ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Ночь, проведенная с ним. Глава I. Часть II.

 

Ночь, проведенная с ним. Глава I. Часть II.

Подружки моментально, не смотря на свой возраст, окружили Ольгу, и начали тихо перешептываться, обсуждая «непонятный такой объект».

– Сейчас, сейчас, минутку, – успокаивала бабушка Миши. – Скоро вы сами увидите, что эта «штука» умеет делать.

– Ой, а что это такое там бегает? Оно ещё мигает? А что будет? – раздавались вопросы за спиной перепуганных, но заинтересованных «бабусь». Мария почему-то сидела очень спокойно, может быть, просто боялась показать свое незнание.

Миша справлялся с этой техникой на «ура».

– Вот, смотрите сюда.

– Клавдия, я тебя вижу! Ты там, вон, посмотри!

– Как интересно! – отвечала «звезда монитора».

– Ой, а что это – теперь я там, в ящичке энтом, всегда буду?

– Нет, милые бабушки, вы будете на экране ноутбука, – мальчик для более хорошего понимания показал на «непонятный объект с кнопками», – только тогда, когда вон тот маленький кружочек будет смотреть на вас.

– Чудеса, да и только! – заохали радостные старушки.

Лишь Мария не принимала участия в беседе: она была мысленно где-то далеко, очень далеко отсюда.

– Мария, а ты? Что такая грустная? Давай, тоже посмотри в кружочек, – подталкивали Марию бабушки.

– Маш, не грусти. Ну что ты, действительно-то… Не похороны ведь, – улыбнулась Ольга Петровна. – Вот, отведай еще кусочек пирога да чайку горячего.

Девушка повеселела, нежно улыбнулась и присоединилась к прощальному ужину.

Петр Петрович – самый звонкий и самый ранний петух – оповестил о начале нового дня, которое настало неожиданно. Воспоминания бабушек о своей молодости, первой любви и вкуснейший пирог сделали вечер незабываемым и таким теплым, что время пролетело незаметно.

– Ну все, пора мне уже и домой, а то и корову выгонять-то. Мой, небось, вчера снова с Семеном пил ввечеру, так и спит, поди, – запричитала одна бабушка.

– Ой, верно-верно, пора. Олечка, мы еще придем к тебе в обед. Когда, ты говоришь, уезжаешь?

– Часа в четыре, – улыбнулась Ольга Петровна.

Все попрощались и разошлись по домам. Одна только Мария уснула: она сидела на диване и, укрывшись теплым пледом, рассматривала семейный фотоальбом. Остановилась на свадебной фотокарточке.

– Совсем ведь дитя… – подоткнув плед плотнее и аккуратно забрав альбом, произнесла бабушка.

Ольга Петровна была очень счастливым человеком, как считала Мария. Ведь найти настоящую любовь в двадцать пять лет, а в двадцать шесть уже родить ребенка, и после тридцати лет совместной жизни называть мужа так нежно: «Милый» – удается далеко не всем... Марии всегда казалось это чем-то из области фантастики. И вечерние разговоры о прекрасном будущем обычно расстраивали девушку…

 

Мария Ивановна – просто Маша

Мария, не смотря на красоту тела и души, была одинокой. Подруги, которых она считала за таковых, с течением времени растерялись: кто-то из них вышли замуж, кто-то родил ребёнка, кто-то вновь развёлся… Но даже когда у тех только-только начинались отношения, старались не звать Марию в гости – считали, что она может увести их возлюбленного, ведь тут и внешность играет немаловажную роль. Но что за абсурд! Она никогда не брала чужого. «Если он нравится моей подруге, значит, я не буду им мешать», – вот такой у неё принцип… А когда заходили разговоры о том, что «уж не пора ли свадебку Марии сыграть», она краснела и отнекивалась, мол «ну кому я такая нужна». За её смущеньем скрывалась серьезная проблема, о которой не знали даже близкие друзья… Она боялась МУЖЧИН. «В фильмах все слишком хорошо, – думала Мария, – он ее увидел, влюбился, подарил ей множество букетов и украшений, и жили они долго и счастливо... Но а в жизни-то наоборот: когда-нибудь люди всё равно расстанутся…» Мария почему-то была уверена, что не стоит доверяться, ведь рано или поздно придется продолжать путь в одиночестве. Но скорее всего здесь вспоминалась боль, причиненная в юности, когда она жила еще далеко-далеко отсюда…

Был теплый весенний день: солнышко играло лучами на только-только выглянувшей из-под толщи уплотненной земли траве, пели птицы. В воздухе витала влюбленность. Мария в красивом платье шла в магазин, окунувшись в мечты. Тут услышала голос незнакомца, обернулась.

– Девушка, я могу с Вами познакомиться?

– Можете, – немного засмущавшись и потупив взгляд, произнесла Маша.

Слово за слово продолжался их разговор, и никому не хотелось его завершать.

– Алексей, прошу меня извинить, но мне пора идти: бабушка просила молоко да масло купить, – с сожалением сказала девушка.

– Понимаю… Но могу я увидеть Вас снова?..

Его взгляд – такой пронзительный и добрый, не похожий на других… Мария впервые в жизни не знала, что ответить. Она просто улыбнулась и кивнула в ответ.

  Первое свидание. Волнующее чувство. Мария порхала на крыльях в ожидании чуда. Встреча была назначена на шесть вечера, а до этого момента надо было успеть помочь по дому.

  – Бабушка, бабушка!

  – Чего внученька? Что-то случилось? Неужто пожар?!

  – Какой там! Бабушка, меня сегодня пригласили на прогулку! Красивый, высокий, темноволосый парень, – отвечала внучка, еле-еле переводя дух.

  – Ну вот, – улыбнулась старушка, – и внучечка уже подросла. Пойдем, я тебе кое-что покажу.

  Бабушка отвела Машу в небольшую кладовку, усадила на лавочку. Потом достала из старинного сундука фотоальбом, и села рядом с внучкой. Перелистывая дрожащими руками пожелтевшие фотокарточки, она рассказывала о себе, о своем муже.

  – Вот, посмотри, какой я была раньше, и каким был он.

  – Бабуль, я помню эти фотографии, – произнесла, улыбнувшись, Мария. – Вот на этой – он впервые подарил тебе букет, когда возвращался с работы на комбайне. Деда Слава оборвал все ромашки на лугу и пытался спрятать их за спиной…

  – Верно, Машуня! Знаешь…

  Бабушка Алевтина обняла внучку и пожелала ей удачи на первом в её жизни свидании.

  – Давай-ка платьице красивое наденешь, погодь минутку.

  Она встала, кряхтя и охая, опираясь на спинку старой, можно сказать «раритетной» лавочки.

  – Какая ты у меня взрослая совсем, ух! На свидание! Это же такая новость! Надо Матвеевне похвастаться!

  – Бабуль…

  Алевтина Георгиевна была потрясающей бабушкой – она всячески старалась поддержать внучку, чтобы у той было всё лучшее. Подсказав, как правильнее себя вести, она отправила внучку на свидание. Слезы радости выступили на её лице, и были аккуратно стерты новым платочком. На прощание бабушка перекрестила Марию, когда девушка сделала шаг в новый мир.

Парк, фонтан и он. Время встречи. Лучи солнца освещали тропинку, по которой шла она – та, которая уже была влюблена. «Не показывай сразу свою заинтересованность в человеке, будь загадкой», – вспомнились наставления Алевтины Георгиевны.

– А вы ещё прекраснее, чем я думал, – произнес юноша.

– Спасибо.

– Совсем забыл, это – вам, – и через секунду в его руках появился букет из только что сорванных ромашек.

«Как деда Слава, такого не может быть», – Мария расцветала от счастья.

– Просто ромашки, на мой взгляд, наиболее подходят вам – они прекрасны, просты и искренни, не то, что эти розы… Да, они красивы, но в то же время никогда не угадаешь, что в себе таят. Был случай, что задаривал одну розами, но потом очень сильно укололся… – парень наклонился вперед, покачал головой, потом продолжил. – Вы извините, что я говорю всё это, просто не хочу, чтобы это было неожиданностью для вас.

– Нет, всё хорошо. Вам нужно поделиться с кем-то этим, поверьте, будет легче.

– Вы удивительная… Таких я ещё не встречал…

Девушка засмущалась. А тем временем птицы кружили в небе, проплывали белоснежные облака. Молодые смотрели наверх, а потом их губы оказались настолько близко, что поцелуй был неминуем.

– Нет, мне нельзя! – Мария резко встала со скамейки.

– Простите, я не хотел…– он схватил девушку за руку. – Просто вы так прекрасны…

Против его обаяния она не могла противостоять.

– Могу я заслужить вашего прощения?

Юноша повел её за собой. Перед ними открылось небольшое, но красивое голубое озеро, окруженное лесом.

– Я думала, что у нас в парке нет мест, которых я не знаю.

– Иногда чудеса бывают, стоит только в них поверить, – загадкой ответил он.

Юноша был галантным: ухаживал за ней так, как будто она – принцесса. Столько изумительных комплиментов Мария слышала раньше только в фильмах…

Проводив её до дома, он хотел было уйти, как она сама поцеловала его. В щёчку, правда, но всё же.

Их свидания продолжались три месяца. Встречались сначала каждый вечер, потом реже и реже. Позже он рассказал, что женат, но только на бумаге, так как с ней уже разводиться решили. И что есть маленькая дочь… Но Марию это не настораживало, не пугало, наоборот, она удивлялась, как такой парень был не понят бывшей. И старалась поддержать его во всём, даже деньгами. Когда накопилась хорошая сумма, юноша позвонил ей, обещал всё вернуть, и просил простить, так как он видит, что его любовь приносит ей страдания.

– Я не могу больше так, ты слишком хороша для такого, как я…

– Какого такого? Что случилось?

– Просто прости… Я всё верну…

Гудки. Она разрывали её любящее сердце. А через неделю Мария узнала, что у её парня появилась другая. И те, кто видел их вместе, говорили, что он счастлив с ней…

© Copyright: Валентина Шунтикова, 2014

Регистрационный номер №0224594

от 2 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0224594 выдан для произведения:

Подружки моментально, не смотря на свой возраст, окружили Ольгу, и начали тихо перешептываться, обсуждая «непонятный такой объект».

– Сейчас, сейчас, минутку, – успокаивала бабушка Миши. – Скоро вы сами увидите, что эта «штука» умеет делать.

– Ой, а что это такое там бегает? Оно ещё мигает? А что будет? – раздавались вопросы за спиной перепуганных, но заинтересованных «бабусь». Мария почему-то сидела очень спокойно, может быть, просто боялась показать свое незнание.

Миша справлялся с этой техникой на «ура».

– Вот, смотрите сюда.

– Клавдия, я тебя вижу! Ты там, вон, посмотри!

– Как интересно! – отвечала «звезда монитора».

– Ой, а что это – теперь я там, в ящичке энтом, всегда буду?

– Нет, милые бабушки, вы будете на экране ноутбука, – мальчик для более хорошего понимания показал на «непонятный объект с кнопками», – только тогда, когда вон тот маленький кружочек будет смотреть на вас.

– Чудеса, да и только! – заохали радостные старушки.

Лишь Мария не принимала участия в беседе: она была мысленно где-то далеко, очень далеко отсюда.

– Мария, а ты? Что такая грустная? Давай, тоже посмотри в кружочек, – подталкивали Марию бабушки.

– Маш, не грусти. Ну что ты, действительно-то… Не похороны ведь, – улыбнулась Ольга Петровна. – Вот, отведай еще кусочек пирога да чайку горячего.

Девушка повеселела, нежно улыбнулась и присоединилась к прощальному ужину.

Петр Петрович – самый звонкий и самый ранний петух – оповестил о начале нового дня, которое настало неожиданно. Воспоминания бабушек о своей молодости, первой любви и вкуснейший пирог сделали вечер незабываемым и таким теплым, что время пролетело незаметно.

– Ну все, пора мне уже и домой, а то и корову выгонять-то. Мой, небось, вчера снова с Семеном пил ввечеру, так и спит, поди, – запричитала одна бабушка.

– Ой, верно-верно, пора. Олечка, мы еще придем к тебе в обед. Когда, ты говоришь, уезжаешь?

– Часа в четыре, – улыбнулась Ольга Петровна.

Все попрощались и разошлись по домам. Одна только Мария уснула: она сидела на диване и, укрывшись теплым пледом, рассматривала семейный фотоальбом. Остановилась на свадебной фотокарточке.

– Совсем ведь дитя… – подоткнув плед плотнее и аккуратно забрав альбом, произнесла бабушка.

Ольга Петровна была очень счастливым человеком, как считала Мария. Ведь найти настоящую любовь в двадцать пять лет, а в двадцать шесть уже родить ребенка, и после тридцати лет совместной жизни называть мужа так нежно: «Милый» – удается далеко не всем... Марии всегда казалось это чем-то из области фантастики. И вечерние разговоры о прекрасном будущем обычно расстраивали девушку…

 

Мария Ивановна – просто Маша

Мария, не смотря на красоту тела и души, была одинокой. Подруги, которых она считала за таковых, с течением времени растерялись: кто-то из них вышли замуж, кто-то родил ребёнка, кто-то вновь развёлся… Но даже когда у тех только-только начинались отношения, старались не звать Марию в гости – считали, что она может увести их возлюбленного, ведь тут и внешность играет немаловажную роль. Но что за абсурд! Она никогда не брала чужого. «Если он нравится моей подруге, значит, я не буду им мешать», – вот такой у неё принцип… А когда заходили разговоры о том, что «уж не пора ли свадебку Марии сыграть», она краснела и отнекивалась, мол «ну кому я такая нужна». За её смущеньем скрывалась серьезная проблема, о которой не знали даже близкие друзья… Она боялась МУЖЧИН. «В фильмах все слишком хорошо, – думала Мария, – он ее увидел, влюбился, подарил ей множество букетов и украшений, и жили они долго и счастливо... Но а в жизни-то наоборот: когда-нибудь люди всё равно расстанутся…» Мария почему-то была уверена, что не стоит доверяться, ведь рано или поздно придется продолжать путь в одиночестве. Но скорее всего здесь вспоминалась боль, причиненная в юности, когда она жила еще далеко-далеко отсюда…

Был теплый весенний день: солнышко играло лучами на только-только выглянувшей из-под толщи уплотненной земли траве, пели птицы. В воздухе витала влюбленность. Мария в красивом платье шла в магазин, окунувшись в мечты. Тут услышала голос незнакомца, обернулась.

– Девушка, я могу с Вами познакомиться?

– Можете, – немного засмущавшись и потупив взгляд, произнесла Маша.

Слово за слово продолжался их разговор, и никому не хотелось его завершать.

– Алексей, прошу меня извинить, но мне пора идти: бабушка просила молоко да масло купить, – с сожалением сказала девушка.

– Понимаю… Но могу я увидеть Вас снова?..

Его взгляд – такой пронзительный и добрый, не похожий на других… Мария впервые в жизни не знала, что ответить. Она просто улыбнулась и кивнула в ответ.

  Первое свидание. Волнующее чувство. Мария порхала на крыльях в ожидании чуда. Встреча была назначена на шесть вечера, а до этого момента надо было успеть помочь по дому.

  – Бабушка, бабушка!

  – Чего внученька? Что-то случилось? Неужто пожар?!

  – Какой там! Бабушка, меня сегодня пригласили на прогулку! Красивый, высокий, темноволосый парень, – отвечала внучка, еле-еле переводя дух.

  – Ну вот, – улыбнулась старушка, – и внучечка уже подросла. Пойдем, я тебе кое-что покажу.

  Бабушка отвела Машу в небольшую кладовку, усадила на лавочку. Потом достала из старинного сундука фотоальбом, и села рядом с внучкой. Перелистывая дрожащими руками пожелтевшие фотокарточки, она рассказывала о себе, о своем муже.

  – Вот, посмотри, какой я была раньше, и каким был он.

  – Бабуль, я помню эти фотографии, – произнесла, улыбнувшись, Мария. – Вот на этой – он впервые подарил тебе букет, когда возвращался с работы на комбайне. Деда Слава оборвал все ромашки на лугу и пытался спрятать их за спиной…

  – Верно, Машуня! Знаешь…

  Бабушка Алевтина обняла внучку и пожелала ей удачи на первом в её жизни свидании.

  – Давай-ка платьице красивое наденешь, погодь минутку.

  Она встала, кряхтя и охая, опираясь на спинку старой, можно сказать «раритетной» лавочки.

  – Какая ты у меня взрослая совсем, ух! На свидание! Это же такая новость! Надо Матвеевне похвастаться!

  – Бабуль…

  Алевтина Георгиевна была потрясающей бабушкой – она всячески старалась поддержать внучку, чтобы у той было всё лучшее. Подсказав, как правильнее себя вести, она отправила внучку на свидание. Слезы радости выступили на её лице, и были аккуратно стерты новым платочком. На прощание бабушка перекрестила Марию, когда девушка сделала шаг в новый мир.

Парк, фонтан и он. Время встречи. Лучи солнца освещали тропинку, по которой шла она – та, которая уже была влюблена. «Не показывай сразу свою заинтересованность в человеке, будь загадкой», – вспомнились наставления Алевтины Георгиевны.

– А вы ещё прекраснее, чем я думал, – произнес юноша.

– Спасибо.

– Совсем забыл, это – вам, – и через секунду в его руках появился букет из только что сорванных ромашек.

«Как деда Слава, такого не может быть», – Мария расцветала от счастья.

– Просто ромашки, на мой взгляд, наиболее подходят вам – они прекрасны, просты и искренни, не то, что эти розы… Да, они красивы, но в то же время никогда не угадаешь, что в себе таят. Был случай, что задаривал одну розами, но потом очень сильно укололся… – парень наклонился вперед, покачал головой, потом продолжил. – Вы извините, что я говорю всё это, просто не хочу, чтобы это было неожиданностью для вас.

– Нет, всё хорошо. Вам нужно поделиться с кем-то этим, поверьте, будет легче.

– Вы удивительная… Таких я ещё не встречал…

Девушка засмущалась. А тем временем птицы кружили в небе, проплывали белоснежные облака. Молодые смотрели наверх, а потом их губы оказались настолько близко, что поцелуй был неминуем.

– Нет, мне нельзя! – Мария резко встала со скамейки.

– Простите, я не хотел…– он схватил девушку за руку. – Просто вы так прекрасны…

Против его обаяния она не могла противостоять.

– Могу я заслужить вашего прощения?

Юноша повел её за собой. Перед ними открылось небольшое, но красивое голубое озеро, окруженное лесом.

– Я думала, что у нас в парке нет мест, которых я не знаю.

– Иногда чудеса бывают, стоит только в них поверить, – загадкой ответил он.

Юноша был галантным: ухаживал за ней так, как будто она – принцесса. Столько изумительных комплиментов Мария слышала раньше только в фильмах…

Проводив её до дома, он хотел было уйти, как она сама поцеловала его. В щёчку, правда, но всё же.

Их свидания продолжались три месяца. Встречались сначала каждый вечер, потом реже и реже. Позже он рассказал, что женат, но только на бумаге, так как с ней уже разводиться решили. И что есть маленькая дочь… Но Марию это не настораживало, не пугало, наоборот, она удивлялась, как такой парень был не понят бывшей. И старалась поддержать его во всём, даже деньгами. Когда накопилась хорошая сумма, юноша позвонил ей, обещал всё вернуть, и просил простить, так как он видит, что его любовь приносит ей страдания.

– Я не могу больше так, ты слишком хороша для такого, как я…

– Какого такого? Что случилось?

– Просто прости… Я всё верну…

Гудки. Она разрывали её любящее сердце. А через неделю Мария узнала, что у её парня появилась другая. И те, кто видел их вместе, говорили, что он счастлив с ней…

Рейтинг: 0 123 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!