ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → нет МЫ нет НАС, есть лишь ОН и ОНА

 

нет МЫ нет НАС, есть лишь ОН и ОНА

11 октября 2014 - Маргарита Лагутина

***

Пустота, тишина и мрак. Это все, что осталось. Все, что он смог сохранить в себе. Всё, что было ему теперь нужно. Он сидел в темноте, не желая включить стоявший рядом светильник. Не хотел, что бы его глаза видели что либо кроме мрака. Дыхание громко проходило эхом по комнате, грудь высоко подымалась и опускалась, кровь уже остыла перестала кипеть, бурлить и призывать разнести все в доме. Но он не мог себе этого позволить, не мог дать какому-то обстоятельству рушить так тщательно возведенные баррикады.

По спине побежали мурашки: в комнату кто-то вошел. Тихо, мягко ступая по ковру и приближаясь к нему. Еще один громкий вздох. И на его колени запрыгнул кот, ластясь и урча. Он почесал животное между ушами, тот удовлетворенно мотнул хвостом.

И вновь пустота, тишина, мрак. Как он мог подумать? Как мог представить? Как мог понять? А тем более, как мог простить?

Раздался телефонный звонок, наполняя комнату ненужными звуками. Он отклонил вызов.

Не сейчас.

Щелкнул замок, дверь открылась. Он напрягся, не ожидая гостей. Шаги были легкими, даже знакомыми. Но он не желал никого видеть. Теплые руки скользнули по плечам. Она положив голову ему на плечо. Он молчал, она тоже. Только все время поглаживала его по руке.

-Терпи… - шепнула она, но он мотнул головой.

-Молчи, не надо.

Она снова начала гладить его по широким рукам, словно утешала ребенка. Большого, взрослого, но ребенка. Зачем она это делала? Она и сама не знала. Просто знала, что должна сейчас быть рядом. Именно сейчас, именно здесь, именно с ним. Для чего, зачем и почему она даже и не думала. Просто она должна была.

Его руки сжались в кулаки, тело напряглось. Он опустил голову, зажимая её руками, и она представила, как его разрывает немой крик.

-Влад… - вновь начала она.

-Молчи, - снова попросил он. А потом добавил: Иди.

-Я не могу тебя здесь оставить…

-Я сказал иди!

Громыхнул он, не отнимая рук от головы. Виски разрывала пульсирующая боль, нарастающая с каждым моментом.

-Вика, прошу тебя, уйди.

Она не хотела его оставлять. Она знала, он ничего с собой не сделает, не натворит глупостей, не попадет в передрягу. Но она беспокоилась, потому что слишком хорошо его знала. Близкого, самого близкого ей человека. Но она поднялась и ушла.

Так лучше.

Он вздохнул. Тяжело, громко, болезненно. Кот дернул ушами, услышав закрывающуюся дверь и тут же скрылся, пугаясь шума. Он облокотился о спинку дивана, на котором сидел, глаза закрылись и он попытался представить пустоту, тишину, мрак.

 

***

 

Дела не складывались, руки дрожали, мобильный не отвечал. Что было не удивительно. Он никогда не брал трубку, даже тогда, когда все было в порядке. Она усмехнулась, поражаясь тому на сколько всё-таки она его знает. Он был для нее открытым, изученным от и до. И он знал её. Как никто другой. Они знали все друг о друге.

И она переживала все вместе с ним, зная, каково это терять то, чем дорожишь больше всего, уж она знала. Она вновь набрала его номер.

Сбросил.

Ну хотя бы он жив и в своем уме. Помутненном, разрушенном, но в своем. Она направилась к нему, уже предполагая, какая картина её ожидает. И она не ошиблась.

Он все сидел на том же месте. Лучи пробивались сквозь задернутые шторы, падая на его лицо, но он даже не пытался от них прятаться.

-Влад, - она тихо позвала его, тем самым объявляя о своем присутствие, - Влад, посмотри на меня.

Он поднял на нее свои глаза. Они были темнее обычного и казались пустыми. Таким она его еще не видела.

-Что? – он увидел ее выражение лица, - весьма неплохо выгляжу?

Попытался фыркнуть он, но она не отреагировала.

-Сарказм ни к чему. – Осведомила его она. – Сходи в душ, смой с себя этот день. Если конечно сможешь оторвать себя от этого дивана.

Он кивнул, медленно поднимаясь и аккуратно выпрямляя затекшие в одном положении ноги. Она скрыла улыбку, наблюдая за его стараниями.

-Я всё видел.

Буркнул он, растворяясь в ванной комнате. Она готовила ему завтрак, уверенная, что он еще не ел. Послышался шум воды. Она присела на крайний стул, намазывая масло на хлеб.

Как могло так получиться? Она знала ответ. Но не лезла. Это было всё же его делом. А она должна была лишь следить за тем, что бы он хотя бы ел.

-Я что-то пропустил? – Она подняла бровь. – Кто-то умер? И ты боишься, что я последую следом. У нас эпидемия голодательного гриппа? И ты боишься, что я его подхватил. К чему такие старания?

-Считай, что шутка удалась. – она ухмыльнулась. – Никто не умер, ты тоже. Ну, по крайней мере, физически. Морально – я еще не уверена. Так что докажи мне это и поешь.

-Я надеюсь ты знаешь, как я тебя ненавижу порой. – беззлобно шикнул он.

-Да.

Он сел за стол. Молча, не глядя не нее, засунул в рот бутерброд, затем еще один.

-Не забывай прожевывать и запивать. – напомнила она. – ладно, я ушла. Соскучишься, звони. Я всегда рядом.

-Не переживай, я не забыл что тебе выпало счастье звать меня соседом.

Фыркнул он, отхлебывая свой кофе.

-Чёрт!

Обожженный язык тут же заболел, напоминая, что он и вправду живой. Физически.

Он вернулся к своему дивану. Луч солнца упрямо бил в глаз. Теперь это раздражало сильнее, чем утром. Душ привел его в чувства.

Чувства. Нет. Не то слово. Не та ситуация.

Он снова медленно погружался в свое вечернее состояние. Пара часов и его уже нельзя было отличить от вчерашнего Влада, что сидел на этом месте, наслаждаясь мучительной темнотой.

 

***

 

Она устроила ему ободряющую программу:

а) каждое утро ходить в душ, вне зависимости от состояния чистоты тела.

б) завтрак напоминал игру «найди меня». и для этого ему приходилось проходить лестничную площадку, что бы дойти до него.

в) выезд в свет. Хоть куда, будь то это магазин за углом, парк в другом конце города или же пляж с ледяным морем.

Уже неделю он выполнял этот ритуал. Но никак не мог понять, чего же она хочет добиться.

-Где мой завтрак?

Недовольно спросил он, заглядывая в её холодильник.

-Прости, но я его случайно съела. – Она наигранно-виноватым взглядом посмотрела прямо на него. – Наверное, стоит вспомнить, что у тебя тоже есть такой чудо-ящик с холодком.

-Там пусто.

-Ты уверен? – Потом в ее глазах загорелся детский интерес, – Пойдем, посмотрим?

Он обреченно посмотрел наверх, призывая дать ему сил не прибить её на месте. Холодильник действительно был полон. И она победно вздернула подбородок.

-Но это же не значит, что я сам должен готовить?

-Именно, радость моя, именно это оно и значит.

-Ты издеваешься? Я же с голоду помру, и все твои старания впустую. – потом он посмотрел на нее, словно все понял. – Конечно! Ты хочешь заморить меня голодом.

Подытожил он. Она улыбнулась, потеребив его по плечу.

-Нет. Я просто хочу, что бы ты жил, а не существовал.

Потом ушла, оставляя его одного. Он опустился на стул, вновь вспоминая, что заставило его стать таким.

 

Он как обычно протирал вои стаканы, ожидая следующего заказа, когда у барной стойки оказалась она.

-Махито, пожалуйста.

Попросила она не особо весело. Он ей улыбнулся, подавая напиток. А она просто взяла свой бокал и растворилась в толпе. Уже к закрытию он увидел её, одиноко сидящую за одним из столиков. Её голова все уютней пыталась устроится на рука, она заметно перебрала.

-Извините, мы закрываемся. – он подошел к ней.

-Я…уж...уже ухожу…

Еле проговорила она, и он понял, что идти сама она не в состоянии. Он предложил ей помощь. Она согласилась. Довезя до дома, он проводил её до квартиры. Она предложила ему войти. В квартире веяло одиночеством и отчаянностью. И она предложила ему себя в знак благодарности. Но он отказался, понимая, в каком состоянии она тогда находилась. И просто уложил спать.

Проснувшись утром она кротко поблагодарила его за помощь и попросила уйти. И что-то в тот момент зажгло в нём азарт. Он не мог понять, что больше влекло его: холодность или же еще отрешенность этой девушки. И у них началась гонка. Он догонял, она убегала, он вновь догонял. Она подпускала его на время и тут же отталкивала. Он пытался брать её крепость и она порой ему это позволяла. Так длилось пять лет. И их устраивали эти отношения. Независимые друг от друга, но принадлежащие. Они были счастливы.

-Выходи за меня.

Однажды он решился, но она лишь проигнорировала его. И он не расстроился, он слишком хорошо её знал. Она согласится, он был уверен. Но каждый раз ответ был тот же, пока она не сменила номер и не уехала в другой город.

 

Он мотнул головой, прогоняя нахлынувшие воспоминания. Эта история для него закончилась, а начинать новую он пока не видел смысла. Он просто продвигался веред, ни о чем не думая и пока ни о чем не мечтая.

 

***

 

Она сидела склонившись над своими чертежами. Каштановые волосы, на свету отливавшие рыжиной, прятали лицо. Закусив губу, она вычерчивала фасад здания, которое должно было реставрироваться. Время тянулось медленно, позволяя ей проработать свой проект. И она ждала звонка. Ей должен был позвонить ухажер, с которым они собрались провести вместе ужин. Наконец раздался долгожданный звонок.

-Алло, детка? Прости, детка, но у нас сегодня не получится встретиться. – проговорил голос.

Она вздохнула. Как и всегда. Каждый раз её отношения заканчивались именно этой фразой.

-Хорошо, я поняла. Пока.

Дольше недели её отношения никогда не продолжались. И всегда один сценарий. Кафе, бар, койка. Как и всегда. И ведь она не была уродиной, так же как и не была красавицей. Она была обычной. Ни сексуальной родинки под бровью, ни милого вздернутого носика. Простые черты лица, ничем не выделяющиеся зеленые глаза. Тона просто была симпатичной. Но все же невезучей.

Закончив свои чертежи, она собрала свои вещи и пошла домой. Около здания её ждала знакомая машина и её лицо расплылось в улыбке.

-Я знал, – усмехнулся он.

-Когда-нибудь они продляться дольше недели, вот увидишь. – пообещала она, – А пока вези меня домой. Как думаешь, мне повезет когда-нибудь?

Он смерил её взглядом, выражающим полное сомнение.

-Вот спасибо тебе!

-Я даже ничего не сказал. – Возмутился он, растрепав её челку рукой. – Всё будет. Не кисни.

Она улыбнулась, возвращая челке обычное состояние. Поднявшись на свой этаж, они разошлись по разным сторонам.

-Ужин будет готов через час.

Напомнила она, заходя в квартиру.

 

После ужина их посиделки медленно, но верно перебрались в бар. Конец отношениям, конец старой жизни, и наконец, конец рабочей недели – все это необходимо было отметить. Чем они, в принципе, и занялись.

-Я понял, Вик, главное – это жить дальше. Не стоит зацикливаться.

Он уже растягивал слова, и она понимала, что столь философские мысли не могли прийти в его трезвую голову. На лице заиграла улыбка.

-Я знаю тебя с самого детства, и ты всегда попадаешь в такие ситуации. – продолжил он.

-Какие? – она подняла бровь, потягивая из своего очередного бокала.

-Ну в такие. То мальчик неудачно за косички дернет, то мужик от тебя в очередной раз сбежит. С тобой же жить невозможно.

-Ну ты же уживаешься.

-Не-а. – протянул он, махая перед ней пальцем, – я не делю с тобой жилплощадь.

-Но при этом ты бываешь у меня по десять часов в день, а остальные из оставшихся шесть ты спишь.

Она схватила его палец и попыталась заломить. Но он оказался сильней. Хотя, она сильно и не старалась и без этого зная, что ничего не выйдет.

-Мне кажется, что пора домой.

Сделала она заключение, допивая последние капли. Он нехотя согласился. Поддерживая друг друга, они дошли до своего дома. Благо, что бар располагался на углу соседнего.

-Бум.

Они завалились на кровать. Она тут же легла на спину, скидывая уже успевшие натереть мозоль туфли. Он опустился рядом.

-А ты тяжелая.

-Не ври! Я всю дорогу тебя на себе тащила.

Она засмеялась, закрывая глаза. Перед ними побежали разноцветные круги, разлетающиеся в разные стороны. Он приподнялся на локти и посмотрел на нее. Она поймала его взгляд, пытаясь сфокусироваться.

-Не смотри на меня этим своим взглядом. – предупредила она.

-Почему? – его лицо расплылось в самодовольной ухмылке.

-Тебе не надо меня хотеть. – напомнила ему она, но её руки уже тянулись к нему.

-Почему?

-А к чему привела тебя в последний раз пьяная девушка?

-И ладно, это в прошлом.

И он коснулся её губ, жадно впиваясь в них.

 

***

Солнце упрямо щекотало нос, никак не отступая, она поморщилась и открыла глаза.

-ЧЁРТ!

Он вздрогнул, резко садясь и оглядываясь. Она зло смерила его взглядом.

-И зачем ты это сделал?

-Я? Ты сама захотела. – он поднял руки вверх, словно сдаваясь.

-Я думала, что ты хорошо запомнил правило «не слушай пьяную девушку», нет?

-Мной руководил алкоголь, я не виноват.

Она закатила глаза, а он вновь вернулся на подушку.

-Э, нет. А ну вылазь!

Она ногой попыталась столкнуть его с кровати, но он даже не пошевелился.

-У меня болит голова и я хочу спать! – заявил он, накрываясь подушкой. – принеси мне таблетку.

Она захлебнулась от негодования.

-Вон из моей постели, Влад! – он застонал, накрываясь еще и одеялом. – ну ты сейчас дождешься!

Она выскользнула из кровати, на ходу натягивая его футболку, и направилась на кухню.

-Считаю до трех! Раз, – он выглянул из-под одеяла. – два, – тут стакан с водой медленно начал наклоняться, – тр…

-А тебе она идет. – перебил он.

-Я оставлю её себе. Три.

И она опустошила стакан прямо ему на голову.

-Я тебя ненавижу. – поцедил он. С его волос струей лилась вода.

-Вылазь. Таблетка в ящике.

Он неохотно покинул кровать, начиная рыться в ящике, когда она ушла в ванную. Он достал две и направился на кухню. Запив таблетку все из того же стакана, он набрал еще воды и направился к дверям ванной.

-Что тебе?

Послышалось через закрытую дверь. Он приоткрыл её и зашел.

-Нет, ну я все понимаю, - возмутилась она, выглядывая из-за занавески, - но я все же принимаю душ. Прояви уважение.

-Успокойся. Все что меня интересовало, я ночью уже рассмотрел. Включая очаровательную родинку под ягодицей. – его вновь окатило водой. – выпей таблетку, я хочу, что бы завтрак ты готовила в хорошем расположении духа.

-Ой, - вздохнула она, мило глядя на него, - ты прям сама забота. Иди отсюда, пока я соседей не затопила.

Он оставил стакан и таблетку и пошел домой. Душ ему бы тоже не помешал. На пороге его встретил голодный кот, громко требующий, что бы его накормили.

-Не ори, я тоже голодный.

 

***

 

Его двадцать седьмой день рождения проходил довольно весело. Алкоголь лил рекой, в баре не замолкала музыка. Она притащила его домой. Он смотрел ей в глаза, наблюдая, как её нерасширенные зрачки скользили из стороны в сторону, пока она пыталась обуздать его любовный порыв.

-Прости, но сегодня я трезвая. – разочарованно произнесла она, разрушая все его фантазии на корню.

-Ты мне ничего не подарила… - с намеком в голосе начал он, но она приложила палец к его губам.

-Мой подарок особенный. Но что бы осознать всю его суть тебе надо протрезветь.

-Это что-то стоящее? – он приподнялся на локти, в глазах заблестели искры. Но она лишь опустила его обратно, вставая.

-Нет, ничего особенного. – она усмехнулась, определенно думая в этот момент о чем-то своем. – ну, я пошла. Спокойной ночи.

И она вышла, оставляя его в тишине. Забравшись под свое одеяло, она укуталась в него с головой, раствориться среди пуха и мягкости.

-Эй, - она вздрогнула, услышав шепот над своим ухом.

-Я заберу свои ключи, что бы ты давал мне спать! – прорычала она. – иди проспись!

-Я уже не хочу, - он скользнул под одеяло рядом с ней и потряс головой, с кончиков волос полетели мокрые капли. – я принял ободряющий душ и пришел в себя. Так что выкладывай! Я хочу свой подарок.

Она села на кровати, параллельно всаживая свою подушку ему в грудь, и включила светильник. На его лице растянулась улыбка, она фыркнула. Потом потянула руку к прикроватной тумбочке и вручила взятый с нее предмет ему.

-На, радуйся.

А сама отвернулась он него и укрылась одеялом, намереваясь вновь уснуть. Он крутил в руках длинную белую полоску.

-Этого не может быть!

-Может. – так же не шевелясь, ответила она.

-Не может, я говорю!

-Может. – вновь повторила она.

-Как такое могло получиться?

-У себя спрашивай.

-Вика, ты беременна!

Он взвизгнул.

-Спасибо, я сама не догадалась. – она повернулась к нему и села. – и это не правильно.

-Почему?

-Потому что это как переспать с собственным братом…нет, это как сделать ребенка с лучшим другом! Чем ты думал?

-Хм, - он замолчал, - я не думал. Вот серьезно. В первый раз такое, не думал и все тут.

-О, великолепно! Но давай продолжим завтра?

-Как завтра?

-Ну вот так, завтра. А теперь проваливай из моей постели. Твой последний визит в ней уже оставил свои последствия.

Она опять легла, не обращая на него внимания и посторонние звуки в комнате. Он тихо вышел, и она вздохнула со всей болью и разочарованием, что преследовали её уже две недели.

 

***

 

Они сидели на диване не глядя друг на друга уже долгое время. Прошло около часа как она пришла, но они не произнесли ни слова.

-Я не собираюсь выходить за тебя. – наконец заявила она, нарушив тишину.

-Еще бы, я особо тоже не горю желанием.

Они словно думали об одном и том же. Все время. Как и всегда.

-Тогда я не вижу другого выхода, кроме как решить проблему…

-Нет! – догадался он. – Нет. И еще раз нет!

Он повернулся к ней.

-Эй, ну не кисни, мы справимся. Этот ребенок будет самым счастливым. А знаешь почему? – она неоднозначно на него посмотрела. – Потому что его мама - моя лучшая подруга, и единственная заноза в моей заднице. А так же, ты только представь, у него будет две комнаты, одна у меня в квартире, другая у тебя, а мы не будем ссориться в какой цвет их красить. У нашего малыша будет в двое больше игрушек, две елки на Новый год, два торта на день рождения, и много-много подарков. А еще у него будет два родителя. Это главное.

Она уныло улыбнулась, а он посмотрел ей в глаза:

-Поверь, мы сможем. Я уверен, что из тебя выйдет прекрасный родитель.

-Неудачница с невезением? – уголки губ приподнялись вверх. – Что ж, поглядим, что из этого получится.

Он протянул ей руку.

-Порукам?

-По рукам, друг!

 

***

 

День начинался весьма удачно. Первое потрясение о том, что он станет отцом уже прошло. Началась новая стадия – ожидание. Ожидание того, кого могли произвести на свет эти два человека. Он перебирал вещи, оценивая, где же будет находиться детская комната и как он видит себя в роли будущего отца. Он надеялся, что родится девочка. Уж ей-то он не позволит вырасти холодной стервой, какими были большинство девушек.

Она влетела словно фурия. Её волосы растрепались, а глаза метали молнии. Она сверлила его взглядом. Таким взглядом она смотрела, когда он делал что-то очень и очень нехорошее.

-Что? – осторожно спросил он.

Но вместо ответа в него полетела только что уложенная стопка вещей.

-Ты рассказал своей маме об этом? – она указала руками на едва заметный животик.

Он медленно кивнул, осознавая весь риск опасности.

-Я целый час выслушивала от нее как она счастлива и что всегда говорила, что из нас выйдет отличная пара. А потом знаешь что? Нет, ты только представь! Она предложила вместе с ней выбрать мне свадебное платье!!!

И в него полетела следующая стопка.

-Успокойся, тебе нельзя волноваться.

Только и смог выговорить он, не сводя с нее взгляд.

-Я тебя ненавижу! – прошипев, она вскинула руки кверху. – Боги, за что? Где я согрешила? Почему отцом моего ребенка не мог стать тот парень из бара, которого я видела на днях, почему?

Она бессильно опустилась на край дивана, тяжело дыша и поглаживая живот.

-Твои родители еще не знают?

Спросил он, но она не успела ответить. В ее руках зазвонил телефон и она застонала.

-Теперь знают. На, лови! - она кинула ему телефон. – Разбирайся сам!

И ушла, оставив его в недоумении и со звонившим телефоном.

 

***

 

Пять месяцев пролетели незаметно, и она уже ощущала, как начал подавать признаки жизни ребенок внутри нее. Все было хорошо. На работе, дома, со здоровьем. Осуждение в глазах знакомых давно притупилось и давно потеряло какое-либо значение. Это была её жизнь. Её и его. Это их жизнь, и они вольны проживать её так, как им хочется. В прочем, жизнь была почти идеальной, если бы не одно «но».

-Ну и что ты опять ревешь?

Он опустился рядом с ней, подавая уже потрепанную салфетку.

-Я толстая! – сквозь слезы вымолвила она.

Он закатил глаза, невольно улыбаясь. Такие истерики продолжались на протяжении недели. То у нее ноги опухали, но лишний прыщ на лице вылизал, но еще какая-либо ерунда происходила, и все это сопровождалось очередными истериками.

-О да, ты самая толстая беременная женщина в мире! Да-да.

Она шлепнула его по плечу, усиливая рыдания.

-Ну все, успокаивайся. Мы через это уже проходили. Повторяться не оригинально.

-Тебе смешно! А мне еще расти и расти. Спасибо тебе!

-Всегда пожалуйста. Но не забывай, что ты сама на это согласилась.

-Да иди ты!

-Эй, ну тише.

-Иди к черту, придурок!

Он поднялся с дивана и пошел прочь:

-Психопатка!

-Ненавижу!

Кинула она ему в ответ, утирая слезы. За стеной что-то загрохотало и зазвенело. Она посмотрела на выход. Он ушел, хлопнув дверью.

Она вытерла слезы, подавляя в себе очередное желание разреветься, и пошла умывать лицо. Холодные капли хорошо ободряли и она уже не чувствовала того недавнего состояния, что она испытывала пару минут назад.

Натянув тапки, она пошла в соседнюю квартиру. Странные звуки стихли. Он был на кухне, в фартуке и с рыбой в руках.

-Тебе лучше как, тушить или жарить? – кинул он через плечо.

-Конечно тушить. Если я буду есть жаренное, мой живот будет возмущаться вдвое больше. – она улыбнулась, устраиваясь на стуле.

-Ну тогда жди. Ты уже остыла?

-Да.

-Ну вот и славно.

И он расплылся в улыбке чеширского кота.

 

 

 

 

 

 

 

 

***

 

День Х приблизился значительно быстро. Но так же скорость не спала и после того, как этот день настал.

Он аккуратно перекладывал ползунки из кучи в стопку, стараясь не разбудить сына. Уже два месяца этот проглот не давал им покоя. Она сидела на кровати, наблюдая, как куча одежды превращается в аккуратно сложенную стопочку. Она смотрела, как он складывает эти крохотные вещи, иногда заглядывая в колыбель, что бы убедиться, что сын спит.

-И все-таки, ты великолепный отец. – тихо произнесла она, любуясь. – Знаешь, я наверное, даже могла бы в тебя влюбиться.

Он усмехнулся, присаживаясь рядом.

-Не думаю, что это было бы хорошей идеей. Зная о всех твоих романах, да и моих успехах, вряд ли бы у нас хоть что-нибудь бы получилось. Да и в роли лучшего друга ты меня вполне устраиваешь. Я тебя слишком хорошо знаю, у нас бы не вышло. – он с усмешкой наморщил нос, она рассмеялась, пихая его в плечо.

-Нет, ну а вдруг…

Она оборвала свою мысль, так как ребенок проснулся. Его недовольство очень быстро перешло в плач и она стремительно начала его успокаивать. Сын пошел в родителей, весьма эмоциональный и орущий по пустякам. Но стоило отцу взять его на руки, он тут же замолкал. Ей же требовалось на это чуть больше времени. Она оправдывалась тем, что мужику мужика успокоить гораздо проще.

Немного покачав, она уложила малыша обратно в кроватку, включая подвесную колыбель. Медленная и тихая мелодия заполнила комнату, а малыш наблюдал за крутящимися фигурками. Его глазки медленно смыкались.

Он подошел к кроватке и встал рядом с ней. Они вместе любовались на их ребенка, маленького, чистого, так похожего на маму, но с волосами отца.

-И все же, как у нас смог получиться столь очаровательный малыш? – тихо вымолвил он, не отводя взгляд от сына.

-Даже не знаю. Может, это нам подарок свыше. Может это судьба? И они хотят, что бы мы были вместе. – она с сарказмом подняла бровь глядя на него.

-А может и правда. Стоит проверить.

Она тихо рассмеялась, возвращаясь на кровать. Он сел рядом.

-Один поцелуй. – он показал пальцем, - и мы сможем проверить, может есть где-нибудь внутри то чувство, а мы его скрываем.

-Вот сейчас ты говоришь как пятнадцатилетний пацан. Ты сам-то в это веришь? – она усмехнулась. – Ну хорошо. Один поцелуй погоды не испортит. Особенно после этого, - она указала на кроватку, - а вот все прояснить поможет.

Она медленно подвинулась к нему и аккуратно поцеловала. Словно пробовала на вкус.

-Ну как? – слегка поперхнувшись спросил он.

-Ничего. – пожала она плечами. – даже слегка противно.

-Ну, противно мне, конечно, не было, но нет. Тоже ничего.

Он усмехнулся, когда она пихнула его локтем в бок.

 

***

 

Как уже было сказано ранее, время летит. Летит так быстро, что они даже не успели заметить, что все пошло своим чередом. Он нашел себе невесту, она вернулась к привычному образу жизни, а их сын наконец-то пошел.

Он утопал в ласке своей невесты уже целый день. Она отдыхали на кровати, наслаждая только друг другом. Но был безумно влюблен в нее. Ему нравились её веснушки, весело рассыпанные по всему лицу, её улыбка, что излучала тепло, и цветочек вокруг зрачка в её глазах. Она не была похожа на его бывшую. Весь её образ выражал искренность и чистоту. Он чувствовал себя рядом с ней счастливым, настоящим и живым. Конечно, он ощущал себя живым, ведь у него был самый очаровательный в мире сын, любящая его мать, как всегда такая какой она была всегда, и наконец у него была жизнь, о которой он всегда мечтал. Такая, какой он её хотел, и радовался этому.

Их отвлек стук в дверь, очень знакомый стук в дверь. После того, как к нему переехала его невеста, хождения из квартиры в квартиру прекратились по обоюдному согласию. Она не хотела вламываться в их жизнь, а он не хотел, что бы она застала их за врасплох. Личная жизнь и все такое.

Он нехотя высвободился из рук возлюбленной и побрел к двери, на ходу придумывая, как можно назвать эту невыносимую женщину, стоящую за дверью. На её руках сидел их сын.

-Мм, шикарно выглядишь, - заметил он, позволяя ей войти, - собралась куда-то?

-Да, - она пересадила ребенка на его руки, - иду на ужин со знакомым. Посидишь до завтра с Антоном.

Он улыбнулся, теребя сына по макушке. Из комнаты выпорхнула его невеста, оглядываю пришедших недопонимающим взглядом.

-Так, кормить знаешь как. На горшке он уже сидит. Слово «мама» и «папа» выговаривает. Сует руки в штаны и пытается оторвать себе пипетку, так что, будь добр, проследи что бы он вырос мужиком.

Она быстро перечисляла ему указания, а он лишь улыбался.

-Я знаю. А еще он кидается кашей, если она без ягод, и все норовит сделать сальто с дивана. Я все это знаю.

Она тепло улыбнулась, чмокнула сына в щеки и посмотрела на подружку друга.

-Я, кстати, Вика, очень приятно. Удачного вам вечера. Чао!

И быстро покинула дом.

-Кто это был? – спросила слегка ошеломленная девушка, рассматривая ребенка.

-Один из моих ночных кошмаров. Это та женщина, которая знает меня с самого детства. Знает все о моих косяках и провалах, о взлетах и падениях. Ой, да она все обо мне знает.

-Она тебя преследует?

-Хуже! – он широко улыбнулся, - она моя лучшая подруга, соседка по лестничной площадке и самая большая задница в мире.

-Мило, очень мило. – выдохнула она. – И часто ты сидишь с её ребенком?

-Ну, - начал он, - как ей надо уйти, по делам там, на очередное неудачное свидание или просто в магазин.

Девушка скептически подняла бровь.

-Удивительно. А она не думает, что у тебя могут быть дела, ну или ты там занят будешь чем-нибудь. Ну или кем-нибудь. – она кокетливо стрельнула глазками. – Да и где его отец?

-Понимаешь, на этого ребенка время есть всегда.

Он запечатал на его щеке смачный поцелуй, от чего тот рассмеялся и начал тянуть его за волосы. В её глазах возник немой вопрос.

-Любимая моя, понимаешь, так вышло, что его отец я.

Он виновато улыбнулся, а она закатила глаза, понимая, насколько сумасшедшая семейка ей досталась.

 

***

 

Как чудесна школьная пора. Не успел их сын пойти в школу, как учитель уже успел вызвать родителей к себе.

-И что опять натворил твой сын? – сокрушалась она.

-Не забывай, что он и твой сын тоже. – отпарировал он.

-В тот день ты его забирал, ты и иди в школу.

-С чего бы это? Пойдем вместе. Это твое воспитание, между прочим.

Она остановилась, хватая ртом воздух от возмущения.

-Ах так? Так, значит, да? Ну все! Не видать тебе больше сына!

-Ты еще в суд пойди, на алименты подай. В тюрьму меня посади.

-Еще чего! Много чести для тебя. Собирайся, нас ждут в школе.

Она с грохотом хлопнула дверью машины, усаживаясь на пассажирское кресло.

-Женщина, ты невыносима!

Учитель ждал их в своем кабинете. Так же там сидели их сын и чья-то родительница. Мальчик сидел опустив голову и что-то выводил в своей тетрадке. Увидев родителей, он улыбнулся, явно не понимая, зачем они тут собрались.

-Здравствуйте. – улыбнулась учитель. Они кратко кивнули и сели рядом с сыном, который тут же прильнул к отцу.

-И что же такого натворил наш ребенок?

-У него нет никакого воспитания! – встала женщина из-за соседней парты. – Грубит, врет, некультурно выражается…

-Спокойней, мамаша, в лексиконе моего сына нет ни единого слова что могло бы передать вышеперечисленное.

Он осадил её спокойным, уверенным голосом.

-Хам!

-Спокойней, дамочка.

-Так, тише! Прошу вас, тише. – вставила свое слово учитель. – Вы ведь не живете вместе? – они кивнули, - но общаетесь. И ваш сын говорит, что живет с вами обоими. – они в очередной раз кивнули.

-Мы соседи, - пояснила мама мальчика, – и он просто живет на два дома.

-Вот ненормальные! – тихо фыркнула женщина.

-Так, дамочка, держите свои эмоции при себе!

-Ты еще со мной поговори, хам! Держите своего ребенка подальше от моей девочки.

Родители вопросительно посмотрели на учителя.

-Уважаемы, я прошу вас, не ругаться, здесь же ребенок. Просто, ваш довел девочку до слез.

-А ведь она просто хотела подружиться. – чуть ли не всхлипывая сказала женщина.

-Антон, что произошло? – голос мамы прозвучал мягко, что давало очень большой контраст с накаленной обстановкой.

-Я сидел и записывал домашнее задание, а она как встанет передо мной, как руку протянет, и как скажет: давай дружить! – он испуганно посмотрел на родителей. – Мам, я не хочу от нее детей. Она вредная!

Громки хохот разразился на весь кабинет. Она прижимала сына к себе, улыбаясь ему в макушку, а его отец сложился на парте, переводя дыхание.

-Эти люди сумасшедшие! – произнесла женщина.

-Дамочка, - он испытующе на нее посмотрел, - держите свою дочь подальше от нашего сына. Она явно не в его вкусе. И научите её, что в друзья навязываться нельзя. А мы в свою очередь пообещаем, что поговорим с Антоном и он больше не будет так делать. Ну а теперь мы пойдем, нас ждут дела. До свидания.

И они быстро удалились из кабинета учителя.

 

***

 

Она крутилась у зеркала, примеряя уже третий наряд. Ей наконец улыбнулась удача: она шла уже на пятое свидание с одним и тем же человеком. И он еще даже не пытался сбежать он нее.

Она уже не думала о примерах по математике, которые задавали сыну во втором классе, не думала о наспех приготовленном супе, и даже о том, что ее очень тревожило – разводе ее друга. Она так и не смогла выведать у него причины. Он сказал, что это личное, и она не стала лезть. Это была его жизнь. А она сейчас думала о том, чем можно удивить своего кавалера в этот раз.

-А ты появлялась перед ним в том костюме, который называется «вот такая я на самом деле»? – он зашел, постучавшись, рассматривая ее с ног до головы.

-Я тебя не спрашивала. – фыркнула она. – Скажи, лучше этот с фиолетовым или аквамарин?

Она приложила к себе два шарфика.

-Ты же меня не спрашиваешь.

-Просто ответь. Мне нужен мужской совет. – рыкнула она.

-Тогда фиолетовый. Хорошо к твоим глазам.

Она повернулась к зеркалу. Да, он был прав.

-Ну все, я побежала. У Тоши из уроков еще чтение, проследи, что бы он читал вслух. – она собралась выходить, но он остановил её, взяв за запястье.

-Стой, Вик, не ходи. Это не тот человек, который тебе нужен.

-Влад, ты с ума сошел? – она расширенными глазами посмотрела на него. – Почему это?

-Я видел его и, как твой друг и близкий человек, говорю, что он тебе совсем не подходит.

-Ерунда. – она мотнула головой. В сумочке зазвенел телефон. – Вот, он за мной уже приехал.

-Я не хочу видеть тебя с ним. Не хочу, что бы мой сын видел его в этом доме, завтракал с ним, ужинал перед сном, был с вами.

Она смотрела на него удивленным взглядом, впервые слыша от друга такие слова. Она надеялась, что ослышалась и это её бурное воображение. Но нет, он стоял перед ней, не отводя взгляд и не отпуская её руку. Мелькнувшая в голове мысль заставила её содрогнуться.

-Влад, - произнесла она медленно и все еще удивленно, - ты ревнуешь?

-Да! Черт возьми! – выпалил он, хватаясь за голову, - Спустя столько лет я ревную. Вик, я прошу тебя, не ходи.

В сумочке вновь зазвенел телефон.

-Извини, меня ждут. – только и смогла проговорить она. – Выучите стих, а я приду вечером.

И быстро покинула квартиру, смахивая покатившую слезу, но не давая воли другим. Этот день настал. Их дружбы больше не было.

 

***

 

Пустота, тишина и мрак. Это все что осталось. Все, что он смог сохранить в себе, растеряв все остальное. Он сидел в опустевшей квартире. Уже как два месяца она не заходила к нему. Два месяца избегала его.

Он тяжело вздохнул, в очередной раз понимая, что все было ошибкой.

Та ночь, после которой что-то в нем изменилось, тот поцелуй, который перевернул все. Он бы никогда не сознался ей в том, что на самом деле почувствовал после этого поцелуя. Он слишком её любил, что бы сказать и разрушить то, что разрушил теперь.

Алкоголь делает людей смелее. Его смелость завела их слишком далеко. Он желал той ночь. Хотел этого ребенка. Он желал её. И он был согласен быть другом, никогда, ни за что, не выдавшим правды.

Он всегда смеялся над её неудачами в любви, но на самом деле он был рад. Однажды ему удалось забыть о ней. На целых пять лет. Он верил, что нашел ту, что смогла бы ее заменить. Но все закончилось, и он вновь оказался во власти её очаровательных глаз.

-Я идиот! – прошептал он.

Он женился, вновь забыл. Но каждый день она была рядом. Их сын был похож на нее. Она была слишком близко, хоть он и оградил её от себя еще на пять лет.

И он вновь не смог. После того, как его жена захотела детей, а он ей отказал. Он хотел что бы его дети были только от одной женщины. И как всегда он остался беззащитен.

Дверь открылась и мелкие шажки заполонили дом.

-Привет, пап. – сын присел рядом с ним, устраиваясь удобней на диване.

-Привет, старина, - он чмокнул сына в макушку, - ты чего здесь?

-Мама сказала, что я сегодня у тебя. Сказала, что ты в курсе.

Он не знал, ведь она даже не разговаривала с ним.

-Конечно в курсе. Как обстоят дела с уроками? – мальчик пожал плечами.

-Завтра суббота, сделаю потом.

Уже суббота. А он даже не заметил, он уже давно ничего не замечал.

-Ладно, пап, я пошел в комнату, мне еще надо в компьютере в игре разобраться.

-В десять спать.

-У меня еще два часа, я успею.

-А мама-то где? – задал он тревожащий его вопрос.

-Она сказала, что я у тебя. У них там свои дела. К ней пришел дядя с работы. Работают. А я как всегда мешаюсь.

-Запомни, сынок, - произнес он сквозь зубы, - ты никогда не можешь мешать. Ладно, беги играй.

Доигрались. В школе их всегда называли парой, а они лишь смеялись, гордясь тем, что у них дружба, а не любовь. Но они доигрались, и уже в пятнадцать он уже не смел ей сказать, что игра закончилась. Было поздно. Но не теперь.

-Черта с два!

Он сорвался с места и вылетел из квартиры. Дальше перед глазами замелькало. Её лицо. Круглое, красное лицо «дяди с работы» и кулак, на этой физиономии. Он за шиворот спустил его с лестницы и вернулся обратно.

-Ты что сделал? – немея он ужаса произнесла она.

-Если ты ко мне не прислушиваешься, значит я сам все буду делать.

Он посмотрел на нее, испуганная. В глазах читался страх и он тут же возненавидел себя за это. А затем резко прижал к себе и поцеловал, выражая в этом поцелуе все терзавшие его чувства за на протяжении этих двадцати лет.

 

***

 

-Ты сошел с ума! – она с силой оттолкнула его от себя. – Влад! Что произошло?

Он молчал, впервые не знав что сказать.

-Вика, прости меня. – он опустил взгляд, отступая от нее.

Она не верила в то, что сейчас происходило. Всего того, что было между ними все эти годы могло просто не быть. Какой же она была дурой. Как могла поверить в дружбу с парнем, о котором даже мечтать не смела, на корню убивая все возможные попытки быть им любимой.

-И как давно? - спросила она, точно зная, что он ее понял.

-Всегда. Каждый день. Каждый час. – она прижала ладонь ко рту и опустилась на край дивана.

-И почему ты не сказал?

-Тебе было слишком хорошо, когда я был просто другом, я не хотел этого портить.

Она тихо засмеялась, совсем не весело. Он поднял бровь.

-Ты идиот.

-Я знаю. Я полный идиот. До сих пор поражаюсь себе. Я трус, прости.

В воздухе висело напряжение, ведь впервые они не знали что сказать друг другу. Впервые напряженно молчали, словно вся их жизнь была лишь розыгрышем, шуткой, и сейчас они приходили в себя после понимания этого.

-Почему ты развелся?

Он не хотел отвечать на этот вопрос даже сейчас.

-Я не смог дать ей того, что она просила. Пойми, Вик, тяжело любить, когда знаешь, что тебя не любят и говорят тебе об этом. Гораздо проще любить молча, просто находиться рядом, наслаждаться тем, что тебя любят взамен. Может не так, как хотелось бы, но все же любят.

Я помню каждую твою фразу, ключевым словом в которой всегда был «друг, друг, друг» и опять же чертов друг. Помню все слова, когда в нашей жизни появился Антон: « это как переспать с родным братом, нет, хуже, это как сделать ребенка с лучшим другом». И именно по этому мне так не хотелось портить то, что у нас было.

-Ну а почему сейчас? Почему теперь?

-Время не стоит на месте, Вик. Через пять лет мне будет сорок. Куда еще терпеть? Я всю жизнь ждал этого. С пятнадцати лет ждал.

Чего только не было. Институт, новые подружки, пятилетние отношения, но ничего, слышишь, ничего не помогло. Все оставалось по-прежнему все эти время. День изо дня. Год из года.

Ты всегда была рядом, всегда. И в самые тяжелые моменты моей жизни со мной была именно ты. Скажи, как я мог не любить тебя? Как ты могла этого не замечать?

Да я был готов поубивать всех твоих ухажеров лишь за то, что у них был шанс. Но они его упустили.

Он зажал голову руками, пытаясь сдержать немой крик.

-Я давно научилась не любить тебя, Влад. – произнесла она. И он посмотрел на нее, словно не веря. – Еще после школы, когда ты уехал учиться и перестал мне названивать целыми днями, как это было раньше. Уже тогда я поняла, что тому мальчику, старшекласснику, которым восхищалась вся женская половина, на меня было все равно. Любовь осталась в школе. Хотя дружба оставалась. Мы же были официальными друзьями. – она усмехнулась, вспоминая, - Я была рада, что хотя бы это ты не забыл. Да и после того как ты вернулся, у тебя появилась твоя блондинистая крепость и ты отдавал все силы на ее взятие. В общем, мы идиоты, но увы, ничего не исправишь.

-Совсем ничего?

-Ничего…

Он помолчал еще немного, а потом поднялся и зашагал к двери.

-Тогда забудем об этом разговоре. Спокойной ночи.

И выйдя, тихо закрыл за собой дверь.

 

***

 

-Я ухожу жить к отцу! – мальчик громко хлопнул дверью в свою комнату.

-Антон, открой дверь немедленно!

-Нет!

-Сейчас же, я сказала!

Он распахнул дверь, проскальзывая под ее руками. За плечами висел рюкзак с вещами, а на плече сумка с учебниками.

-Я прожил с тобой пятнадцать лет! Позволь мне теперь пожить у отца. Хочу, что бы равноправие правило в нашем доме, а теперь, не мешай.

-Как ты смеешь разговаривать с матерью? Твой отец алкоголик.

Она попыталась схватить его за руки, но он выкрутился.

-Ты сама его таким сделала! Тем более у тебя жизнь своя, личная, появилась. Вот и живи со своим муженьком, я вам мешать не буду. Пока, мама.

Он хлопнул дверью и стремительно начал спускаться по лестнице. После того, как его отец пару лет назад переехал, они не были у него. Даже не знали, где он живет. И парень рассчитывал, что его маме понадобиться чуть больше времени, чем ему для того, что бы найти адрес.

Отец заметно сдал за это время. В волосах появилось больше седого. Жил он по прежнему один. Только собака, единственное существо, которое он подпускал к себе, изредка могла поднять ему настроение. Он нашел его адрес год назад, спустя пять лет после того, как он продал квартиру и уехал. Парень любил его дом, всегда спокойный и уютный. Он приезжал к отцу по выходным, говоря маме, что уходил к друзьям. Но ведь они и были друзьями.

-Привет, пап. Я к тебе.

-Привет, приятель. Чего это тебя занесла нелёгкая?

-Решил сменить обстановку. Свежие мысли не помешают.

Он посмотрел на сына, и сердце снова облилось кровью. У него были ее глаза. Эти глаза были особенными. Зеленые, с легкой крапинкой синего, что мог заметить не каждый. Но он это видел.

-У тебя очередной порыв творчества? - улыбнулся он сыну, когда тот вытащил с балкона свой мольберт.

-Да. Столько всего накопилось. Хочется поскорее избавиться от этого.

Он улыбнулся, от чего на щеках появились отцовские ямочки.

-Как дела у мамы? Вы опять поругались?

Он стоял у плиты, готовя обед, но был весь сосредоточен. Он уже слышал от сына, что она вышла замуж, что терзало его на части, но он больше не лез. Она больше не была частью его жизни. А он её. Они больше не разговаривали, после того вечера семь лет назад.

-Да. Она же ребенка ждет, вся на нервах. Сестра у меня будет. – кинул он, не отрываясь от холста. – А я с папашей никак ужиться не могу. Вот и грыземся. Надоело. Пусть нервы побережет, родит нормально, а потом может и вернусь.

Костяшки на его пальцах побелели, но он смог совладать с собой, продолжая мешать овощи.

-Что, уже готов стать старшим батом?

--Знаешь, пап, - подошел к нему и сел на стул, - вот если честно, то нет. Не хочу я этого ребенка.

-Не говори так, это все же твоя кровь. Твоя сестра. А кто ее отец не должно иметь для тебя никакого значения. Знаешь, как я был рад, когда мне дали тебя на руки…

-Пап, тут другое. – перебил его сын, пытаясь не дать отцу погрузиться в воспоминания. – Я просто не чувствую связи между нами.

-Все приходит со временем, не переживай. И когда ей рожать?

-Через три месяца.

-Ух, большой уже срок. Пинается?

-Не знаю. – парень пожал плечами. – Папаша как цербер вокруг нее ходит. Ну а так говорят, что да.

Отец потрепал сына по макушке.

-Ладно тебе, сынок. Все будет хорошо.

 

***

 

Странный звонок сына заставил его встрепенуться. И он уже мчался в больницу.

-У мамы начались схватки, а папаша как всегда в отъезде. – встречая отца, выпалил парень.

-Вот это чудесно! – без особого восторга прокомментировал он это известие. – К ней еще можно?

Она лежала в предродовой, обнимая большой живот руками. Под глазами пролегли темные тени, но все равно она выглядела хорошо. Как и всегда для него.

-Ты сдурела рожать без мужа?

-Ты что тут делаешь? – она приподнялась на локтях, услышав его голос.

-Успокаиваю сидящего на иглах сына. – спокойно произнес он, не отводя от нее взгляд. – Да и вообще, ты сдурела рожать после сорока? У вас на это семь лет было.

-Не твое дело. – она сузила глаза.

-Ясно понятно, что не мое, куда же мне. Как ты себя чувствуешь?

-Ты пришел поиздеваться?

Она смотрела на него непонимающим взглядом. После стольких лет он вновь пришел к ней и заговорил с ней так, словно ничего и не было. Будто бы и не было этих лет разлуки.

-Нет, я пришел поддержать тебя, коли твоего мужа нет. Кому как ни мне это делать.

Она скрючилась от внезапной боли, вызванной схватками.

-А ты как? – глубоко дыша спросила она.

-Все так же. – они оба поняли друг друга без подробностей. – Ты давай, держись. И не давай сыну филонить, учи его сразу сидеть с сестрой, иначе совсем от рук отобьется.

-Влад, - она слабо взяла его за руку, - он ушел.

Он бы мог не понять, но ведь это были они. И никакие года не могли у них отнять этого.

-Антон не знает? – догадался он.

-Нет. После того, как Тоша переехал к тебе, у нас не заладилось. Он оказался трусом, испугался.

Он приподнял бровь, в этот раз совсем ее не понимая.

-Испугался чего? Стать отцом? Это на седьмом-то месяце беременности жены? Ну и муженёк у тебя, бестолочь!

-Он испугался всего. Он старше меня, да и я совсем уже не девчонка. В его семье были отклонения, и он боялся, что с девочкой будет что-нибудь не так. На последнем УЗИ доктора обнаружили дисплазию тазобедренного сустава. А он не хотел тратить остаток жизни на заботу о проблемном ребенке.

-Напомни мне, что бы когда я его увидел, не забыл размазать его по стенке, хорошо? – процедил он сквозь зубы, пытаясь сдержать гнев.

-Ой-ёй…

-Так, Вик, дыши глубже, мы через это уже проходили. Сможем и в этот раз. Давай я схожу за медсестрой.

Он нехотя высвободил свою руку и направился на поиски сестры. Нашел он её тут же, прямо у входа в палату, она как раз направлялась в нее.

Ее увезли в родовую и им с сыном оставалось только ждать. Ждать и надеяться, что все обойдется.

-Все будет хорошо, сынок. Когда ты появлялся на свет я волновался еще сильнее. Но твоя мама справилась. Справится и сейчас. Вот увидишь.

Время шло, они ждали. Спустя четыре часа к ним вышла медсестра. Парень тут же встрепенулся, оживленным движением, а его отец поднялся на встречу, выпрямляя затекшие ноги.

-При выходе малышка обмоталась пуповиной… - она сделала глубокий вздох, - Но все обошлось. Вы можете войти в палату.

Она лежала на кровати, почти сливаясь с белыми простынями. Мокрые волосы прилипли ко лбу. На щеках остались влажные следы, она тяжело дышала, но улыбалась.

-Мама! – ее сын подлетел к ней, приземляясь прямо на колени, прижимая её руку к себе.

-Все хорошо, мой сладкий, все хорошо. - Она посмотрела за спину сына. – Спасибо.

Он усмехнулся, присаживаясь на край и целуя её холодные пальцы. Через некоторое время в палату внесли маленький сверток, который сопел и покряхтывал. Девочку аккуратно вложили маме в руки и вышли.

-Страшненькая. – заметил парень.

-Ты тоже не был красавцем, - он получил слабый подзатыльник от отца. – Она красивая.

Кивнул он, вглядываясь в крохотное лицо и умиляясь. Тишину нарушил телефонный звонок.

-О, папаша.

Парень было хотел ответить, но отец его опередил, забирая телефон и вытаскивая батарею.

-Поздно, - произнес он, возвращая сыну разобранный аппарат.

-Влад, спасибо. – она мягко улыбнулась.

-Не говори ерунды. Я не хочу, что бы ты в очередной раз растила ребенка на два дома. И я буду всячески следить за тем, что бы этого не произошло. И отказы я не принимаю. Да черт возьми! Я почти тридцать лет бездействовал! Хватит. Теперь только я, ты и наши дети.

-И еще собака. – напомнил сын.

-А, ну да. Мы и собака!

Она рассмеялась, но тут же замолчала, когда девочка заплакала.

-Да, все именно так и будет.

 

Конец.

© Copyright: Маргарита Лагутина, 2014

Регистрационный номер №0244856

от 11 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0244856 выдан для произведения:

***

Пустота, тишина и мрак. Это все, что осталось. Все, что он смог сохранить в себе. Всё, что было ему теперь нужно. Он сидел в темноте, не желая включить стоявший рядом светильник. Не хотел, что бы его глаза видели что либо кроме мрака. Дыхание громко проходило эхом по комнате, грудь высоко подымалась и опускалась, кровь уже остыла перестала кипеть, бурлить и призывать разнести все в доме. Но он не мог себе этого позволить, не мог дать какому-то обстоятельству рушить так тщательно возведенные баррикады.

По спине побежали мурашки: в комнату кто-то вошел. Тихо, мягко ступая по ковру и приближаясь к нему. Еще один громкий вздох. И на его колени запрыгнул кот, ластясь и урча. Он почесал животное между ушами, тот удовлетворенно мотнул хвостом.

И вновь пустота, тишина, мрак. Как он мог подумать? Как мог представить? Как мог понять? А тем более, как мог простить?

Раздался телефонный звонок, наполняя комнату ненужными звуками. Он отклонил вызов.

Не сейчас.

Щелкнул замок, дверь открылась. Он напрягся, не ожидая гостей. Шаги были легкими, даже знакомыми. Но он не желал никого видеть. Теплые руки скользнули по плечам. Она положив голову ему на плечо. Он молчал, она тоже. Только все время поглаживала его по руке.

-Терпи… - шепнула она, но он мотнул головой.

-Молчи, не надо.

Она снова начала гладить его по широким рукам, словно утешала ребенка. Большого, взрослого, но ребенка. Зачем она это делала? Она и сама не знала. Просто знала, что должна сейчас быть рядом. Именно сейчас, именно здесь, именно с ним. Для чего, зачем и почему она даже и не думала. Просто она должна была.

Его руки сжались в кулаки, тело напряглось. Он опустил голову, зажимая её руками, и она представила, как его разрывает немой крик.

-Влад… - вновь начала она.

-Молчи, - снова попросил он. А потом добавил: Иди.

-Я не могу тебя здесь оставить…

-Я сказал иди!

Громыхнул он, не отнимая рук от головы. Виски разрывала пульсирующая боль, нарастающая с каждым моментом.

-Вика, прошу тебя, уйди.

Она не хотела его оставлять. Она знала, он ничего с собой не сделает, не натворит глупостей, не попадет в передрягу. Но она беспокоилась, потому что слишком хорошо его знала. Близкого, самого близкого ей человека. Но она поднялась и ушла.

Так лучше.

Он вздохнул. Тяжело, громко, болезненно. Кот дернул ушами, услышав закрывающуюся дверь и тут же скрылся, пугаясь шума. Он облокотился о спинку дивана, на котором сидел, глаза закрылись и он попытался представить пустоту, тишину, мрак.

 

***

 

Дела не складывались, руки дрожали, мобильный не отвечал. Что было не удивительно. Он никогда не брал трубку, даже тогда, когда все было в порядке. Она усмехнулась, поражаясь тому на сколько всё-таки она его знает. Он был для нее открытым, изученным от и до. И он знал её. Как никто другой. Они знали все друг о друге.

И она переживала все вместе с ним, зная, каково это терять то, чем дорожишь больше всего, уж она знала. Она вновь набрала его номер.

Сбросил.

Ну хотя бы он жив и в своем уме. Помутненном, разрушенном, но в своем. Она направилась к нему, уже предполагая, какая картина её ожидает. И она не ошиблась.

Он все сидел на том же месте. Лучи пробивались сквозь задернутые шторы, падая на его лицо, но он даже не пытался от них прятаться.

-Влад, - она тихо позвала его, тем самым объявляя о своем присутствие, - Влад, посмотри на меня.

Он поднял на нее свои глаза. Они были темнее обычного и казались пустыми. Таким она его еще не видела.

-Что? – он увидел ее выражение лица, - весьма неплохо выгляжу?

Попытался фыркнуть он, но она не отреагировала.

-Сарказм ни к чему. – Осведомила его она. – Сходи в душ, смой с себя этот день. Если конечно сможешь оторвать себя от этого дивана.

Он кивнул, медленно поднимаясь и аккуратно выпрямляя затекшие в одном положении ноги. Она скрыла улыбку, наблюдая за его стараниями.

-Я всё видел.

Буркнул он, растворяясь в ванной комнате. Она готовила ему завтрак, уверенная, что он еще не ел. Послышался шум воды. Она присела на крайний стул, намазывая масло на хлеб.

Как могло так получиться? Она знала ответ. Но не лезла. Это было всё же его делом. А она должна была лишь следить за тем, что бы он хотя бы ел.

-Я что-то пропустил? – Она подняла бровь. – Кто-то умер? И ты боишься, что я последую следом. У нас эпидемия голодательного гриппа? И ты боишься, что я его подхватил. К чему такие старания?

-Считай, что шутка удалась. – она ухмыльнулась. – Никто не умер, ты тоже. Ну, по крайней мере, физически. Морально – я еще не уверена. Так что докажи мне это и поешь.

-Я надеюсь ты знаешь, как я тебя ненавижу порой. – беззлобно шикнул он.

-Да.

Он сел за стол. Молча, не глядя не нее, засунул в рот бутерброд, затем еще один.

-Не забывай прожевывать и запивать. – напомнила она. – ладно, я ушла. Соскучишься, звони. Я всегда рядом.

-Не переживай, я не забыл что тебе выпало счастье звать меня соседом.

Фыркнул он, отхлебывая свой кофе.

-Чёрт!

Обожженный язык тут же заболел, напоминая, что он и вправду живой. Физически.

Он вернулся к своему дивану. Луч солнца упрямо бил в глаз. Теперь это раздражало сильнее, чем утром. Душ привел его в чувства.

Чувства. Нет. Не то слово. Не та ситуация.

Он снова медленно погружался в свое вечернее состояние. Пара часов и его уже нельзя было отличить от вчерашнего Влада, что сидел на этом месте, наслаждаясь мучительной темнотой.

 

***

 

Она устроила ему ободряющую программу:

а) каждое утро ходить в душ, вне зависимости от состояния чистоты тела.

б) завтрак напоминал игру «найди меня». и для этого ему приходилось проходить лестничную площадку, что бы дойти до него.

в) выезд в свет. Хоть куда, будь то это магазин за углом, парк в другом конце города или же пляж с ледяным морем.

Уже неделю он выполнял этот ритуал. Но никак не мог понять, чего же она хочет добиться.

-Где мой завтрак?

Недовольно спросил он, заглядывая в её холодильник.

-Прости, но я его случайно съела. – Она наигранно-виноватым взглядом посмотрела прямо на него. – Наверное, стоит вспомнить, что у тебя тоже есть такой чудо-ящик с холодком.

-Там пусто.

-Ты уверен? – Потом в ее глазах загорелся детский интерес, – Пойдем, посмотрим?

Он обреченно посмотрел наверх, призывая дать ему сил не прибить её на месте. Холодильник действительно был полон. И она победно вздернула подбородок.

-Но это же не значит, что я сам должен готовить?

-Именно, радость моя, именно это оно и значит.

-Ты издеваешься? Я же с голоду помру, и все твои старания впустую. – потом он посмотрел на нее, словно все понял. – Конечно! Ты хочешь заморить меня голодом.

Подытожил он. Она улыбнулась, потеребив его по плечу.

-Нет. Я просто хочу, что бы ты жил, а не существовал.

Потом ушла, оставляя его одного. Он опустился на стул, вновь вспоминая, что заставило его стать таким.

 

Он как обычно протирал вои стаканы, ожидая следующего заказа, когда у барной стойки оказалась она.

-Махито, пожалуйста.

Попросила она не особо весело. Он ей улыбнулся, подавая напиток. А она просто взяла свой бокал и растворилась в толпе. Уже к закрытию он увидел её, одиноко сидящую за одним из столиков. Её голова все уютней пыталась устроится на рука, она заметно перебрала.

-Извините, мы закрываемся. – он подошел к ней.

-Я…уж...уже ухожу…

Еле проговорила она, и он понял, что идти сама она не в состоянии. Он предложил ей помощь. Она согласилась. Довезя до дома, он проводил её до квартиры. Она предложила ему войти. В квартире веяло одиночеством и отчаянностью. И она предложила ему себя в знак благодарности. Но он отказался, понимая, в каком состоянии она тогда находилась. И просто уложил спать.

Проснувшись утром она кротко поблагодарила его за помощь и попросила уйти. И что-то в тот момент зажгло в нём азарт. Он не мог понять, что больше влекло его: холодность или же еще отрешенность этой девушки. И у них началась гонка. Он догонял, она убегала, он вновь догонял. Она подпускала его на время и тут же отталкивала. Он пытался брать её крепость и она порой ему это позволяла. Так длилось пять лет. И их устраивали эти отношения. Независимые друг от друга, но принадлежащие. Они были счастливы.

-Выходи за меня.

Однажды он решился, но она лишь проигнорировала его. И он не расстроился, он слишком хорошо её знал. Она согласится, он был уверен. Но каждый раз ответ был тот же, пока она не сменила номер и не уехала в другой город.

 

Он мотнул головой, прогоняя нахлынувшие воспоминания. Эта история для него закончилась, а начинать новую он пока не видел смысла. Он просто продвигался веред, ни о чем не думая и пока ни о чем не мечтая.

 

***

 

Она сидела склонившись над своими чертежами. Каштановые волосы, на свету отливавшие рыжиной, прятали лицо. Закусив губу, она вычерчивала фасад здания, которое должно было реставрироваться. Время тянулось медленно, позволяя ей проработать свой проект. И она ждала звонка. Ей должен был позвонить ухажер, с которым они собрались провести вместе ужин. Наконец раздался долгожданный звонок.

-Алло, детка? Прости, детка, но у нас сегодня не получится встретиться. – проговорил голос.

Она вздохнула. Как и всегда. Каждый раз её отношения заканчивались именно этой фразой.

-Хорошо, я поняла. Пока.

Дольше недели её отношения никогда не продолжались. И всегда один сценарий. Кафе, бар, койка. Как и всегда. И ведь она не была уродиной, так же как и не была красавицей. Она была обычной. Ни сексуальной родинки под бровью, ни милого вздернутого носика. Простые черты лица, ничем не выделяющиеся зеленые глаза. Тона просто была симпатичной. Но все же невезучей.

Закончив свои чертежи, она собрала свои вещи и пошла домой. Около здания её ждала знакомая машина и её лицо расплылось в улыбке.

-Я знал, – усмехнулся он.

-Когда-нибудь они продляться дольше недели, вот увидишь. – пообещала она, – А пока вези меня домой. Как думаешь, мне повезет когда-нибудь?

Он смерил её взглядом, выражающим полное сомнение.

-Вот спасибо тебе!

-Я даже ничего не сказал. – Возмутился он, растрепав её челку рукой. – Всё будет. Не кисни.

Она улыбнулась, возвращая челке обычное состояние. Поднявшись на свой этаж, они разошлись по разным сторонам.

-Ужин будет готов через час.

Напомнила она, заходя в квартиру.

 

После ужина их посиделки медленно, но верно перебрались в бар. Конец отношениям, конец старой жизни, и наконец, конец рабочей недели – все это необходимо было отметить. Чем они, в принципе, и занялись.

-Я понял, Вик, главное – это жить дальше. Не стоит зацикливаться.

Он уже растягивал слова, и она понимала, что столь философские мысли не могли прийти в его трезвую голову. На лице заиграла улыбка.

-Я знаю тебя с самого детства, и ты всегда попадаешь в такие ситуации. – продолжил он.

-Какие? – она подняла бровь, потягивая из своего очередного бокала.

-Ну в такие. То мальчик неудачно за косички дернет, то мужик от тебя в очередной раз сбежит. С тобой же жить невозможно.

-Ну ты же уживаешься.

-Не-а. – протянул он, махая перед ней пальцем, – я не делю с тобой жилплощадь.

-Но при этом ты бываешь у меня по десять часов в день, а остальные из оставшихся шесть ты спишь.

Она схватила его палец и попыталась заломить. Но он оказался сильней. Хотя, она сильно и не старалась и без этого зная, что ничего не выйдет.

-Мне кажется, что пора домой.

Сделала она заключение, допивая последние капли. Он нехотя согласился. Поддерживая друг друга, они дошли до своего дома. Благо, что бар располагался на углу соседнего.

-Бум.

Они завалились на кровать. Она тут же легла на спину, скидывая уже успевшие натереть мозоль туфли. Он опустился рядом.

-А ты тяжелая.

-Не ври! Я всю дорогу тебя на себе тащила.

Она засмеялась, закрывая глаза. Перед ними побежали разноцветные круги, разлетающиеся в разные стороны. Он приподнялся на локти и посмотрел на нее. Она поймала его взгляд, пытаясь сфокусироваться.

-Не смотри на меня этим своим взглядом. – предупредила она.

-Почему? – его лицо расплылось в самодовольной ухмылке.

-Тебе не надо меня хотеть. – напомнила ему она, но её руки уже тянулись к нему.

-Почему?

-А к чему привела тебя в последний раз пьяная девушка?

-И ладно, это в прошлом.

И он коснулся её губ, жадно впиваясь в них.

 

***

Солнце упрямо щекотало нос, никак не отступая, она поморщилась и открыла глаза.

-ЧЁРТ!

Он вздрогнул, резко садясь и оглядываясь. Она зло смерила его взглядом.

-И зачем ты это сделал?

-Я? Ты сама захотела. – он поднял руки вверх, словно сдаваясь.

-Я думала, что ты хорошо запомнил правило «не слушай пьяную девушку», нет?

-Мной руководил алкоголь, я не виноват.

Она закатила глаза, а он вновь вернулся на подушку.

-Э, нет. А ну вылазь!

Она ногой попыталась столкнуть его с кровати, но он даже не пошевелился.

-У меня болит голова и я хочу спать! – заявил он, накрываясь подушкой. – принеси мне таблетку.

Она захлебнулась от негодования.

-Вон из моей постели, Влад! – он застонал, накрываясь еще и одеялом. – ну ты сейчас дождешься!

Она выскользнула из кровати, на ходу натягивая его футболку, и направилась на кухню.

-Считаю до трех! Раз, – он выглянул из-под одеяла. – два, – тут стакан с водой медленно начал наклоняться, – тр…

-А тебе она идет. – перебил он.

-Я оставлю её себе. Три.

И она опустошила стакан прямо ему на голову.

-Я тебя ненавижу. – поцедил он. С его волос струей лилась вода.

-Вылазь. Таблетка в ящике.

Он неохотно покинул кровать, начиная рыться в ящике, когда она ушла в ванную. Он достал две и направился на кухню. Запив таблетку все из того же стакана, он набрал еще воды и направился к дверям ванной.

-Что тебе?

Послышалось через закрытую дверь. Он приоткрыл её и зашел.

-Нет, ну я все понимаю, - возмутилась она, выглядывая из-за занавески, - но я все же принимаю душ. Прояви уважение.

-Успокойся. Все что меня интересовало, я ночью уже рассмотрел. Включая очаровательную родинку под ягодицей. – его вновь окатило водой. – выпей таблетку, я хочу, что бы завтрак ты готовила в хорошем расположении духа.

-Ой, - вздохнула она, мило глядя на него, - ты прям сама забота. Иди отсюда, пока я соседей не затопила.

Он оставил стакан и таблетку и пошел домой. Душ ему бы тоже не помешал. На пороге его встретил голодный кот, громко требующий, что бы его накормили.

-Не ори, я тоже голодный.

 

***

 

Его двадцать седьмой день рождения проходил довольно весело. Алкоголь лил рекой, в баре не замолкала музыка. Она притащила его домой. Он смотрел ей в глаза, наблюдая, как её нерасширенные зрачки скользили из стороны в сторону, пока она пыталась обуздать его любовный порыв.

-Прости, но сегодня я трезвая. – разочарованно произнесла она, разрушая все его фантазии на корню.

-Ты мне ничего не подарила… - с намеком в голосе начал он, но она приложила палец к его губам.

-Мой подарок особенный. Но что бы осознать всю его суть тебе надо протрезветь.

-Это что-то стоящее? – он приподнялся на локти, в глазах заблестели искры. Но она лишь опустила его обратно, вставая.

-Нет, ничего особенного. – она усмехнулась, определенно думая в этот момент о чем-то своем. – ну, я пошла. Спокойной ночи.

И она вышла, оставляя его в тишине. Забравшись под свое одеяло, она укуталась в него с головой, раствориться среди пуха и мягкости.

-Эй, - она вздрогнула, услышав шепот над своим ухом.

-Я заберу свои ключи, что бы ты давал мне спать! – прорычала она. – иди проспись!

-Я уже не хочу, - он скользнул под одеяло рядом с ней и потряс головой, с кончиков волос полетели мокрые капли. – я принял ободряющий душ и пришел в себя. Так что выкладывай! Я хочу свой подарок.

Она села на кровати, параллельно всаживая свою подушку ему в грудь, и включила светильник. На его лице растянулась улыбка, она фыркнула. Потом потянула руку к прикроватной тумбочке и вручила взятый с нее предмет ему.

-На, радуйся.

А сама отвернулась он него и укрылась одеялом, намереваясь вновь уснуть. Он крутил в руках длинную белую полоску.

-Этого не может быть!

-Может. – так же не шевелясь, ответила она.

-Не может, я говорю!

-Может. – вновь повторила она.

-Как такое могло получиться?

-У себя спрашивай.

-Вика, ты беременна!

Он взвизгнул.

-Спасибо, я сама не догадалась. – она повернулась к нему и села. – и это не правильно.

-Почему?

-Потому что это как переспать с собственным братом…нет, это как сделать ребенка с лучшим другом! Чем ты думал?

-Хм, - он замолчал, - я не думал. Вот серьезно. В первый раз такое, не думал и все тут.

-О, великолепно! Но давай продолжим завтра?

-Как завтра?

-Ну вот так, завтра. А теперь проваливай из моей постели. Твой последний визит в ней уже оставил свои последствия.

Она опять легла, не обращая на него внимания и посторонние звуки в комнате. Он тихо вышел, и она вздохнула со всей болью и разочарованием, что преследовали её уже две недели.

 

***

 

Они сидели на диване не глядя друг на друга уже долгое время. Прошло около часа как она пришла, но они не произнесли ни слова.

-Я не собираюсь выходить за тебя. – наконец заявила она, нарушив тишину.

-Еще бы, я особо тоже не горю желанием.

Они словно думали об одном и том же. Все время. Как и всегда.

-Тогда я не вижу другого выхода, кроме как решить проблему…

-Нет! – догадался он. – Нет. И еще раз нет!

Он повернулся к ней.

-Эй, ну не кисни, мы справимся. Этот ребенок будет самым счастливым. А знаешь почему? – она неоднозначно на него посмотрела. – Потому что его мама - моя лучшая подруга, и единственная заноза в моей заднице. А так же, ты только представь, у него будет две комнаты, одна у меня в квартире, другая у тебя, а мы не будем ссориться в какой цвет их красить. У нашего малыша будет в двое больше игрушек, две елки на Новый год, два торта на день рождения, и много-много подарков. А еще у него будет два родителя. Это главное.

Она уныло улыбнулась, а он посмотрел ей в глаза:

-Поверь, мы сможем. Я уверен, что из тебя выйдет прекрасный родитель.

-Неудачница с невезением? – уголки губ приподнялись вверх. – Что ж, поглядим, что из этого получится.

Он протянул ей руку.

-Порукам?

-По рукам, друг!

 

***

 

День начинался весьма удачно. Первое потрясение о том, что он станет отцом уже прошло. Началась новая стадия – ожидание. Ожидание того, кого могли произвести на свет эти два человека. Он перебирал вещи, оценивая, где же будет находиться детская комната и как он видит себя в роли будущего отца. Он надеялся, что родится девочка. Уж ей-то он не позволит вырасти холодной стервой, какими были большинство девушек.

Она влетела словно фурия. Её волосы растрепались, а глаза метали молнии. Она сверлила его взглядом. Таким взглядом она смотрела, когда он делал что-то очень и очень нехорошее.

-Что? – осторожно спросил он.

Но вместо ответа в него полетела только что уложенная стопка вещей.

-Ты рассказал своей маме об этом? – она указала руками на едва заметный животик.

Он медленно кивнул, осознавая весь риск опасности.

-Я целый час выслушивала от нее как она счастлива и что всегда говорила, что из нас выйдет отличная пара. А потом знаешь что? Нет, ты только представь! Она предложила вместе с ней выбрать мне свадебное платье!!!

И в него полетела следующая стопка.

-Успокойся, тебе нельзя волноваться.

Только и смог выговорить он, не сводя с нее взгляд.

-Я тебя ненавижу! – прошипев, она вскинула руки кверху. – Боги, за что? Где я согрешила? Почему отцом моего ребенка не мог стать тот парень из бара, которого я видела на днях, почему?

Она бессильно опустилась на край дивана, тяжело дыша и поглаживая живот.

-Твои родители еще не знают?

Спросил он, но она не успела ответить. В ее руках зазвонил телефон и она застонала.

-Теперь знают. На, лови! - она кинула ему телефон. – Разбирайся сам!

И ушла, оставив его в недоумении и со звонившим телефоном.

 

***

 

Пять месяцев пролетели незаметно, и она уже ощущала, как начал подавать признаки жизни ребенок внутри нее. Все было хорошо. На работе, дома, со здоровьем. Осуждение в глазах знакомых давно притупилось и давно потеряло какое-либо значение. Это была её жизнь. Её и его. Это их жизнь, и они вольны проживать её так, как им хочется. В прочем, жизнь была почти идеальной, если бы не одно «но».

-Ну и что ты опять ревешь?

Он опустился рядом с ней, подавая уже потрепанную салфетку.

-Я толстая! – сквозь слезы вымолвила она.

Он закатил глаза, невольно улыбаясь. Такие истерики продолжались на протяжении недели. То у нее ноги опухали, но лишний прыщ на лице вылизал, но еще какая-либо ерунда происходила, и все это сопровождалось очередными истериками.

-О да, ты самая толстая беременная женщина в мире! Да-да.

Она шлепнула его по плечу, усиливая рыдания.

-Ну все, успокаивайся. Мы через это уже проходили. Повторяться не оригинально.

-Тебе смешно! А мне еще расти и расти. Спасибо тебе!

-Всегда пожалуйста. Но не забывай, что ты сама на это согласилась.

-Да иди ты!

-Эй, ну тише.

-Иди к черту, придурок!

Он поднялся с дивана и пошел прочь:

-Психопатка!

-Ненавижу!

Кинула она ему в ответ, утирая слезы. За стеной что-то загрохотало и зазвенело. Она посмотрела на выход. Он ушел, хлопнув дверью.

Она вытерла слезы, подавляя в себе очередное желание разреветься, и пошла умывать лицо. Холодные капли хорошо ободряли и она уже не чувствовала того недавнего состояния, что она испытывала пару минут назад.

Натянув тапки, она пошла в соседнюю квартиру. Странные звуки стихли. Он был на кухне, в фартуке и с рыбой в руках.

-Тебе лучше как, тушить или жарить? – кинул он через плечо.

-Конечно тушить. Если я буду есть жаренное, мой живот будет возмущаться вдвое больше. – она улыбнулась, устраиваясь на стуле.

-Ну тогда жди. Ты уже остыла?

-Да.

-Ну вот и славно.

И он расплылся в улыбке чеширского кота.

 

 

 

 

 

 

 

 

***

 

День Х приблизился значительно быстро. Но так же скорость не спала и после того, как этот день настал.

Он аккуратно перекладывал ползунки из кучи в стопку, стараясь не разбудить сына. Уже два месяца этот проглот не давал им покоя. Она сидела на кровати, наблюдая, как куча одежды превращается в аккуратно сложенную стопочку. Она смотрела, как он складывает эти крохотные вещи, иногда заглядывая в колыбель, что бы убедиться, что сын спит.

-И все-таки, ты великолепный отец. – тихо произнесла она, любуясь. – Знаешь, я наверное, даже могла бы в тебя влюбиться.

Он усмехнулся, присаживаясь рядом.

-Не думаю, что это было бы хорошей идеей. Зная о всех твоих романах, да и моих успехах, вряд ли бы у нас хоть что-нибудь бы получилось. Да и в роли лучшего друга ты меня вполне устраиваешь. Я тебя слишком хорошо знаю, у нас бы не вышло. – он с усмешкой наморщил нос, она рассмеялась, пихая его в плечо.

-Нет, ну а вдруг…

Она оборвала свою мысль, так как ребенок проснулся. Его недовольство очень быстро перешло в плач и она стремительно начала его успокаивать. Сын пошел в родителей, весьма эмоциональный и орущий по пустякам. Но стоило отцу взять его на руки, он тут же замолкал. Ей же требовалось на это чуть больше времени. Она оправдывалась тем, что мужику мужика успокоить гораздо проще.

Немного покачав, она уложила малыша обратно в кроватку, включая подвесную колыбель. Медленная и тихая мелодия заполнила комнату, а малыш наблюдал за крутящимися фигурками. Его глазки медленно смыкались.

Он подошел к кроватке и встал рядом с ней. Они вместе любовались на их ребенка, маленького, чистого, так похожего на маму, но с волосами отца.

-И все же, как у нас смог получиться столь очаровательный малыш? – тихо вымолвил он, не отводя взгляд от сына.

-Даже не знаю. Может, это нам подарок свыше. Может это судьба? И они хотят, что бы мы были вместе. – она с сарказмом подняла бровь глядя на него.

-А может и правда. Стоит проверить.

Она тихо рассмеялась, возвращаясь на кровать. Он сел рядом.

-Один поцелуй. – он показал пальцем, - и мы сможем проверить, может есть где-нибудь внутри то чувство, а мы его скрываем.

-Вот сейчас ты говоришь как пятнадцатилетний пацан. Ты сам-то в это веришь? – она усмехнулась. – Ну хорошо. Один поцелуй погоды не испортит. Особенно после этого, - она указала на кроватку, - а вот все прояснить поможет.

Она медленно подвинулась к нему и аккуратно поцеловала. Словно пробовала на вкус.

-Ну как? – слегка поперхнувшись спросил он.

-Ничего. – пожала она плечами. – даже слегка противно.

-Ну, противно мне, конечно, не было, но нет. Тоже ничего.

Он усмехнулся, когда она пихнула его локтем в бок.

 

***

 

Как уже было сказано ранее, время летит. Летит так быстро, что они даже не успели заметить, что все пошло своим чередом. Он нашел себе невесту, она вернулась к привычному образу жизни, а их сын наконец-то пошел.

Он утопал в ласке своей невесты уже целый день. Она отдыхали на кровати, наслаждая только друг другом. Но был безумно влюблен в нее. Ему нравились её веснушки, весело рассыпанные по всему лицу, её улыбка, что излучала тепло, и цветочек вокруг зрачка в её глазах. Она не была похожа на его бывшую. Весь её образ выражал искренность и чистоту. Он чувствовал себя рядом с ней счастливым, настоящим и живым. Конечно, он ощущал себя живым, ведь у него был самый очаровательный в мире сын, любящая его мать, как всегда такая какой она была всегда, и наконец у него была жизнь, о которой он всегда мечтал. Такая, какой он её хотел, и радовался этому.

Их отвлек стук в дверь, очень знакомый стук в дверь. После того, как к нему переехала его невеста, хождения из квартиры в квартиру прекратились по обоюдному согласию. Она не хотела вламываться в их жизнь, а он не хотел, что бы она застала их за врасплох. Личная жизнь и все такое.

Он нехотя высвободился из рук возлюбленной и побрел к двери, на ходу придумывая, как можно назвать эту невыносимую женщину, стоящую за дверью. На её руках сидел их сын.

-Мм, шикарно выглядишь, - заметил он, позволяя ей войти, - собралась куда-то?

-Да, - она пересадила ребенка на его руки, - иду на ужин со знакомым. Посидишь до завтра с Антоном.

Он улыбнулся, теребя сына по макушке. Из комнаты выпорхнула его невеста, оглядываю пришедших недопонимающим взглядом.

-Так, кормить знаешь как. На горшке он уже сидит. Слово «мама» и «папа» выговаривает. Сует руки в штаны и пытается оторвать себе пипетку, так что, будь добр, проследи что бы он вырос мужиком.

Она быстро перечисляла ему указания, а он лишь улыбался.

-Я знаю. А еще он кидается кашей, если она без ягод, и все норовит сделать сальто с дивана. Я все это знаю.

Она тепло улыбнулась, чмокнула сына в щеки и посмотрела на подружку друга.

-Я, кстати, Вика, очень приятно. Удачного вам вечера. Чао!

И быстро покинула дом.

-Кто это был? – спросила слегка ошеломленная девушка, рассматривая ребенка.

-Один из моих ночных кошмаров. Это та женщина, которая знает меня с самого детства. Знает все о моих косяках и провалах, о взлетах и падениях. Ой, да она все обо мне знает.

-Она тебя преследует?

-Хуже! – он широко улыбнулся, - она моя лучшая подруга, соседка по лестничной площадке и самая большая задница в мире.

-Мило, очень мило. – выдохнула она. – И часто ты сидишь с её ребенком?

-Ну, - начал он, - как ей надо уйти, по делам там, на очередное неудачное свидание или просто в магазин.

Девушка скептически подняла бровь.

-Удивительно. А она не думает, что у тебя могут быть дела, ну или ты там занят будешь чем-нибудь. Ну или кем-нибудь. – она кокетливо стрельнула глазками. – Да и где его отец?

-Понимаешь, на этого ребенка время есть всегда.

Он запечатал на его щеке смачный поцелуй, от чего тот рассмеялся и начал тянуть его за волосы. В её глазах возник немой вопрос.

-Любимая моя, понимаешь, так вышло, что его отец я.

Он виновато улыбнулся, а она закатила глаза, понимая, насколько сумасшедшая семейка ей досталась.

 

***

 

Как чудесна школьная пора. Не успел их сын пойти в школу, как учитель уже успел вызвать родителей к себе.

-И что опять натворил твой сын? – сокрушалась она.

-Не забывай, что он и твой сын тоже. – отпарировал он.

-В тот день ты его забирал, ты и иди в школу.

-С чего бы это? Пойдем вместе. Это твое воспитание, между прочим.

Она остановилась, хватая ртом воздух от возмущения.

-Ах так? Так, значит, да? Ну все! Не видать тебе больше сына!

-Ты еще в суд пойди, на алименты подай. В тюрьму меня посади.

-Еще чего! Много чести для тебя. Собирайся, нас ждут в школе.

Она с грохотом хлопнула дверью машины, усаживаясь на пассажирское кресло.

-Женщина, ты невыносима!

Учитель ждал их в своем кабинете. Так же там сидели их сын и чья-то родительница. Мальчик сидел опустив голову и что-то выводил в своей тетрадке. Увидев родителей, он улыбнулся, явно не понимая, зачем они тут собрались.

-Здравствуйте. – улыбнулась учитель. Они кратко кивнули и сели рядом с сыном, который тут же прильнул к отцу.

-И что же такого натворил наш ребенок?

-У него нет никакого воспитания! – встала женщина из-за соседней парты. – Грубит, врет, некультурно выражается…

-Спокойней, мамаша, в лексиконе моего сына нет ни единого слова что могло бы передать вышеперечисленное.

Он осадил её спокойным, уверенным голосом.

-Хам!

-Спокойней, дамочка.

-Так, тише! Прошу вас, тише. – вставила свое слово учитель. – Вы ведь не живете вместе? – они кивнули, - но общаетесь. И ваш сын говорит, что живет с вами обоими. – они в очередной раз кивнули.

-Мы соседи, - пояснила мама мальчика, – и он просто живет на два дома.

-Вот ненормальные! – тихо фыркнула женщина.

-Так, дамочка, держите свои эмоции при себе!

-Ты еще со мной поговори, хам! Держите своего ребенка подальше от моей девочки.

Родители вопросительно посмотрели на учителя.

-Уважаемы, я прошу вас, не ругаться, здесь же ребенок. Просто, ваш довел девочку до слез.

-А ведь она просто хотела подружиться. – чуть ли не всхлипывая сказала женщина.

-Антон, что произошло? – голос мамы прозвучал мягко, что давало очень большой контраст с накаленной обстановкой.

-Я сидел и записывал домашнее задание, а она как встанет передо мной, как руку протянет, и как скажет: давай дружить! – он испуганно посмотрел на родителей. – Мам, я не хочу от нее детей. Она вредная!

Громки хохот разразился на весь кабинет. Она прижимала сына к себе, улыбаясь ему в макушку, а его отец сложился на парте, переводя дыхание.

-Эти люди сумасшедшие! – произнесла женщина.

-Дамочка, - он испытующе на нее посмотрел, - держите свою дочь подальше от нашего сына. Она явно не в его вкусе. И научите её, что в друзья навязываться нельзя. А мы в свою очередь пообещаем, что поговорим с Антоном и он больше не будет так делать. Ну а теперь мы пойдем, нас ждут дела. До свидания.

И они быстро удалились из кабинета учителя.

 

***

 

Она крутилась у зеркала, примеряя уже третий наряд. Ей наконец улыбнулась удача: она шла уже на пятое свидание с одним и тем же человеком. И он еще даже не пытался сбежать он нее.

Она уже не думала о примерах по математике, которые задавали сыну во втором классе, не думала о наспех приготовленном супе, и даже о том, что ее очень тревожило – разводе ее друга. Она так и не смогла выведать у него причины. Он сказал, что это личное, и она не стала лезть. Это была его жизнь. А она сейчас думала о том, чем можно удивить своего кавалера в этот раз.

-А ты появлялась перед ним в том костюме, который называется «вот такая я на самом деле»? – он зашел, постучавшись, рассматривая ее с ног до головы.

-Я тебя не спрашивала. – фыркнула она. – Скажи, лучше этот с фиолетовым или аквамарин?

Она приложила к себе два шарфика.

-Ты же меня не спрашиваешь.

-Просто ответь. Мне нужен мужской совет. – рыкнула она.

-Тогда фиолетовый. Хорошо к твоим глазам.

Она повернулась к зеркалу. Да, он был прав.

-Ну все, я побежала. У Тоши из уроков еще чтение, проследи, что бы он читал вслух. – она собралась выходить, но он остановил её, взяв за запястье.

-Стой, Вик, не ходи. Это не тот человек, который тебе нужен.

-Влад, ты с ума сошел? – она расширенными глазами посмотрела на него. – Почему это?

-Я видел его и, как твой друг и близкий человек, говорю, что он тебе совсем не подходит.

-Ерунда. – она мотнула головой. В сумочке зазвенел телефон. – Вот, он за мной уже приехал.

-Я не хочу видеть тебя с ним. Не хочу, что бы мой сын видел его в этом доме, завтракал с ним, ужинал перед сном, был с вами.

Она смотрела на него удивленным взглядом, впервые слыша от друга такие слова. Она надеялась, что ослышалась и это её бурное воображение. Но нет, он стоял перед ней, не отводя взгляд и не отпуская её руку. Мелькнувшая в голове мысль заставила её содрогнуться.

-Влад, - произнесла она медленно и все еще удивленно, - ты ревнуешь?

-Да! Черт возьми! – выпалил он, хватаясь за голову, - Спустя столько лет я ревную. Вик, я прошу тебя, не ходи.

В сумочке вновь зазвенел телефон.

-Извини, меня ждут. – только и смогла проговорить она. – Выучите стих, а я приду вечером.

И быстро покинула квартиру, смахивая покатившую слезу, но не давая воли другим. Этот день настал. Их дружбы больше не было.

 

***

 

Пустота, тишина и мрак. Это все что осталось. Все, что он смог сохранить в себе, растеряв все остальное. Он сидел в опустевшей квартире. Уже как два месяца она не заходила к нему. Два месяца избегала его.

Он тяжело вздохнул, в очередной раз понимая, что все было ошибкой.

Та ночь, после которой что-то в нем изменилось, тот поцелуй, который перевернул все. Он бы никогда не сознался ей в том, что на самом деле почувствовал после этого поцелуя. Он слишком её любил, что бы сказать и разрушить то, что разрушил теперь.

Алкоголь делает людей смелее. Его смелость завела их слишком далеко. Он желал той ночь. Хотел этого ребенка. Он желал её. И он был согласен быть другом, никогда, ни за что, не выдавшим правды.

Он всегда смеялся над её неудачами в любви, но на самом деле он был рад. Однажды ему удалось забыть о ней. На целых пять лет. Он верил, что нашел ту, что смогла бы ее заменить. Но все закончилось, и он вновь оказался во власти её очаровательных глаз.

-Я идиот! – прошептал он.

Он женился, вновь забыл. Но каждый день она была рядом. Их сын был похож на нее. Она была слишком близко, хоть он и оградил её от себя еще на пять лет.

И он вновь не смог. После того, как его жена захотела детей, а он ей отказал. Он хотел что бы его дети были только от одной женщины. И как всегда он остался беззащитен.

Дверь открылась и мелкие шажки заполонили дом.

-Привет, пап. – сын присел рядом с ним, устраиваясь удобней на диване.

-Привет, старина, - он чмокнул сына в макушку, - ты чего здесь?

-Мама сказала, что я сегодня у тебя. Сказала, что ты в курсе.

Он не знал, ведь она даже не разговаривала с ним.

-Конечно в курсе. Как обстоят дела с уроками? – мальчик пожал плечами.

-Завтра суббота, сделаю потом.

Уже суббота. А он даже не заметил, он уже давно ничего не замечал.

-Ладно, пап, я пошел в комнату, мне еще надо в компьютере в игре разобраться.

-В десять спать.

-У меня еще два часа, я успею.

-А мама-то где? – задал он тревожащий его вопрос.

-Она сказала, что я у тебя. У них там свои дела. К ней пришел дядя с работы. Работают. А я как всегда мешаюсь.

-Запомни, сынок, - произнес он сквозь зубы, - ты никогда не можешь мешать. Ладно, беги играй.

Доигрались. В школе их всегда называли парой, а они лишь смеялись, гордясь тем, что у них дружба, а не любовь. Но они доигрались, и уже в пятнадцать он уже не смел ей сказать, что игра закончилась. Было поздно. Но не теперь.

-Черта с два!

Он сорвался с места и вылетел из квартиры. Дальше перед глазами замелькало. Её лицо. Круглое, красное лицо «дяди с работы» и кулак, на этой физиономии. Он за шиворот спустил его с лестницы и вернулся обратно.

-Ты что сделал? – немея он ужаса произнесла она.

-Если ты ко мне не прислушиваешься, значит я сам все буду делать.

Он посмотрел на нее, испуганная. В глазах читался страх и он тут же возненавидел себя за это. А затем резко прижал к себе и поцеловал, выражая в этом поцелуе все терзавшие его чувства за на протяжении этих двадцати лет.

 

***

 

-Ты сошел с ума! – она с силой оттолкнула его от себя. – Влад! Что произошло?

Он молчал, впервые не знав что сказать.

-Вика, прости меня. – он опустил взгляд, отступая от нее.

Она не верила в то, что сейчас происходило. Всего того, что было между ними все эти годы могло просто не быть. Какой же она была дурой. Как могла поверить в дружбу с парнем, о котором даже мечтать не смела, на корню убивая все возможные попытки быть им любимой.

-И как давно? - спросила она, точно зная, что он ее понял.

-Всегда. Каждый день. Каждый час. – она прижала ладонь ко рту и опустилась на край дивана.

-И почему ты не сказал?

-Тебе было слишком хорошо, когда я был просто другом, я не хотел этого портить.

Она тихо засмеялась, совсем не весело. Он поднял бровь.

-Ты идиот.

-Я знаю. Я полный идиот. До сих пор поражаюсь себе. Я трус, прости.

В воздухе висело напряжение, ведь впервые они не знали что сказать друг другу. Впервые напряженно молчали, словно вся их жизнь была лишь розыгрышем, шуткой, и сейчас они приходили в себя после понимания этого.

-Почему ты развелся?

Он не хотел отвечать на этот вопрос даже сейчас.

-Я не смог дать ей того, что она просила. Пойми, Вик, тяжело любить, когда знаешь, что тебя не любят и говорят тебе об этом. Гораздо проще любить молча, просто находиться рядом, наслаждаться тем, что тебя любят взамен. Может не так, как хотелось бы, но все же любят.

Я помню каждую твою фразу, ключевым словом в которой всегда был «друг, друг, друг» и опять же чертов друг. Помню все слова, когда в нашей жизни появился Антон: « это как переспать с родным братом, нет, хуже, это как сделать ребенка с лучшим другом». И именно по этому мне так не хотелось портить то, что у нас было.

-Ну а почему сейчас? Почему теперь?

-Время не стоит на месте, Вик. Через пять лет мне будет сорок. Куда еще терпеть? Я всю жизнь ждал этого. С пятнадцати лет ждал.

Чего только не было. Институт, новые подружки, пятилетние отношения, но ничего, слышишь, ничего не помогло. Все оставалось по-прежнему все эти время. День изо дня. Год из года.

Ты всегда была рядом, всегда. И в самые тяжелые моменты моей жизни со мной была именно ты. Скажи, как я мог не любить тебя? Как ты могла этого не замечать?

Да я был готов поубивать всех твоих ухажеров лишь за то, что у них был шанс. Но они его упустили.

Он зажал голову руками, пытаясь сдержать немой крик.

-Я давно научилась не любить тебя, Влад. – произнесла она. И он посмотрел на нее, словно не веря. – Еще после школы, когда ты уехал учиться и перестал мне названивать целыми днями, как это было раньше. Уже тогда я поняла, что тому мальчику, старшекласснику, которым восхищалась вся женская половина, на меня было все равно. Любовь осталась в школе. Хотя дружба оставалась. Мы же были официальными друзьями. – она усмехнулась, вспоминая, - Я была рада, что хотя бы это ты не забыл. Да и после того как ты вернулся, у тебя появилась твоя блондинистая крепость и ты отдавал все силы на ее взятие. В общем, мы идиоты, но увы, ничего не исправишь.

-Совсем ничего?

-Ничего…

Он помолчал еще немного, а потом поднялся и зашагал к двери.

-Тогда забудем об этом разговоре. Спокойной ночи.

И выйдя, тихо закрыл за собой дверь.

 

***

 

-Я ухожу жить к отцу! – мальчик громко хлопнул дверью в свою комнату.

-Антон, открой дверь немедленно!

-Нет!

-Сейчас же, я сказала!

Он распахнул дверь, проскальзывая под ее руками. За плечами висел рюкзак с вещами, а на плече сумка с учебниками.

-Я прожил с тобой пятнадцать лет! Позволь мне теперь пожить у отца. Хочу, что бы равноправие правило в нашем доме, а теперь, не мешай.

-Как ты смеешь разговаривать с матерью? Твой отец алкоголик.

Она попыталась схватить его за руки, но он выкрутился.

-Ты сама его таким сделала! Тем более у тебя жизнь своя, личная, появилась. Вот и живи со своим муженьком, я вам мешать не буду. Пока, мама.

Он хлопнул дверью и стремительно начал спускаться по лестнице. После того, как его отец пару лет назад переехал, они не были у него. Даже не знали, где он живет. И парень рассчитывал, что его маме понадобиться чуть больше времени, чем ему для того, что бы найти адрес.

Отец заметно сдал за это время. В волосах появилось больше седого. Жил он по прежнему один. Только собака, единственное существо, которое он подпускал к себе, изредка могла поднять ему настроение. Он нашел его адрес год назад, спустя пять лет после того, как он продал квартиру и уехал. Парень любил его дом, всегда спокойный и уютный. Он приезжал к отцу по выходным, говоря маме, что уходил к друзьям. Но ведь они и были друзьями.

-Привет, пап. Я к тебе.

-Привет, приятель. Чего это тебя занесла нелёгкая?

-Решил сменить обстановку. Свежие мысли не помешают.

Он посмотрел на сына, и сердце снова облилось кровью. У него были ее глаза. Эти глаза были особенными. Зеленые, с легкой крапинкой синего, что мог заметить не каждый. Но он это видел.

-У тебя очередной порыв творчества? - улыбнулся он сыну, когда тот вытащил с балкона свой мольберт.

-Да. Столько всего накопилось. Хочется поскорее избавиться от этого.

Он улыбнулся, от чего на щеках появились отцовские ямочки.

-Как дела у мамы? Вы опять поругались?

Он стоял у плиты, готовя обед, но был весь сосредоточен. Он уже слышал от сына, что она вышла замуж, что терзало его на части, но он больше не лез. Она больше не была частью его жизни. А он её. Они больше не разговаривали, после того вечера семь лет назад.

-Да. Она же ребенка ждет, вся на нервах. Сестра у меня будет. – кинул он, не отрываясь от холста. – А я с папашей никак ужиться не могу. Вот и грыземся. Надоело. Пусть нервы побережет, родит нормально, а потом может и вернусь.

Костяшки на его пальцах побелели, но он смог совладать с собой, продолжая мешать овощи.

-Что, уже готов стать старшим батом?

--Знаешь, пап, - подошел к нему и сел на стул, - вот если честно, то нет. Не хочу я этого ребенка.

-Не говори так, это все же твоя кровь. Твоя сестра. А кто ее отец не должно иметь для тебя никакого значения. Знаешь, как я был рад, когда мне дали тебя на руки…

-Пап, тут другое. – перебил его сын, пытаясь не дать отцу погрузиться в воспоминания. – Я просто не чувствую связи между нами.

-Все приходит со временем, не переживай. И когда ей рожать?

-Через три месяца.

-Ух, большой уже срок. Пинается?

-Не знаю. – парень пожал плечами. – Папаша как цербер вокруг нее ходит. Ну а так говорят, что да.

Отец потрепал сына по макушке.

-Ладно тебе, сынок. Все будет хорошо.

 

***

 

Странный звонок сына заставил его встрепенуться. И он уже мчался в больницу.

-У мамы начались схватки, а папаша как всегда в отъезде. – встречая отца, выпалил парень.

-Вот это чудесно! – без особого восторга прокомментировал он это известие. – К ней еще можно?

Она лежала в предродовой, обнимая большой живот руками. Под глазами пролегли темные тени, но все равно она выглядела хорошо. Как и всегда для него.

-Ты сдурела рожать без мужа?

-Ты что тут делаешь? – она приподнялась на локтях, услышав его голос.

-Успокаиваю сидящего на иглах сына. – спокойно произнес он, не отводя от нее взгляд. – Да и вообще, ты сдурела рожать после сорока? У вас на это семь лет было.

-Не твое дело. – она сузила глаза.

-Ясно понятно, что не мое, куда же мне. Как ты себя чувствуешь?

-Ты пришел поиздеваться?

Она смотрела на него непонимающим взглядом. После стольких лет он вновь пришел к ней и заговорил с ней так, словно ничего и не было. Будто бы и не было этих лет разлуки.

-Нет, я пришел поддержать тебя, коли твоего мужа нет. Кому как ни мне это делать.

Она скрючилась от внезапной боли, вызванной схватками.

-А ты как? – глубоко дыша спросила она.

-Все так же. – они оба поняли друг друга без подробностей. – Ты давай, держись. И не давай сыну филонить, учи его сразу сидеть с сестрой, иначе совсем от рук отобьется.

-Влад, - она слабо взяла его за руку, - он ушел.

Он бы мог не понять, но ведь это были они. И никакие года не могли у них отнять этого.

-Антон не знает? – догадался он.

-Нет. После того, как Тоша переехал к тебе, у нас не заладилось. Он оказался трусом, испугался.

Он приподнял бровь, в этот раз совсем ее не понимая.

-Испугался чего? Стать отцом? Это на седьмом-то месяце беременности жены? Ну и муженёк у тебя, бестолочь!

-Он испугался всего. Он старше меня, да и я совсем уже не девчонка. В его семье были отклонения, и он боялся, что с девочкой будет что-нибудь не так. На последнем УЗИ доктора обнаружили дисплазию тазобедренного сустава. А он не хотел тратить остаток жизни на заботу о проблемном ребенке.

-Напомни мне, что бы когда я его увидел, не забыл размазать его по стенке, хорошо? – процедил он сквозь зубы, пытаясь сдержать гнев.

-Ой-ёй…

-Так, Вик, дыши глубже, мы через это уже проходили. Сможем и в этот раз. Давай я схожу за медсестрой.

Он нехотя высвободил свою руку и направился на поиски сестры. Нашел он её тут же, прямо у входа в палату, она как раз направлялась в нее.

Ее увезли в родовую и им с сыном оставалось только ждать. Ждать и надеяться, что все обойдется.

-Все будет хорошо, сынок. Когда ты появлялся на свет я волновался еще сильнее. Но твоя мама справилась. Справится и сейчас. Вот увидишь.

Время шло, они ждали. Спустя четыре часа к ним вышла медсестра. Парень тут же встрепенулся, оживленным движением, а его отец поднялся на встречу, выпрямляя затекшие ноги.

-При выходе малышка обмоталась пуповиной… - она сделала глубокий вздох, - Но все обошлось. Вы можете войти в палату.

Она лежала на кровати, почти сливаясь с белыми простынями. Мокрые волосы прилипли ко лбу. На щеках остались влажные следы, она тяжело дышала, но улыбалась.

-Мама! – ее сын подлетел к ней, приземляясь прямо на колени, прижимая её руку к себе.

-Все хорошо, мой сладкий, все хорошо. - Она посмотрела за спину сына. – Спасибо.

Он усмехнулся, присаживаясь на край и целуя её холодные пальцы. Через некоторое время в палату внесли маленький сверток, который сопел и покряхтывал. Девочку аккуратно вложили маме в руки и вышли.

-Страшненькая. – заметил парень.

-Ты тоже не был красавцем, - он получил слабый подзатыльник от отца. – Она красивая.

Кивнул он, вглядываясь в крохотное лицо и умиляясь. Тишину нарушил телефонный звонок.

-О, папаша.

Парень было хотел ответить, но отец его опередил, забирая телефон и вытаскивая батарею.

-Поздно, - произнес он, возвращая сыну разобранный аппарат.

-Влад, спасибо. – она мягко улыбнулась.

-Не говори ерунды. Я не хочу, что бы ты в очередной раз растила ребенка на два дома. И я буду всячески следить за тем, что бы этого не произошло. И отказы я не принимаю. Да черт возьми! Я почти тридцать лет бездействовал! Хватит. Теперь только я, ты и наши дети.

-И еще собака. – напомнил сын.

-А, ну да. Мы и собака!

Она рассмеялась, но тут же замолчала, когда девочка заплакала.

-Да, все именно так и будет.

 

Конец.

Рейтинг: +1 172 просмотра
Комментарии (1)
Светлана Веданова # 20 октября 2014 в 21:24 0