ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Не бойся, я с тобой

 

Не бойся, я с тобой

15 октября 2012 - Татьяна Шереметева
Ну что, страшно? Придется привыкать. Нам с тобой долго еще быть вместе. До самого  края. Твоего, конечно. У меня краев нет. Ты это скоро сама  почувствуешь. Бояться  меня не надо. Я все равно приду. Со мной надо научиться жить. 

Посмотри мне в глаза. Здесь холодно и одиноко. Я хочу к вам, в ваш мир. Там тепло. Там живет ваше счастье. 
А уж я-то понимаю, что это такое. 
Хочешь, я расскажу тебе о нем? 
Пока  у нас есть время.
Слушай.

Вспомни, как ты гуляла по полю. Рожь уже почти поспела, колосья стояли желтые и очень высокие. А между ними васильки. Помнишь, как ты в этой ржи потеряла своего мальчика?  Он только научился ходить, и на ногах у него были белые, совсем игрушечные сандалики. Вспомнила?

И вдруг он исчез.  Вокруг тишина, и только  колосья друг о друга сухо постукивают.  Помнишь, как перепугалась ты, как заметалась по полю?  Как замерла на месте, когда увидела его?  Он, улыбаясь, смотрел на васильки, и  над ним склонялась спелая рожь. Помнишь, как по его  шелковой головке бегали солнечные зайчики? 
Вот это было твое счастье.   

А помнишь,  как однажды ночью ты приехала к своим на дачу? Помнишь, конечно же. Утром надо было опять уезжать. Помнишь, как кружилась голова от усталости и запаха жасмина? А мокрые от росы босоножки?

Помнишь, как  в предутреннем тумане между грядок с клубникой мелькала ночная рубашка матери? Как потом на крыльце вы ели эту клубнику из большой эмалированной миски, как откусывали зеленые хвостики и как мать расхохоталась, когда поняла, что от радости забыла надеть халат? 
Это тоже было твое счастье. 

А помнишь отца? Помнишь утро перед Парадом Победы в девяносто пятом?  Их оставалось уже совсем немного, этих стариков, одетых в серые казенные костюмы и кепки. Помнишь, как он встал в три часа утра, как тщательно  брился и как тряслись у него от волнения руки? 

Помнишь, как позвонил он своему фронтовому товарищу и каким-то придушенным голосом спросил: «Петька, ну ты как, готов?». Они ведь на всю жизнь остались друг для друга Петьками, Лешками, Сашками – эти когда-то  необыкновенно красивые,  смелые, как черти, боевые летчики, а на самом деле - просто мальчишки.

Помнишь, как шли они по Красной площади – сосредоточенно и очень старательно. Плотно, плечом к плечу, потому что они ведь врали тогда врачам, что смогут пройти. И втайне они поддерживали друг друга.
И это тоже было твое счастье.

А теперь подними голову и вдохни глубоко-глубоко. Не смей реветь. Найди на небе звезду и поговори с ней. Это полезно и для тебя, и для звезды. 

Скажи ей, что ты очень счастливый человек. Что у тебя есть те, кого любишь ты и кто любит тебя. Пообещай ей, что больше не будешь откладывать на потом главное, не будешь говорить себе «успею». 
Ты не успеешь. 
Люди никогда не успевают рассказать друг другу  о своей любви. 
 
Посмотри теперь, как много было в твоей жизни такого, о чем потом, когда уже все случилось, люди тихо тоскуют. 
От чего просыпаются на мокрой от слез подушке. 
И потом молчат. 
И мысленно повторяют каждое слово, каждый жест, каждое прикосновение. Стараются кожей запомнить тепло и аромат.
Биение дорогого сердца. 
Всего лишь сон. 
И вернуть ничего нельзя. 
 
Я прихожу ко всем. 
Среди Вас нет никого, кто бы со мной не встретился. 
Поэтому готовься.
Зажигай свечу побольше. Не жалей. 
Эти слезы  – для тебя. Видишь, сколько крестов. 
Придет весна, мы будем вместе, придет  осень - тоже.
Теперь мы будем вместе навсегда. 
Я уже иду, открывай.  

Ну, здравствуй. 
Вот и я  – твое горе.   







   

© Copyright: Татьяна Шереметева, 2012

Регистрационный номер №0084538

от 15 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0084538 выдан для произведения:
Ну что, страшно? Придется привыкать. Нам с тобой долго еще быть вместе. До самого  края. Твоего, конечно. У меня краев нет. Ты это скоро сама  почувствуешь. Бояться  меня не надо. Я все равно приду. Со мной надо научиться жить. 

Посмотри мне в глаза. Здесь холодно и одиноко. Я хочу к вам, в ваш мир. Там тепло. Там живет ваше счастье. 
А уж я-то понимаю, что это такое. 
Хочешь, я расскажу тебе о нем? 
Пока  у нас есть время.
Слушай.

Вспомни, как ты гуляла по полю. Рожь уже почти поспела, колосья стояли желтые и очень высокие. А между ними васильки. Помнишь, как ты в этой ржи потеряла своего мальчика?  Он только научился ходить, и на ногах у него были белые, совсем игрушечные сандалики. Вспомнила?

И вдруг он исчез.  Вокруг тишина, и только  колосья друг о друга сухо постукивают.  Помнишь, как перепугалась ты, как заметалась по полю?  Как замерла на месте, когда увидела его?  Он, улыбаясь, смотрел на васильки, и  над ним склонялась спелая рожь. Помнишь, как по его  шелковой головке бегали солнечные зайчики? 
Вот это было твое счастье.   

А помнишь,  как однажды ночью ты приехала к своим на дачу? Помнишь, конечно же. Утром надо было опять уезжать. Помнишь, как кружилась голова от усталости и запаха жасмина? А мокрые от росы босоножки?

Помнишь, как  в предутреннем тумане между грядок с клубникой мелькала ночная рубашка матери? Как потом на крыльце вы ели эту клубнику из большой эмалированной миски, как откусывали зеленые хвостики и как мать расхохоталась, когда поняла, что от радости забыла надеть халат? 
Это тоже было твое счастье. 

А помнишь отца? Помнишь утро перед Парадом Победы в девяносто пятом?  Их оставалось уже совсем немного, этих стариков, одетых в серые казенные костюмы и кепки. Помнишь, как он встал в три часа утра, как тщательно  брился и как тряслись у него от волнения руки? 

Помнишь, как позвонил он своему фронтовому товарищу и каким-то придушенным голосом спросил: «Петька, ну ты как, готов?». Они ведь на всю жизнь остались друг для друга Петьками, Лешками, Сашками – эти когда-то  необыкновенно красивые,  смелые, как черти, боевые летчики, а на самом деле - просто мальчишки.

Помнишь, как шли они по Красной площади – сосредоточенно и очень старательно. Плотно, плечом к плечу, потому что они ведь врали тогда врачам, что смогут пройти. И втайне они поддерживали друг друга.
И это тоже было твое счастье.

А теперь подними голову и вдохни глубоко-глубоко. Не смей реветь. Найди на небе звезду и поговори с ней. Это полезно и для тебя, и для звезды. 

Скажи ей, что ты очень счастливый человек. Что у тебя есть те, кого любишь ты и кто любит тебя. Пообещай ей, что больше не будешь откладывать на потом главное, не будешь говорить себе «успею». 
Ты не успеешь. 
Люди никогда не успевают рассказать друг другу  о своей любви. 
 
Посмотри теперь, как много было в твоей жизни такого, о чем потом, когда уже все случилось, люди тихо тоскуют. 
От чего просыпаются на мокрой от слез подушке. 
И потом молчат. 
И мысленно повторяют каждое слово, каждый жест, каждое прикосновение. Стараются кожей запомнить тепло и аромат.
Биение дорогого сердца. 
Всего лишь сон. 
И вернуть ничего нельзя. 
 
Я прихожу ко всем. 
Среди Вас нет никого, кто бы со мной не встретился. 
Поэтому готовься.
Зажигай свечу побольше. Не жалей. 
Эти слезы  – для тебя. Видишь, сколько крестов. 
Придет весна, мы будем вместе, придет  осень - тоже.
Теперь мы будем вместе навсегда. 
Я уже иду, открывай.  

Ну, здравствуй. 
Вот и я  – твое горе.   







   

Рейтинг: +1 259 просмотров
Комментарии (4)
Валентина Попова # 15 октября 2012 в 13:37 0
А я думала смерть, а здесь по закону дуальности, противоположность счастью - горе, как добро и зло, как белое и чёрное,как жизнь и смерть и т.д. Мне нравятся короткие и ёмкие рассказы, в которых сразу видна суть. Вот к таким и относится ваш рассказ. Поздравляю, понравился. kissfor
Татьяна Шереметева # 16 октября 2012 в 02:37 0
Валентина, спасибо Вам за добрые слова!
С благодарностью, Т.
dogflo
Любовь Семёнова # 20 октября 2012 в 09:45 0
А я думала - испытание...Ведь нам ничего не даётся в награду или наказание...нам всё даётся во испытание нашей веры в добро...?
Татьяна Шереметева # 20 октября 2012 в 17:37 0
Не знаю, Люба.
На эти вопросы, думаю, однозначного ответа нет. Каждый выбирает для себя какой-то свой ответ, если вообще об этих вещах задумывается.
Спасибо Вам за внимание!