Дождь

Ночь. Окно приоткрыто. По жестяному подоконнику барабанит дождь: громко, звонко. В комнате прохладно и свежо. Холод особый – летний, не убивающий, бодрящий. Играет пластинка негромко - Гребенщиков.
Ночная свежесть и музыка плетут паутину чувств, сминают ее в кокон – неряшливый, лохматый, щекочущий. Чужое, холодное и непонятное, постоянно на грани - стать родным, теплым и своим.
Я знаю, эта ночь подарит мне обновление. Давно назрело, предчувствуется что-то невиданное, небывалое. Копится в груди, не дает спать, путает мысли, падает на лист болезненными стихами: «Перемен…».
Это уже не требование и не кличь – едва слышный шепот: «Перемен…».

Впереди – жизнь.
Громада мира застит собой небо и куда-то вглубь его слабо намечена тропинка моей судьбы. Теряется в тумане грядущего. Но я знаю, путь ее – всегда вверх!

Так хорошо, что окно открыто. Можно закурить в комнате, пока ночь и домочадцы не стоят за спиной с перечнем жестких правил в глазах.
Я осторожно опираюсь о холодный подоконник, достаю сигарету, чиркаю спичкой. Секундная слепота от вспышки медленно уходит, спичка тусклой искоркой летит за окно – в дождь.
Я наблюдаю. Дым нехотя тянется прочь. Во тьму, где сыро и холодно, и только неумолимый закон природы вынуждает его уйти. Но при любой возможности он пытается зацепиться за хлипкое и ненадежное тепло комнаты, оглядывается, пятится, слабо борется и… все-таки улетает. Я помогаю ему, направляя струйку за стекло.
А что если? Взгляд мой тянется к шкафу и поразительная, вызывающе дерзкая мысль – почему бы и нет?!
В шкафу - водка.

Я на цыпочках крадусь из комнаты в коридор – к телефону. Тихонечко набираю знакомый номер и шепчу.
- Юрка, хватит дрыхнуть! Приходи ко мне.
Друг ужасно недоволен, он спал.
- Ты с ума сошел! В такую погоду, куда я пойду?!
- Ты же мне друг?

- Ну да… - Голос теплеет.
- Иди сюда будем пить, и беседовать.
- Боже мой! Еще и пить?! Это что еще за новости?!
- Вот если не придешь, я с тобой не разговариваю!...
- ……. Нет…. Ты чокнутый!
Он сопротивляется. Идти через две улицы, ночью и сквозь промозглое ненастье?!
Бр-р-р!
Но я не сдаюсь, мой горячий шепот скоро будит любопытство и через несколько минут - сопротивление сломлено!.
- Хорошо. Но ты, идиот! – Подводит итог Юра.


Водка – гадость. Нужно чем-то ее закусывать.
В девятнадцать лет мы еще не научились лакать ее как воду – это позже… значительно позже.

Крадусь в кухню.
Пол предательски скрипит. Кажется – гром небесный! Но, отступать поздно. Ставлю ногу ближе к плинтусу, знаю - так скрип меньше. Привычка к ночным бдениям научила не шуметь. Родители – нормальные люди, им спать ночью хочется!
Все готово – на столе снедь, найденная в кухне. Скудно конечно, но – что Бог послал, как говориться. Друг скоро придет.

Я переворачиваю пластинку. Музыка наполняет романтикой стылую комнату. Все звучит в унисон этим нелепым, с ноткой сентиментальности текстам и звукам. Мне они кажутся воплощением чистоты. И пусть кто-нибудь переубедит!

Резкий порыв ветра заставил глубоко вздохнуть тюль, рамы стукнули растворяясь. Окно, приглашая, распахнулось.
Да! Все изменится!
Скоро!

И этот новый мир будет моим. Иначе, зачем он вообще существует?!
Я снова напряженно вглядываюсь за стекло. Угрожающе качается фонарь, скрываясь за густой черной кроной дерева.
Фантастическая картина!
Темная бездна, наполненная холодным ветром, каплями дождя и виденьями, тенями, кошмарами…
Стукнула рама. Задребезжало.


Прошлым летом. Ночью что-то так же ударило в стекло. Этот слабый звук разбудил, и я выглянул в окно.
- Выходи, у меня сюрприз!
Во дворе однокашник – Вовка, готовится запустить следующий камушек в окно. Четыре утра! – мельком глянул я на часы.
- Иду.
Накинул рубашку и спешу из дома.
- Вот и сюрприз! – Вовка отходит в сторону.
За спиной – она. Лукавая улыбка, фальшивое смирение, а в глазах огонек…
И кой черт принес их в такую рань, откуда шли они вместе? – не знаю. Помню только бесконечное счастье этого утра.


В дверь легонько постучали.
«Пришел-таки, чертяка!» - Я радостно на цыпочках спешу встретить друга.
Он вваливается в дом огромным рассерженным медведем.
- Что за фантазии?! Сошел с ума?! Дурдом какой-то! – Злобно шипит гость.
В комнате, разглядев мою счастливую физиономию, смягчается. Садится на стул, придирчиво рассматривает стол с тарелочкой, рюмками и бутылью.
- Так что же случилось?
- Ничего.
Знаешь, я очень счастлив, что у меня есть такой друг как ты! – Я смотрю на него с восхищением, он слегка смущается, недовольно морщится.
- Даже среди ночи откликнулся! – продолжаю я. - И не помогать кинулся, а просто так.
Эмоции переполняют. Еще немного и слезы брызнут из глаз.
Я отворачиваюсь и беру бутылку, чтобы налить.

Спустя минуту мы уже мечтаем.

- А у меня будет своя школа каратэ… - Юра жмет вилку в своем огромном набитом кулачище.
- Точно, и я буду приходить к тебе заниматься по выходным! – Я довольно, по-кошачьи, улыбаюсь.
- А ты будешь историю преподавать в школе… Нет, ты будешь директором школы! – Глаза вспыхнули – он доволен моей судьбой.

- Как ты это можешь слушать? – Презрительно кивает мой собеседник на проигрыватель. Гребенщиков ему не нравится.
- Да ты ничего не понимаешь! – Горячусь я. – Это же особая поэзия! Ее чувствовать нужно!
- Ну-ну. – Юра смотрит на меня недоверчиво и с сожалением, как на юродивого.
- Правда, это класс! Тебе только нужно понять…

Он берет гитару, и тихо-тихо, едва слышно наигрывает какой-то простенький мотивчик. Я подхватываю и мы шепотом, чтобы не разбудить родителей, поем песню о ямщике, едва не угодившем в зубы волкам.
Песня кончилась. Выпили еще по капельке.

- А я влюбился… - Счастливо заблестел глазами Юра. – Такая девушка, ты себе и не представляешь. Она учится в медицинском, отличница… такая же как ты – все прочитала! Я вас обязательно познакомлю. Давай покурим!
- Давай!

Мы пристраиваемся на подоконнике.
Дождь стих. За окном только порывистый холодный ветер. Если бы не тучи, уже бы, пожалуй, рассвело.
Друг рассказывает мне о своей любви, а я, слушая его вполуха, растворяюсь в грядущем. И кажется мне, что все у нас теперь будет хорошо. Перемены в стране, исполнят наши мечты. Юра женится на своей прекрасной медичке и у него будет собственная школа каратэ. А я буду приходить к нему по выходным. У нас будут счастливые крепкие семьи, в которых нас будут безумно любить.
Наверное будут и дети? Их так трудно себе представить в девятнадцать лет…
И мы будем иногда выпивать, вспоминая, как однажды пели песню под гитару, рискуя разбудить родителей, и мечтали!

Потому что сегодня все должно измениться! Я это предвижу! Предчувствую!
Эта ночь не зря полна невероятных, волшебных возможностей. Как мог случится такой дождь?
Почему такой?!
Это неспроста!
И буря, ей нет названия! Она необыкновенна!

Дым сигареты ложится на подоконник и нехотя, с ленцой потягивается к выходу. Лишь редкие порывы ветра дергают его за хвост, заставляют сжиматься и растягиваться, скручиваться спиралью и рассыпаться в беспорядочное облако. И наконец - разбивают его эфемерное тело в прах, бросая на произвол ночи.

 

 


Идет девяносто второй год. Скоро Юры не станет…
Я буду жить на Земле один. Иногда – совсем один.



© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0217466

от 28 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217466 выдан для произведения:

Ночь. Окно открыто. По жестяному подоконнику барабанит дождь: громко, звонко. В комнате прохладно и свежо. Холод особый – летний, не убивающий, бодрящий. Играет пластинка негромко - Гребенщиков.
Ночная свежесть и музыка плетут паутину чувств, сминают ее в кокон – неряшливый, лохматый, щекочущий. Чужое, холодное и непонятное, постоянно на грани - стать родным, теплым и своим.
Я знаю, эта ночь подарит мне обновление. Давно назрело, предчувствуется что-то невиданное, небывалое. Копится в груди, не дает спать, путает мысли, падает на лист болезненными стихами: «Перемен…».
Это уже не требование и не кличь – едва слышный шепот: «Перемен…».

Впереди – жизнь.
Громада мира застит собой небо и куда-то вглубь его слабо намечена тропинка моей жизни. Теряется в тумане грядущего. Но я знаю, путь ее – всегда вверх!

Так хорошо, что окно открыто. Можно закурить в комнате, пока ночь и домочадцы не стоят за спиной с перечнем жестких правил в глазах.
Я осторожно опираюсь о холодный подоконник, достаю сигарету, чиркаю спичкой. Секундная слепота от вспышки медленно уходит, спичка тусклой искоркой летит за окно – в дождь.
Я наблюдаю. Дым нехотя тянется прочь. Во тьму, где сыро и холодно, и только неумолимый закон природы вынуждает его уйти. Но при любой возможности он пытается зацепиться за хлипкое и ненадежное тепло комнаты, оглядывается, пятится, слабо борется и… все-таки улетает. Я помогаю ему, направляя струйку за стекло.
А что если? Взгляд мой тянется к шкафу и поразительная, вызывающе дерзкая мысль – почему бы и нет?!
В шкафу - водка.

Я на цыпочках крадусь из комнаты в коридор – к телефону. Тихонечко набираю знакомый номер и шепчу.
- Юрка, хватит дрыхнуть! Приходи ко мне.
Друг ужасно недоволен, он спал.
- Ты с ума сошел! В такую погоду, куда я пойду?!
- Ты же мне друг?

- Ну да… - Голос теплеет.
- Иди сюда будем пить, и беседовать.
- Боже мой! Еще и пить?! Это что еще за новости?!
- Вот если не придешь, я с тобой не разговариваю!...
- ……. Нет…. Ты чокнутый!
Он сопротивляется. Идти через две улицы, ночью и сквозь промозглое ненастье?!
Бр-р-р!
Но я не сдаюсь, мой горячий шепот скоро будит любопытство и через несколько минут - сопротивление сломлено!.
- Хорошо. Но ты, идиот! – Подводит итог Юра.


Водка – гадость. Нужно чем-то ее закусывать.
В девятнадцать лет мы еще не научились лакать ее как воду – это позже… значительно позже.

Крадусь в кухню.
Пол предательски скрипит. Кажется – гром небесный! Но, отступать поздно. Ставлю ногу ближе к плинтусу, знаю - так скрип меньше. Привычка к ночным бдениям научила не шуметь. Родители – нормальные люди, им спать ночью хочется!
Все готово – на столе снедь, найденная в кухне. Скудно конечно, но – что Бог послал, как говориться. Друг скоро придет.

Я переворачиваю пластинку. Музыка наполняет романтикой стылую комнату. Все звучит в унисон этим нелепым, с ноткой сентиментальности текстам и звукам. Мне они кажутся воплощением чистоты. И пусть кто-нибудь переубедит!

Резкий порыв ветра заставил глубоко вздохнуть тюль, рамы стукнули растворяясь. Окно, приглашая, распахнулось.
Да! Все изменится!
Скоро!

И этот новый мир будет моим. Иначе, зачем он вообще существует?!
Я снова напряженно вглядываюсь за стекло. Угрожающе качается фонарь, скрываясь за густой черной кроной дерева.
Фантастическая картина!
Темная бездна, наполненная холодным ветром, каплями дождя и виденьями, тенями, кошмарами…
Стукнула рама. Задребезжало.


Прошлым летом. Ночью что-то так же ударило в стекло. Этот слабый звук разбудил, и я выглянул в окно.
- Выходи, у меня сюрприз!
Во дворе однокашник – Вовка, готовится запустить следующий камушек в окно. Четыре утра! – мельком глянул я на часы.
- Иду.
Накинул рубашку и спешу из дома.
- Вот и сюрприз! – Вовка отходит в сторону.
За спиной – она. Лукавая улыбка, фальшивое смирение, а в глазах огонек…
И кой черт принес их в такую рань, откуда шли они вместе? – не знаю. Помню только бесконечное счастье этого утра.


В дверь легонько постучали.
«Пришел-таки, чертяка!» - Я радостно на цыпочках спешу встретить друга.
Он вваливается в дом огромным рассерженным медведем.
- Что за фантазии?! Сошел с ума?! Дурдом какой-то! – Злобно шипит гость.
В комнате, разглядев мою счастливую физиономию, смягчается. Садится на стул, разглядывает стол с тарелочкой, рюмками и бутылью.
- Так что же случилось?
- Ничего.
Знаешь, я очень счастлив, что у меня есть такой друг как ты! – Я смотрю на него с восхищением, он слегка смущается, недовольно морщится.
- Даже среди ночи откликнулся! – продолжаю я. - И не помогать кинулся, а просто так.
Эмоции переполняют. Еще немного и слезы брызнут из глаз.
Я отворачиваюсь и беру бутылку, чтобы налить.

Спустя минуту мы уже мечтаем.

- А у меня будет своя школа каратэ… - Юра жмет вилку в своем огромном набитом кулачище.
- Точно, и я буду приходить к тебе заниматься по выходным! – Я довольно, по-кошачьи, улыбаюсь.
- А ты будешь историю преподавать в школе… Нет, ты будешь директором школы! – Глаза вспыхнули – он доволен моей судьбой.

- Как ты это можешь слушать? – Презрительно кивает мой собеседник на магнитолу. Гребенщиков ему не нравится.
- Да ты ничего не понимаешь! – Горячусь я. – Это же особая поэзия! Ее чувствовать нужно!
- Ну-ну. – Юра смотрит на меня недоверчиво и с сожалением, как на юродивого.
- Правда, это класс! Тебе только нужно понять…

Он берет гитару, и тихо-тихо, едва слышно наигрывает какой-то простенький мотивчик. Я подхватываю и мы шепотом, чтобы не разбудить родителей, поем песню о ямщике, едва не угодившем в зубы волкам.
Песня кончилась. Выпили еще по капельке.

- А я влюбился… - Счастливо заблестел глазами Юра. – Такая девушка, ты себе и не представляешь. Она учится в медицинском, отличница… такая же как ты – все прочитала! Я вас обязательно познакомлю. Давай покурим!
- Давай!

Мы пристраиваемся на подоконнике.
Дождь стих. За окном только порывистый холодный ветер. Если бы не тучи, уже бы, пожалуй, рассвело.
Друг рассказывает мне о своей любви, а я, слушая его вполуха, растворяюсь в грядущем. И кажется мне, что все у нас теперь будет хорошо. Перемены в стране, исполнят наши мечты. Юра женится на своей прекрасной медичке и у него будет собственная школа каратэ. А я буду приходить к нему по выходным. У нас будут счастливые крепкие семьи, в которых нас будут безумно любить.
Наверное будут и дети? Их так трудно себе представить в девятнадцать лет…
И мы будем иногда выпивать, вспоминая, как однажды пели песню под гитару, рискуя разбудить родителей, и мечтали!

Потому что сегодня все должно измениться! Я это предвижу! Предчувствую!
Эта ночь не зря полна невероятных, волшебных возможностей. Как мог случится такой дождь?
Почему такой?!
Это неспроста!
И буря, ей нет названия! Она необыкновенна!

Дым сигареты ложится на подоконник и нехотя, с ленцой потягивается к выходу. Лишь редкие порывы ветра дергают его за хвост, заставляют сжиматься и растягиваться, скручиваться спиралью и рассыпаться в беспорядочное облако. И наконец - разбивают его эфемерное тело в прах, бросая на произвол ночи.

 

 


Идет девяносто второй год. Скоро Юры не станет…
Я буду жить на земле один. Иногда – совсем один.



Рейтинг: +2 204 просмотра
Комментарии (4)
Ивушка # 28 мая 2014 в 23:05 0
Замечательный проникновенный рассказ.Душевная не проходящая боль..дождь...
Александр Александров # 29 мая 2014 в 12:57 +1
Благодарю Вас. Рад Вам.
Успехов!
Ивушка # 30 мая 2014 в 10:51 0
Зашла к вам в гости поздравить с Днём Рождения вас Александр!
Александр Александров # 30 мая 2014 в 19:23 0
Благодарю! tort3

 

Популярная проза за месяц
96
80
75
75
70
66
65
62
58
56
56
54
54
54
52
51
49
49
48
48
47
47
44
43
42
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
36
36
35
30