ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Однажды зимой

 

Однажды зимой

4 марта 2013 - Елена Можарова
article121179.jpg

 За окном вьюжило и очень хотелось спать. Даже во сне ей снилось, что она засыпает. Год выдался очень тяжёлым, но счастливым. Кинулась как головой в омут. Хотелось закончить институт,  и захотелось иметь ребёнка. То и другое совмещать трудновато. Всё чаще на ум приходит известное произведение Чехова «Спать хочется». 

Сынуля совсем крохотный,  но уже с характером. Чуть что не по его – в крик. Свекровь женщина хорошая, помогает,  как может. Иначе и не выкрутиться бы. Не всё гладко, конечно. Недавно принесла байку. Работает в торговле и урвала  где – то по дешёвке. Сели тёплые распашонки шить. Дом частный, зимой холодно. Особенно ночью.  Она шьёт ровно и аккуратно. Часто занимается вышивкой и шитьём. А у снохи стежок длинный, торопливый. Обновка готова и лежит на полочке.  Утром сноха взяла верхнюю распашонку  и одела на сына. Ребёнок закатился от плача. Такого ещё никогда не было. И чем дальше, тем хуже. Надрывается, заходится, а от чего не понятно. Осторожно ощупала малыша и обомлела – между нежной ручкой ребёнка и байковой распашонкой торчит иголка. И давит на тело сына. Женщина растерялась ещё больше и еле сообразила,  как убрать иголку. Успокоив малыша,  выскочила на кухню.
- Мама, ну что же Вы иголку то не вытащили?!
- Нет, что ты! Я всё убрала и сразу! – спокойно ответила свекровь.
- Да что же я не вижу чьей рукой стежки сделаны? – уже возмущённо спрашивает сноха
Свекровь, пожав плечами,  молча удаляется. Ну что вот тут скажешь!? 
Она добрая и даже очень,  и злиться на неё просто невозможно. 
Бывает, конечно, что  не так говорит и делает. Вот как – то вечером подошла к снохе. Мнётся. Что – то хочет сказать и ни с места. Та уже ей помогает:
 – Вы что – то спросить хотите?
- Да, Верочка! 
У снохи вопросительное выражение лица. Пауза затянулась. И свекровь решается.
- Верочка, ты сегодня Павлику будешь капать в носик? – видно,  что она волнуется, спрашивая
- Буду! А что? – немного насторожилась сноха. Но в душе обрадовалась – значит,  помочь хочет. И,  правда пытка полная и для ребёнка и для самой мамочки. Мальчишке хоть и 6 месяцев, а уже понимает,  что такое неприятно. И поэтому, увидев пипетку, крутит головой как флюгер.  Приходится,  ручонки держать левой рукой, а правой, как - то чуть ли не по снайперски,  попадать в маленький носик. В то время как ногой придерживать ножки Павлика.  А крику столько,  что хоть сама плачь. И лишняя помощь совсем не помешает. А свекровь продолжила уже более смело:
- Ты скажи,  когда будешь капать! Я тогда закроюсь в зале, чтобы не слышать,  как кричит Павлик! Сердце прямо разрывается!
Сноха, округлив глаза, присела на край дивана. Сказать, что она была удивлена, это не сказать ничего. Ожидалось всё, что угодно, но только не подобное.
- Хорошо! Я сообщу – придя в себя,  спокойно произнесла молодая женщина. 
Что творилось у неё в душе,  нельзя было даже передать. 
Наступил вечер. Вооружившись пипеткой и предупредив свекровь, она приступила к процедуре. Сегодня Павлик отбивался наиболее сильно, как почувствовал,  что творится с матерью.  Он кричал и плакал. Свекровь, еле дождавшись окончания экзекуции, подбежала, выхватила из рук снохи ребёнка и понеслась галопом вокруг стола, что стоял в зале. 
- Павлик наш любимый! Мальчик ненаглядный, не плач! – приговаривала,  бегая она. 
«Так! Дошли до ручки! – устало подумала сноха «Значит, я злая – делаю больно, а она очень любящая и хорошая БАБУШКА!»
Но не всё было так плохо. У свекрови очень покладистый характер. Как – то ещё по осени сноха наварила картошки, сделала салатики. Поставила все приборы на стол. Получилось красиво. Так как варила картошку не часто, если точно сказать, чуть ли не в первый раз, то и сварила,  как умела. Картошка покипела и,  проведя исследование на готовность с помощью вилки, сноха слила воду и выставила картошку на стол. В красивой тарелочке дымилась аппетитно картошечка. Сели за стол – свёкор, свекровь, молодой муж и сама сноха. Пока салатики ели всё было хорошо. Подошла очередь картошки. Сама повариха откусила кусочек и почувствовала,  как начинает покрываться красными пятнами стыда. Картошка предательски хрустела. Она была почти совсем сырая. За столом стоял достаточно громкий хруст. Накормила семью. Родная мама Верочки сказала бы однозначно, что у неё не из того места руки выросли. И была бы права. Хрустящую тишину нарушила свекровь.
- Ты знаешь, Верочка – произнесла она – такую картошку очень любил мой отец, но мы никогда не могли сварить такую, почти всегда переваривали!
Слёзы благодарности чуть не брызнули тогда из глаз смущённой Верочки. А муж тихонько погладил её по руке. Как же была вовремя эта поддержка. 
Сейчас за окном ночь и даже во сне не хватает сна. Каждый вечер, перед сном, Верочка наливает кипяток в ковшик и ставит туда бутылочку со смесью. Это на случай, если Павлик ночью затребует еды. И такое бывает. В комнате горит ночничок в виде голубя. Свет пробивает через небольшое отверстие, но ночью его хватает. Плохо, что комната не закрывается. Лёгкие занавески отделяют комнату от кухни, которая так же и прихожая. Дом небольшой. А вот кухонька совсем маленькая. Там вдвоем и не повернуться. 
Сон такой желанный, но чуткий прервал малыш. Он заплакал и завозился к кроватке. В полусонном состоянии Верочка встала. Вода в ковшике ледяная. Значит надо идти греть смесь. В левой руке ковшик с водой, в правой – бутылочка со смесью. Путь лежит через столовую и в маленькую кухоньку. Занавески расходятся,  как только Верочка отодвигает их в стороны. Прямо напротив входа в комнату дверь - выход из дома и дверь в маленькую кухоньку, отделённая от выхода тонкой стенкой.  Рядом с выходом стоит огромный платяной шкаф.  Во всём доме темно. Давно уже больше трёх ночи. Выйдя с освещённой комнаты  в темноту,  Верочка пригляделась и замерла в полном ужасе. Возле выхода, рядом со шкафом она увидела фигуру человека без головы и без ног. Белые одежды окутывали полное тело. Тело стояло неподвижно. С диким криком она рванула обратно. Как сумела поставить ковшик и бутылочку на журнальный столик – не понятно. Муж вскочил, разбуженный её дикими криками. Забегали и засуетились свекровь и свёкор. Страх сменился истерикой. Её отпаивали водой и валерианой, пытаясь успокоить. Сама свекровь пила корвалол. Когда сноха успокоилась,  всё прояснилось. Ночью одновременно со  снохой  встала и свекровь. Ей надо было сбегать по малым проблемам. Она вышла в прихожую в своей белой ночной сорочке, надела на себя сапоги,  и они слились с темнотой. Потом  она надела на голову шаль,  и голова тоже благополучно растворилась в темноте. В этот момент она услышала, что встаёт сноха. И дальше по тексту:
«Я так боялась, Верочка, тебя напугать! И решила просто не двигаться!» - мудрое решение. Потом все облегчённо хохотали. А Верочке так хотелось посоветовать свекрови -  хотя бы кашлянуть в следующий раз. 
Единственный кто безмятежно спал всё это время - маленький Павлик. Тот, кто и поднял в этот час мамочку. 
 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0121179

от 4 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0121179 выдан для произведения:

 За окном вьюжило и очень хотелось спать. Даже во сне ей снилось, что она засыпает. Год выдался очень тяжёлым, но счастливым. Кинулась как головой в омут. Хотелось закончить институт,  и захотелось иметь ребёнка. То и другое совмещать трудновато. Всё чаще на ум приходит известное произведение Чехова «Спать хочется». 

Сынуля совсем крохотный,  но уже с характером. Чуть что не по его – в крик. Свекровь женщина хорошая, помогает,  как может. Иначе и не выкрутиться бы. Не всё гладко, конечно. Недавно принесла байку. Работает в торговле и урвала  где – то по дешёвке. Сели тёплые распашонки шить. Дом частный, зимой холодно. Особенно ночью.  Она шьёт ровно и аккуратно. Часто занимается вышивкой и шитьём. А у снохи стежок длинный, торопливый. Обновка готова и лежит на полочке.  Утром сноха взяла верхнюю распашонку  и одела на сына. Ребёнок закатился от плача. Такого ещё никогда не было. И чем дальше, тем хуже. Надрывается, заходится, а от чего не понятно. Осторожно ощупала малыша и обомлела – между нежной ручкой ребёнка и байковой распашонкой торчит иголка. И давит на тело сына. Женщина растерялась ещё больше и еле сообразила,  как убрать иголку. Успокоив малыша,  выскочила на кухню.
- Мама, ну что же Вы иголку то не вытащили?!
- Нет, что ты! Я всё убрала и сразу! – спокойно ответила свекровь.
- Да что же я не вижу чьей рукой стежки сделаны? – уже возмущённо спрашивает сноха
Свекровь, пожав плечами,  молча удаляется. Ну что вот тут скажешь!? 
Она добрая и даже очень,  и злиться на неё просто невозможно. 
Бывает, конечно, что  не так говорит и делает. Вот как – то вечером подошла к снохе. Мнётся. Что – то хочет сказать и ни с места. Та уже ей помогает:
 – Вы что – то спросить хотите?
- Да, Верочка! 
У снохи вопросительное выражение лица. Пауза затянулась. И свекровь решается.
- Верочка, ты сегодня Павлику будешь капать в носик? – видно,  что она волнуется, спрашивая
- Буду! А что? – немного насторожилась сноха. Но в душе обрадовалась – значит,  помочь хочет. И,  правда пытка полная и для ребёнка и для самой мамочки. Мальчишке хоть и 6 месяцев, а уже понимает,  что такое неприятно. И поэтому, увидев пипетку, крутит головой как флюгер.  Приходится,  ручонки держать левой рукой, а правой, как - то чуть ли не по снайперски,  попадать в маленький носик. В то время как ногой придерживать ножки Павлика.  А крику столько,  что хоть сама плачь. И лишняя помощь совсем не помешает. А свекровь продолжила уже более смело:
- Ты скажи,  когда будешь капать! Я тогда закроюсь в зале, чтобы не слышать,  как кричит Павлик! Сердце прямо разрывается!
Сноха, округлив глаза, присела на край дивана. Сказать, что она была удивлена, это не сказать ничего. Ожидалось всё, что угодно, но только не подобное.
- Хорошо! Я сообщу – придя в себя,  спокойно произнесла молодая женщина. 
Что творилось у неё в душе,  нельзя было даже передать. 
Наступил вечер. Вооружившись пипеткой и предупредив свекровь, она приступила к процедуре. Сегодня Павлик отбивался наиболее сильно, как почувствовал,  что творится с матерью.  Он кричал и плакал. Свекровь, еле дождавшись окончания экзекуции, подбежала, выхватила из рук снохи ребёнка и понеслась галопом вокруг стола, что стоял в зале. 
- Павлик наш любимый! Мальчик ненаглядный, не плач! – приговаривала,  бегая она. 
«Так! Дошли до ручки! – устало подумала сноха «Значит, я злая – делаю больно, а она очень любящая и хорошая БАБУШКА!»
Но не всё было так плохо. У свекрови очень покладистый характер. Как – то ещё по осени сноха наварила картошки, сделала салатики. Поставила все приборы на стол. Получилось красиво. Так как варила картошку не часто, если точно сказать, чуть ли не в первый раз, то и сварила,  как умела. Картошка покипела и,  проведя исследование на готовность с помощью вилки, сноха слила воду и выставила картошку на стол. В красивой тарелочке дымилась аппетитно картошечка. Сели за стол – свёкор, свекровь, молодой муж и сама сноха. Пока салатики ели всё было хорошо. Подошла очередь картошки. Сама повариха откусила кусочек и почувствовала,  как начинает покрываться красными пятнами стыда. Картошка предательски хрустела. Она была почти совсем сырая. За столом стоял достаточно громкий хруст. Накормила семью. Родная мама Верочки сказала бы однозначно, что у неё не из того места руки выросли. И была бы права. Хрустящую тишину нарушила свекровь.
- Ты знаешь, Верочка – произнесла она – такую картошку очень любил мой отец, но мы никогда не могли сварить такую, почти всегда переваривали!
Слёзы благодарности чуть не брызнули тогда из глаз смущённой Верочки. А муж тихонько погладил её по руке. Как же была вовремя эта поддержка. 
Сейчас за окном ночь и даже во сне не хватает сна. Каждый вечер, перед сном, Верочка наливает кипяток в ковшик и ставит туда бутылочку со смесью. Это на случай, если Павлик ночью затребует еды. И такое бывает. В комнате горит ночничок в виде голубя. Свет пробивает через небольшое отверстие, но ночью его хватает. Плохо, что комната не закрывается. Лёгкие занавески отделяют комнату от кухни, которая так же и прихожая. Дом небольшой. А вот кухонька совсем маленькая. Там вдвоем и не повернуться. 
Сон такой желанный, но чуткий прервал малыш. Он заплакал и завозился к кроватке. В полусонном состоянии Верочка встала. Вода в ковшике ледяная. Значит надо идти греть смесь. В левой руке ковшик с водой, в правой – бутылочка со смесью. Путь лежит через столовую и в маленькую кухоньку. Занавески расходятся,  как только Верочка отодвигает их в стороны. Прямо напротив входа в комнату дверь - выход из дома и дверь в маленькую кухоньку, отделённая от выхода тонкой стенкой.  Рядом с выходом стоит огромный платяной шкаф.  Во всём доме темно. Давно уже больше трёх ночи. Выйдя с освещённой комнаты  в темноту,  Верочка пригляделась и замерла в полном ужасе. Возле выхода, рядом со шкафом она увидела фигуру человека без головы и без ног. Белые одежды окутывали полное тело. Тело стояло неподвижно. С диким криком она рванула обратно. Как сумела поставить ковшик и бутылочку на журнальный столик – не понятно. Муж вскочил, разбуженный её дикими криками. Забегали и засуетились свекровь и свёкор. Страх сменился истерикой. Её отпаивали водой и валерианой, пытаясь успокоить. Сама свекровь пила корвалол. Когда сноха успокоилась,  всё прояснилось. Ночью одновременно со  снохой  встала и свекровь. Ей надо было сбегать по малым проблемам. Она вышла в прихожую в своей белой ночной сорочке, надела на себя сапоги,  и они слились с темнотой. Потом  она надела на голову шаль,  и голова тоже благополучно растворилась в темноте. В этот момент она услышала, что встаёт сноха. И дальше по тексту:
«Я так боялась, Верочка, тебя напугать! И решила просто не двигаться!» - мудрое решение. Потом все облегчённо хохотали. А Верочке так хотелось посоветовать свекрови -  хотя бы кашлянуть в следующий раз. 
Единственный кто безмятежно спал всё это время - маленький Павлик. Тот, кто и поднял в этот час мамочку. 
 
Рейтинг: 0 358 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!