ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Один день из...

 

Один день из...

 Один день из…

               Липкое, вязкое, мерзкое утро. И утро ли? Огляделся в темноте.                               В углу кто-то стоит! Нет, слава Богу, показалось. Шаркая и спотыкаясь,           бреду на кухню. Успокаивает, что не надо ни на работу, ни вообще                куда - либо. К  холодильнику с надеждой.

              Точняк, спасён, полторашка светлого чуть ли не руки протягивает. Два стакана залпом, облегчение. Упал в кресло. Друг – телевизор, покажи хоть ты, хоть что – нибудь хорошее.

              Газеты - мрак, новости - мрак, остаются либо мультики,                       либо документалка про дельфинов и акул, либо перечитывать Акунина,               никогда не раздражает, спасает от черных мыслей, и вообще отодвигает                        действительность.

             Чудовищным усилием воли вспомнил, кому и сколько должен.                              Надо бы записать, насчет долгов я щепетилен, как многие алкаши, - ведь если не отдашь, в следующий раз не дадут. А следующий раз – коварная штука, - приходит неожиданно, а денежки – то у жены! Вроде немного, значит, можно ещё набрать пива  или водки в долг. Долг,– звучит, как выстрел                                    в  башку…

             Какой день запоя? Шестой – нормально, до классики – еще далеко. Еще могу шевелиться, дойти до ларька и обратно, и даже могу курить.          Ванну принять, побриться – сил нет, да и лень, поэтому начинаю пованивать, хотя в запое это беспокоит меньше всего, все равно никуда не хожу.               И с зеркалом в эти дни лучше вообще не встречаться,                                                    - стыдить, зараза, пытается…

             Мой мир велик – кухня, кресло, телевизор, книги, стакан,                              бомба пива у кресла, в холодильнике  запас, жить  можно.

              Жена и сын, как обычно, не разговаривают. В этот период меня нет ни для кого. Телефоны выключены, никто, и ничто не беспокоит и не нужно. Это раковина, а я улитка в ней. Хотя вчера неожиданно позвонил приятель, вселил надежду, что всё не так плохо, у него бывало и хуже. Это радует…

             Жена и сын ушли в школу, по делам, в общем, куда – то. Высшая   степень блаженства - я один. Только собачка меня охраняет, жалеет, только она понимает, каково мне сейчас. Молчит, преданная тварь, - знает,                 слова – пыль… Быстро перемещаюсь к компьютеру. Любимый сериал в              десятый раз под пивко то, что нужно израненному мозгу. Тишина, покой, благодать одиночества. Стоп, а сериал – то длинный, семейство приедет только вечером, надо же затариться!

            На улице какая – то жизнь, а я как из погреба. Ползу в магазинчик. Спасительница - продавщица в сотый раз выслушивает леденящую душу, проникновенную  историю, как мне хреново, да какой я несчастный, нежно материт, когда, мол, скотина, долг вернешь, и в сотый раз выносит пакет                   с тремя или четырьмя бомбами холодного светлого. Иногда коньяком               балует. Кудесница…

             Как вор, суетливо, быстро, глаза под темными очками и козырьком кепки, ни с кем не здороваясь по пути, забираюсь домой, в кресло, к компу,            в нирвану тишины, покоя, волн одиночества. Что будет завтра? По барабану. Главное, чтобы в холодильнике было. Так проходит очередной день.

             Приближение ночи пугает. Начинается ожидание бессонницы,                  колотун, страх и тревога выползают вместе с мыслями бредовыми,                ужасными. Глаза закрыть даже на мгновение страшно, - тут же черти,       младенцы с отрубленными головами, всё цветное, в общем, весь набор,        известный любому, кто знает, как заплыть в ширину на пару недель.                     Образы ада настолько реальны, что я теперь прекрасно представляю,                                 как там ребята поживают.

             На миг задумался, ёлы – палы, а стоит ли из-за этого залезать в долги, не общаться с семьей, жить одним днем, бояться стука в дверь, собственного отражения в зеркале, думать о смерти, как о благе. Надо же, размышлять еще в состоянии… Ерунда, сейчас поправим, пройдет.… Кстати, где – то                   под диваном еще чекушечка была…  

© Copyright: Необходимо восстановить 2363, 2012

Регистрационный номер №0063052

от 16 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0063052 выдан для произведения:

 Один день из…

               Липкое, вязкое, мерзкое утро. И утро ли? Огляделся в темноте.                               В углу кто-то стоит! Нет, слава Богу, показалось. Шаркая и спотыкаясь,           бреду на кухню. Успокаивает, что не надо ни на работу, ни вообще                куда - либо. К  холодильнику с надеждой.

              Точняк, спасён, полторашка светлого чуть ли не руки протягивает. Два стакана залпом, облегчение. Упал в кресло. Друг – телевизор, покажи хоть ты, хоть что – нибудь хорошее.

              Газеты - мрак, новости - мрак, остаются либо мультики,                       либо документалка про дельфинов и акул, либо перечитывать Акунина,               никогда не раздражает, спасает от черных мыслей, и вообще отодвигает                        действительность.

             Чудовищным усилием воли вспомнил, кому и сколько должен.                              Надо бы записать, насчет долгов я щепетилен, как многие алкаши, - ведь если не отдашь, в следующий раз не дадут. А следующий раз – коварная штука, - приходит неожиданно, а денежки – то у жены! Вроде немного, значит, можно ещё набрать пива  или водки в долг. Долг,– звучит, как выстрел                                    в  башку…

             Какой день запоя? Шестой – нормально, до классики – еще далеко. Еще могу шевелиться, дойти до ларька и обратно, и даже могу курить.          Ванну принять, побриться – сил нет, да и лень, поэтому начинаю пованивать, хотя в запое это беспокоит меньше всего, все равно никуда не хожу.               И с зеркалом в эти дни лучше вообще не встречаться,                                                    - стыдить, зараза, пытается…

             Мой мир велик – кухня, кресло, телевизор, книги, стакан,                              бомба пива у кресла, в холодильнике  запас, жить  можно.

              Жена и сын, как обычно, не разговаривают. В этот период меня нет ни для кого. Телефоны выключены, никто, и ничто не беспокоит и не нужно. Это раковина, а я улитка в ней. Хотя вчера неожиданно позвонил приятель, вселил надежду, что всё не так плохо, у него бывало и хуже. Это радует…

             Жена и сын ушли в школу, по делам, в общем, куда – то. Высшая   степень блаженства - я один. Только собачка меня охраняет, жалеет, только она понимает, каково мне сейчас. Молчит, преданная тварь, - знает,                 слова – пыль… Быстро перемещаюсь к компьютеру. Любимый сериал в              десятый раз под пивко то, что нужно израненному мозгу. Тишина, покой, благодать одиночества. Стоп, а сериал – то длинный, семейство приедет только вечером, надо же затариться!

            На улице какая – то жизнь, а я как из погреба. Ползу в магазинчик. Спасительница - продавщица в сотый раз выслушивает леденящую душу, проникновенную  историю, как мне хреново, да какой я несчастный, нежно материт, когда, мол, скотина, долг вернешь, и в сотый раз выносит пакет                   с тремя или четырьмя бомбами холодного светлого. Иногда коньяком               балует. Кудесница…

             Как вор, суетливо, быстро, глаза под темными очками и козырьком кепки, ни с кем не здороваясь по пути, забираюсь домой, в кресло, к компу,            в нирвану тишины, покоя, волн одиночества. Что будет завтра? По барабану. Главное, чтобы в холодильнике было. Так проходит очередной день.

             Приближение ночи пугает. Начинается ожидание бессонницы,                  колотун, страх и тревога выползают вместе с мыслями бредовыми,                ужасными. Глаза закрыть даже на мгновение страшно, - тут же черти,       младенцы с отрубленными головами, всё цветное, в общем, весь набор,        известный любому, кто знает, как заплыть в ширину на пару недель.                     Образы ада настолько реальны, что я теперь прекрасно представляю,                                 как там ребята поживают.

             На миг задумался, ёлы – палы, а стоит ли из-за этого залезать в долги, не общаться с семьей, жить одним днем, бояться стука в дверь, собственного отражения в зеркале, думать о смерти, как о благе. Надо же, размышлять еще в состоянии… Ерунда, сейчас поправим, пройдет.… Кстати, где – то                   под диваном еще чекушечка была…  

Рейтинг: +1 175 просмотров
Комментарии (1)
alexandr # 16 июля 2012 в 13:19 0
Кстати, где – то под диваном еще чекушечка была…


\ 39