ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Незапланированное путешествие

 

Незапланированное путешествие

Мальчик мечтает.
Обычно перед сном. Когда богиня сновидений еще не налила свинцом веки и не погасила дневной шторм. Не спится, но тут, под одеялом, выхода нет иного, как только унестись в долину видений.

Многое ему грезится.

Он самый сильный, это - прежде всего!
Самый умный – знает ответ на любой вопрос.
Самый умелый – умеет все!
Он властвует.
И в параллельной реальности все! Слышите – все! Обязаны слушать и исполнять прихоти повелителя.

Ну, и красавицы…
Да, хоть мальчишке еще совсем немного лет, но красотки уже бередят его душу. Правда собственной сексуальности пока хватает только на то, чтобы лишь господствовать над прелестницами, повелевать.
И странное чувство щемит иногда в груди и хочется сделать что-то, но иного он пока не ведает…

 

Эти видения всегда с ним. Туда мальчик улетает при первой возможности. Там он мстит обидчикам, одаривает любимых и друзей всеми благами мира, наслаждается достижениями цивилизации и искусства – это рай!

 

С возрастом сюжеты усложняются.
Например так.
Точная копия Земли. Разница между двумя планетами лишь в том, что на его шаре – нет людей. А вместо городов - только самые лучшие их части, то, что красиво. Все это не ветшает и чудесным образом ухожено и пригодно к жизни. Мальчик может появиться в любой точке своей планеты, во всякое время.
Он путешествует!
Сегодня вечером он – на побережье Черного моря – гостит в Ласточкином гнезде. Наслаждается лучшими напитками и явствами. Купается в ласковом море, а ночью наблюдает страшный шторм с грозой!
Утром, когда стихия успокоилась, мальчик берет яхту и выходит в море…
Завтра – он гуляет по Лондону.
Затем – Австралия…

Скоро в мечтах появляется новый и важный нюанс.
Автомобиль!

Конечно. На его планете есть тысячи автомобилей. И дороги, что связывают разные части мира в одно. И как же счастлив тот, кто может во в сякую секунду сесть в любой, самый красивый автомобиль и отправиться, куда душе угодно!
А хоть бы и просто покататься!...

*****************

Машина летит по шоссе, выхватывая светом фар изрядный кусок мира.
Ровный, хорошо известный путь позволяет гнать нещадно.
Ночь. Дорога пуста. Редкие встречные авто стыдливо опускают глаза, выключая дальний свет.
Их так мало!
Кажется - воплотились детские мечты и это не Земля, а точная ее копия – без людей.
Тьма царствует над планетой, разбрызгивая магическими огоньками знаки, информационные щиты, и еще сотни мелких светоотражателей, которыми так богата оснастка дорог. Все эти сокровища переливаются яркими вспышками и взрывами фейерверков в свете фар, искрятся и мерцают брильянтовыми россыпями.
Что стало бы тут с бедными дикарями, которые за несчастные стеклянные бусы отдавали свою Родину пришельцам?
Трасса стала бы их Богом!

В машине уютно. Тихо льется музыка. Марк Нопфлер словно изощренный палач режет душу на части, сыпет пригоршнями соль в свежие раны, и сеет бесконечную теплую тоску о чем-то.
Его руки и гитара – облик самой гармонии!
Я слегка взбудоражен.
Моя спутница вжалась в кресло и созерцает пустоту. Она холодна и от ее напряженной позы стынет, близкая к ней, моя левая рука - до самого плеча.
Снежная королева!

Мчимся в никуда.
Это именно то, о чем мечтал когда-то маленький мальчик – сесть в автомобиль и лететь сквозь ночь и непогоду просто вперед, не разбирая дорог!

Это русская воля, я упиваюсь ею!
Свобода на грани вседозволенности!

Куда пожелаю, пока не кончится топливо! А потом - наполню бак и дальше!

 

- Скажи, тебе правда было лучше с ними? – красавица полуобернулась ко мне, говорит напряженно с искусственной улыбкой на губах.
- С кем?
Глаза блестят льдом.
- С теми… кто были раньше?

Допрос обычно венчает собой вспышки ревности, которые возникают по самым загадочным причинам. Чаще - по пустякам.
Теперь нужно правильно повести беседу, иначе можно «пожать бурю».

- У меня никогда и никого до тебя не было!
Это ложь, и правда нам известна обоим, но я стараюсь показать таким образом всю смехотворность претензий и нелепость вопроса.

- Зачем ты лжешь?
- Я никогда не лгу!
-Тебе правда было с ними лучше?
- Нет.
- Что нет?
- Все - нет.
- Нет! Что – нет?!
- Галя, перестань!
Она отвернулась к дороге. Краем глаза я с удовольствием наблюдаю, как искренне переживает миниатюрная красавица. Крохотная, словно из слоновой кости точеная фигурка моей блондинки глубоко влилась в кресло. Лицо обескуражено, она расстроена, но я не вижу за собой никакой вины.
Однако пора с этим кончать!

Начинаю долгий разговор.
Мы боремся не на шутку, напрягая остроумие и память, сыпем колкими репликами, укоряем и оправдываемся. Это конечно- пустое. Но таковы правила – это плата за любовь. В любую секунду я рискую сорваться на повышенный тон, подавляю желание разрубить все одним ударом: выдержка и еще раз выдержка.

Через несколько минут она выдыхается. Паузы в споре становятся длиннее. Разговор сходит «на нет».


- Глянь! Снег пошел! И это в конце апреля?!

Она заворожено наблюдает за снежинками.

Повалило сразу хлопьями, густо. Я снизил скорость, видимость быстро уменьшилась.
- Как красиво! – Вырывается вздох восхищения у моей спутницы.

Включаю дальний свет в надежде улучшить обзор, но эффект получается обратный. Хорошо просматривается лишь капот машины и чуток перед ним.
Дальше - стена снега. Живая стена, летящая прямо на нас. В ней миллионы белых перьев. Скорость ветра и автомобиля удваивают друг друга и снежинки превращаются в белые трассеры, что мгновенно уничтожают пространство и время, так, что мы на секунду зависаем в небытии. Они мчатся к стеклу, стремятся его пронзить, добраться до нас, живых, спрятанных за броней окна. Некоторые погибают, тая в бессилии, превращаются в слезы вьюги.
Другие цепляются за жизнь, вгрызаются в стекло, душат наши взгляды, борются и тоже погибают: отгребаются дворниками, копятся снежной кашей по краям окна.
Я возвращаюсь к ближнему свету и обреченно убираю газ до минимума.
С этими крохотными солдатами мне не сладить.

- Кажется, нужно переждать. В такую пургу можно и с дороги слететь… или врезаться в кого-нибудь. Так?

Возражений нет, и я начинаю искать место для стоянки. Мы съезжаем с дороги по скату, уходящему на проселок. Там уже намело изрядный сугроб. Но в лес нам и не нужно. Я разворачиваюсь, и мы осторожно пятимся к лесу, подальше от трассы. Еще немного.
Бам-с!
Машина подскакивает на твердом.
- На что-то наехали. Ладно, встанем тут. Я выключаю фары, оставляю только габариты – на всякий случай.
- Возможно до утра. – Улыбаюсь Галине.
- Ну и ладно. – Она кошкой проскальзывает мне под руку и прижимается тесно.
- Не замерзнем?

- Нет. Еще половина бака бензина – на ночь хватит с лихвой.
- А я думала, такие бури только в кино бывают. Никогда ничего подобного не видела.
- Да, признаться, тоже не помню…
- Давай чай пить? У нас есть – в термосе.

- Угу.

Мы пьем горячий, терпкий чай, закусывая его козинаком. За окном вакханалия стихии. В салоне тепло и уютно, мерцают разноцветные лампочки, льется музыка. Иногда ветер неистовствует так, что двухтонный автомобиль начинает раскачиваться.
- Вишь, как не хочет Снежная королева уходить! Злится, бесится – остаться хочет. – Подмигиваю я Гале.
- Да ладно. – Недоверчиво улыбается она.
- Что ладно? Прислушайся, слышишь – воет?
Ветер и вправду выводит дьявольские симфонии. Жутко.
Спутница моя немного боится.
- Перестань, это ветер.
- Гляди! – Делаю серьезное лицо я и тычу пальцем в окно.
- Что? – В ужасе замирает Галина.
- Черти вокруг машины хороводы водят. – Я еле сдерживаю смех.
- Дурак! – Она отворачивается, но не отодвигается от меня. Наоборот тянется ближе.
- Не бойся. – Смеюсь я. – Сейчас я порошу волшебника и скоро буря кончится.
- Какого еще волшебника? – Сердится красавица.
- Как какого? Ты не знаешь? – Притворно удивляюсь я.
- Перестань пугать меня.
- Хорошо, но ты должна знать, что у каждого человека есть свой волшебник.
- Все! Я с тобой не разговариваю!
- Я серьезно. Была такая история с нами.

Мне тогда еще лет пять было. Гостили мы у бабушки. И часто там бывали предоставлены сами себе. Взрослые все – на работе. А сестра (на шесть лет старше) за мной должна была присматривать. Хорошо было!

Но самое замечательное утро выдалось, как это бывает – вдруг.
- Хочешь, я расскажу тебе страшную тайну?! – Со зловещим лицом подступилась ко мне сестра.
Еще бы! Кто же не хочет узнать «страшную тайну»?! Тем более, когда тебе всего пять лет от роду.
- Хочу, - преданно смотрю я на нее.
- Но это тайна, которую никому нельзя говорить!
- Да.
- Никому-никому! Ни дедушке, ни бабушке, ни ребятишкам. Это тайна только наша будет.
- Клянусь! – Уже умираю от любопытства я.
- Так вот - у каждого человека есть свой волшебник! – Сестра серьезна. Ее взгляд не допускает даже мысли о шутке.
- Волшебник? – Я поражен. – И у меня?
- Да. Только они, волшебники, не всем показываются. Только детям, и только тем, кто хорошо себя ведет.
- ….?
- Вчера я познакомилась со своим волшебником.
- Как?

- Очень просто. Пошла я в огород, там никого. И вот из дыры в заборе он выходит – маленький, красивый мальчик. И говорит: «Здравствуй». А потом мы с ним разговорились, и он мне все рассказал.
- Что рассказал?
- Его зовут Петя, он мой волшебник. Он во всем мне помогает. Защищает от неприятностей. И может творить чудеса!
- Ух ты!
- Да. – Иринка уже добилась своего. Она видит, что я слопал наживку, и вить из меня веревки ей теперь труда не составит. – Я и про тебя спросила.
- И что?
- Он обещал познакомить с твоей волшебницей меня.
- Волшебницей? – Задохнулся от изумления я.

-Да. У девочек волшебники – мальчики. А у мальчиков – девочки.
- А почему тебя познакомит?
- Потому что я с ним разговаривала, балда!
- А-а-а. А меня познакомят?
- Если будешь себя хорошо вести.
- Конечно.
- Тогда я завтра у него спрошу.

На другой день сестра сообщила мне, что у нее состоялась конфиденциальная встреча с Петей, и он рассказал ей о том, что мою волшебницу зовут Юля, что волшебники всегда присутствуют рядом со своим подопечным, и что к ним можно обращаться с просьбами. Они все слышат, но увидеть их могут только избранные.

На третий день последовал очередной рассказ о встрече.

Так продолжалось две недели пока мы гостили у бабушки. К этой истории быстро подключились наши двоюродные братья и сестры, которые были едва ли старше меня. И вся детская братия на две недели стала невероятно послушной, что ни мало удивляло взрослых.
Но, поскольку старшим рассказывать волшебники о себе категорически запретили, то взрослым оставалось только гадать.

Как и почему наша наивная вера закончилась, сейчас трудно вспомнить?
Скорее всего - по приезде домой - Иринка придумала что-то типа того, что волшебники остались у бабушки, а дома их нет. И я о них забыл.

- Как интересно… - Галя блестит глазами, история ей понравилась.

- Да.
И теперь я точно знаю, как родилась первая религия у наивных первобытных людей. Весь этот процесс на себе испытал в детстве. И, скажу я тебе, верили мы в существование волшебников тогда - свято и нерушимо.
- Молодчина какая.
- Кто?
- Сестра твоя. Просто гений педагогики! Смотри, как она вас всех подчинила себе лихо! Ведь, я так понимаю, забота о вас на ней лежала?

- Да.
- Вот она и выкрутилась.
- М-да. – Я ставлю кружку с чаем на столик. – Пойду, гляну, на что это мы наехали.
Беру фонарик и открываю дверь. Бешенный вихрь врывается в салон, цепкие, костлявые руки холода тянутся к нам. Я выскочил на мороз.

На секунду дыхание сбилось ветром. Сонливость и расслабленность мгновенно исчезли. Я осветил заднее колесо, отопнул ногой сугроб. Машина наехала на груду досок. Колесо выглядит предательски вялым. Кажется, в палке был гвоздь.
- Дьявольщина! - Я тихонько ругаюсь и спешу в тепло.
- Приехали, Галя! Надо колесо менять и отправляться домой.
В этой точке наше незапланированное путешествие закончится… сегодня.
Но, потом – летом - мы его повторим и сделаем длиннее и интереснее. Хорошо?

- Хорошо. А как ты будешь менять колесо в такой холод?
- Кажется, ветер стихает.
Подождем, чуть спадет непогода – сделаю. У меня тут и перчатки, и шуба, и шапка найдутся.

 

Медленно непогода стихает. Ветер уже не шатает тяжелую машину, снег становится реже. Еще часок и можно будет начинать «спасательные работы».
Мы снова пьем чай и разговариваем.
Рассказываем друг другу истории о прошлом, которые были так давно. Но, именно они сделали нас такими, какие мы есть.

И даже если кажется, что все давно забыто и это не правда.
Нет-нет, да и даст о себе знать то одна черта, приобретенная в детстве, то другая.
Да и мечты, подспудно, на подсознательном уровне, мы все-таки пытаемся воплотить в жизнь.
Вот и это – не запланированное путешествие – родом из тех лет.



© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0218428

от 2 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218428 выдан для произведения:

Мальчик мечтает.
Обычно перед сном. Когда богиня сновидений еще не налила свинцом веки и не погасила дневной шторм. Не спится, но тут, под одеялом, выхода нет иного, как только унестись в долину видений.

Многое ему грезится.

Он самый сильный, это - прежде всего!
Самый умный – знает ответ на любой вопрос.
Самый умелый – умеет все!
Он властвует.
И в параллельной реальности все! Слышите – все! Обязаны слушать и исполнять прихоти повелителя.

Ну, и красавицы…
Да, хоть мальчишке еще совсем немного лет, но красотки уже бередят его душу. Правда собственной сексуальности пока хватает только на то, чтобы лишь господствовать над прелестницами, повелевать.
И странное чувство щемит иногда в груди и хочется сделать что-то, но иного он пока не ведает…

 

Эти видения всегда с ним. Туда мальчик улетает при первой возможности. Там он мстит обидчикам, одаривает любимых и друзей всеми благами мира, наслаждается достижениями цивилизации и искусства – это рай!

 

С возрастом сюжеты усложняются.
Например так.
Точная копия Земли. Разница между двумя планетами лишь в том, что на его шаре – нет людей. А вместо городов - только самые лучшие их части, то, что красиво. Все это не ветшает и чудесным образом ухожено и пригодно к жизни. Мальчик может появиться в любой точке своей планеты, во всякое время.
Он путешествует!
Сегодня вечером он – на побережье Черного моря – гостит в Ласточкином гнезде. Наслаждается лучшими напитками и явствами. Купается в ласковом море, а ночью наблюдает страшный шторм с грозой!
Утром, когда стихия успокоилась, мальчик берет яхту и выходит в море…
Завтра – он гуляет по Лондону.
Затем – Австралия…

Скоро в мечтах появляется новый и важный нюанс.
Автомобиль!

Конечно. На его планете есть тысячи автомобилей. И дороги, что связывают разные части мира в одно. И как же счастлив тот, кто может во в сякую секунду сесть в любой, самый красивый автомобиль и отправиться, куда душе угодно!
А хоть бы и просто покататься!...

*****************

Машина летит по шоссе, выхватывая светом фар изрядный кусок мира.
Ровный, хорошо известный путь позволяет гнать нещадно.
Ночь. Дорога пуста. Редкие встречные авто стыдливо опускают глаза, выключая дальний свет.
Их так мало!
Кажется - воплотились детские мечты и это не Земля, а точная ее копия – без людей.
Тьма царствует над планетой, разбрызгивая магическими огоньками знаки, информационные щиты, и еще сотни мелких светоотражателей, которыми так богата оснастка дорог. Все эти сокровища переливаются яркими вспышками и взрывами фейерверков в свете фар, искрятся и мерцают брильянтовыми россыпями.
Что стало бы тут с бедными дикарями, которые за несчастные стеклянные бусы отдавали свою Родину пришельцам?
Трасса стала бы их Богом!

В машине уютно. Тихо льется музыка. Марк Нопфлер словно изощренный палач режет душу на части, сыпет пригоршнями соль в свежие раны, и сеет бесконечную теплую тоску о чем-то.
Его руки и гитара – облик самой гармонии!
Я слегка взбудоражен.
Моя спутница вжалась в кресло и созерцает пустоту. Она холодна и от ее напряженной позы стынет, близкая к ней, моя левая рука - до самого плеча.
Снежная королева!

Мчимся в никуда.
Это именно то, о чем мечтал когда-то маленький мальчик – сесть в автомобиль и лететь сквозь ночь и непогоду просто вперед, не разбирая дорог!

Это русская воля, я упиваюсь ею!
Свобода на грани вседозволенности!

Куда пожелаю, пока не кончится топливо! А потом - наполню бак и дальше!

 

- Скажи, тебе правда было лучше с ними? – красавица полуобернулась ко мне, говорит напряженно с искусственной улыбкой на губах.
- С кем?
Глаза блестят льдом.
- С теми… кто были раньше?

Допрос обычно венчает собой вспышки ревности, которые возникают по самым загадочным причинам. Чаще - по пустякам.
Теперь нужно правильно повести беседу, иначе можно «пожать бурю».

- У меня никогда и никого до тебя не было!
Это ложь, и правда нам известна обоим, но я стараюсь показать таким образом всю смехотворность претензий и нелепость вопроса.

- Зачем ты лжешь?
- Я никогда не лгу!
-Тебе правда было с ними лучше?
- Нет.
- Что нет?
- Все - нет.
- Нет! Что – нет?!
- Галя, перестань!
Она отвернулась к дороге. Краем глаза я с удовольствием наблюдаю, как искренне переживает миниатюрная красавица. Крохотная, словно из слоновой кости точеная фигурка моей блондинки глубоко влилась в кресло. Лицо обескуражено, она расстроена, но я не вижу за собой никакой вины.
Однако пора с этим кончать!

Начинаю долгий разговор.
Мы боремся не на шутку, напрягая остроумие и память, сыпем колкими репликами, укоряем и оправдываемся. Это конечно- пустое. Но таковы правила – это плата за любовь. В любую секунду я рискую сорваться на повышенный тон, подавляю желание разрубить все одним ударом: выдержка и еще раз выдержка.

Через несколько минут она выдыхается. Паузы в споре становятся длиннее. Разговор сходит «на нет».


- Глянь! Снег пошел! И это в конце апреля?!

Она заворожено наблюдает за снежинками.

Повалило сразу хлопьями, густо. Я снизил скорость, видимость быстро уменьшилась.
- Как красиво! – Вырывается вздох восхищения у моей спутницы.

Включаю дальний свет в надежде улучшить обзор, но эффект получается обратный. Хорошо просматривается лишь капот машины и чуток перед ним.
Дальше - стена снега. Живая стена, летящая прямо на нас. В ней миллионы белых перьев. Скорость ветра и автомобиля удваивают друг друга и снежинки превращаются в белые трассеры, что мгновенно уничтожают пространство и время, так, что мы на секунду зависаем в небытии. Они мчатся к стеклу, стремятся его пронзить, добраться до нас, живых, спрятанных за броней окна. Некоторые погибают, тая в бессилии, превращаются в слезы вьюги.
Другие цепляются за жизнь, вгрызаются в стекло, душат наши взгляды, борются и тоже погибают: отгребаются дворниками, копятся снежной кашей по краям окна.
Я возвращаюсь к ближнему свету и обреченно убираю газ до минимума.
С этими крохотными солдатами мне не сладить.

- Кажется, нужно переждать. В такую пургу можно и с дороги слететь… или врезаться в кого-нибудь. Так?

Возражений нет, и я начинаю искать место для стоянки. Мы съезжаем с дороги по скату, уходящему на проселок. Там уже намело изрядный сугроб. Но в лес нам и не нужно. Я разворачиваюсь, и мы осторожно пятимся к лесу, подальше от трассы. Еще немного.
Бам-с!
Машина подскакивает на твердом.
- На что-то наехали. Ладно, встанем тут. Я выключаю фары, оставляю только габариты – на всякий случай.
- Возможно до утра. – Улыбаюсь Галине.
- Ну и ладно. – Она кошкой проскальзывает мне под руку и прижимается тесно.
- Не замерзнем?

- Нет. Еще половина бака бензина – на ночь хватит с лихвой.
- А я думала, такие бури только в кино бывают. Никогда ничего подобного не видела.
- Да, признаться, тоже не помню…
- Давай чай пить? У нас есть – в термосе.

- Угу.

Мы пьем горячий, терпкий чай, закусывая его козинаком. За окном вакханалия стихии. В салоне тепло и уютно, мерцают разноцветные лампочки, льется музыка. Иногда ветер неистовствует так, что двухтонный автомобиль начинает раскачиваться.
- Вишь, как не хочет Снежная королева уходить! Злится, бесится – остаться хочет. – Подмигиваю я Гале.
- Да ладно. – Недоверчиво улыбается она.
- Что ладно? Прислушайся, слышишь – воет?
Ветер и вправду выводит дьявольские симфонии. Жутко.
Спутница моя немного боится.
- Перестань, это ветер.
- Гляди! – Делаю серьезное лицо я и тычу пальцем в окно.
- Что? – В ужасе замирает Галина.
- Черти вокруг машины хороводы водят. – Я еле сдерживаю смех.
- Дурак! – Она отворачивается, но не отодвигается от меня. Наоборот тянется ближе.
- Не бойся. – Смеюсь я. – Сейчас я порошу волшебника и скоро буря кончится.
- Какого еще волшебника? – Сердится красавица.
- Как какого? Ты не знаешь? – Притворно удивляюсь я.
- Перестань пугать меня.
- Хорошо, но ты должна знать, что у каждого человека есть свой волшебник.
- Все! Я с тобой не разговариваю!
- Я серьезно. Была такая история с нами.

Мне тогда еще лет пять было. Гостили мы у бабушки. И часто там бывали предоставлены сами себе. Взрослые все – на работе. А сестра (на шесть лет старше) за мной должна была присматривать. Хорошо было!

Но самое замечательное утро выдалось, как это бывает – вдруг.
- Хочешь, я расскажу тебе страшную тайну?! – Со зловещим лицом подступилась ко мне сестра.
Еще бы! Кто же не хочет узнать «страшную тайну»?! Тем более, когда тебе всего пять лет от роду.
- Хочу, - преданно смотрю я на нее.
- Но это тайна, которую никому нельзя говорить!
- Да.
- Никому-никому! Ни дедушке, ни бабушке, ни ребятишкам. Это тайна только наша будет.
- Клянусь! – Уже умираю от любопытства я.
- Так вот - у каждого человека есть свой волшебник! – Сестра серьезна. Ее взгляд не допускает даже мысли о шутке.
- Волшебник? – Я поражен. – И у меня?
- Да. Только они, волшебники, не всем показываются. Только детям, и только тем, кто хорошо себя ведет.
- ….?
- Вчера я познакомилась со своим волшебником.
- Как?

- Очень просто. Пошла я в огород, там никого. И вот из дыры в заборе он выходит – маленький, красивый мальчик. И говорит: «Здравствуй». А потом мы с ним разговорились, и он мне все рассказал.
- Что рассказал?
- Его зовут Петя, он мой волшебник. Он во всем мне помогает. Защищает от неприятностей. И может творить чудеса!
- Ух ты!
- Да. – Иринка уже добилась своего. Она видит, что я слопал наживку, и вить из меня веревки ей теперь труда не составит. – Я и про тебя спросила.
- И что?
- Он обещал познакомить с твоей волшебницей меня.
- Волшебницей? – Задохнулся от изумления я.

-Да. У девочек волшебники – мальчики. А у мальчиков – девочки.
- А почему тебя познакомит?
- Потому что я с ним разговаривала, балда!
- А-а-а. А меня познакомят?
- Если будешь себя хорошо вести.
- Конечно.
- Тогда я завтра у него спрошу.

На другой день сестра сообщила мне, что у нее состоялась конфиденциальная встреча с Петей, и он рассказал ей о том, что мою волшебницу зовут Юля, что волшебники всегда присутствуют рядом со своим подопечным, и что к ним можно обращаться с просьбами. Они все слышат, но увидеть их могут только избранные.

На третий день последовал очередной рассказ о встрече.

Так продолжалось две недели пока мы гостили у бабушки. К этой истории быстро подключились наши двоюродные братья и сестры, которые были едва ли старше меня. И вся детская братия на две недели стала невероятно послушной, что ни мало удивляло взрослых.
Но, поскольку старшим рассказывать волшебники о себе категорически запретили, то взрослым оставалось только гадать.

Как и почему наша наивная вера закончилась, сейчас трудно вспомнить?
Скорее всего - по приезде домой - Иринка придумала что-то типа того, что волшебники остались у бабушки, а дома их нет. И я о них забыл.

- Как интересно… - Галя блестит глазами, история ей понравилась.

- Да.
И теперь я точно знаю, как родилась первая религия у наивных первобытных людей. Весь этот процесс на себе испытал в детстве. И, скажу я тебе, верили мы в существование волшебников тогда - свято и нерушимо.
- Молодчина какая.
- Кто?
- Сестра твоя. Просто гений педагогики! Смотри, как она вас всех подчинила себе лихо! Ведь, я так понимаю, забота о вас на ней лежала?

- Да.
- Вот она и выкрутилась.
- М-да. – Я ставлю кружку с чаем на столик. – Пойду, гляну, на что это мы наехали.
Беру фонарик и открываю дверь. Бешенный вихрь врывается в салон, цепкие, костлявые руки холода тянутся к нам. Я выскочил на мороз.

На секунду дыхание сбилось ветром. Сонливость и расслабленность мгновенно исчезли. Я осветил заднее колесо, отопнул ногой сугроб. Машина наехала на груду досок. Колесо выглядит предательски вялым. Кажется, в палке был гвоздь.
- Дьявольщина! - Я тихонько ругаюсь и спешу в тепло.
- Приехали, Галя! Надо колесо менять и отправляться домой.
В этой точке наше незапланированное путешествие закончится… сегодня.
Но, потом – летом - мы его повторим и сделаем длиннее и интереснее. Хорошо?

- Хорошо. А как ты будешь менять колесо в такой холод?
- Кажется, ветер стихает.
Подождем, чуть спадет непогода – сделаю. У меня тут и перчатки, и шуба, и шапка найдутся.

 

Медленно непогода стихает. Ветер уже не шатает тяжелую машину, снег становится реже. Еще часок и можно будет начинать «спасательные работы».
Мы снова пьем чай и разговариваем.
Рассказываем друг другу истории о прошлом, которые были так давно. Но, именно они сделали нас такими, какие мы есть.

И даже если кажется, что все давно забыто и это не правда.
Нет-нет, да и даст о себе знать то одна черта, приобретенная в детстве, то другая.
Да и мечты, подспудно, на подсознательном уровне, мы все-таки пытаемся воплотить в жизнь.
Вот и это – не запланированное путешествие – родом из тех лет.



Рейтинг: +1 149 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!