счастливчик, что Вам уже не 
причиняют тех пыток, на которые Вы шли всегда с большим опозданием, стараясь оттянуть 
несчастья. Результатом же явились столь чувствительные сегодняшние материальные затраты.
Пока главный занят с Вами, и Вы на время забываете об открытой двери. Только «спустившись 
на родную землю», то есть, покинув кресло, Вы замечаете по маминым глазам, что она все 
время была рядом. Что ей ваша боль была столь же близка сегодня, как и в те далекие годы, 
когда Вы с ней составляли единое целое, и когда она еще не успела избавиться от обременяющей
ее нощи.

Вы вместе, тесно прижавшись друг к другу, торжественно покидаете присутственное место, 
под радостные прощальные пожелания удачи от профессионалов своего дела и искренних (здесь 
уж без всяких сомнений) приглашений на новые посещения.
- Надеемся увидеться здесь еще не один раз.
Получив прощальную порцию напутствий, мамам торжественно покидает провожающих.
В лифте Ваша мама начинает понимать, что праздник неожиданно закончился, что серые будни, 
вместе с Вашим сыновним видом, еще устрашенным лязганьем, урчанием и шипением в 
непосредственной близости от глаз и ушей, снова вернулись к ней вместе с одиночеством ее 
маленькой квартиры. 

Она опирается на чуть не забытую у палочку и с видом государственного контролера, 
докладывающего парламентариям о положение дел (есть такая должность в государстве Израиль), 
объявляет, что руки главный не моет при смене действующих лиц на обслуживаемом им троне.
Поскольку Вы с этой его особенностью уже знакомы, то не станете заступаться. Поняв, что 
попала в «самое слабое место», мама заявляет, что еще надо хорошо подумать, стоит ли или 
не стоит.

На улице зимняя благодать, солнышко присело и вечнозеленые приветствуют Вас с благополучным
возвращением. Ваш славный «Ситроен» наконец дождавшийся и уже было заскучавший в ожиданиях,
резво берет старт, и Вы бездушно уходите в себя, не совсем вникая в пересказ недавних 
произошедших с мамой событий, свидетелем которых Вы и сами были только что. Заднее сидение 
отдаляется, и лента дороги убегающая под колеса радует Вас, что свершили наконец-то давно 
откладываемое Вами «доброе дело». 

В зеркало заднего вида, Вы все же замечаете, что мама рассматривает себя в своем маленьком,
дамском, и совершенно неожиданно, впервые в жизни слышите:

«Почему ты Хая – бледная такая,
Потому что Йося – сегодня меня бросил»


Вы просите повторить исполнительницу «на бис», не забывая крикнуть несколько раз Браво! 
Вы невольно в такт нажимаете на газ, перечеркивая все дорожные правила, и конечно 
проскакиваете перекресток на самом хвосте желтого, задним бампером попадая под красный 
светофор.
Но день сегодня удачен, полицейские фото камеры не успевают сделать трагический для Вас 
снимок, а, на оставшемся позади перекрестке, не взвывают полицейские сигналы, вдавливая
вас по уши в водительское кресло.

Мама тоже, практически в унисон с Вами, загорается фейерверком жизни. Она мгновенно 
освобождается от всех мирских неприятностей, десятилетия остаются на том же, уже едва 
угадывающемся позади перекрестке. Она тут же вступает в серьезные разногласия с ласковым,
только что покинутым профессионалом, приводя многочисленную аргументацию в защиту своего 
имущества, не находя никаких новых положительных качеств в том, что ей предлагали.
Несомненно, у них только одно желание разорить нас, - а «Тебя (то есть Вас), дурака, всегда
все и везде норовят обмануть. Но со мной это не пройдет. Я таких уже многих повидала».

Наступившее минутное молчание Вы воспринимаете не совсем адекватно, а может, это 
перебежавшая дорогу близко от Вас собачка заставила вспомнить Марфу и ее стремление 
броситься под все проходящие машины. 
Вы отвлеклись на ненужное.
«Ну, посмотри, какая у меня красота, повернись на секунду….»
«Посмотри, сынок…»
Вы, оценив дорожную обстановку, наконец-то решаетесь обернуться на допустимое по правилам 
мгновение. Вы так хотите быть заботливым и благодарным сыном.
Все тридцать два зубика на розоватой основе снизу и сверху, слегка приоткрытых на последней
фразе, улыбались Вам в протянутой маминой руке.
О эти ненавистные фильмы ужасов с их разнообразными вампирами и вампирками…. 
Рассчитанное Вами мгновение застыло в паническом страхе перед непредугаданной, не сразу 
расшифрованной, псевдореальной картиной.
Но Вы успели на этот раз вовремя очнуться и самое экстренное торможение, на которое. 
Вы еще способны, с визгом покрышек на разгоряченным асфальте, спасает Вас от бампера 
впереди стоящей машины..

Как хорошо, что только вчера Вы заплатили за смену тормозных колодок, и что сзади вас 
оказался многоопытный таксист.
Руку мамы бросило вперед, что-то щелкнуло справа от Вас, но вы уже не смотрите ни назад,
ни по бокам, а, судорожно вцепившись в руль, сворачиваете в свободный справа ряд и 
стараетесь как можно скорее оторваться от таксиста. Вы благодарите его мысленно 
за высочайший профессионализм, удивляясь его ловкости и умению.
- Ты, видишь, мои-то еще совсем приличные.
- Да, я все видел, мама…. Они еще «хоть куда»….

© Copyright: Бен-Иойлик, 2012

Регистрационный номер №0078609

от 22 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0078609 выдан для произведения:

 

 - «Заходите, заходите, - красавица….» 
Это «Главный Специалист» небольшой стоматологической клиники, разместившейся в трехкомнатной
переоборудованной квартире, отъехал на своем стуле от пациента и выглянул в дверь 
поприветствовать нас. Вряд ли так уж важно, - корыстная ли это лесть, верх услужливости 
к клиенту или искренне желание доставить приятное входящему на его территорию пациенту.
Вам станет просто необычно тепло и уютно напротив стойки секретарши, где рядом с вашим тесно
прижались друг к другу еще три обитых темно-синим дерматином стула на железных окрашенных 
в черный цвет ножках.

Ваша мама уже медленно приземлилось на свободное место, ближайшее к открытой двери и вы 
забираете у нее палочку, чтобы освободить ее от ненужного в сидячем положении предмета. 
Вы это делаете и все, конечно же, обращают внимание, какой Вы заботливый сын и как повезло
Вашей маме.
- «Я так и знал, что у Вашего сына такая очаровательная мама». Нет ничего более коварного, 
чем комплимент женщине, - мама с улыбкой английской королевы оглядывается, и после 
положенного по этикету официальной части оглашения титулов и имен присутствующих, а так же 
ее собственного, приступает к светской беседе. Впрочем, поскольку за открытой дверью 
кабинета главного действующего лица, который на короткое время показался поприветствовать 
вновь вошедших, чтобы произнести - «красавица», и в данный момент полностью сосредоточенного 
на размешивании цемента, сидит несчастный с открытым ртом, а секретарша отвечает на 
телефонный разговор, то у мамы получается скорее монолог.

Впрочем, это совсем не мешает Вашей красавице, надевшей сегодня очень симпатичный зеленый
костюмчик с блесками и белую панамку, во всех подробностях рассказать, что она совсем 
не собиралась устраивать прием в этот будний день и поэтому не совсем» одета. 
Это ее «злодей», сын, почти насильно посадил ее в свой «Ситроен» и доставил сюда, 
за тридевять земель, хотя у нее под носом есть огромное количество таких же приятных людей. 
Все они готовы практически бесплатно, исправить ей то, что по не понятной ее причине 
перестало функционировать и вот теперь она совершенно не может давать торжественные обеды. 
Все так было хорошо последние тридцать лет…. Теперь же, совершенно непонятно почему 
приходится идти на такие затраты. 
Здесь нашей королеве становится грустно, но положение спасает все тот же владелец всего, 
что находится в пределах видимости.

- «Хорошая вы моя, мы Вам сделаем все так красиво и удобно, что Вы забудете о своих 
проблемах очень надолго, практически навсегда». Произнесено это было еще более ласково 
и приветливо, чем в начале данного присутственного места.
Тут уже подключается и его секретарша, используя весь свой трудовой опыт, накопленный 
в этих стенах за пятнадцать лет, в постоянном движении между тремя кабинетами специалистов,
телефонами и пациентами. Можно только догадываться, кем она могла быть в том государстве,
из которого сбежала на землю обетованную. (Вполне возможно состояла в артистках 
провинциального театра, а если и столичного, то не на столько была известна, чтобы 
Вы ее знали в лицо).
- «Вы даже не представляете, как Вам повезло, что Вы, красавица, попали сюда к нам. 
Разве Ваш сын не рассказывал о нас?»

Вот тут Вы поблагодарите сами себя, что не успели еще поведать своей маме все интимные
подробности Ваших многолетних взаимодействий с обитателями этого, ставшего для Вас уже 
почти родным, заведением, где Вы оставили солидную часть своих доходов в борьбе 
с разрушительным временем. Иначе, все бы это сейчас было бы оглашено и Вам бы только 
осталось провалиться сквозь землю, не столько от стыда, сколько от не желания прослыть 
неблагодарным болтуном.

Однако, и то, что Вы успели услышать, оказалось достаточно, чтобы вогнать вас в краску,
а специалистам по жевательному инструменту человеков, узнать иной взгляд на историю 
взаимоотношений с Вами. Хорошо, однако, что материя, а в данном случае экономика, - 
все-таки первична. Именно поэтому, остальные присутствующие постарались не касаться 
столь болезненных для Вас воспоминаний, тем более, что из кабинета вышел мужчина с уже 
плотно закрытым ртом, который направился прямо к зеркалу, желая по внимательнее рассмотреть
то чужеродное, что заменило теперь ему его родное.

Вы наверно и сами не раз наблюдали с каким лицом выходят из этих кабинетов несчастные 
посетители, так что не стоит тратить время на подробности. Лицо у него было именно таким,
которое видели и Вы сами. Маму пришлось прервать и попросить занять покинутое им место,
чем-то отдаленно напоминающее трон. Если даже Вы и не согласитесь с такой аналогией, то 
не будете спорить, что в данном учреждении оно является центром всего остального девства.
Как оказалось, что с открытым ртом очень трудно было продолжать рассказывать все остальные 
подробности маминой жизни, а таких накопилось у нее, как Вы уже, наверно, догадались и сами,
совсем не мало.

Дверь кабинета продолжает оставаться открытой, и это создало для Вас некоторую неловкость.
Действия, проводимые над пациентом, а в данном случае с родным Вам человеком, не следовало
бы выставлять на всеобщее обозрение. К тому же размеры «зала ожидания» настолько малы и 
дверь расположена настолько близко от описанных железных стульев, что Вы как бы участвуете
в самом процессе. Вам ничего не остается делать, как отойти как можно дальше и стараться 
не поворачиваться в сторону открытой двери. Это очень сложно реализовать на практике. 

Вас насильно делают участником происходящего, постоянно вовлекая в творческий процесс 
принятия решений, что является отличительной чертой, а если и хотите, профессиональным 
приемом Вашего спасителя и Вашего мучителя одновременно (так тяжело и горько расплачиваться 
каждый раз, выходя из кабинета, где милая секретарша уже протягивает вам заполненную 
квитанцию).
Вам очень не хочется знать, а тем более лицезреть, происходящее совсем рядом, поскольку и 
в ТОРЕ сказано, что нельзя наблюдать «родителей своих нагими».
А разве здесь не происходит обнажение, то есть раскрытие того, что должно быть скрыто от 
глаз сыновних? Думается любой раввин подтвердит Ваши сомнения. 
Вам же продолжают объяснять все как можно подробнее, в деталях, не замечая Ваше паническое 
состояние. 

А вот с мамой Вашей у специалиста явно получилась настоящая «химия», точнее полное 
взаимопонимание, и до слуха Вашего доходит, оживленное обсуждение моделей и вариантов ее 
бедующей улыбки.
К счастью о Вас они забывали, увлекшись преимуществами маминой не столь далекой перспективы, 
а главное тем, насколько сама она окажется привлекательнее для окружающих после окончанию 
его работы
Вы уже слышите, как мама с сожалением и не без помощи главного и секретарши перебирается из 
главного кресла на темно синий стул, ближний к открытой двери. Вы возвращаетесь к ней, 
и Вам начинает казаться, что мама провела здесь несколько лет, - так хорошо она чувствует 
себя в этих стенах и такое знание особенностей специальности проступает во всей ее осанке. 

Теперь ваша очередь и Вы забираетесь на то же место, и конечно мгновенно вспоминаете одно 
за одним всю череду посещений подобных заведений в вашей прошлой жизни, все лица склоненные 
над вами, их глаза, их руки и то бесчисленное число пронзительных импульсов боли….
Затем Вы возвращаетесь в сегодняшний день и благодарите судьбу, что в отведенные Вам годы 
технологии ушли далеко вперед и в этой области тоже, что Вы счастливчик, что Вам уже не 
причиняют тех пыток, на которые Вы шли всегда с большим опозданием, стараясь оттянуть 
несчастья. Результатом же явились столь чувствительные сегодняшние материальные затраты.
Пока главный занят с Вами, и Вы на время забываете об открытой двери. Только «спустившись 
на родную землю», то есть, покинув кресло, Вы замечаете по маминым глазам, что она все 
время была рядом. Что ей ваша боль была столь же близка сегодня, как и в те далекие годы, 
когда Вы с ней составляли единое целое, и когда она еще не успела избавиться от обременяющей
ее нощи.

Вы вместе, тесно прижавшись друг к другу, торжественно покидаете присутственное место, 
под радостные прощальные пожелания удачи от профессионалов своего дела и искренних (здесь 
уж без всяких сомнений) приглашений на новые посещения.
- Надеемся увидеться здесь еще не один раз.
Получив прощальную порцию напутствий, мамам торжественно покидает провожающих.
В лифте Ваша мама начинает понимать, что праздник неожиданно закончился, что серые будни, 
вместе с Вашим сыновним видом, еще устрашенным лязганьем, урчанием и шипением в 
непосредственной близости от глаз и ушей, снова вернулись к ней вместе с одиночеством ее 
маленькой квартиры. 

Она опирается на чуть не забытую у палочку и с видом государственного контролера, 
докладывающего парламентариям о положение дел (есть такая должность в государстве Израиль), 
объявляет, что руки главный не моет при смене действующих лиц на обслуживаемом им троне.
Поскольку Вы с этой его особенностью уже знакомы, то не станете заступаться. Поняв, что 
попала в «самое слабое место», мама заявляет, что еще надо хорошо подумать, стоит ли или 
не стоит.

На улице зимняя благодать, солнышко присело и вечнозеленые приветствуют Вас с благополучным
возвращением. Ваш славный «Ситроен» наконец дождавшийся и уже было заскучавший в ожиданиях,
резво берет старт, и Вы бездушно уходите в себя, не совсем вникая в пересказ недавних 
произошедших с мамой событий, свидетелем которых Вы и сами были только что. Заднее сидение 
отдаляется, и лента дороги убегающая под колеса радует Вас, что свершили наконец-то давно 
откладываемое Вами «доброе дело». 

В зеркало заднего вида, Вы все же замечаете, что мама рассматривает себя в своем маленьком,
дамском, и совершенно неожиданно, впервые в жизни слышите:

«Почему ты Хая – бледная такая,
Потому что Йося – сегодня меня бросил»


Вы просите повторить исполнительницу «на бис», не забывая крикнуть несколько раз Браво! 
Вы невольно в такт нажимаете на газ, перечеркивая все дорожные правила, и конечно 
проскакиваете перекресток на самом хвосте желтого, задним бампером попадая под красный 
светофор.
Но день сегодня удачен, полицейские фото камеры не успевают сделать трагический для Вас 
снимок, а, на оставшемся позади перекрестке, не взвывают полицейские сигналы, вдавливая
вас по уши в водительское кресло.

Мама тоже, практически в унисон с Вами, загорается фейерверком жизни. Она мгновенно 
освобождается от всех мирских неприятностей, десятилетия остаются на том же, уже едва 
угадывающемся позади перекрестке. Она тут же вступает в серьезные разногласия с ласковым,
только что покинутым профессионалом, приводя многочисленную аргументацию в защиту своего 
имущества, не находя никаких новых положительных качеств в том, что ей предлагали.
Несомненно, у них только одно желание разорить нас, - а «Тебя (то есть Вас), дурака, всегда
все и везде норовят обмануть. Но со мной это не пройдет. Я таких уже многих повидала».

Наступившее минутное молчание Вы воспринимаете не совсем адекватно, а может, это 
перебежавшая дорогу близко от Вас собачка заставила вспомнить Марфу и ее стремление 
броситься под все проходящие машины. 
Вы отвлеклись на ненужное.
«Ну, посмотри, какая у меня красота, повернись на секунду….»
«Посмотри, сынок…»
Вы, оценив дорожную обстановку, наконец-то решаетесь обернуться на допустимое по правилам 
мгновение. Вы так хотите быть заботливым и благодарным сыном.
Все тридцать два зубика на розоватой основе снизу и сверху, слегка приоткрытых на последней
фразе, улыбались Вам в протянутой маминой руке.
О эти ненавистные фильмы ужасов с их разнообразными вампирами и вампирками…. 
Рассчитанное Вами мгновение застыло в паническом страхе перед непредугаданной, не сразу 
расшифрованной, псевдореальной картиной.
Но Вы успели на этот раз вовремя очнуться и самое экстренное торможение, на которое. 
Вы еще способны, с визгом покрышек на разгоряченным асфальте, спасает Вас от бампера 
впереди стоящей машины..

Как хорошо, что только вчера Вы заплатили за смену тормозных колодок, и что сзади вас 
оказался многоопытный таксист.
Руку мамы бросило вперед, что-то щелкнуло справа от Вас, но вы уже не смотрите ни назад,
ни по бокам, а, судорожно вцепившись в руль, сворачиваете в свободный справа ряд и 
стараетесь как можно скорее оторваться от таксиста. Вы благодарите его мысленно 
за высочайший профессионализм, удивляясь его ловкости и умению.
- Ты, видишь, мои-то еще совсем приличные.
- Да, я все видел, мама…. Они еще «хоть куда»….

Рейтинг: +2 203 просмотра
Комментарии (1)
Надежда Рыжих # 8 апреля 2013 в 17:50 0
Руль не любит не внимательных, что поделать ! sad