Окно.

3 октября 2012 - ValenOk
article81309.jpg

В больницу нас положили вместе. Одновременно и в одну палату. Его – возле окна, меня  - возле дверей. Обычная больничная палата с обычными, выкрашенными белым дверьми. Выбеленная штукатурка возле дверной коробки потрескалась и высыпалась, образовав таким образом довольно своеобразную, напоминающую кардиограмму щель. Заглядывая в неё, иногда можно было видеть людей, бегающих по больничному коридору, а иногда, проносящиеся мимо каталки скорой помощи и медсестричек, мелькавших мимо, шурша своими белыми халатами.

Прошло пара дней. Щель поглотила всё моё внимание. Я знал каждый её изгиб, каждую трещину, каждый мазок побелки делавший её неповторимой. В промежутках между приступами боли, я поднимал свой взгляд всё выше и выше, изучая только мне доступное пространство, и открывая для себя всё новый и новый мир щели. Проведя аналогию между щелью и жизнью, со всеми её подъёмами и впадинами, трещинами и изгибами, остротами и гладкостями я сделал заключение, что конец не за горами, щель заканчивается и мир за поворотом двери пугает своей неизвестностью и новизной.

Боль….Постоянные приступы не давали покоя. Обычное и повседневное существование меркло, когда приходила Боль. Всё переставало иметь значение. Сон. Голод. Жизнь. И даже смерть, казалось принесла бы с собой только заслуженный и, честно выстраданный отдых. Нет мыслей, нет сомнений, нет идей и теорий, споров и доказательств. Есть только одна единственная, неоспоримая, всепоглащающая истина и постоянная величина – Боль. Она занимала всё моё сознание, вытесняя всё, чем были забиты мои мыcли, пугая всё новыми своими проявлениями, она старалась помутить мой рассудок, тем самым лишний раз доказывая единственно своё преимущество над всем, чем я жил до этого момента, и всем, во что я так искренне верил. Но, любое постоянство призрачно, как и само существование  единой истины в этом непостоянном мире. Боль проходила, оставляя за собой лишь туман воспоминаний, который рассеивался под потоком всё новых идей и мыслей, старающимся наперегонки занять освободившееся в моём сознании место. И одной из первых всегда была Щель. Я видел её ещё до того, как открывались утром мои глаза. Я видел её после того, как закрывал их, стараясь уснуть до наступления очередных приступов Боли.

Так проходили дни и ночи. Боль и Мир Щели между дверной коробкой и стеной сменяли друг друга, заставив со временем забыть всё, что существовало кроме этого. Всё, кроме одного - его соседа по палате. Его не могла вытеснить ни Боль, ни Щель, в мир в котором умещалось любое существование, как таковое. Он был. И он говорил. Лёжа у окна, он постоянно комментировал происходящее там, за окном, в другом мире. Он тараторил и тараторил без умолку, описывая то прохожих, бегущих куда-то ранним утром, то воспевая липкую холодную жижу грязи под их ногами, вознося её чуть ли не до ранга целого мира, а однажды он пол дня описывал небо, отражающееся в огромной и чёрной луже. Постоянно повторяя, как прекрасно, что в такой чёрной и грязной луже, умещается такое прекрасное голубое небо, с облаками, поражающими своими формами и раскраской.

Как червь в мозгу, как Боль, как Щель он не давал мне покоя, постоянно отвлекая на какую-то несуразицу, выхватывал из цепких объятий боли, из пропасти мыслей про Щель и погружал в Мир Окна, заставляя в своём воображении создать нечто, не имевшее право на существование в этом справедливом и честном пространстве больничной палаты.

Но, подобно зерну брошенному в землю, Мир Окна начал расти в моём сознании, увеличиваясь в объёмах и пуская корни, он начал вытеснять собой сначала Щель давящую своим однообразием, а за ней и Боль, и без того приходящую всё реже. И вот, я уже не мог дождаться утра, не мог терпеть столь долгий сон своего соседа, которого будил своим кашлем, кряхтением и постоянным ворочанием на скрипящей кровати. Я хотел знать. Хотел видеть. Хотел чувствовать. Мир Окна поглотил меня. Огромный и динамичный, поражающий своим многообразием форм и цветом он манил меня. Я не понимал несправедливость этой больницы. Не понимал, почему именно мне досталась это жалкая дверь со своей Щелью, постоянными сквозняками и непонятными звуками, доносящимися оттуда, из за двери, снаружи. Я ненавидел её. Она напоминала мне про что-то, чего уже нет и не будет. Она указывала мне на страх. Страх которым я жил. Страх, с которым я умирал…

- Что там, за окном? – спрашивал я своего соседа.- Весна!? Яблоня в цвету!?...

О, Боже!!!! А здесь только эта отвратительная щель между дверной коробкой и стеной, которая сама собой рождала в моём сознании запах пота, лекарств и….Боли. Злоба наполнила моё сердце. Бесконечная злоба и обида. На больницу. Врача. Сестру, впустившую соседа в палату первым, на штукатурщика, по вине которого образовалась эта корявая и отвратительная щель. А ещё была зависть. Зависть ему – соседу. Везунчику. Ведь – это он возле Окна. У него там весна, и цветы! А тут ?! Только эта щель….

         - Что там, за окном?....- Девушка!....  - Красивая?... Улыбается тебе !?... - внутри меня похолодело. – А ещё что?...- Птицы!... Свили на яблоне гнездо и вывели птенцов?!... Кот, крадущийся к гнезду?!....

Вот чёрт !!!! Ну почему же не я у окна? Почему именно мне досталась эта ужасная щель? Почему удивительный Мир Окна достался кому-то другому?.....

         Утром меня разбудил странный хрип с  стороны окна. Бросив взглядом, я увидел соседа, судорожно изогнувшегося в спине и схватившегося обеими руками за горло. Приступ! Снова! Кнопка вызова сестры, находится возле кровати всех тяжёлых специально для таких случаев. Достаточно нажать и, врачи и сестры сбегаются как тараканы на хлебные крошки. Достаточно нажать…Сосед уже не в силах, а я ?! А что Я ?...Там Окно…Весна…Цветы…Целый Мир…Тело соседа медленно осело на кровать и обмякло. Свистящий хриплый выдох и тишина. Только стеклянные глаза уставились в потолок. И страх в тишине. Я отвернулся и закутался в одеяло, притворяясь спящим. Его глаза и свистящий хрип не отпускали моих мыслей. Кто меня осудит? Ведь там окно!...Там весна!...Цветы!...Целый Мир!...Кто меня осудит?!....Кто?!....

         Соседа увезли на той же каталке, которой и привезли, только с накрытым простынёй лицом. Вещи, поместившиеся в один пакет, вынесли следом. Постель перестелили. Полку вытерли. Всё….

         Сердце от нетерпения вырывается из груди, учащая дыхание. Сейчас! Через мгновение я займу его место и увижу Мир Окна!...Увижу весну!...Цветы!...Девушку, которая будет улыбаться только мне!...Вот это Жизнь!...Это ли не Красота?!...Что может быть лучше, чем…СТЕНА….Голая кирпичная стена прямо напротив окна….и мусорка под ней…и больше ничего…А….А КАК ЖЕ ЯБЛОНЯ?! ЦВЕТЫ?! ВЕСНА?! ДЕВУШКА?! КАК ЖЕ ВСЁ, ПРО ЧТО Я СТОЛЬКО СЛУШАЛ?! КАК ЖЕ ЦЕЛЫЙ МИР?!...там…за окном…….

….кто меня осудит за это?......

…….кто?......

 

© Copyright: ValenOk, 2012

Регистрационный номер №0081309

от 3 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0081309 выдан для произведения:

В больницу нас положили вместе. Одновременно и в одну палату. Его – возле окна, меня  - возле дверей. Обычная больничная палата с обычными, выкрашенными белым дверьми. Выбеленная штукатурка возле дверной коробки потрескалась и высыпалась, образовав таким образом довольно своеобразную, напоминающую кардиограмму щель. Заглядывая в неё, иногда можно было видеть людей, бегающих по больничному коридору, а иногда, проносящиеся мимо каталки скорой помощи и медсестричек, мелькавших мимо, шурша своими белыми халатами.

Прошло пара дней. Щель поглотила всё моё внимание. Я знал каждый её изгиб, каждую трещину, каждый мазок побелки делавший её неповторимой. В промежутках между приступами боли, я поднимал свой взгляд всё выше и выше, изучая только мне доступное пространство, и открывая для себя всё новый и новый мир щели. Проведя аналогию между щелью и жизнью, со всеми её подъёмами и впадинами, трещинами и изгибами, остротами и гладкостями я сделал заключение, что конец не за горами, щель заканчивается и мир за поворотом двери пугает своей неизвестностью и новизной.

Боль….Постоянные приступы не давали покоя. Обычное и повседневное существование тускло, когда приходила Боль. Всё переставало иметь значение. Сон. Голод. Жизнь. И даже смерть, казалось принесла бы с собой только заслуженный и, честно выстраданный отдых. Нет мыслей, нет сомнений, нет идей и теорий, споров и доказательств. Есть только одна единственная, неоспоримая, всепоглащающая истина и постоянная величина – Боль. Она занимала всё моё сознание, вытесняя всё, чем были забиты мои мыли, пугая всё новыми своими проявлениями, она старалась помутить мой рассудок, тем самым лишний раз доказывая единственно своё преимущество над всем, чем я жил до этого момента, и всем, во что я так искренне верил. Но, любое постоянство призрачно, как и само существование  единой истины в этом непостоянном мире. Боль проходила, оставляя за собой лишь туман воспоминаний, который рассеивался под потоком всё новых идей и мыслей, старающимся наперегонки занять освободившееся в моём сознании место. И одой из первых всегда была Щель. Я видел её ещё до того, как открывались утром мои глаза. Я видел её после того, как закрывал их, стараясь уснуть до наступления очередных приступов Боли.

Так проходили дни и ночи. Боль и Мир Щели между дверной коробкой и стеной сменяли друг друга, заставив со временем забыть всё, что существовало кроме этого. Всё, кроме одного - его соседа по палате. Его не могла вытеснить ни Боль, ни Щель, в мир в котором умещалось любое существование, как таковое. Он был. И он говорил. Лёжа у окна, он постоянно комментировал происходящее там, за окном, в другом мире. Он тараторил и тараторил без умолку, описывая то прохожих, бегущих куда-то ранним утром, то воспевая липкую холодную жижу грязи под их ногами, вознося её чуть ли не до ранга целого мира, а однажды он пол дня описывал небо, отражающееся в огромной и чёрной луже. Постоянно повторяя, как прекрасно, что в такой чёрной и грязной луже, умещается такое прекрасное голубое небо, с облаками, поражающими своими формами и раскраской.

Как червь в мозгу, как Боль, как Щель он не давал мне покоя, постоянно отвлекая на какую-то несуразицу, выхватывал из цепких объятий боли, из пропасти мыслей про Щель и погружал в Мир Окна, заставляя в своём воображении создать нечто, не имевшее право на существование в этом справедливом и честном пространстве больничной палаты.

Но, подобно зерну брошенному в землю, Мир Окна начал расти в моём сознании, увеличиваясь в объёмах и пуская корни, он начал вытеснять собой сначала Щель давящую своим однообразием, а за ней и Боль, и без того приходящую всё реже. И вот, я уже не мог дождаться утра, не мог терпеть столь долгий сон своего соседа, которого будил своим кашлем, кряхтением и постоянным ворочанием на скрипящей кровати. Я хотел знать. Хотел видеть. Хотел чувствовать. Мир Окна поглотил меня. Огромный и динамичный, поражающий своим многообразием форм и цветом он манил меня. Я не понимал несправедливость этой больницы. Не понимал, почему именно мне досталась это жалкая дверь со своей Щелью, постоянными сквозняками и непонятными звуками, доносящимися оттуда, из за двери, снаружи. Я ненавидел её. Она напоминала мне про что-то, чего уже нет и не будет. Она указывала мне на страх. Страх которым я жил. Страх, с которым я умирал…

- Что там, за окном? – спрашивал я своего соседа.- Весна!? Яблоня в цвету!?...

О, Боже!!!! А здесь только эта отвратительная щель между дверной коробкой и стеной, которая сама собой рождала в моём сознании запах пота, лекарств и….Боли. Злоба наполнила моё сердце. Бесконечная злоба и обида. На больницу. Врача. Сестру, впустившую соседа в палату первым, на штукатурщика, по вине которого образовалась эта корявая и отвратительная щель. А ещё была зависть. Зависть ему – соседу. Везунчику. Ведь – это он возле Окна. У него там весна, и цветы! А тут ?! Только эта щель….

         - Что там, за окном?....- Девушка!....  - Красивая?... Улыбается тебе !?... - внутри меня похолодело. – А ещё что?...- Птицы!... Свили на яблоне гнездо и вывели птенцов?!... Кот, крадущийся к гнезду?!....

Вот чёрт !!!! Ну почему же не я у окна? Почему именно мне досталась эта ужасная щель? Почему удивительный Мир Окна достался кому-то другому?.....

         Утром меня разбудил странный хрип с  стороны окна. Бросив взглядом, я увидел соседа, судорожно изогнувшегося в спине и схватившегося обеими руками за горло. Приступ! Снова! Кнопка вызова сестры, находится возле кровати всех тяжёлых специально для таких случаев. Достаточно нажать и, врачи и сестры сбегаются как тараканы на хлебные крошки. Достаточно нажать…Сосед уже не в силах, а я ?! А что Я ?...Там Окно…Весна…Цветы…Целый Мир…Тело соседа медленно осело на кровать и обмякло. Свистящий хриплый выдох и тишина. Только стеклянные глаза уставились в потолок. И страх в тишине. Я отвернулся и закутался в одеяло, притворяясь спящим. Его глаза и свистящий хрип не отпускали моих мыслей. Кто меня осудит? Ведь там окно!...Там весна!...Цветы!...Целый Мир!...Кто меня осудит?!....Кто?!....

         Соседа увезли на той же каталке, которой и привезли, только с накрытым простынёй лицом. Вещи, поместившиеся в один пакет, вынесли следом. Постель перестелили. Полку вытерли. Всё….

         Сердце от нетерпения вырывается из груди, учащая дыхание. Сейчас! Через мгновение я займу его место и увижу Мир Окна!...Увижу весну!...Цветы!...Девушку, которая будет улыбаться только мне!...Вот это Жизнь!...Это ли не Красота?!...Что может быть лучше, чем…СТЕНА….Голая кирпичная стена прямо напротив окна….и мусорка под ней…и больше ничего…А….А КАК ЖЕ ЯБЛОНЯ?! ЦВЕТЫ?! ВЕСНА?! ДЕВУШКА?! КАК ЖЕ ВСЁ, ПРО ЧТО Я СТОЛЬКО СЛУШАЛ?! КАК ЖЕ ЦЕЛЫЙ МИР?!...там…за окном…….

….кто меня осудит за это?......

…….кто?......

 

Рейтинг: +1 294 просмотра
Комментарии (4)
Валентина Попова # 4 октября 2012 в 19:13 0
Повествование уже погибшей души, находящейся ещё во плоти, но думаю ненадолго.
ValenOk # 5 октября 2012 в 12:58 +1
Спасибо! "Главное не сколько дней в твоей жизни, а сколько жизни в твоих днях!"
Валентина Попова # 5 октября 2012 в 13:46 0
Верно сказано!
чудо Света # 21 декабря 2012 в 12:56 0
Так ужасно обмануться! Так возненавидеть за то, что человек хотел тебя поддержать! Как часто мы делаем непоправимые и серьезные ошибки, не понимая, или не стремясь понять мотива собеседника!
Жаль!
Понравилось!