ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Ночная бабочка

 

Ночная бабочка

31 января 2014 - Лев Казанцев-Куртен
article184868.jpg
 
 
    Поздний вечер. Прожигающий кожу студёный ветер. Мертвенный свет уличных фонарей и неоновой рекламы шикарного ночного клуба.

    Запятой на чёрном ледяном асфальте стоит "ночная бабочка", проститутка: красная кожаная с блеском курточка, полоска чёрной юбочки, белые ноги в капроновых чулках. Она одна. Даже мамка Симка из-за неё морозиться не стала, не выдержала, ушла. А она, вот, стоит, как партизанка на допросе.

    Мимо, колыхаясь, проходят незаинтересованные скукоженные тени.

    Шикарные автомобили, ширкнув мимо неё шинами, останавливаются у входа в ночной клуб. Тела, облечённые в роскошные меха, в Дольче&Габана, в Ломбардини, Кавалли и прочие Гуччи, выпархивают из тёплых салонов авто и, сверкнув искорками бриллиантов, исчезают в зеве клуба.

    Озябшая проститутка провожает их издали жгучими глазами. Там чужой пир. Ей туда ходу нет. Она потирает замёрзшие коленки холодной рукой. Пустой вечер, пустая ночь.

    О! Вот один белый "вольво" с тонированными стёклами остановился возле неё и она кидается к нему: наконец-то карасик приплыл... 

    Но "вольво", свистнув колёсами, блеснул перед носом проститутки эксклюзивным номером, срывается с места. А на мостовой осталась девка в светлом пальто. Она лежала, раскинув ноги, а рядом валялись сумка и сапожки.

    Проститутка подбежала к лежащей на мостовой девушке.

   - Суки! Гады! - кричала она и всхлипывала. - Сеструха милая... Сволочи!..

    Она помогла девушке подняться и, прихватив сумку и сапожки, помогла ей дойти до тротуара и помогла надеть сапожки.

    Девушка, нет, ещё совсем девчонка, что-то бормотала. Проститутка разобрала:
- Помогите... меня... изнасиловали...

    Но чем могла помочь несчастной она, проститутка? Позвонить в ментовку? Так она, эта ментовка, вот где у неё! Только там ей и светиться. Возьмут за это самое, снизу, и давай: фамилия, имя, отчество, адрес, род занятий... А фамилия её у них в компе засажена: Лужина Нина Петровна, проститутка, иногородняя, и позывной "Шуйка". Из города Шуи она, потому и
Шуйка. 

    Один мент в фуражке грозился ей:
   - Вот сообщу матери, чем её дочь в столице промышляет...

   - Сообщи, - ответила она. - Напиши ей, суке, на тот свет. Может, она и ответит тебе.

    Да и что менты? Разве они помогут? Жди! Станут они искать белый "вольво" с эксклюзивным номером из-за какой-то изнасилованной девчонки.

    Взяв девчонку под руку, Шуйка повела к себе "на хату". Не бросать же её, ополоумевшую, ночью на улице. К счастью, до хаты было минут десять ходу. 

    Дома Шуйка заметила на белой юбочке девочки пятна крови.
   - Ты что... целка... была? - спросила она.

    Девочка кивнула и зарыдала.

   - Поплачь, поплачь, родная, - проговорила Шуйка. - Когда меня в тринадцать лет изнасиловал мамкин сожитель Кешка, я тоже рыдала. А отрыдалась, полегчало.

    Шуйка накапала в стакан валерьянки, добавила воды, дала девчонке. Та, постукивая зубами о стекло, выпила.

   - Как тебя зовут? - спросила Шуйка.
   - Вера.
   - Давай, Вера, глотнём по пятьдесят капель водочки. Ты озябла, можешь заболеть. И нервам легче станет.

    Шуйка плеснула в стакан водки Вере, налила себе.

   - За знакомство.

    Потом Вера рассказала Шуйке о том, что с нею приключилось.
Она шла из школы домой. Одна. До дома было рукой подать. На переходе остановился белый "вольво", из опущенного окошка выглянул парень и спросил: "Как проехать к "Галерее"? Она, дурочка, подошла к машине и стала объяснять. В это время из задней двери выскочил второй парень и с криком:"Люська, привет!" втолкнул её внутрь машины. Она и пикнуть не успела. Они увезли её в какое-то пустынное место и там сорвали колготки и трусики... А когда они сделали своё дело, вернулись в город и вытолкнули из машины...

    Шуйка предложила Вере переночевать у неё.

   - Куда ты ночью попрёшься?

    Но Вера отказалась. Она достала из сумки мобильник и вызвала такси. Шуйка отдала ей запасные трусики и колготки. Новые.

    Вера уехала, а Шуйка легла спать.

    Утром Шуйку разбудил звонок в дверь. На часах было семь. Это могла быть только Шуйкина соседка и напарница Лялька Гром. Она ездила в свой Задрипанск, отвозила матери деньги, сидевшей с Лялькиной дочкой, пока её мамка мандой заколачивает в Москве деньги.

   - Опять Лялька потеряла ключ, - подумала Шуйка, вылезая из тёплой постели.

    Спала она, как обычно, голая. По-иному не привыкла.

    В полупросыпе она добрела до двери, оттянула задвижку и распахнула дверь со словами:
   - Входи, Задрипа...

    В дверном проёме стоял мужчина, немолодой, весь такой карденисто-версачий. Он смотрел на голую Шуйку. Спокойно смотрел.

    Любая девушка захлопнула бы дверь, но не проститутка Шуйка. Мамка Симка могла подослать клиента в любое время суток. Шуйка впустила гостя:
   - Входи...

    За господином ввалились два бугая. Только сейчас Шуйка сообразила, что гости не похожи на очередных клиентов, приехавших ни свет, ни заря потрахаться.

    Шуйка поспешила к себе в комнату. Мужчина последовал за нею. Бугаи остались стоять в прихожей.

    Шуйка накинула на себя халат, небрежно, как бурку, села на продавленый диван. Гость повернул стул спинкой перед собой и сел на него верхом.

   - Я отец Веры, которой вы вчера помогли, - сказал мужчина. - Без вас бы она... Я приехал вас поблагодарить. Спасибо.

    Шуйка растерялась. Она не знала, что ответить ему. На языке вертелось: на моём месте так поступил бы каждый... Но она только поглубже всунулась в халатик, пытаясь прикрыть вываливающиеся из него сиськи и попу.

    А отец Веры вынул из кармана тонкую пачку долларов и положил на стол.

   - Это вам в знак благодарности, - сказал он.

   - Хотите кофе? - из вежливости, как добрая хозяйка, спросила Шуйка.

   - Хочу, - неожиданно согласился мужчина.

    Пили они кофе на кухне и разговаривали ни о чём, то есть, о том - о сём. Затем мужчина спросил Шуйку, не запомнила ли она номер "вольво".

    Шуйка могла соврать: не запомнила, но перед прямым взглядом мужчины кивнула: запомнила.
   - Вы мне назовёте его?

    Не больно-то хотелось Шуйке искать приключения на свою попку. Однако она назвала тот эксклюзивный номер злополучного "вольво".

    Мужчина вынул из кармана ещё пачку долларов, толще первой, и положил перед Шуйкой.

    Уже в дверях мужчина обернулся и сказал:
   - Запомни, девочка, меня здесь не было. Поняла?

    А то!

    Едва захлопнулась дверь, Шуйка пересчитала доллары. Десять тысяч. Целое состояние. Это ж со сколькими клиентами она должна была оттрахаться за такие деньги! Ужас!

    ...Прошло два месяца. Шуйка лежала перед телевизором. У неё были критические дни и она отдыхала. 

    Шла хроника столичных происшествий. Диктор сообщил об убийстве двух студентов. Они были застрелены прямо в салоне машины.

    Показали два трупа, уже упакованные в черные полиэтиленовые мешки, и белую машину. На экране вдруг появился и на секунду замер номер машины, номер, врезавшийся в Шуйкину память. Эксклюзивный номер того самого белого "вольво".

А диктор бесстрастным голосом сообщил, что один из погибших был сыном высокопоставленного чиновника, и следственные органы связывают это убийство...

    Шуйка поняла, что отмщение настигло мерзавцев. И порадовалась этому.



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2014

Регистрационный номер №0184868

от 31 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0184868 выдан для произведения:
 
 
    Поздний вечер. Прожигающий кожу студёный ветер. Мертвенный свет уличных фонарей и неоновой рекламы шикарного ночного клуба.

    Запятой на чёрном ледяном асфальте стоит "ночная бабочка", проститутка: красная кожаная с блеском курточка, полоска чёрной юбочки, белые ноги в капроновых чулках. Она одна. Даже мамка Симка из-за неё морозиться не стала, не выдержала, ушла. А она, вот, стоит, как партизанка на допросе.

    Мимо, колыхаясь, проходят незаинтересованные скукоженные тени.

    Шикарные автомобили, ширкнув мимо неё шинами, останавливаются у входа в ночной клуб. Тела, облечённые в роскошные меха, в Дольче&Габана, в Ломбардини, Кавалли и прочие Гуччи, выпархивают из тёплых салонов авто и, сверкнув искорками бриллиантов, исчезают в зеве клуба.

    Озябшая проститутка провожает их издали жгучими глазами. Там чужой пир. Ей туда ходу нет. Она потирает замёрзшие коленки холодной рукой. Пустой вечер, пустая ночь.

    О! Вот один белый "вольво" с тонированными стёклами остановился возле неё и она кидается к нему: наконец-то карасик приплыл... 

    Но "вольво", свистнув колёсами, блеснул перед носом проститутки эксклюзивным номером, срывается с места. А на мостовой осталась девка в светлом пальто. Она лежала, раскинув ноги, а рядом валялись сумка и сапожки.

    Проститутка подбежала к лежащей на мостовой девушке.

   - Суки! Гады! - кричала она и всхлипывала. - Сеструха милая... Сволочи!..

    Она помогла девушке подняться и, прихватив сумку и сапожки, помогла ей дойти до тротуара и помогла надеть сапожки.

    Девушка, нет, ещё совсем девчонка, что-то бормотала. Проститутка разобрала:
- Помогите... меня... изнасиловали...

    Но чем могла помочь несчастной она, проститутка? Позвонить в ментовку? Так она, эта ментовка, вот где у неё! Только там ей и светиться. Возьмут за это самое, снизу, и давай: фамилия, имя, отчество, адрес, род занятий... А фамилия её у них в компе засажена: Лужина Нина Петровна, проститутка, иногородняя, и позывной "Шуйка". Из города Шуи она, потому и
Шуйка. 

    Один мент в фуражке грозился ей:
   - Вот сообщу матери, чем её дочь в столице промышляет...

   - Сообщи, - ответила она. - Напиши ей, суке, на тот свет. Может, она и ответит тебе.

    Да и что менты? Разве они помогут? Жди! Станут они искать белый "вольво" с эксклюзивным номером из-за какой-то изнасилованной девчонки.

    Взяв девчонку под руку, Шуйка повела к себе "на хату". Не бросать же её, ополоумевшую, ночью на улице. К счастью, до хаты было минут десять ходу. 

    Дома Шуйка заметила на белой юбочке девочки пятна крови.
   - Ты что... целка... была? - спросила она.

    Девочка кивнула и зарыдала.

   - Поплачь, поплачь, родная, - проговорила Шуйка. - Когда меня в тринадцать лет изнасиловал мамкин сожитель Кешка, я тоже рыдала. А отрыдалась, полегчало.

    Шуйка накапала в стакан валерьянки, добавила воды, дала девчонке. Та, постукивая зубами о стекло, выпила.

   - Как тебя зовут? - спросила Шуйка.
   - Вера.
   - Давай, Вера, глотнём по пятьдесят капель водочки. Ты озябла, можешь заболеть. И нервам легче станет.

    Шуйка плеснула в стакан водки Вере, налила себе.

   - За знакомство.

    Потом Вера рассказала Шуйке о том, что с нею приключилось.
Она шла из школы домой. Одна. До дома было рукой подать. На переходе остановился белый "вольво", из опущенного окошка выглянул парень и спросил: "Как проехать к "Галерее"? Она, дурочка, подошла к машине и стала объяснять. В это время из задней двери выскочил второй парень и с криком:"Люська, привет!" втолкнул её внутрь машины. Она и пикнуть не успела. Они увезли её в какое-то пустынное место и там сорвали колготки и трусики... А когда они сделали своё дело, вернулись в город и вытолкнули из машины...

    Шуйка предложила Вере переночевать у неё.

   - Куда ты ночью попрёшься?

    Но Вера отказалась. Она достала из сумки мобильник и вызвала такси. Шуйка отдала ей запасные трусики и колготки. Новые.

    Вера уехала, а Шуйка легла спать.

    Утром Шуйку разбудил звонок в дверь. На часах было семь. Это могла быть только Шуйкина соседка и напарница Лялька Гром. Она ездила в свой Задрипанск, отвозила матери деньги, сидевшей с Лялькиной дочкой, пока её мамка мандой заколачивает в Москве деньги.

   - Опять Лялька потеряла ключ, - подумала Шуйка, вылезая из тёплой постели.

    Спала она, как обычно, голая. По-иному не привыкла.

    В полупросыпе она добрела до двери, оттянула задвижку и распахнула дверь со словами:
   - Входи, Задрипа...

    В дверном проёме стоял мужчина, немолодой, весь такой карденисто-версачий. Он смотрел на голую Шуйку. Спокойно смотрел.

    Любая девушка захлопнула бы дверь, но не проститутка Шуйка. Мамка Симка могла подослать клиента в любое время суток. Шуйка впустила гостя:
   - Входи...

    За господином ввалились два бугая. Только сейчас Шуйка сообразила, что гости не похожи на очередных клиентов, приехавших ни свет, ни заря потрахаться.

    Шуйка поспешила к себе в комнату. Мужчина последовал за нею. Бугаи остались стоять в прихожей.

    Шуйка накинула на себя халат, небрежно, как бурку, села на продавленый диван. Гость повернул стул спинкой перед собой и сел на него верхом.

   - Я отец Веры, которой вы вчера помогли, - сказал мужчина. - Без вас бы она... Я приехал вас поблагодарить. Спасибо.

    Шуйка растерялась. Она не знала, что ответить ему. На языке вертелось: на моём месте так поступил бы каждый... Но она только поглубже всунулась в халатик, пытаясь прикрыть вываливающиеся из него сиськи и попу.

    А отец Веры вынул из кармана тонкую пачку долларов и положил на стол.

   - Это вам в знак благодарности, - сказал он.

   - Хотите кофе? - из вежливости, как добрая хозяйка, спросила Шуйка.

   - Хочу, - неожиданно согласился мужчина.

    Пили они кофе на кухне и разговаривали ни о чём, то есть, о том - о сём. Затем мужчина спросил Шуйку, не запомнила ли она номер "вольво".

    Шуйка могла соврать: не запомнила, но перед прямым взглядом мужчины кивнула: запомнила.
   - Вы мне назовёте его?

    Не больно-то хотелось Шуйке искать приключения на свою попку. Однако она назвала тот эксклюзивный номер злополучного "вольво".

    Мужчина вынул из кармана ещё пачку долларов, толще первой, и положил перед Шуйкой.

    Уже в дверях мужчина обернулся и сказал:
   - Запомни, девочка, меня здесь не было. Поняла?

    А то!

    Едва захлопнулась дверь, Шуйка пересчитала доллары. Десять тысяч. Целое состояние. Это ж со сколькими клиентами она должна была оттрахаться за такие деньги! Ужас!

    ...Прошло два месяца. Шуйка лежала перед телевизором. У неё были критические дни и она отдыхала. 

    Шла хроника столичных происшествий. Диктор сообщил об убийстве двух студентов. Они были застрелены прямо в салоне машины.

    Показали два трупа, уже упакованные в черные полиэтиленовые мешки, и белую машину. На экране вдруг появился и на секунду замер номер машины, номер, врезавшийся в Шуйкину память. Эксклюзивный номер того самого белого "вольво".

А диктор бесстрастным голосом сообщил, что один из погибших был сыном высокопоставленного чиновника, и следственные органы связывают это убийство...

    Шуйка поняла, что отмщение настигло мерзавцев. И порадовалась этому.



Рейтинг: +5 322 просмотра
Комментарии (10)
Галина Дашевская # 31 января 2014 в 13:25 +3
Интересный сюжет! Плакать хочется! nogt
Лев Казанцев-Куртен # 31 января 2014 в 13:59 +2
Но отмщение наступило, Галина...
Александр Дашевский # 31 января 2014 в 13:50 +2
Бедная девчушка! Но отомщена!
Лев Казанцев-Куртен # 31 января 2014 в 13:59 +2
Да, в любом случае, наказание должно быть неотвратимым.
Александр Внуков # 31 января 2014 в 15:45 +2
Поздравляю, Лёва!
Прекрасный рассказ. Главное с хорошим концом. Надо дарить людям надежду. Пусть всё не "по закону", зато по совести.
Лев Казанцев-Куртен # 31 января 2014 в 22:52 +1
Когда представители власти преступают закон, с ними можно поступать по совести...
Алена Викторова # 1 февраля 2014 в 12:28 +1
детей жаль, и заблудших душ...тоже
Лев Казанцев-Куртен # 1 февраля 2014 в 12:42 0
В таком обществе, человеконенавистническом, мы живём. Люди, как звери...
ВАНЯ ГРОЗНЫЙ # 2 февраля 2014 в 12:25 +1
Ночная бабочка, подобно мотыльку,
На свет летит и обжигает крылья!))
Бесподобно!
Лев Казанцев-Куртен # 2 февраля 2014 в 12:39 0
Главное, оставаться человеком...