Непогодь.

13 февраля 2014 - Юрий Журавлёв

Это самая настоящая правдивая история, которая произошла со мной совершенно неожиданно в самом необыкновенном для горожанина месте – на дачном участке, точнее, там было только самое её начало. Старое садоводство, где слева поутру звонко поют петухи, а на противоположном его конце, ближе к вечеру, отчётливо слышен приглушённый, с характерной хрипотцой, лай одинокой собаки, так заросло большими деревьями, что стало похоже на обыкновенную деревеньку.
               Может быть, вкус родниковой воды или отсутствие лишней суеты, а может, просто вид разномастных дачных домишек, в большинстве своём покосившихся и местами начавших врастать в землю, потихоньку пуская корни, - всё-таки, что-то в этом обыкновенном месте, у которого везде и повсюду превеликое множество близнецов, похожих на него не только внешне, но также и названиями, что-то говорило о скорой близости чего-то необычного.
               Я ждал, каждый день любуясь красотой осеннего леса, но ничего необычного не происходило.
               Природа, такая щедрая на краски в это время года, не поскупилась и в этот раз, обильно рассыпалась золотом по ещё недавно тёмному лесу. Было тихо и спокойно в течении всего дня, только где-то вдалеке за лесом громыхала железная дорога. Она совершенно мне не мешала, она лишь напоминала о суете жизни, что бьёт кипящим ключом, там, за раскрашенным лесом.
               «Пускай себе покипит там без меня!» - думал я, разглядывая размашистый клин диких гусей, растянувшийся на полнеба. Гуси  летели прямо надо мной и я, задрав голову кверху, долго разглядывал сливающихся с серым небом высоко летящих больших птиц. «Пускай там хоть вся выкипает», - продолжал я разглядывать гусей, - «до последней капельки, без остатка!» Гуси величаво уходили в ту сторону, где каждый день в хорошую погоду скрывалось уставшее солнце. У меня заломило затылок, а я всё смотрел наверх и про себя отвечал колёсам, стучащим по рельсам, - «Выкипай, выкипай! Без меня, без меня…»
               Гуси улетели за лес и унесли с собой всю красоту осени. За ними следом потянулись тёмные тучи, которых оказалось столько много, что им на небе стало очень тесно. Тучи принялись толкать друг дружку, и от этого на небе получилась настоящая куча мала, - из толкающихся облаков.
               Наверно, всё началось с того момента, когда налетел холодный ветер с севера и попытался разогнать эти тучи, но тучи очень сильно заупрямились и прыснули первыми каплям дождя. Ветер прибавил силы и подул сильнее, - тучи полили дождём.
               Нахохлились сороки, рассевшись на протянутые провода. Сидят там мячиками, трещат и только хвостами вверх – вниз, - новостями обмениваются.
               Хожу и я по огороду в стареньком ватнике, нахохлился, как ворон, одним глазом поглядываю на небо, другим под ноги. Лопату позади себя волочу, никак не могу бросить: и копать вроде бы уже нечего, а мне всё никак её в сарай не забросить! Прирос к ней, наверно, за лето.
               Ветер задул ещё сильнее, и сверху вместо мокрого дождя посыпалась сухая ледяная крошка. Я поднял у ватника воротник и втянул голову в плечи, - ни за что не сдамся непогоде, пускай с головой засыпает меня снегом, - я с улицы в дом не уйду! Тем более что в доме с утра не топлено и в нём так же холодно, как и на улице!
               «Сказано – сделано! Всё, остаюсь на улице. Вон, сороки же, сидят спокойненько и даже без ватников не мёрзнут, только снег с себя стряхивают, а чем же я хуже? Надо хотя бы здесь проявить сталь характера!» - подумал я и при этом посмотрел назад, на блестящую лопату, - «Буду брать пример с неё, вон от неё даже снег отскакивает!»
               Так и остался бы я на улице, если бы не пронзительное кошачье «Мяу!», которое вмиг оторвало меня от процесса ковки стального характера. Вид покрытого мокрой шерстью дрожащего существа заставил меня оставить в стороне лопату и протянуть к нему тёплую ладонь. Кошка охотно прижалась к моим ногам и дала себя погладить:
               - Как же я мог забыть про тебя! – воскликнул я и, схватив её в охапку, бросился в дом растопить печку, чтобы согреть промокшую до последней шерстинки кошку!
               Но в доме все совершенно отсырело, и даже газета не хотела загораться. Истратив все спички, что были в доме, мне так и не удалось затопить печь. Я с тоской посмотрел за окно, где под бушевавшей стихией рядом с домом стоял мой старенький автомобиль, мотор которого за день до этого отказался заводиться. Тогда мне не было никакого дела до замолчавшего двигателя, но сегодня, сегодня - другое дело, - надо спасать кошку! Но, как же быть, ведь и машину здесь не бросишь, друзей же не бросают, пусть бы и железных.
               Как мог я объяснял кошке, что нам надо отправляться в город по плохой дороге и при этом необходимо толкать сломанную машину. На моё удивление кошка всё очень быстро поняла и, стряхнув со своей шерсти оставшиеся там капли воды, с готовностью подалась к дверям. Толкнув разбухшую и отяжелевшую дверь, мы с крылечка вышли в самую непогоду.
               Привязав спереди к машине верёвку, я наказал кошке толкать её сзади, а сам потянул со всей силы ставшего очень тяжёлым своего железного коня. На первой же горке кошка выбилась из сил и стала проситься, чтобы я пустил её за руль и, сколько я её не уговаривал помочь подтолкнуть, у меня ничего не получилось. Пришлось открыть дверь и запустить её внутрь.
               Не успел я и глазом  моргнуть, как кошка, даже не отряхнувшись как следует, удобно устроилась на месте водителя. Положив свои лапы на руль, она быстро крутанула его влево -вправо, нажала на тормоз, пощёлкала переключателями и, проверив «нейтраль», повернула ключ в замке зажигания. Стартёр покрутил резво, но мотор не отозвался ни единым звуком. Кошка расстроено вздохнула: «Не работает». Потом она посмотрела на меня, застывшего под дождём, потянула на себя ручку дверцы, захлопнула её и два раза нажала на сигнал, - «Поехали!»
               Ну как же я не хотел возвращаться в город, да ещё в такое ненастье! Тяжёлая машина позади упиралась и с трудом тащилась за мной в горку. Мои ноги в ботинках скользили по раскисшей дороге, и в них давно уже хлюпала вода. Кошка сидела за рулём и, ловко его вращая, объезжала все большие лужи, чего нельзя сказать про меня, потому что я шёл прямо, как танк, не разбирая дороги, и мои ботинки порой полностью скрывались под водой. Но я шёл, не останавливаясь, зная, что если я остановлюсь, то упаду и тогда мы с кошкой точно никогда не доберёмся до города.
               Спускаясь под гору, покрытую мокрым снегом, машину понеслась юзом. Ещё бы, ведь на ней была обыкновенная летняя резина. Кошка со всей силы надавила двумя лапами на педаль тормоза, но тяжёлая машина понеслась с горы вниз, увлекая меня с собой за привязанную мокрую верёвку. Быстро пролетев остаток пути, мы оказались в городе, где про непогоду никто ничего не слыхал. Там даже улицы сухие были!
               Мама с порога засыпала меня вопросами:
               - Где ты так долго пропадал, что делал и почему весь вымок до нитки?..
               - Я был за городом, дом построил, но загляделся на красивую природу и попал в ненастье, машина вот опять сломалась…
               Мои объяснения прервал звонок в дверь, кошка тут же юркнула за меня. На пороге стояла соседка с претензией:
               - Ваша кошка совершенно не умеет парковаться! Почему это она поставила машину наискосок? Где её водительское удостоверение! Настоящее ли? Надо обязательно его проверить!..
               Я не стал дослушивать окончания претензии, а просто, пусть и невежливо, но тихо и осторожно, прикрыл входные двери и, сделав несколько шагов, без сил рухнул в свою постель.
               Всю ночь кошка была рядом и согревала меня своим теплом, поэтому наутро я почувствовал себя намного лучше:
               - Мама, - позвал я, как только проснулся, - а где кошка?
               - Какая ещё кошка? – удивилась мама.
               - Ну, та самая, с которой я вчера домой приехал?
               - Не было кошки. Какая ещё кошка? Всё выдумываешь,.. то дома он один строит, то кошку придумывает… Тебе сколько лет? То-то, пора бы тебе уже и за ум взяться…
               Я не слушал маму, заглянул под кровать, но кошки там не было. Мне показалось, что я опять потерял друга…

               01.10.2013г

© Copyright: Юрий Журавлёв, 2014

Регистрационный номер №0190576

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190576 выдан для произведения:

Это самая настоящая правдивая история, которая произошла со мной совершенно неожиданно в самом необыкновенном для горожанина месте – на дачном участке, точнее, там было только самое её начало. Старое садоводство, где слева поутру звонко поют петухи, а на противоположном его конце, ближе к вечеру, отчётливо слышен приглушённый, с характерной хрипотцой, лай одинокой собаки, так заросло большими деревьями, что стало похоже на обыкновенную деревеньку.
               Может быть, вкус родниковой воды или отсутствие лишней суеты, а может, просто вид разномастных дачных домишек, в большинстве своём покосившихся и местами начавших врастать в землю, потихоньку пуская корни, - всё-таки, что-то в этом обыкновенном месте, у которого везде и повсюду превеликое множество близнецов, похожих на него не только внешне, но также и названиями, что-то говорило о скорой близости чего-то необычного.
               Я ждал, каждый день любуясь красотой осеннего леса, но ничего необычного не происходило.
               Природа, такая щедрая на краски в это время года, не поскупилась и в этот раз, обильно рассыпалась золотом по ещё недавно тёмному лесу. Было тихо и спокойно в течении всего дня, только где-то вдалеке за лесом громыхала железная дорога. Она совершенно мне не мешала, она лишь напоминала о суете жизни, что бьёт кипящим ключом, там, за раскрашенным лесом.
               «Пускай себе покипит там без меня!» - думал я, разглядывая размашистый клин диких гусей, растянувшийся на полнеба. Гуси  летели прямо надо мной и я, задрав голову кверху, долго разглядывал сливающихся с серым небом высоко летящих больших птиц. «Пускай там хоть вся выкипает», - продолжал я разглядывать гусей, - «до последней капельки, без остатка!» Гуси величаво уходили в ту сторону, где каждый день в хорошую погоду скрывалось уставшее солнце. У меня заломило затылок, а я всё смотрел наверх и про себя отвечал колёсам, стучащим по рельсам, - «Выкипай, выкипай! Без меня, без меня…»
               Гуси улетели за лес и унесли с собой всю красоту осени. За ними следом потянулись тёмные тучи, которых оказалось столько много, что им на небе стало очень тесно. Тучи принялись толкать друг дружку, и от этого на небе получилась настоящая куча мала, - из толкающихся облаков.
               Наверно, всё началось с того момента, когда налетел холодный ветер с севера и попытался разогнать эти тучи, но тучи очень сильно заупрямились и прыснули первыми каплям дождя. Ветер прибавил силы и подул сильнее, - тучи полили дождём.
               Нахохлились сороки, рассевшись на протянутые провода. Сидят там мячиками, трещат и только хвостами вверх – вниз, - новостями обмениваются.
               Хожу и я по огороду в стареньком ватнике, нахохлился, как ворон, одним глазом поглядываю на небо, другим под ноги. Лопату позади себя волочу, никак не могу бросить: и копать вроде бы уже нечего, а мне всё никак её в сарай не забросить! Прирос к ней, наверно, за лето.
               Ветер задул ещё сильнее, и сверху вместо мокрого дождя посыпалась сухая ледяная крошка. Я поднял у ватника воротник и втянул голову в плечи, - ни за что не сдамся непогоде, пускай с головой засыпает меня снегом, - я с улицы в дом не уйду! Тем более что в доме с утра не топлено и в нём так же холодно, как и на улице!
               «Сказано – сделано! Всё, остаюсь на улице. Вон, сороки же, сидят спокойненько и даже без ватников не мёрзнут, только снег с себя стряхивают, а чем же я хуже? Надо хотя бы здесь проявить сталь характера!» - подумал я и при этом посмотрел назад, на блестящую лопату, - «Буду брать пример с неё, вон от неё даже снег отскакивает!»
               Так и остался бы я на улице, если бы не пронзительное кошачье «Мяу!», которое вмиг оторвало меня от процесса ковки стального характера. Вид покрытого мокрой шерстью дрожащего существа заставил меня оставить в стороне лопату и протянуть к нему тёплую ладонь. Кошка охотно прижалась к моим ногам и дала себя погладить:
               - Как же я мог забыть про тебя! – воскликнул я и, схватив её в охапку, бросился в дом растопить печку, чтобы согреть промокшую до последней шерстинки кошку!
               Но в доме все совершенно отсырело, и даже газета не хотела загораться. Истратив все спички, что были в доме, мне так и не удалось затопить печь. Я с тоской посмотрел за окно, где под бушевавшей стихией рядом с домом стоял мой старенький автомобиль, мотор которого за день до этого отказался заводиться. Тогда мне не было никакого дела до замолчавшего двигателя, но сегодня, сегодня - другое дело, - надо спасать кошку! Но, как же быть, ведь и машину здесь не бросишь, друзей же не бросают, пусть бы и железных.
               Как мог я объяснял кошке, что нам надо отправляться в город по плохой дороге и при этом необходимо толкать сломанную машину. На моё удивление кошка всё очень быстро поняла и, стряхнув со своей шерсти оставшиеся там капли воды, с готовностью подалась к дверям. Толкнув разбухшую и отяжелевшую дверь, мы с крылечка вышли в самую непогоду.
               Привязав спереди к машине верёвку, я наказал кошке толкать её сзади, а сам потянул со всей силы ставшего очень тяжёлым своего железного коня. На первой же горке кошка выбилась из сил и стала проситься, чтобы я пустил её за руль и, сколько я её не уговаривал помочь подтолкнуть, у меня ничего не получилось. Пришлось открыть дверь и запустить её внутрь.
               Не успел я и глазом  моргнуть, как кошка, даже не отряхнувшись как следует, удобно устроилась на месте водителя. Положив свои лапы на руль, она быстро крутанула его влево -вправо, нажала на тормоз, пощёлкала переключателями и, проверив «нейтраль», повернула ключ в замке зажигания. Стартёр покрутил резво, но мотор не отозвался ни единым звуком. Кошка расстроено вздохнула: «Не работает». Потом она посмотрела на меня, застывшего под дождём, потянула на себя ручку дверцы, захлопнула её и два раза нажала на сигнал, - «Поехали!»
               Ну как же я не хотел возвращаться в город, да ещё в такое ненастье! Тяжёлая машина позади упиралась и с трудом тащилась за мной в горку. Мои ноги в ботинках скользили по раскисшей дороге, и в них давно уже хлюпала вода. Кошка сидела за рулём и, ловко его вращая, объезжала все большие лужи, чего нельзя сказать про меня, потому что я шёл прямо, как танк, не разбирая дороги, и мои ботинки порой полностью скрывались под водой. Но я шёл, не останавливаясь, зная, что если я остановлюсь, то упаду и тогда мы с кошкой точно никогда не доберёмся до города.
               Спускаясь под гору, покрытую мокрым снегом, машину понеслась юзом. Ещё бы, ведь на ней была обыкновенная летняя резина. Кошка со всей силы надавила двумя лапами на педаль тормоза, но тяжёлая машина понеслась с горы вниз, увлекая меня с собой за привязанную мокрую верёвку. Быстро пролетев остаток пути, мы оказались в городе, где про непогоду никто ничего не слыхал. Там даже улицы сухие были!
               Мама с порога засыпала меня вопросами:
               - Где ты так долго пропадал, что делал и почему весь вымок до нитки?..
               - Я был за городом, дом построил, но загляделся на красивую природу и попал в ненастье, машина вот опять сломалась…
               Мои объяснения прервал звонок в дверь, кошка тут же юркнула за меня. На пороге стояла соседка с претензией:
               - Ваша кошка совершенно не умеет парковаться! Почему это она поставила машину наискосок? Где её водительское удостоверение! Настоящее ли? Надо обязательно его проверить!..
               Я не стал дослушивать окончания претензии, а просто, пусть и невежливо, но тихо и осторожно, прикрыл входные двери и, сделав несколько шагов, без сил рухнул в свою постель.
               Всю ночь кошка была рядом и согревала меня своим теплом, поэтому наутро я почувствовал себя намного лучше:
               - Мама, - позвал я, как только проснулся, - а где кошка?
               - Какая ещё кошка? – удивилась мама.
               - Ну, та самая, с которой я вчера домой приехал?
               - Не было кошки. Какая ещё кошка? Всё выдумываешь,.. то дома он один строит, то кошку придумывает… Тебе сколько лет? То-то, пора бы тебе уже и за ум взяться…
               Я не слушал маму, заглянул под кровать, но кошки там не было. Мне показалось, что я опять потерял друга…

               01.10.2013г

Рейтинг: 0 122 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!