ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Неправильные уши

 

Неправильные уши

31 января 2012 - Татьяна Гольдберг

 Это было самое начало дня, перед рассветом.       Мужчина спрашивает у взволнованного доктора: «Ну, как он?» Слышит ответ, что операция шла очень тяжело, если выживет – счастье будет. Я еще не чувствую, как меня берут на руки, но вдруг что -то теплое касается моего носа, щекочет, и я чихаю.      К моменту моего рождения мои братья и сёстры уже давно заявили о своём существовании и теперь лежат на коврике, методично сосут маму и причмокивают. Меня подкладывают к маме, и я принимаюсь за работу. Живительное молочко даёт силы.
- А это что такое?
- Чудной какой!
- Ой, у него уши непонятные!
-Да нет, у него их вообще нет.
     Эту странную, неприятную беседу прерывает голос женщины: - Костя, прекрати! Он ещё такой маленький. Всё у него может ещё получиться, и он превратится в чудесную овчарку. Но её никто не слушает. Меня отпихивают, не дают есть. Тем не менее, я всё-таки снова пробираюсь к маме, она облизывает меня, подталкивает к соску, я глотаю её вкусное, такое сладкое молоко и засыпаю. Первые тринадцать дней проходят в ласках матери, тепле её тела и сне.
      Как-то я заснул и проснулся от голосов хозяев рядом с собой. Мужчина возбуждён, говорит жене, что очень расстроен. Он надеялся, что все щенки будут кондиционными, а я спутал ему все планы. У меня слишком большие уши. Я не понимаю, о чём он, но чувствую, что от него исходит угроза. Женщина успокаивает его, говорит, что даже такой, лопоухий, я очень симпатичный, что она не позволит ... А их сын подбегает, наклоняется надо мной и заявляет отцу, что он будет сам заботиться обо мне, кормить, убирать мои лужицы. Они договариваются, что если у меня встанут уши, подыщут мне тёплый дом: держать двух больших собак в одной квартире очень непросто. Хозяева спорят об имени для меня. Он предлагает назвать меня Лопоухим, она –Вешалкой, из-за моих заломанных ушей, но побеждает их сын Серёжка. С его лёгкой руки меня называют Плюх Первый Ломаные Уши. И эта кличка приживается. Я обретаю дом и хозяев.
Теперь я очень счастлив, повиливаю хвостиком и готовлюсь к новым приключениям.
      Может, и не сразу, но меня полюбила вся семья. Да, уши не стоят, зато во всём остальном я -настоящая овчарка. Когда чужой подходит к квартире, я громким лаем предупреждаю об этом хозяев, а потом подхожу к двери и становлюсь возле неё. Хвост в форме сабли напрягается. И мои родные знают, что враг не пройдёт.
     А однажды я остался дома с Серёжей и вдруг услышал шаги и шум у двери. Сразу же понял, что это чужие: запах был незнаком. Я даже лаять не стал: мальчик в другой комнате уроки делал. Но решение принял моментально: я их не пропущу. Подошёл к двери и зарычал. По другую сторону заговорили: «Андрюха, валим отсюда! Собака у них… Убью Петьку: вот дурак, посылает обчистить квартиру, а не предупреждает о повышенной опасности. Так и домой можем без задницы вернуться. Ладно, уходим, бутылку с закусью с него требовать будем.» И они быстро побежали вниз по лестнице.
Я очень старался не шуметь, но Серёжа всё-таки прибежал. «Плюх Первый, я твой рык услышал. Что случилось?» Может, ему уроки не очень делать хотелось, но он встал рядом со мной, а поняв, что случилось, начал долго-долго меня гладить. А потом позвонил отцу на работу, всё ему рассказал и похвалил свою собаку.
     Мой старший хозяин вернулся домой поздно вечером. Обычно он просто принимает моё приветствие, рассеянно гладит меня по холке и идёт общаться со своими домочадцами. А в тот раз он громко сказал: «Плюх, дружище, иди сюда, скорее!» Я рванул к нему со всех лап, почувствовав, что сейчас произойдёт что-то необычное. А хозяин вытащил из портфеля моё самое любимое лакомство – огромную кость. Потом он долго-долго гладил меня и говорил: «Плюх, ты извини меня, пожалуйста. Я, осёл, думал, что многое на этом свете можно купить. А ты научил меня тому, что дружбу можно только приобрести, а потом хранить, как очень дорогую вазу, чтобы, не дай Бог, не разбить. Плюша, ты сумел объяснить мне, что нет ничего дороже дружбы. Спасибо тебе, мой славный верный друг. Прости меня, что когда-то думал отдать тебя, потому что ушки у тебя нестандартные. Плевать на них, если у друга есть душа и сердце!»
      С того самого дня хозяин и стал другом. Гулять со мной ходил с удовольствием. Раньше только Серёжка или его мама выводили меня на прогулки, а теперь приходит с работы большой хозяин, обедает – и бежит со мной во двор. А однажды он встретил на улице друга, который предложил ему попытаться поднять мне уши. Сказал, что надо пластиковые трубочки провести через уши и подклеить пластырем. А хозяин как-то странно посмотрел на него и сказал: «Уши, говоришь, встанут? Да иди ты!..» Развернулся, и мы пошли в другую сторону.
      Надо ли говорить вам, что я, Плюх- Лопоух, стал самым счастливым псом на свете. Теперь я знал наверняка, что никто и никогда не захочет избавиться от меня, что я нужен и важен , что я любим.Настолько, что даже мои свёрнутые уши-вешалки стали дороги.
     А как-то утром я проснулся от Серёжкиного крика: «Ма, па! Идите сюда, скорее! У Плюшки ушки, ушки, ушки! Они у него стоят.» Маленький хозяин даже не заметил, что от волнения начал говорить стихами. Вся семья бросилась ко мне, начала целовать меня, гладить. Они кружились по комнате и кричали: «У нашего Плюшки встали, встали ушки!» А потом побежали в магазин, накупили мне всякие вкусности и устроили праздник. Это был самый счастливый день моей жизни!
      Поверьте, и у собак бывают свои звёздные минуты.

© Copyright: Татьяна Гольдберг, 2012

Регистрационный номер №0021017

от 31 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0021017 выдан для произведения:

 Это было самое начало дня, перед рассветом.       Мужчина спрашивает у взволнованного доктора: «Ну, как он?» Слышит ответ, что операция шла очень тяжело, если выживет – счастье будет. Я еще не чувствую, как меня берут на руки, но вдруг что -то теплое касается моего носа, щекочет, и я чихаю.      К моменту моего рождения мои братья и сёстры уже давно заявили о своём существовании и теперь лежат на коврике, методично сосут маму и причмокивают. Меня подкладывают к маме, и я принимаюсь за работу. Живительное молочко даёт силы.
- А это что такое?
- Чудной какой!
- Ой, у него уши непонятные!
-Да нет, у него их вообще нет.
     Эту странную, неприятную беседу прерывает голос женщины: - Костя, прекрати! Он ещё такой маленький. Всё у него может ещё получиться, и он превратится в чудесную овчарку. Но её никто не слушает. Меня отпихивают, не дают есть. Тем не менее, я всё-таки снова пробираюсь к маме, она облизывает меня, подталкивает к соску, я глотаю её вкусное, такое сладкое молоко и засыпаю. Первые тринадцать дней проходят в ласках матери, тепле её тела и сне.
      Как-то я заснул и проснулся от голосов хозяев рядом с собой. Мужчина возбуждён, говорит жене, что очень расстроен. Он надеялся, что все щенки будут кондиционными, а я спутал ему все планы. У меня слишком большие уши. Я не понимаю, о чём он, но чувствую, что от него исходит угроза. Женщина успокаивает его, говорит, что даже такой, лопоухий, я очень симпатичный, что она не позволит ... А их сын подбегает, наклоняется надо мной и заявляет отцу, что он будет сам заботиться обо мне, кормить, убирать мои лужицы. Они договариваются, что если у меня встанут уши, подыщут мне тёплый дом: держать двух больших собак в одной квартире очень непросто. Хозяева спорят об имени для меня. Он предлагает назвать меня Лопоухим, она –Вешалкой, из-за моих заломанных ушей, но побеждает их сын Серёжка. С его лёгкой руки меня называют Плюх Первый Ломаные Уши. И эта кличка приживается. Я обретаю дом и хозяев.
Теперь я очень счастлив, повиливаю хвостиком и готовлюсь к новым приключениям.
      Может, и не сразу, но меня полюбила вся семья. Да, уши не стоят, зато во всём остальном я -настоящая овчарка. Когда чужой подходит к квартире, я громким лаем предупреждаю об этом хозяев, а потом подхожу к двери и становлюсь возле неё. Хвост в форме сабли напрягается. И мои родные знают, что враг не пройдёт.
     А однажды я остался дома с Серёжей и вдруг услышал шаги и шум у двери. Сразу же понял, что это чужие: запах был незнаком. Я даже лаять не стал: мальчик в другой комнате уроки делал. Но решение принял моментально: я их не пропущу. Подошёл к двери и зарычал. По другую сторону заговорили: «Андрюха, валим отсюда! Собака у них… Убью Петьку: вот дурак, посылает обчистить квартиру, а не предупреждает о повышенной опасности. Так и домой можем без задницы вернуться. Ладно, уходим, бутылку с закусью с него требовать будем.» И они быстро побежали вниз по лестнице.
Я очень старался не шуметь, но Серёжа всё-таки прибежал. «Плюх Первый, я твой рык услышал. Что случилось?» Может, ему уроки не очень делать хотелось, но он встал рядом со мной, а поняв, что случилось, начал долго-долго меня гладить. А потом позвонил отцу на работу, всё ему рассказал и похвалил свою собаку.
     Мой старший хозяин вернулся домой поздно вечером. Обычно он просто принимает моё приветствие, рассеянно гладит меня по холке и идёт общаться со своими домочадцами. А в тот раз он громко сказал: «Плюх, дружище, иди сюда, скорее!» Я рванул к нему со всех лап, почувствовав, что сейчас произойдёт что-то необычное. А хозяин вытащил из портфеля моё самое любимое лакомство – огромную кость. Потом он долго-долго гладил меня и говорил: «Плюх, ты извини меня, пожалуйста. Я, осёл, думал, что многое на этом свете можно купить. А ты научил меня тому, что дружбу можно только приобрести, а потом хранить, как очень дорогую вазу, чтобы, не дай Бог, не разбить. Плюша, ты сумел объяснить мне, что нет ничего дороже дружбы. Спасибо тебе, мой славный верный друг. Прости меня, что когда-то думал отдать тебя, потому что ушки у тебя нестандартные. Плевать на них, если у друга есть душа и сердце!»
      С того самого дня хозяин и стал другом. Гулять со мной ходил с удовольствием. Раньше только Серёжка или его мама выводили меня на прогулки, а теперь приходит с работы большой хозяин, обедает – и бежит со мной во двор. А однажды он встретил на улице друга, который предложил ему попытаться поднять мне уши. Сказал, что надо пластиковые трубочки провести через уши и подклеить пластырем. А хозяин как-то странно посмотрел на него и сказал: «Уши, говоришь, встанут? Да иди ты!..» Развернулся, и мы пошли в другую сторону.
      Надо ли говорить вам, что я, Плюх- Лопоух, стал самым счастливым псом на свете. Теперь я знал наверняка, что никто и никогда не захочет избавиться от меня, что я нужен и важен , что я любим.Настолько, что даже мои свёрнутые уши-вешалки стали дороги.
     А как-то утром я проснулся от Серёжкиного крика: «Ма, па! Идите сюда, скорее! У Плюшки ушки, ушки, ушки! Они у него стоят.» Маленький хозяин даже не заметил, что от волнения начал говорить стихами. Вся семья бросилась ко мне, начала целовать меня, гладить. Они кружились по комнате и кричали: «У нашего Плюшки встали, встали ушки!» А потом побежали в магазин, накупили мне всякие вкусности и устроили праздник. Это был самый счастливый день моей жизни!
      Поверьте, и у собак бывают свои звёздные минуты.

Рейтинг: +2 258 просмотров
Комментарии (3)
Лидия Гржибовская # 31 января 2012 в 06:47 0
У нас вся семья очень любит собак, были у нас и сенбернар, и московская сторожевая, и азиатская овчарки, и просто дворняжки, рядом с нашей родословной элитой, сейчас пикинесиха Геличка живёт, ей пятый год. И я знаю насколько все собаки верны, когда их любят.
Спасибо Лариса flower
Владимир Яремчук # 31 января 2012 в 10:18 0
Считаю,что в Вашем рассказе уши не самое главное. )
Татьяна Гольдберг # 31 января 2012 в 12:19 0
Мой рассказ не только и не столько об ушах.
Он как раз о том, что надо уметь любить и верить своим питомцам.
А кондиция-некондиция может отойти на какое-то там место.
Спасибо, Владимир!