ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Обманутые души Украины, часть 1

 

Обманутые души Украины, часть 1

19 июня 2014 - Валерий Рыбалкин
article221914.jpg
   1.
   Коля проснулся в своей уютной комнатке в родном родительском гнезде.
   - Сегодня выпускной бал, - первое, что пришло ему в голову, - сданы, наконец, все экзамены, долой рутину школьных занятий. Свобода! Настоящая взрослая жизнь! Ура!
 
   Парень с наслаждением вскочил с кровати, предвкушая все прелести наступающего дня. Ещё вчера ему выдали аттестат о среднем образовании, в котором чёрным по белому на чистом украинском языке было написано, что он, Мыкола Бондаренко, в 2010-м году с отличием окончил среднюю школу города Славянска Донецкой области. Яркое майское солнце сквозь открытые окна слепило глаза юноши. Мать на большой светлой веранде суетилась с завтраком. И Коля, по-быстрому перехватив мамкиной стряпни, отправился к своему закадычному школьному другу Петьке.
 
   С первого класса они были, как говорится, не разлей вода и теперь, по окончании школы, собирались вместе ехать в Киев поступать в политехнический.
   - Знаешь, Коля, - восторженно говорил Пётр, - я хочу выучиться на инженера, хочу заниматься космосом, хочу своими руками делать такие аппараты, с помощью которых можно будет садиться не только на Землю, но и на Марс, на Луну, на любые планеты.
 
   - Да знаю я тебя, знаю, - улыбался в ответ Николай, – технарь, он и в Африке технарь. Будешь ты космическим конструктором, будешь строить межпланетные корабли. А я буду прокладывать для них маршруты от звезды до звезды. Есть там такая специальность – прикладная физика. Ты представь только, Петька, что нам может дать теория относительности Эйнштейна! Мы сожмём пространство и время, мы будем доставлять любые грузы в любую точку Вселенной за считанные секунды! Я знаю, я чувствую, что сумею построить машину времени, и тогда…
 
   Ребята могли часами говорить о будущем, о том, что они могут сделать, сотворить, когда получат высшее образование в Киеве, в  Национальном Техническом Университете Украины. Но тут их внимание отвлекла стайка одноклассниц, возбуждённо обсуждавшая свои насущные проблемы. Ребята подошли к калитке, окликнули девчонок и весёлой компанией направились к своему излюбленному месту - на берег петлявшей в глубине оврага небольшой речушки Сухой Торец.
   Коля был неравнодушен к красавице Светлане. Она отвечала ему взаимностью, но вольностей не допускала. Поэтому на сегодняшний выпускной вечер наш герой возлагал особые надежды. Так хотелось высказать любимой всё, что накопилось на душе, ощутить её взаимность, а затем с наслаждением поцеловать нежные девичьи губы. Ну, а пока они просто сидели рядом на мягкой майской траве, любовались весенним разнотравьем и мечтали о будущем. Ведь впереди у них была целая жизнь.   
 
   2.
   Вступительные экзамены друзья сдали на удивление легко. Только с украинским языком у Николая получился небольшой конфуз. Случилось так, что от волнения на экзамене он заговорил по-русски, как привык это делать у себя дома, в родном Славянске.
   Коля учился в украинской школе, но город был, в основном, русскоговорящий, и чтобы объяснить сложный материал, учителя, нарушая правила, зачастую переходили на родной для детей язык. Однако в присутствии директрисы или проверяющих говорили, как и положено, на «мове», которую знали все без исключения. Для ребят такая уловка была привычной, ведь русский вычеркнули из школьной программы за ненадобностью, а учителей обучали исключительно на украинском.
 
   Правда, существовали факультативные занятия, где можно было освоить и родной язык, и русскую литературу. Но желающих оставаться после уроков с каждым годом становилось всё меньше и меньше. Дело в том, что русскоговорящих – не то чтобы преследовали или гнобили, нет, просто чистокровные украинцы между собой называли их людьми второго сорта. Считалось, что культурный человек должен владеть языком великого Кобзаря - Тараса Шевченко. И общаться с украинцем по-русски было как-то даже неприлично, будто пройти по улице с расстёгнутой ширинкой. Никто не сделает замечания, но все будут посмеиваться и считать тебя низким человеком.
 
   Немного освоившись в Киеве, ребята усвоили все эти нюансы, прочувствовав их на себе. Со стороны было довольно странно наблюдать, как интеллигентные люди в кругу семьи, даже на улице, говорили на чистейшем русском языке. Однако в стенах учебного заведения, на работе, в обязательном порядке переходили на «мову». Многие из киевлян были, конечно, природными украинцами, но даже в центральных областях страны, так сложилось давно, большие города были, в большинстве своём, русскоязычными.
 
   3.
   Когда на экзамене Коля вдруг перешёл на родной язык, губы преподавательницы на мгновение чуть сжались, а в глазах промелькнули колкие искорки.
   - Вы из Донбасса, молодой человек? – спросила она доброжелательно. – Учились в украинской школе?
   Ещё раз посмотрела его документы, затем чуть заметно улыбнулась: 
   - Мы с вами находимся в стенах Украинского Национального Университета. Скажите мне, пожалуйста, при чём здесь русский язык?
   Парень смутился, забормотал что-то в своё оправдание. Но экзаменатор, желая ему добра, посоветовала обратиться в объединение русскоязычных украинских националистов, сокращённо РУН.
 
   - Мой предмет вы знаете, и если будете приняты в университет, то настоятельно рекомендую вам вступить в эту организацию. Мы хотим, чтобы все наши выпускники были настоящими патриотами, любящими свою Родину и свой родной язык.
   Школа должна воспитывать патриотизм, и в данном случае она это сделала великолепно. Николай согласился, а преподаватель, ещё раз улыбнувшись, вывела отличную оценку в экзаменационной ведомости.
   Ликованию ребят не было предела. Оба - и Николай, и Пётр стали студентами первого курса университета.
 
   - Нас зачислили, мы теперь студенты - говорил, улыбаясь, Коля. – Поэтому имей в виду, что с сегодняшнего дня я буду зваться Мыколой, а тебя мы назовём Петро. Здесь так принято, и не будем нарушать местные обычаи.
   Конечно, на радостях верный друг согласился на замену своего имени, но записываться в РУН наотрез отказался.
   - Ээх, ничего ты не понимаешь! – уговаривал его Коля. – Теперь модно быть националистом. Без этого у тебя не будет никакой перспективы. Так до конца дней и останешься рядовым. А как же космические дали?
   - Я на любом месте готов приносить пользу Родине, - спокойно отвечал Пётр. – Не хочу быть карьеристом. Мы с тобой русские, но язык титульной нации должны знать, и мы его знаем. Однако согласись, что русскоязычный украинский националист – это из области курьёзов. Такого в принципе не может быть.
 
   - Не знаю, Петя, не знаю. Я из простых собак, не из породистых. Но, думаю, что и во мне течёт кровь лихих запорожских казаков.
   - А если нет? Ты согласишься быть гражданином второго сорта?
   - Нет, конечно нет, - немного подумав ответил Мыкола. - И сохранить своё достоинство, свою первосортность мне поможет эта, как ты говоришь, невозможная в принципе организация. Запомни, Петро, невозможное становится возможным, стоит только захотеть.
 
   4.
   В киевском отделении РУН Мыколу встретили с распростёртыми объятиями:
   - Молодец, что пришёл к нам, - говорил ему по-русски Сергей, один из организаторов. -  Этнический украинец – это тот, в ком течет хоть малая часть украинской крови, кто ощущает свою национальность, чтит и любит культуру, традиции и обряды, принимает и знает многовековую историю борьбы нашего народа с москалями - врагами, которые испокон веков пытались искоренить любую самобытность, сам вольный украинский дух. И совсем неважно, на каком языке ты разговариваешь. За триста сорок лет русификации Украины тебя, твоих предков заставили забыть родной язык. Но невозможно убить гены истинного патриота своей Родины.
 
   Парень слушал, и эти знакомые слова, будто сладкий мёд, ложились ему на душу, делали его причастным к будущим свершениям великого украинского народа. Подобные рассуждения он слышал не впервые. Об этом говорилось на школьных уроках, эти мысли ненавязчиво, между прочим, как нечто само собой разумеющееся, звучали по радио и телевидению. Но сейчас от того, сможет ли он стать истинным украинцем, зависела вся его будущая жизнь – учёба, карьера и многое-многое другое.
 
   - Да, да, я знаю историю, - отвечал Николай. – Гнёт москалей - это ужасно. Но нам говорили, что в советские времена Донбасс поднимали всем миром, что сюда приезжали люди со всего Союза. Одних заключённых – не сосчитать! Много пришлых осталось жить на донецкой земле. Теперь и не поймёшь, кто какой национальности – всё перемешалось.
 
   - Да, но здесь испокон веков жили украинцы. Вот они-то и составили основу нации. Неважно, сколько в тебе настоящей казацкой крови. Важно, что она есть. Да вот посмотри брошюру и подумай, кто нам друг, а кто заклятый непримиримый враг.
   Мыкола листал собранные воедино, в одну хронологическую таблицу исторические факты, и перед глазами его проходили русские цари, начиная с Алексея Михайловича, которые твёрдой рукой уничтожали книги, написанные на украинском языке, запрещали «мову», насаждали русскоязычные школы. Он видел, как назло угнетённому народу внедрялся русский язык в делопроизводство, как Екатерина Вторая своими указами закабалила Украину, лишив её национальной самобытности. Все правители приложили руку. И даже в советское время продолжалась та же неизменная политика искоренения украинского языка, насильственной русификации несчастных украинцев.
 
   Нечто подобное Коля слышал и раньше, но эта таблица, эти несколько страниц концентрированной ненависти к угнетателям, к России, окончательно решили его дальнейшую судьбу:
   - Никогда не думал, что русские способны на такую подлость. Это ужас! От нас скрывали! Нам говорили на уроках истории, но я не думал, что всё так запущенно…
 
   Сергей с улыбкой смотрел на возмущение вновь обращённого в свою националистическую веру РУНовца, затем заговорил негромко, но внушительно:
   - Вот! И мы должны нести всю эту правду в массы, разъяснять людям. Большую часть городов Украины, весь юго-восток удалось русифицировать коварным москалям. Скажу тебе по секрету, что донские казаки тоже этнические украицы. Нынешние наши границы не могут нас остановить, и мы должны помочь многим и многим за пределами нашей великой Родины освободить свои земли от русских захватчиков, от москалей… Слава Украине!
 
   Коля не раз слышал это приветствие националистов, но только теперь понял такой важный и глубокий его смысл. Герои – это они, молодые люди, которым предстоят великие дела и свершения, которые должны свалить, уничтожить многовековую империю зла, Россию, должны выдавить из себя всё то русское, что накопилось внутри каждого украинца за столетия русификации несчастной Украины. Все эти мысли и чувства промелькнули в душе молодого парня, и он ответил громко и уверенно:
   - Героям слава!
 
   5.
   Но вот, наконец, улеглись все волнения, и студенты приступили к тому, ради чего было сломано столько копий – к учёбе. Студенческое общежитие всегда было центром, средоточием жизни будущих инженеров, врачей, учёных - цвета нации, как не раз и не два говорил однокашникам Мыкола, ставший членом организации русскоязычных украинских националистов. За несколько месяцев студенческой жизни он из безликого забитого абитуриента превратился в ярого украинского националиста.
 
   Ребята, приехавшие из разных городов, поначалу держались порознь. Была комната разудалых одесситов, поражавших своим известным на весь мир сленгом даже видавших виды донецких ребят, которых здесь набралось целых три комнаты. Харьковчане, днепропетровцы, крымчане – всё это была весёлая вечно хохочущая компания. Но западная диаспора – Львов, Бендеры, эти держались обособленно, с некоторым превосходством. Обороты их речи несколько отличались от классических книжных, и они презрительно морщили носы, когда общались с русскоязычными студентами.
 
   Мыкола как-то подошёл к такому гусю и прямо в лоб спросил его:
   - Ну что ты задаёшься? Я такой же, как и ты, украинец. У нас общие задачи и цели. Мы с тобой одной крови.
   - Одной, говоришь? – ухмыльнулся западенец. – А ну, перекрестись!
   Парень удивился такому необычному предложению. Он никогда не интересовался вопросами веры, но мать крестила его в младенчестве. А затем, уже подростком, несколько раз водила в храм, учила молитвам и многому другому. Потом почему-то эти походы стали реже и как-то сами собой сошли на нет. Но тут вдруг вспомнились. Ни слова не говоря, глядя в глаза собеседнику, парень сложил щепотью пальцы правой руки и перекрестился, как и положено, сверху вниз и справа налево. Ухмылка западника стала шире:
 
   - Нет, дорогой, вот как надо!
   И он осенил себя широким католическим крестом - слева направо.
   -  Недалеко же ты ушёл от своих москалей-ватников! Старайся, друг, может и дорастёшь до нашего цивилизованного уровня.
 
   Конечно, от этого разговора остался неприятный осадок, но Мыкола, несмотря ни на что, старался. Многих своих друзей он привёл в РУН. Организация росла, и не только в реале, но и в интернете. Тысячи молодых людей имели большое желание принести пользу своей Родине, бороться с её врагами и чувствовать себя не быдлом, не рабочей скотиной, а истинными героями Украины.
 
Продолжение следует.
 
Часть 2:  http://parnasse.ru/prose/large/romance/obmanutye-dushi-ukrainy-2.html

© Copyright: Валерий Рыбалкин, 2014

Регистрационный номер №0221914

от 19 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0221914 выдан для произведения:
   1.
   Коля проснулся в своей уютной комнатке в родном родительском гнезде.
   - Сегодня выпускной бал, - первое, что пришло ему в голову, - сданы, наконец, все экзамены, долой рутину школьных занятий. Свобода! Настоящая взрослая жизнь! Ура!

   Парень с наслаждением вскочил с кровати, предвкушая все прелести наступающего дня. Ещё вчера ему выдали аттестат о среднем образовании, в котором чёрным по белому на чистом украинском языке было написано, что он, Мыкола Бондаренко, в 2010-м году с отличием окончил среднюю школу города Славянска Донецкой области. Яркое майское солнце сквозь открытые окна слепило глаза юноши. Мать на большой светлой веранде суетилась с завтраком. И Коля, по-быстрому перехватив мамкиной стряпни, отправился к своему закадычному школьному другу Петьке.

   С первого класса они были, как говорится, не разлей вода и теперь, по окончании школы, собирались вместе ехать в Киев поступать в политехнический.
   - Знаешь, Коля, - восторженно говорил Пётр, - я хочу выучиться на инженера, хочу заниматься космосом, хочу своими руками делать такие аппараты, с помощью которых можно будет садиться не только на Землю, но и на Марс, на Луну, на любые планеты.

   - Да знаю я тебя, знаю, - улыбался в ответ Николай, – технарь, он и в Африке технарь. Будешь ты космическим конструктором, будешь строить межпланетные корабли. А я буду прокладывать для них маршруты от звезды до звезды. Есть там такая специальность – прикладная физика. Ты представь только, Петька, что нам может дать теория относительности Эйнштейна! Мы сожмём пространство и время, мы будем доставлять любые грузы в любую точку Вселенной за считанные секунды! Я знаю, я чувствую, что сумею построить машину времени, и тогда…

   Ребята могли часами говорить о будущем, о том, что они могут сделать, сотворить, когда получат высшее образование в Киеве, в  Национальном Техническом Университете Украины. Но тут их внимание отвлекла стайка одноклассниц, возбуждённо обсуждавшая свои насущные проблемы. Ребята подошли к калитке, окликнули девчонок и весёлой компанией направились к своему излюбленному месту - на берег петлявшей в глубине оврага небольшой речушки Сухой Торец.
   Коля был неравнодушен к красавице Светлане. Она отвечала ему взаимностью, но вольностей не допускала. Поэтому на сегодняшний выпускной вечер наш герой возлагал особые надежды. Так хотелось высказать любимой всё, что накопилось на душе, ощутить её взаимность, а затем с наслаждением поцеловать нежные девичьи губы. Ну, а пока они просто сидели рядом на мягкой майской траве, любовались весенним разнотравьем и мечтали о будущем. Ведь впереди у них была целая жизнь.   

   2.
   Вступительные экзамены друзья сдали на удивление легко. Только с украинским языком у Николая получился небольшой конфуз. Случилось так, что от волнения на экзамене он заговорил по-русски, как привык это делать у себя дома, в родном Славянске.
   Коля учился в украинской школе, но город был, в основном, русскоговорящий, и чтобы объяснить сложный материал, учителя, нарушая правила, зачастую переходили на родной для детей язык. Однако в присутствии директрисы или проверяющих говорили, как и положено, на «мове», которую знали все без исключения. Для ребят такая уловка была привычной, ведь русский вычеркнули из школьной программы за ненадобностью, а учителей обучали исключительно на украинском.

   Правда, существовали факультативные занятия, где можно было освоить и родной язык, и русскую литературу. Но желающих оставаться после уроков с каждым годом становилось всё меньше и меньше. Дело в том, что русскоговорящих – не то чтобы преследовали или гнобили, нет, просто чистокровные украинцы между собой называли их людьми второго сорта. Считалось, что культурный человек должен владеть языком великого Кобзаря - Тараса Шевченко. И общаться с украинцем по-русски было как-то даже неприлично, будто пройти по улице с расстёгнутой ширинкой. Никто не сделает замечания, но все будут посмеиваться и считать тебя низким человеком.

   Немного освоившись в Киеве, ребята усвоили все эти нюансы, прочувствовав их на себе. Со стороны было довольно странно наблюдать, как интеллигентные люди в кругу семьи, даже на улице, говорили на чистейшем русском языке. Однако в стенах учебного заведения, на работе, в обязательном порядке переходили на «мову». Многие из киевлян были, конечно, природными украинцами, но даже в центральных областях страны, так сложилось давно, большие города были, в большинстве своём, русскоязычными.

   3.
   Когда на экзамене Коля вдруг перешёл на родной язык, губы преподавательницы на мгновение чуть сжались, а в глазах промелькнули колкие искорки.
   - Вы из Донбасса, молодой человек? – спросила она доброжелательно. – Учились в украинской школе?
   Ещё раз посмотрела его документы, затем чуть заметно улыбнулась: 
   - Мы с вами находимся в стенах Украинского Национального Университета. Скажите мне, пожалуйста, при чём здесь русский язык?
   Парень смутился, забормотал что-то в своё оправдание. Но экзаменатор, желая ему добра, посоветовала обратиться в объединение русскоязычных украинских националистов, сокращённо РУН.

   - Мой предмет вы знаете, и если будете приняты в университет, то настоятельно рекомендую вам вступить в эту организацию. Мы хотим, чтобы все наши выпускники были настоящими патриотами, любящими свою Родину и свой родной язык.
   Школа должна воспитывать патриотизм, и в данном случае она это сделала великолепно. Николай согласился, а преподаватель, ещё раз улыбнувшись, вывела отличную оценку в экзаменационной ведомости.
   Ликованию ребят не было предела. Оба - и Николай, и Пётр стали студентами первого курса университета.
 
   - Нас зачислили, мы теперь студенты - говорил, улыбаясь, Коля. – Поэтому имей в виду, что с сегодняшнего дня я буду зваться Мыколой, а тебя мы назовём Петро. Здесь так принято, и не будем нарушать местные обычаи.
   Конечно, на радостях верный друг согласился на замену своего имени, но записываться в РУН наотрез отказался.
   - Ээх, ничего ты не понимаешь! – уговаривал его Коля. – Теперь модно быть националистом. Без этого у тебя не будет никакой перспективы. Так до конца дней и останешься рядовым. А как же космические дали?
   - Я на любом месте готов приносить пользу Родине, - спокойно отвечал Пётр. – Не хочу быть карьеристом. Мы с тобой русские, но язык титульной нации должны знать, и мы его знаем. Однако согласись, что русскоязычный украинский националист – это из области курьёзов. Такого в принципе не может быть.

   - Не знаю, Петя, не знаю. Я из простых собак, не из породистых. Но, думаю, что и во мне течёт кровь лихих запорожских казаков.
   - А если нет? Ты согласишься быть гражданином второго сорта?
   - Нет, конечно нет, - немного подумав ответил Мыкола. - И сохранить своё достоинство, свою первосортность мне поможет эта, как ты говоришь, невозможная в принципе организация. Запомни, Петро, невозможное становится возможным, стоит только захотеть.

   4.
   В киевском отделении РУН Мыколу встретили с распростёртыми объятиями:
   - Молодец, что пришёл к нам, - говорил ему по-русски Сергей, один из организаторов. -  Этнический украинец – это тот, в ком течет хоть малая часть украинской крови, кто ощущает свою национальность, чтит и любит культуру, традиции и обряды, принимает и знает многовековую историю борьбы нашего народа с москалями - врагами, которые испокон веков пытались искоренить любую самобытность, сам вольный украинский дух. И совсем неважно, на каком языке ты разговариваешь. За триста сорок лет русификации Украины тебя, твоих предков заставили забыть родной язык. Но невозможно убить гены истинного патриота своей Родины.

   Парень слушал, и эти знакомые слова, будто сладкий мёд, ложились ему на душу, делали его причастным к будущим свершениям великого украинского народа. Подобные рассуждения он слышал не впервые. Об этом говорилось на школьных уроках, эти мысли ненавязчиво, между прочим, как нечто само собой разумеющееся, звучали по радио и телевидению. Но сейчас от того, сможет ли он стать истинным украинцем, зависела вся его будущая жизнь – учёба, карьера и многое-многое другое.
 
   - Да, да, я знаю историю, - отвечал Николай. – Гнёт москалей - это ужасно. Но нам говорили, что в советские времена Донбасс поднимали всем миром, что сюда приезжали люди со всего Союза. Одних заключённых – не сосчитать! Много пришлых осталось жить на донецкой земле. Теперь и не поймёшь, кто какой национальности – всё перемешалось.

   - Да, но здесь испокон веков жили украинцы. Вот они-то и составили основу нации. Неважно, сколько в тебе настоящей казацкой крови. Важно, что она есть. Да вот посмотри брошюру и подумай, кто нам друг, а кто заклятый непримиримый враг.
   Мыкола листал собранные воедино, в одну хронологическую таблицу исторические факты, и перед глазами его проходили русские цари, начиная с Алексея Михайловича, которые твёрдой рукой уничтожали книги, написанные на украинском языке, запрещали «мову», насаждали русскоязычные школы. Он видел, как назло угнетённому народу внедрялся русский язык в делопроизводство, как Екатерина Вторая своими указами закабалила Украину, лишив её национальной самобытности. Все правители приложили руку. И даже в советское время продолжалась та же неизменная политика искоренения украинского языка, насильственной русификации несчастных украинцев.

   Нечто подобное Коля слышал и раньше, но эта таблица, эти несколько страниц концентрированной ненависти к угнетателям, к России, окончательно решили его дальнейшую судьбу:
   - Никогда не думал, что русские способны на такую подлость. Это ужас! От нас скрывали! Нам говорили на уроках истории, но я не думал, что всё так запущенно…

   Сергей с улыбкой смотрел на возмущение вновь обращённого в свою националистическую веру РУНовца, затем заговорил негромко, но внушительно:
   - Вот! И мы должны нести всю эту правду в массы, разъяснять людям. Большую часть городов Украины, весь юго-восток удалось русифицировать коварным москалям. Скажу тебе по секрету, что донские казаки тоже этнические украицы. Нынешние наши границы не могут нас остановить, и мы должны помочь многим и многим за пределами нашей великой Родины освободить свои земли от русских захватчиков, от москалей… Слава Украине!

   Коля не раз слышал это приветствие националистов, но только теперь понял такой важный и глубокий его смысл. Герои – это они, молодые люди, которым предстоят великие дела и свершения, которые должны свалить, уничтожить многовековую империю зла, Россию, должны выдавить из себя всё то русское, что накопилось внутри каждого украинца за столетия русификации несчастной Украины. Все эти мысли и чувства промелькнули в душе молодого парня, и он ответил громко и уверенно:
   - Героям слава!

   5.
   Но вот, наконец, улеглись все волнения, и студенты приступили к тому, ради чего было сломано столько копий – к учёбе. Студенческое общежитие всегда было центром, средоточием жизни будущих инженеров, врачей, учёных - цвета нации, как не раз и не два говорил однокашникам Мыкола, ставший членом организации русскоязычных украинских националистов. За несколько месяцев студенческой жизни он из безликого забитого абитуриента превратился в ярого украинского националиста.

   Ребята, приехавшие из разных городов, поначалу держались порознь. Была комната разудалых одесситов, поражавших своим известным на весь мир сленгом даже видавших виды донецких ребят, которых здесь набралось целых три комнаты. Харьковчане, днепропетровцы, крымчане – всё это была весёлая вечно хохочущая компания. Но западная диаспора – Львов, Бендеры, эти держались обособленно, с некоторым превосходством. Обороты их речи несколько отличались от классических книжных, и они презрительно морщили носы, когда общались с русскоязычными студентами.

   Мыкола как-то подошёл к такому гусю и прямо в лоб спросил его:
   - Ну что ты задаёшься? Я такой же, как и ты, украинец. У нас общие задачи и цели. Мы с тобой одной крови.
   - Одной, говоришь? – ухмыльнулся западенец. – А ну, перекрестись!
   Парень удивился такому необычному предложению. Он никогда не интересовался вопросами веры, но мать крестила его в младенчестве. А затем, уже подростком, несколько раз водила в храм, учила молитвам и многому другому. Потом почему-то эти походы стали реже и как-то сами собой сошли на нет. Но тут вдруг вспомнились. Ни слова не говоря, глядя в глаза собеседнику, парень сложил щепотью пальцы правой руки и перекрестился, как и положено, сверху вниз и справа налево. Ухмылка западника стала шире:

   - Нет, дорогой, вот как надо!
   И он осенил себя широким католическим крестом - слева направо.
   -  Недалеко же ты ушёл от своих москалей-ватников! Старайся, друг, может и дорастёшь до нашего цивилизованного уровня.

   Конечно, от этого разговора остался неприятный осадок, но Мыкола, несмотря ни на что, старался. Многих своих друзей он привёл в РУН. Организация росла, и не только в реале, но и в интернете. Тысячи молодых людей имели большое желание принести пользу своей Родине, бороться с её врагами и чувствовать себя не быдлом, не рабочей скотиной, а истинными героями Украины.

Продолжение следует. 
Рейтинг: +1 133 просмотра
Комментарии (4)
Елена Попова(Резцова) # 12 июля 2014 в 12:13 +1
Очень хочется прочитать продолжение!!! Эта тема трогает меня , как многих других россиян,но меня чуть сильнее,потому что мой дом трясется от взрывов на Украине,мы слышым пулеметные очереди , у нас столько бежинцев, в нашей семье ,тоже есть родственники на Украине,нам видно в бинокль ,как горит Красный партизан.Просто я живу в Гуково , а это на самой границе,Свердловку бомбят,Красный партизан почти стерли с лица земли!!! А ведь совсем недавно ,мы ездили туда на рынок ,к друзьям,родственникам. Как же это все страшно , в голове не укладывается,зачем эта война!!!!!! lenta9m2
Валерий Рыбалкин # 12 июля 2014 в 12:31 0
Да, ужасно. Хочется разобраться, как могло такое случиться, что нацисты захватили власть на Украине? Почему все молчали и терпели столько лет?
Заходите в гости. Читайте, я много уже всего написал интересного.
Татьяна Дюльгер # 11 ноября 2014 в 21:16 +1
Души невинные и обманутые, это правда, Валерий. Когда идёт война, страдают только невинные, а сами виновники братоубийственной войны всегда в выигрыше: власть, сферы влияния, деньги, ресурсы и так далее - всё оказывается в их руках. Как разжечь войну, горе-правители всегда знают, а вот как потушить пожар, один Бог знает.
Валерий Рыбалкин # 11 ноября 2014 в 22:32 0
Ой, Татьяна, когда она потухнет, эта война? Кто знает? Иногда говорят, что гражданская война 1918-го года не кончилась до сих пор. Всё воюем, не можем простить друг другу развал империи Романовых.
Спасибо Вам, что читаете.
elka2