ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → О чем плачут гитары

 

О чем плачут гитары

11 августа 2013 - Владимир Рубцов
article152312.jpg


О чем плачут гитары
 

Плач гитара о любви,

Разожги огонь в груди,

Пусть горит в душе всегда

Нашей любви звезда!
 

Во времена моего детства иметь собственный музыкальный инструмент - это было что-то! Это было нечто из ряда вон выходящее. Наши родители были строгие и не из разряда богатых – обыкновенные рядовые трудяги, которые часто еле дотягивали до аванса или получки. Но, тем не менее, отец всегда не оставлял без внимания желания детей. И это я только сейчас стал понимать … не тогда!

Так, я любил заниматься постройкой различных технических устройств и моделей. И отец разрешал мне использовать любые материалы, имеющиеся в домашнем хозяйстве, и любой его инструмент для их изготовления (а он был классным столяром – сам изготавливал любую мебель). Не скупился он и на приобретение различной литературы для детей. Так, выписывал нам (одновременно) массу журналов: Весёлые картинки, Мурзилку, Юный техник, Технику Молодёжи, Моделист конструктор, Знание сила, Наука и жизнь, Костёр, Пионер, Смена, Работница, Огонёк, Крестьянка, Советское кино, а к ним ещё в придачу и целую кипу газет. Мама очень ругалась, когда на подписку он отдавал свою месячную зарплату. У меня до сих пор сохранились подшивки многих из них. Так, журналы «Моделист Конструктор» я храню, начиная с первого года выпуска (1966г) – многие года переплетены в книги.

Или такое - помню, захотелось мне научиться играть в шахматы – он купил коробку и шахмат, и шашек в придачу (те шахматы до сих пор хранятся у меня!), да ещё и научил в них играть. И постоянно со мной играл, но всегда выигрывал. И вот, когда я уже повзрослел и первый раз выиграл у него, то он перестал со мной играть вообще, сказав: «Больше мне тебя в шахматах учить нечему … дальше сам!».



Ну а когда нам захотелось играть на музыкальных инструментах, то у нас в доме тут же появились и гармошка, и баян (этот баян с красивым названием «Этюд», я храню до сих пор, ибо именно для меня его купил мой отец). Да отец и сам любил играть на гармошке. Это живой звук, не то что шипяще-свистящий из старенького патефона, которых у нас имелось сразу два. А вот иметь гитару в наше время это, вообще, было нечто сверхжелаемое, но и таковую отец купил для нас. Вот только на ней так никто толком и не научился играть. Так … два-три аккорда с трудом «повыучивали», да иногда баба Люба на ней что-то похожее на нормальную мелодию «выбринкивала» иногда, хотя на балалайке она лихо «зажигала» – слышал несколько раз сам. А вот чтобы мама играла на гитаре – этого я ни разу не слышал. Ни разу!

Но, однажды, наша гитара из дома пропала. Долго мы её искали всем семейством, но так и не нашли – всё обшарили и всё без толку. В доме всё, вроде бы, было на месте, никаких воров замечено не было, и даже из чужих людей в это время никто к нам не заходил.

Прошла неделя … Моя мама в то время работала весовщицей на Анарской железнодорожной станции. И вот как-то в один из рабочих дней она заметила на лавочке в привокзальном скверике несколько цыганят. Старший из них неумело «бренькал» на гитаре. Мама сразу узнала нашу гитару по наклеенным на ней картинкам, но виду не подала … Подошла, послушала. «Что же ты так неумело играешь на гитаре? – спросила она – А ещё цыган … называешься! Дай – я покажу тебе как надо играть!». Цыган послушно отдал маме нашу же гитару. И мама сыграла прекраснейшую мелодию. Цыганята удивились и заулыбались … Мама ласково погладила гитару и спросила: «Как вы её смогли так незаметно украсть из нашего дома?». Цыгане сразу всё поняли … оторопели и медленно-медленно «сдали» назад, а потом, как по команде, бросились бежать прочь … их табор стоял уже неделю недалеко от нашего посёлка. Раньше цыгане частенько таборами появлялись у посёлков, постоят неделю-другую и дальше кочуют. И частенько что-нибудь пропадало из домов у людей после таких гостей. В последнее время подобных кочевников почему-то не стало, причем пропали они совсем, словно вымерли. Видимо, настали другие времена.

Ну, а когда мама вернулась с работы домой вместе с нашей гитарой и рассказала описанную выше историю, то я очень удивился, но не самому чудесному факту возвращения нашей гитары домой, а тому, что мама умеет играть на ней. Я тут же попросил её что-нибудь сыграть … она загадочно улыбнулась, нежно взяла гитару и … дом наполнился волшебной, совсем незнакомой мне, мелодией. Вот это да! Я раньше даже и подумать не мог, что она так умеет … а музыка лилась и лилась, будто «перекатываясь на порогах-аккордах, искрящими ручейками», струны словно плакали о чем-то. Интересно – о чём!?

11.08.2013г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.


© Copyright: Владимир Рубцов, 2013

Регистрационный номер №0152312

от 11 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0152312 выдан для произведения:

О чем плачут гитары

 

Плач гитара о любви,

Разожги огонь в груди,

Пусть горит в душе всегда

Нашей любви звезда!

 

Во времена моего детства иметь собственный музыкальный инструмент - это было что-то! Это было нечто из ряда вон выходящее. Наши родители были строгие и не из разряда богатых – обыкновенные рядовые трудяги, которые часто еле дотягивали до аванса или получки. Но, тем не менее, отец всегда не оставлял без внимания желания детей. И это я только сейчас стал понимать … не тогда!

Так, я любил заниматься постройкой различных технических устройств и моделей. И отец разрешал мне использовать любые материалы, имеющиеся в домашнем хозяйстве, и любой его инструмент для их изготовления (а он был классным столяром – сам изготавливал любую мебель). Не скупился он и на приобретение различной литературы для детей. Так, выписывал нам (одновременно) массу журналов: Весёлые картинки, Мурзилку, Юный техник, Технику Молодёжи, Моделист конструктор, Знание сила, Наука и жизнь, Костёр, Пионер, Смена, Работница, Огонёк, Крестьянка, Советское кино, а к ним ещё в придачу и целую кипу газет. Мама очень ругалась, когда на подписку он отдавал свою месячную зарплату. У меня до сих пор сохранились подшивки многих из них. Так, журналы «Моделист Конструктор» я храню, начиная с первого года выпуска (1966г) – многие года переплетены в книги.

Или такое - помню, захотелось мне научиться играть в шахматы – он купил коробку и шахмат, и шашек в придачу (те шахматы до сих пор хранятся у меня!), да ещё и научил в них играть. И постоянно со мной играл, но всегда выигрывал. И вот, когда я уже повзрослел и первый раз выиграл у него, то он перестал со мной играть вообще, сказав: «Больше мне тебя в шахматах учить нечему … дальше сам!».


Ну а когда нам захотелось играть на музыкальных инструментах, то у нас в доме тут же появились и гармошка, и баян (этот баян с красивым названием «Этюд», я храню до сих пор, ибо именно для меня его купил мой отец). Да отец и сам любил играть на гармошке. Это живой звук, не то что шипяще-свистящий из старенького патефона, которых у нас имелось сразу два. А вот иметь гитару в наше время это, вообще, было нечто сверхжелаемое, но и таковую отец купил для нас. Вот только на ней так никто толком и не научился играть. Так … два-три аккорда с трудом «повыучивали», да иногда баба Люба на ней что-то похожее на нормальную мелодию «выбринкивала» иногда, хотя на балалайке она лихо «зажигала» – слышал несколько раз сам. А вот чтобы мама играла на гитаре – этого я ни разу не слышал. Ни разу!

Но, однажды, наша гитара из дома пропала. Долго мы её искали всем семейством, но так и не нашли – всё обшарили и всё без толку. В доме всё, вроде бы, было на месте, никаких воров замечено не было, и даже из чужих людей в это время никто к нам не заходил.

Прошла неделя … Моя мама в то время работала весовщицей на Анарской железнодорожной станции. И вот как-то в один из рабочих дней она заметила на лавочке в привокзальном скверике несколько цыганят. Старший из них неумело «бренькал» на гитаре. Мама сразу узнала нашу гитару по наклеенным на ней картинкам, но виду не подала … Подошла, послушала. «Что же ты так неумело играешь на гитаре? – спросила она – А ещё цыган … называешься! Дай – я покажу тебе как надо играть!». Цыган послушно отдал маме нашу же гитару. И мама сыграла прекраснейшую мелодию. Цыганята удивились и заулыбались … Мама ласково погладила гитару и спросила: «Как вы её смогли так незаметно украсть из нашего дома?». Цыгане сразу всё поняли … оторопели и медленно-медленно «сдали» назад, а потом, как по команде, бросились бежать прочь … их табор стоял уже неделю недалеко от нашего посёлка. Раньше цыгане частенько таборами появлялись у посёлков, постоят неделю-другую и дальше кочуют. И частенько что-нибудь пропадало из домов у людей после таких гостей. В последнее время подобных кочевников почему-то не стало, причем пропали они совсем, словно вымерли. Видимо, настали другие времена.

Ну, а когда мама вернулась с работы домой вместе с нашей гитарой и рассказала описанную выше историю, то я очень удивился, но не самому чудесному факту возвращения нашей гитары домой, а тому, что мама умеет играть на ней. Я тут же попросил её что-нибудь сыграть … она загадочно улыбнулась, нежно взяла гитару и … дом наполнился волшебной, совсем незнакомой мне, мелодией. Вот это да! Я раньше даже и подумать не мог, что она так умеет … а музыка лилась и лилась, будто «перекатываясь на порогах-аккордах, искрящими ручейками», струны словно плакали о чем-то. Интересно – о чём!?

 

11.08.2013г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.

О чем плачут гитары


 


Плач гитара о любви,


Разожги огонь в груди,


Пусть горит в душе всегда


Нашей любви звезда!


 


Во времена моего детства иметь собственный музыкальный инструмент - это было что-то! Это было нечто из ряда вон выходящее. Наши родители были строгие и не из разряда богатых – обыкновенные рядовые трудяги, которые часто еле дотягивали до аванса или получки. Но, тем не менее, отец всегда не оставлял без внимания желания детей. И это я только сейчас стал понимать … не тогда!


Так, я любил заниматься постройкой различных технических устройств и моделей. И отец разрешал мне использовать любые материалы, имеющиеся в домашнем хозяйстве, и любой его инструмент для их изготовления (а он был классным столяром – сам изготавливал любую мебель). Не скупился он и на приобретение различной литературы для детей. Так, выписывал нам (одновременно) массу журналов: Весёлые картинки, Мурзилку, Юный техник, Технику Молодёжи, Моделист конструктор, Знание сила, Наука и жизнь, Костёр, Пионер, Смена, Работница, Огонёк, Крестьянка, Советское кино, а к ним ещё в придачу и целую кипу газет. Мама очень ругалась, когда на подписку он отдавал свою месячную зарплату. У меня до сих пор сохранились подшивки многих из них. Так, журналы «Моделист Конструктор» я храню, начиная с первого года выпуска (1966г) – многие года переплетены в книги.


Или такое - помню, захотелось мне научиться играть в шахматы – он купил коробку и шахмат, и шашек в придачу (те шахматы до сих пор хранятся у меня!), да ещё и научил в них играть. И постоянно со мной играл, но всегда выигрывал. И вот, когда я уже повзрослел и первый раз выиграл у него, то он перестал со мной играть вообще, сказав: «Больше мне тебя в шахматах учить нечему … дальше сам!».


Ну а когда нам захотелось играть на музыкальных инструментах, то у нас в доме тут же появились и гармошка, и баян (этот баян с красивым названием «Этюд», я храню до сих пор, ибо именно для меня его купил мой отец). Да отец и сам любил играть на гармошке. Это живой звук, не то что шипяще-свистящий из старенького патефона, которых у нас имелось сразу два. А вот иметь гитару в наше время это, вообще, было нечто сверхжелаемое, но и таковую отец купил для нас. Вот только на ней так никто толком и не научился играть. Так … два-три аккорда с трудом «повыучивали», да иногда баба Люба на ней что-то похожее на нормальную мелодию «выбринкивала» иногда, хотя на балалайке она лихо «зажигала» – слышал несколько раз сам. А вот чтобы мама играла на гитаре – этого я ни разу не слышал. Ни разу!


Но, однажды, наша гитара из дома пропала. Долго мы её искали всем семейством, но так и не нашли – всё обшарили и всё без толку. В доме всё, вроде бы, было на месте, никаких воров замечено не было, и даже из чужих людей в это время никто к нам не заходил.


Прошла неделя … Моя мама в то время работала весовщицей на Анарской железнодорожной станции. И вот как-то в один из рабочих дней она заметила на лавочке в привокзальном скверике несколько цыганят. Старший из них неумело «бренькал» на гитаре. Мама сразу узнала нашу гитару по наклеенным на ней картинкам, но виду не подала … Подошла, послушала. «Что же ты так неумело играешь на гитаре? – спросила она – А ещё цыган … называешься! Дай – я покажу тебе как надо играть!». Цыган послушно отдал маме нашу же гитару. И мама сыграла прекраснейшую мелодию. Цыганята удивились и заулыбались … Мама ласково погладила гитару и спросила: «Как вы её смогли так незаметно украсть из нашего дома?». Цыгане сразу всё поняли … оторопели и медленно-медленно «сдали» назад, а потом, как по команде, бросились бежать прочь … их табор стоял уже неделю недалеко от нашего посёлка. Раньше цыгане частенько таборами появлялись у посёлков, постоят неделю-другую и дальше кочуют. И частенько что-нибудь пропадало из домов у людей после таких гостей. В последнее время подобных кочевников почему-то не стало, причем пропали они совсем, словно вымерли. Видимо, настали другие времена.


Ну, а когда мама вернулась с работы домой вместе с нашей гитарой и рассказала описанную выше историю, то я очень удивился, но не самому чудесному факту возвращения нашей гитары домой, а тому, что мама умеет играть на ней. Я тут же попросил её что-нибудь сыграть … она загадочно улыбнулась, нежно взяла гитару и … дом наполнился волшебной, совсем незнакомой мне, мелодией. Вот это да! Я раньше даже и подумать не мог, что она так умеет … а музыка лилась и лилась, будто «перекатываясь на порогах-аккордах, искрящими ручейками», струны словно плакали о чем-то. Интересно – о чём!?


 


11.08.2013г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.


О чем плачут гитары

 

Плач гитара о любви,

Разожги огонь в груди,

Пусть горит в душе всегда

Нашей любви звезда!

 

Во времена моего детства иметь собственный музыкальный инструмент - это было что-то! Это было нечто из ряда вон выходящее. Наши родители были строгие и не из разряда богатых – обыкновенные рядовые трудяги, которые часто еле дотягивали до аванса или получки. Но, тем не менее, отец всегда не оставлял без внимания желания детей. И это я только сейчас стал понимать … не тогда!

Так, я любил заниматься постройкой различных технических устройств и моделей. И отец разрешал мне использовать любые материалы, имеющиеся в домашнем хозяйстве, и любой его инструмент для их изготовления (а он был классным столяром – сам изготавливал любую мебель). Не скупился он и на приобретение различной литературы для детей. Так, выписывал нам (одновременно) массу журналов: Весёлые картинки, Мурзилку, Юный техник, Технику Молодёжи, Моделист конструктор, Знание сила, Наука и жизнь, Костёр, Пионер, Смена, Работница, Огонёк, Крестьянка, Советское кино, а к ним ещё в придачу и целую кипу газет. Мама очень ругалась, когда на подписку он отдавал свою месячную зарплату. У меня до сих пор сохранились подшивки многих из них. Так, журналы «Моделист Конструктор» я храню, начиная с первого года выпуска (1966г) – многие года переплетены в книги.

Или такое - помню, захотелось мне научиться играть в шахматы – он купил коробку и шахмат, и шашек в придачу (те шахматы до сих пор хранятся у меня!), да ещё и научил в них играть. И постоянно со мной играл, но всегда выигрывал. И вот, когда я уже повзрослел и первый раз выиграл у него, то он перестал со мной играть вообще, сказав: «Больше мне тебя в шахматах учить нечему … дальше сам!».

Ну а когда нам захотелось играть на музыкальных инструментах, то у нас в доме тут же появились и гармошка, и баян (этот баян с красивым названием «Этюд», я храню до сих пор, ибо именно для меня его купил мой отец). Да отец и сам любил играть на гармошке. Это живой звук, не то что шипяще-свистящий из старенького патефона, которых у нас имелось сразу два. А вот иметь гитару в наше время это, вообще, было нечто сверхжелаемое, но и таковую отец купил для нас. Вот только на ней так никто толком и не научился играть. Так … два-три аккорда с трудом «повыучивали», да иногда баба Люба на ней что-то похожее на нормальную мелодию «выбринкивала» иногда, хотя на балалайке она лихо «зажигала» – слышал несколько раз сам. А вот чтобы мама играла на гитаре – этого я ни разу не слышал. Ни разу!

Но, однажды, наша гитара из дома пропала. Долго мы её искали всем семейством, но так и не нашли – всё обшарили и всё без толку. В доме всё, вроде бы, было на месте, никаких воров замечено не было, и даже из чужих людей в это время никто к нам не заходил.

Прошла неделя … Моя мама в то время работала весовщицей на Анарской железнодорожной станции. И вот как-то в один из рабочих дней она заметила на лавочке в привокзальном скверике несколько цыганят. Старший из них неумело «бренькал» на гитаре. Мама сразу узнала нашу гитару по наклеенным на ней картинкам, но виду не подала … Подошла, послушала. «Что же ты так неумело играешь на гитаре? – спросила она – А ещё цыган … называешься! Дай – я покажу тебе как надо играть!». Цыган послушно отдал маме нашу же гитару. И мама сыграла прекраснейшую мелодию. Цыганята удивились и заулыбались … Мама ласково погладила гитару и спросила: «Как вы её смогли так незаметно украсть из нашего дома?». Цыгане сразу всё поняли … оторопели и медленно-медленно «сдали» назад, а потом, как по команде, бросились бежать прочь … их табор стоял уже неделю недалеко от нашего посёлка. Раньше цыгане частенько таборами появлялись у посёлков, постоят неделю-другую и дальше кочуют. И частенько что-нибудь пропадало из домов у людей после таких гостей. В последнее время подобных кочевников почему-то не стало, причем пропали они совсем, словно вымерли. Видимо, настали другие времена.

Ну, а когда мама вернулась с работы домой вместе с нашей гитарой и рассказала описанную выше историю, то я очень удивился, но не самому чудесному факту возвращения нашей гитары домой, а тому, что мама умеет играть на ней. Я тут же попросил её что-нибудь сыграть … она загадочно улыбнулась, нежно взяла гитару и … дом наполнился волшебной, совсем незнакомой мне, мелодией. Вот это да! Я раньше даже и подумать не мог, что она так умеет … а музыка лилась и лилась, будто «перекатываясь на порогах-аккордах, искрящими ручейками», струны словно плакали о чем-то. Интересно – о чём!?

 

11.08.2013г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.

О чем плачут гитары
 
Плач гитара о любви,
Разожги огонь в груди,
Пусть горит в душе всегда
Нашей любви звезда!
 
Во времена моего детства иметь собственный музыкальный инструмент - это было что-то! Это было нечто из ряда вон выходящее. Наши родители были строгие и не из разряда богатых – обыкновенные рядовые трудяги, которые часто еле дотягивали до аванса или получки. Но, тем не менее, отец всегда не оставлял без внимания желания детей. И это я только сейчас стал понимать … не тогда!
Так, я любил заниматься постройкой различных технических устройств и моделей. И отец разрешал мне использовать любые материалы, имеющиеся в домашнем хозяйстве, и любой его инструмент для их изготовления (а он был классным столяром – сам изготавливал любую мебель). Не скупился он и на приобретение различной литературы для детей. Так, выписывал нам (одновременно) массу журналов: Весёлые картинки, Мурзилку, Юный техник, Технику Молодёжи, Моделист конструктор, Знание сила, Наука и жизнь, Костёр, Пионер, Смена, Работница, Огонёк, Крестьянка, Советское кино, а к ним ещё в придачу и целую кипу газет. Мама очень ругалась, когда на подписку он отдавал свою месячную зарплату. У меня до сих пор сохранились подшивки многих из них. Так, журналы «Моделист Конструктор» я храню, начиная с первого года выпуска (1966г) – многие года переплетены в книги.
Или такое - помню, захотелось мне научиться играть в шахматы – он купил коробку и шахмат, и шашек в придачу (те шахматы до сих пор хранятся у меня!), да ещё и научил в них играть. И постоянно со мной играл, но всегда выигрывал. И вот, когда я уже повзрослел и первый раз выиграл у него, то он перестал со мной играть вообще, сказав: «Больше мне тебя в шахматах учить нечему … дальше сам!».
Ну а когда нам захотелось играть на музыкальных инструментах, то у нас в доме тут же появились и гармошка, и баян (этот баян с красивым названием «Этюд», я храню до сих пор, ибо именно для меня его купил мой отец). Да отец и сам любил играть на гармошке. Это живой звук, не то что шипяще-свистящий из старенького патефона, которых у нас имелось сразу два. А вот иметь гитару в наше время это, вообще, было нечто сверхжелаемое, но и таковую отец купил для нас. Вот только на ней так никто толком и не научился играть. Так … два-три аккорда с трудом «повыучивали», да иногда баба Люба на ней что-то похожее на нормальную мелодию «выбринкивала» иногда, хотя на балалайке она лихо «зажигала» – слышал несколько раз сам. А вот чтобы мама играла на гитаре – этого я ни разу не слышал. Ни разу!
Но, однажды, наша гитара из дома пропала. Долго мы её искали всем семейством, но так и не нашли – всё обшарили и всё без толку. В доме всё, вроде бы, было на месте, никаких воров замечено не было, и даже из чужих людей в это время никто к нам не заходил.
Прошла неделя … Моя мама в то время работала весовщицей на Анарской железнодорожной станции. И вот как-то в один из рабочих дней она заметила на лавочке в привокзальном скверике несколько цыганят. Старший из них неумело «бренькал» на гитаре. Мама сразу узнала нашу гитару по наклеенным на ней картинкам, но виду не подала … Подошла, послушала. «Что же ты так неумело играешь на гитаре? – спросила она – А ещё цыган … называешься! Дай – я покажу тебе как надо играть!». Цыган послушно отдал маме нашу же гитару. И мама сыграла прекраснейшую мелодию. Цыганята удивились и заулыбались … Мама ласково погладила гитару и спросила: «Как вы её смогли так незаметно украсть из нашего дома?». Цыгане сразу всё поняли … оторопели и медленно-медленно «сдали» назад, а потом, как по команде, бросились бежать прочь … их табор стоял уже неделю недалеко от нашего посёлка. Раньше цыгане частенько таборами появлялись у посёлков, постоят неделю-другую и дальше кочуют. И частенько что-нибудь пропадало из домов у людей после таких гостей. В последнее время подобных кочевников почему-то не стало, причем пропали они совсем, словно вымерли. Видимо, настали другие времена.
Ну, а когда мама вернулась с работы домой вместе с нашей гитарой и рассказала описанную выше историю, то я очень удивился, но не самому чудесному факту возвращения нашей гитары домой, а тому, что мама умеет играть на ней. Я тут же попросил её что-нибудь сыграть … она загадочно улыбнулась, нежно взяла гитару и … дом наполнился волшебной, совсем незнакомой мне, мелодией. Вот это да! Я раньше даже и подумать не мог, что она так умеет … а музыка лилась и лилась, будто «перекатываясь на порогах-аккордах, искрящими ручейками», струны словно плакали о чем-то. Интересно – о чём!?
 
11.08.2013г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана, Казахстан.
Рейтинг: 0 255 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!