Наставник

6 января 2012 - Николай Ветров

Странные люди некоторые прихожане церкви. Вот даже мой наставник. Мне его дали, когда я в первый раз пришёл в нашу В-скую церковь. Вроде неплохой человек. Но иногда такое скажет, что задумаешься. И общаться с ним потом не хочется.
Спросил я у него как-то:
- А почему в пост мясо нельзя есть?
Наставник долго думал, а потом говорит:
- Это для того, чтобы страстей в себе не разжигать. Чтобы тёмные силы человека не одолевали.
- А Вас они одолевают? – спрашиваю.
- Конечно. Покоя не дают. Очень часто. И чем старше становлюсь, тем больше.
Прихожанину Анатолию было лет около шестидесяти. С бородой, волевым и стоическим выражением лица, он выглядел моложе своего возраста. Человек худощавый, жилистый, крепкий. Недавно женатый на прихожанке того же храма. Ни одного седого волоса. Прямолинейный взгляд жёлто-зелёных глаз оценивал собеседника внимательно и бескомпромиссно.
- А как это проявляется? – продолжал я.
- А так. Особенно ночью, - пояснил Анатолий. – Если ночью на вас найдёт наваждение, то встаньте с постели, зажгите свет, а лучше свечу по возможности и читайте правило от осквернения. Молитва есть такая.
Так и не поняв, что представляет из себя его наваждение, я спросил:
- Вот, например, человек любит есть баранину. А в пост её кушать нельзя.
Отчего баранам такая честь, что их в пост не едят?
- Ну как же, - сказал Анатолий. – Животные, они ведь как люди. Им свойственно многое, что присуще человеку, в том числе и любовь. А Бог завещал нам любить. Бог есть любовь, говорится в Евангелии.
- А человек должен любить всех людей? – уточнил я.
- Конечно, всех. Всех людей и весь мир. Так нам завещано.
- А как быть, скажем, с врагами церкви? – не унимался я. – Особенно много их было в двадцатые-тридцатые годы. Когда храмы разрушали, священников  расстреливали, да и верную паству. И главное, как Бог допустил такое?
- Если церкви разрушались, значит, так надо было, - уверенно заявил наставник. – Значит, их было слишком много. И не было, кому в них ходить.
- А как же убийство священнослужителей? – не отступал я.
- Если это было, значит, это было нужно.
- Богу?
- Богу, - согласился Анатолий.
- А ведь само слово «церковь» в переводе с греческого означает «Господь». Получается, что Бог разрушал сам себя?
Прихожанин поморщился, ища ответ к сложному вопросу.
Тогда свой ответ выдвинул я.
- Думаю, что мы должны уметь отличать добро от зла. И вовсе не обязательно любить врагов и разрушителей церкви.
- Любите врагов своих, - произнёс Анатолий и как-то внутренне обмяк.
- Насчёт любви я согласен, – продолжил я разговор. – Но вот возьмём такой случай. Это я прочитал в книге одного известного специалиста по лошадям. Он пишет, что людям свойственно приписывать лошади то, чего на самом деле у неё нет. Скажем, приходит жокей ежедневно в одно и то же время в конюшню с ведром овса. Лошади громко ржут, приветствуют его. «Вот как они мне радуются, как меня любят» - думает жокей и гладит своих подопечных.
А вот что утверждает специалист по лошадям. Он говорит, что если в то же самое время в конюшню с ведром зайдёт совершенно другой человек, то лошади будут так же радостно ржать. Что они одинаково хорошо относятся ко всем, кто их кормит.
- Ничего не понимает ваш спец в лошадях, - сказал Анатолий. Животные привыкают к человеку и любят его. Фальшивый ваш спец. Поменьше читайте подобных книг, - отрезал наставник.
- А вот другой пример, - говорю я. – Недавно видел по ТВ. Дикий медведь утащил из палатки исследователей пластиковое чучело, изображавшее человека. Он это чучело пытался убить, как делает это с живым человеком – раненым, голодным, обессиленным, отставшим от своих. При том, что человеком и не пахло. Медведь передними лапами наносил удары в грудину, наваливаясь всей своей огромной массой. С реальным человеком хватило бы и одного удара, он бы её проломил. А с манекеном медведь, видя, что у него не получается, бил и бил, ожидая разрушения. Потом несколько медведей принялись рвать чучело на куски.
- Животным свойственна любовь, - настаивал Анатолий.
- Но ведь это не любовь к Богу, - сказал я. – Это что-то  вроде инстинкта размножения. У животных ни церкви, ни икон, ни Бога нет, наверное.
- И все равно они любят, - твердил прихожанин.
- Так и мы любим. Но любовь любви рознь. То, что у мужчины к женщине и то, что у человека к Богу – это не одно и то же.
- Вы в себе любовь откройте, - посоветовал наставник. – А то я в Вас её не вижу.
- Так во мне есть любовь, - удивился я. – Иначе, зачем я в церковь хожу? Я же не гроб пустой.
- Нет в Вас любви. Вы и есть гроб пустой, - утверждал наставник. – И ничего Вы в любви не понимаете.
На этом разговор наш закончился.
Вечером Анатолий прислал СМС с извинениями. Они мне показались неискренними. Прислал потому, что положено в таких случаях извиняться.

 

© Copyright: Николай Ветров, 2012

Регистрационный номер №0012232

от 6 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012232 выдан для произведения:

Странные люди некоторые прихожане церкви. Вот даже мой наставник. Мне его дали, когда я в первый раз пришёл в нашу В-скую церковь. Вроде неплохой человек. Но иногда такое скажет, что задумаешься. И общаться с ним потом не хочется.
Спросил я у него как-то:
- А почему в пост мясо нельзя есть?
Наставник долго думал, а потом говорит:
- Это для того, чтобы страстей в себе не разжигать. Чтобы тёмные силы человека не одолевали.
- А Вас они одолевают? – спрашиваю.
- Конечно. Покоя не дают. Очень часто. И чем старше становлюсь, тем больше.
Прихожанину Анатолию было лет около шестидесяти. С бородой, волевым и стоическим выражением лица, он выглядел моложе своего возраста. Человек худощавый, жилистый, крепкий. Недавно женатый на прихожанке того же храма. Ни одного седого волоса. Прямолинейный взгляд жёлто-зелёных глаз оценивал собеседника внимательно и бескомпромиссно.
- А как это проявляется? – продолжал я.
- А так. Особенно ночью, - пояснил Анатолий. – Если ночью на вас найдёт наваждение, то встаньте с постели, зажгите свет, а лучше свечу по возможности и читайте правило от осквернения. Молитва есть такая.
Так и не поняв, что представляет из себя его наваждение, я спросил:
- Вот, например, человек любит есть баранину. А в пост её кушать нельзя.
Отчего баранам такая честь, что их в пост не едят?
- Ну как же, - сказал Анатолий. – Животные, они ведь как люди. Им свойственно многое, что присуще человеку, в том числе и любовь. А Бог завещал нам любить. Бог есть любовь, говорится в Евангелии.
- А человек должен любить всех людей? – уточнил я.
- Конечно, всех. Всех людей и весь мир. Так нам завещано.
- А как быть, скажем, с врагами церкви? – не унимался я. – Особенно много их было в двадцатые-тридцатые годы. Когда храмы разрушали, священников  расстреливали, да и верную паству. И главное, как Бог допустил такое?
- Если церкви разрушались, значит, так надо было, - уверенно заявил наставник. – Значит, их было слишком много. И не было, кому в них ходить.
- А как же убийство священнослужителей? – не отступал я.
- Если это было, значит, это было нужно.
- Богу?
- Богу, - согласился Анатолий.
- А ведь само слово «церковь» в переводе с греческого означает «Господь». Получается, что Бог разрушал сам себя?
Прихожанин поморщился, ища ответ к сложному вопросу.
Тогда свой ответ выдвинул я.
- Думаю, что мы должны уметь отличать добро от зла. И вовсе не обязательно любить врагов и разрушителей церкви.
- Любите врагов своих, - произнёс Анатолий и как-то внутренне обмяк.
- Насчёт любви я согласен, – продолжил я разговор. – Но вот возьмём такой случай. Это я прочитал в книге одного известного специалиста по лошадям. Он пишет, что людям свойственно приписывать лошади то, чего на самом деле у неё нет. Скажем, приходит жокей ежедневно в одно и то же время в конюшню с ведром овса. Лошади громко ржут, приветствуют его. «Вот как они мне радуются, как меня любят» - думает жокей и гладит своих подопечных.
А вот что утверждает специалист по лошадям. Он говорит, что если в то же самое время в конюшню с ведром зайдёт совершенно другой человек, то лошади будут так же радостно ржать. Что они одинаково хорошо относятся ко всем, кто их кормит.
- Ничего не понимает ваш спец в лошадях, - сказал Анатолий. Животные привыкают к человеку и любят его. Фальшивый ваш спец. Поменьше читайте подобных книг, - отрезал наставник.
- А вот другой пример, - говорю я. – Недавно видел по ТВ. Дикий медведь утащил из палатки исследователей пластиковое чучело, изображавшее человека. Он это чучело пытался убить, как делает это с живым человеком – раненым, голодным, обессиленным, отставшим от своих. При том, что человеком и не пахло. Медведь передними лапами наносил удары в грудину, наваливаясь всей своей огромной массой. С реальным человеком хватило бы и одного удара, он бы её проломил. А с манекеном медведь, видя, что у него не получается, бил и бил, ожидая разрушения. Потом несколько медведей принялись рвать чучело на куски.
- Животным свойственна любовь, - настаивал Анатолий.
- Но ведь это не любовь к Богу, - сказал я. – Это что-то  вроде инстинкта размножения. У животных ни церкви, ни икон, ни Бога нет, наверное.
- И все равно они любят, - твердил прихожанин.
- Так и мы любим. Но любовь любви рознь. То, что у мужчины к женщине и то, что у человека к Богу – это не одно и то же.
- Вы в себе любовь откройте, - посоветовал наставник. – А то я в Вас её не вижу.
- Так во мне есть любовь, - удивился я. – Иначе, зачем я в церковь хожу? Я же не гроб пустой.
- Нет в Вас любви. Вы и есть гроб пустой, - утверждал наставник. – И ничего Вы в любви не понимаете.
На этом разговор наш закончился.
Вечером Анатолий прислал СМС с извинениями. Они мне показались неискренними. Прислал потому, что положено в таких случаях извиняться.

 

Рейтинг: 0 252 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!