ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → НАЙДЕННЫЙ "БРАТ"

 

НАЙДЕННЫЙ "БРАТ"

article216435.jpg
Петро гнал свой самосвал по трассе. Новый двигатель ровно пел свою песню. По бокам от трассы протянулась лесопосадка на несколько километров. Петро закурил сигарету и замурлыкал под нос популярную песню. Урчание в животе и позывы «справить нужду», вывели его из безмятежного состояния. Остановив «ЗиЛ-130» на обочине, он прямиком побежал в лесопосадку. Присев за ближайший куст он, только, лишь, стал «справлять нужду», как за спиной услышал слабые стоны. Обеспокоенный, он, справившись, отправился определить источник стонов. Пройдя с десяток метров вглубь лесопосадки, он остановился, как вкопанный. К ветке дуба был привязан за ноги, головой вниз, связанный человек в форме старшего лейтенанта милиции. Лицо его было багрового цвета, а из носа, каплями, стекала кровь. Глаза его были закатаны, он не подавал никаких признаков жизни, если бы не слабый стон, вырывающийся из его открытого рта. Пришедший в себя Петро подбежал к нему и, перерезав верёвку, подхватил упавшее и обмякшее тело. Старший лейтенант был без сознания. Закинув его руку себе на шею, Петро потащил, волочащего ноги, милиционера к своей машине. Усадив кое-как, всё время сползающее, тело на сидение, он вывел самосвал на трассу и припустил, что было мочи, в город. При въезде, несущийся с бешеной скоростью самосвал, остановило ГАИ. Но, увидев причину этой гонки, тут же дали машину сопровождения, которая, включив сирену и мигалки, помчалась впереди самосвала расчищая ему дорогу. В приёмном покое больницы, старшего лейтенанта уложили на каталку и увезли во внутрь. Со стороны врачей и сотрудников милиции, сопровождавших самосвал, на Петра обрушился град вопросов. Он рассказал всё, как было и сказал, что хочет знать имя и фамилию пострадавшего, а так же, кем он работает. На свои вопросы он в скорости получил ответ. Это был Горячеев Олег, старший уполномоченный дорожно-постовой службы. В течении всего периода нахождения Олега в больнице, Петро приезжал его навещать, считая его своим крестником. Олег с сердечной благодарностью отнёсся к Петру и объявил его своим названным братом.
- Теперь, Петя, мой дом, - это твой дом. Я твой должник до конца своих дней, ведь я обязан тебе своей жизнью. В любой момент можешь рассчитывать на мою помощь и поддержку. Ты мой брат до конца моих дней.
Через две недели Олег был выписан из больницы. Петро частенько заезжал в гости к нему. А то, они, бывало, встречались на контрольном пункте ДПС, находящемся на одном из крупных перекрёстков за чертой города. Встречаясь, они пили кофе или чай с печеньем, курили, делились новостями. Но, только об одном вопросе Олег отказывался говорить: из-за чего и как он оказался привязанным к дереву.
Этот день для Петра был очень удачным. С утра, заехав в кафе выпить чашку кофе, он встретил там свою любимую подругу Нину и на спонтанно заданный вопрос, не дающий ему покоя, согласна ли она стать его женой, он получил положительный ответ. Заехав на бетонный завод за партией бетона для стройки, ему предложили полный борт «левого» бетона. Клиентов, кому можно было «сплавить» «левый» бетон, Петро знал. И сейчас он гнал самосвал с хорошими деньгами находящимися, пока, в виде «левого» бетона. Насвистывая «Песенку шофёра» Петро подъезжал к КП ДПС, на которой дежурил Олег. Он видел, как Олег вышел из будки и, загородив собой дорогу, с улыбкой поднял свой жезл.
- Привет, Петруха! – Олег крепко обнял Петра и похлопал его по спине. – Как жизнь? Чай уже вскипел, печенье зарумянилось, - всё только тебя ждёт. Заходи, пяток минут почаёвничаем, да и поедешь дальше. 
Он обнял Петра за плечи, и они зашли в будку КП. Разлив чай по чашкам и открыв коробку с печеньем, Олег поглядел через окно на машину Петра.
- Слушай, Петруха, сколько ты можешь ещё возить этот бетон? Не надоело? Я поговорю со своим начальством. Может, возьмут тебя водителем к нам в управление. Хватит моему брательнику бетон возить. Не для тебя эта работа.
- Да ладно, Олежка. Не такая это работа и плохая. – Петро отхлебнул чай и закурил сигарету. – Вот сегодня, например, ребята предложили мне «левачок». Как никак добавка к зарплате. Так что, с выручки приглашаю в ресторан. Я буду со своей невестой, а ты приходи со своей подругой.
- Постой, постой! – лицо Олега, вдруг, приняло серьёзный вид. – Как это, «левачок»? Это что, получается у тебя в машине «левый» груз, без накладных?
- Ну конечно, братуха! – засмеялся Петро. – Ты что, не знаешь, что такое «левак»?
- Так, так! – Олег постучал жезлом об стол. – Значит, «левачок»? А ну, заводи свою тачку, и поехали на бетонный завод, а я сейчас созвонюсь с ребятами из ОБХСС.
Петро вытаращил на Олега глаза, на время, потеряв дар речи.
- Ты что, Олежка?! В своём ли уме? Да мне, и ребятам с бетонного, горят срока за это. Это, же, целый борт бетона! Ты понимаешь это?! Как ты можешь так? Ты, же, мой названный брат! Я, же, тебе жизнь спас!
- Не стоит давить мне на психику, Петруха! – Олег сел за стол и, достав из планшета какую-то бумагу, стал её заполнять. – Дружба дружбой, а служба службой. Я не позволю, даже своему названному брату, заниматься хищением социалистической собственности! Это преступление, а с преступлениями надо бороться всеми способами. Пошли!
- Олег, ты что?! – Петро таращил на Олега глаза, не веря собственным ушам. – А, как же твои заверения и клятвы в оказании поддержки и помощи мне?
- Петруха, не путай божий дар с яичницей! – вскричал Олег, - Я могу тебе помочь деньгами, советом, да мало ли чем! Но с криминалом разговора не может быть. Единственное, что я могу для тебя сделать, это зафиксировать, что ты добровольно сдал мне «левый» бетон, чтоб пресечь преступную деятельность расхитителей социалистической собственности. В этом случае, ты абсолютно не пострадаешь, а наоборот, получишь денежную премию от администрации бетонного завода. А от нашего управления, благодарность. Вот тебе и зацепка, чтоб попасть к нам на работу. Усекаешь? Поехали!
Олег вышел из будки КП и повернулся ко, всё ещё сидящему, изумлённому Петру.
- Ну! – голос его не допускал возражений.
 Выйдя из будки КП, Петро подошёл к самосвалу, как зомби. Олег подошёл к стоящему рядом с КП мотоциклу «К-750» и, надев каску, завел его.
- Садись, Петруха, в машину, а я буду тебя эскортировать на бетонный завод. И давай, только без глупостей. Тебе, же, хуже будет.
Как лунатик Петро сел в кабину и завёл мотор. Мысли путались у него в голове, и он не мог сообразить, почему всё именно так. Олег выехал на трассу впереди самосвала и махнул рукой.
- Поехали!
Петро дал задний ход и, в тот же миг Олег был уже позади самосвала.
- Я, же, тебе сказал, без глупостей! Езжай за мной и смотри, удерёшь, себе приговор подпишешь!
Он опять оказался впереди самосвала. Петра, вдруг, охватила бешеная ярость. «Козёл! Сука! А ещё в братья записался! Тамбовский волк тебе брат, а не я! Ну, получай, гад!» «ЗиЛ-130» резко взревел всей своей мощью и, не успел Олег даже сообразить, что к чему, как груженый самосвал, ведомый рукой Петра, со всего маху врезался в заднее колесо милицейского мотоцикла. От мощного удара, мотоцикл подкинуло в воздух и он вместе с телом, вцепившегося в него, Олега пролетев десять метров, и перевернувшись, рухнул вниз в кювет, подминая под себя придорожные кусты и своего седока. Петро, трясущимися руками, вылез из остановившегося самосвала и затравленно огляделся. Трасса была чистой, никто не видел всего происшедшего. Петро подошёл к перевёрнутому мотоциклу с крутящимися в воздухе колёсами, и глянул на тело Олега придавленное им. Он лежал в неестественной позе и слабо стонал. Из его рта, тонкой струйкой, вытекала кровь.
- Ох, Олежка, зачем ты это сделал? – с горечью выкрикнул Петро и, откинув мотоцикл, поднял Олега на руки. – Какой, же, ты дурак!
Он погрузил неподвижное тело Олега к себе в кабину и погнал самосвал по направлению к городу, по направлению к больнице. Не вызывая лишних подозрений и используя окружные пути, он добрался до больницы. С помощью санитаров, тело Олега было помещено на каталку и доставлено в приёмный покой. Дежурный врач подошёл к каталке, пощупал пульс Олега на свисающей безжизненно руке, пощупал пульс на сонной артерии и заглянув в остекленевшие глаза, сказал:
- Он мёртв!
Прибывший  по вызову врача наряд милиции, задержал Петра до выяснения обстоятельств смерти старшего лейтенанта Олега Горячеева. После проведённого следствия, Петро был признан  виновным в преднамеренном убийстве, но в силу некоторых смягчающих обстоятельств, был приговорён к 10 годам лишения свободы, с отбыванием в колонии усиленного режима. 

© Copyright: Владимир Гликов, 2014

Регистрационный номер №0216435

от 23 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216435 выдан для произведения:
Петро гнал свой самосвал по трассе. Новый двигатель ровно пел свою песню. По бокам от трассы протянулась лесопосадка на несколько километров. Петро закурил сигарету и замурлыкал под нос популярную песню. Урчание в животе и позывы «справить нужду», вывели его из безмятежного состояния. Остановив «ЗиЛ-130» на обочине, он прямиком побежал в лесопосадку. Присев за ближайший куст он, только, лишь, стал «справлять нужду», как за спиной услышал слабые стоны. Обеспокоенный, он, справившись, отправился определить источник стонов. Пройдя с десяток метров вглубь лесопосадки, он остановился, как вкопанный. К ветке дуба был привязан за ноги, головой вниз, связанный человек в форме старшего лейтенанта милиции. Лицо его было багрового цвета, а из носа, каплями, стекала кровь. Глаза его были закатаны, он не подавал никаких признаков жизни, если бы не слабый стон, вырывающийся из его открытого рта. Пришедший в себя Петро подбежал к нему и, перерезав верёвку, подхватил упавшее и обмякшее тело. Старший лейтенант был без сознания. Закинув его руку себе на шею, Петро потащил, волочащего ноги, милиционера к своей машине. Усадив кое-как, всё время сползающее, тело на сидение, он вывел самосвал на трассу и припустил, что было мочи, в город. При въезде, несущийся с бешеной скоростью самосвал, остановило ГАИ. Но, увидев причину этой гонки, тут же дали машину сопровождения, которая, включив сирену и мигалки, помчалась впереди самосвала расчищая ему дорогу. В приёмном покое больницы, старшего лейтенанта уложили на каталку и увезли во внутрь. Со стороны врачей и сотрудников милиции, сопровождавших самосвал, на Петра обрушился град вопросов. Он рассказал всё, как было и сказал, что хочет знать имя и фамилию пострадавшего, а так же, кем он работает. На свои вопросы он в скорости получил ответ. Это был Горячеев Олег, старший уполномоченный дорожно-постовой службы. В течении всего периода нахождения Олега в больнице, Петро приезжал его навещать, считая его своим крестником. Олег с сердечной благодарностью отнёсся к Петру и объявил его своим названным братом.
- Теперь, Петя, мой дом, - это твой дом. Я твой должник до конца своих дней, ведь я обязан тебе своей жизнью. В любой момент можешь рассчитывать на мою помощь и поддержку. Ты мой брат до конца моих дней.
Через две недели Олег был выписан из больницы. Петро частенько заезжал в гости к нему. А то, они, бывало, встречались на контрольном пункте ДПС, находящемся на одном из крупных перекрёстков за чертой города. Встречаясь, они пили кофе или чай с печеньем, курили, делились новостями. Но, только об одном вопросе Олег отказывался говорить: из-за чего и как он оказался привязанным к дереву.
Этот день для Петра был очень удачным. С утра, заехав в кафе выпить чашку кофе, он встретил там свою любимую подругу Нину и на спонтанно заданный вопрос, не дающий ему покоя, согласна ли она стать его женой, он получил положительный ответ. Заехав на бетонный завод за партией бетона для стройки, ему предложили полный борт «левого» бетона. Клиентов, кому можно было «сплавить» «левый» бетон, Петро знал. И сейчас он гнал самосвал с хорошими деньгами находящимися, пока, в виде «левого» бетона. Насвистывая «Песенку шофёра» Петро подъезжал к КП ДПС, на которой дежурил Олег. Он видел, как Олег вышел из будки и, загородив собой дорогу, с улыбкой поднял свой жезл.
- Привет, Петруха! – Олег крепко обнял Петра и похлопал его по спине. – Как жизнь? Чай уже вскипел, печенье зарумянилось, - всё только тебя ждёт. Заходи, пяток минут почаёвничаем, да и поедешь дальше. 
Он обнял Петра за плечи, и они зашли в будку КП. Разлив чай по чашкам и открыв коробку с печеньем, Олег поглядел через окно на машину Петра.
- Слушай, Петруха, сколько ты можешь ещё возить этот бетон? Не надоело? Я поговорю со своим начальством. Может, возьмут тебя водителем к нам в управление. Хватит моему брательнику бетон возить. Не для тебя эта работа.
- Да ладно, Олежка. Не такая это работа и плохая. – Петро отхлебнул чай и закурил сигарету. – Вот сегодня, например, ребята предложили мне «левачок». Как никак добавка к зарплате. Так что, с выручки приглашаю в ресторан. Я буду со своей невестой, а ты приходи со своей подругой.
- Постой, постой! – лицо Олега, вдруг, приняло серьёзный вид. – Как это, «левачок»? Это что, получается у тебя в машине «левый» груз, без накладных?
- Ну конечно, братуха! – засмеялся Петро. – Ты что, не знаешь, что такое «левак»?
- Так, так! – Олег постучал жезлом об стол. – Значит, «левачок»? А ну, заводи свою тачку, и поехали на бетонный завод, а я сейчас созвонюсь с ребятами из ОБХСС.
Петро вытаращил на Олега глаза, на время, потеряв дар речи.
- Ты что, Олежка?! В своём ли уме? Да мне, и ребятам с бетонного, горят срока за это. Это, же, целый борт бетона! Ты понимаешь это?! Как ты можешь так? Ты, же, мой названный брат! Я, же, тебе жизнь спас!
- Не стоит давить мне на психику, Петруха! – Олег сел за стол и, достав из планшета какую-то бумагу, стал её заполнять. – Дружба дружбой, а служба службой. Я не позволю, даже своему названному брату, заниматься хищением социалистической собственности! Это преступление, а с преступлениями надо бороться всеми способами. Пошли!
- Олег, ты что?! – Петро таращил на Олега глаза, не веря собственным ушам. – А, как же твои заверения и клятвы в оказании поддержки и помощи мне?
- Петруха, не путай божий дар с яичницей! – вскричал Олег, - Я могу тебе помочь деньгами, советом, да мало ли чем! Но с криминалом разговора не может быть. Единственное, что я могу для тебя сделать, это зафиксировать, что ты добровольно сдал мне «левый» бетон, чтоб пресечь преступную деятельность расхитителей социалистической собственности. В этом случае, ты абсолютно не пострадаешь, а наоборот, получишь денежную премию от администрации бетонного завода. А от нашего управления, благодарность. Вот тебе и зацепка, чтоб попасть к нам на работу. Усекаешь? Поехали!
Олег вышел из будки КП и повернулся ко, всё ещё сидящему, изумлённому Петру.
- Ну! – голос его не допускал возражений.
 Выйдя из будки КП, Петро подошёл к самосвалу, как зомби. Олег подошёл к стоящему рядом с КП мотоциклу «К-750» и, надев каску, завел его.
- Садись, Петруха, в машину, а я буду тебя эскортировать на бетонный завод. И давай, только без глупостей. Тебе, же, хуже будет.
Как лунатик Петро сел в кабину и завёл мотор. Мысли путались у него в голове, и он не мог сообразить, почему всё именно так. Олег выехал на трассу впереди самосвала и махнул рукой.
- Поехали!
Петро дал задний ход и, в тот же миг Олег был уже позади самосвала.
- Я, же, тебе сказал, без глупостей! Езжай за мной и смотри, удерёшь, себе приговор подпишешь!
Он опять оказался впереди самосвала. Петра, вдруг, охватила бешеная ярость. «Козёл! Сука! А ещё в братья записался! Тамбовский волк тебе брат, а не я! Ну, получай, гад!» «ЗиЛ-130» резко взревел всей своей мощью и, не успел Олег даже сообразить, что к чему, как груженый самосвал, ведомый рукой Петра, со всего маху врезался в заднее колесо милицейского мотоцикла. От мощного удара, мотоцикл подкинуло в воздух и он вместе с телом, вцепившегося в него, Олега пролетев десять метров, и перевернувшись, рухнул вниз в кювет, подминая под себя придорожные кусты и своего седока. Петро, трясущимися руками, вылез из остановившегося самосвала и затравленно огляделся. Трасса была чистой, никто не видел всего происшедшего. Петро подошёл к перевёрнутому мотоциклу с крутящимися в воздухе колёсами, и глянул на тело Олега придавленное им. Он лежал в неестественной позе и слабо стонал. Из его рта, тонкой струйкой, вытекала кровь.
- Ох, Олежка, зачем ты это сделал? – с горечью выкрикнул Петро и, откинув мотоцикл, поднял Олега на руки. – Какой, же, ты дурак!
Он погрузил неподвижное тело Олега к себе в кабину и погнал самосвал по направлению к городу, по направлению к больнице. Не вызывая лишних подозрений и используя окружные пути, он добрался до больницы. С помощью санитаров, тело Олега было помещено на каталку и доставлено в приёмный покой. Дежурный врач подошёл к каталке, пощупал пульс Олега на свисающей безжизненно руке, пощупал пульс на сонной артерии и заглянув в остекленевшие глаза, сказал:
- Он мёртв!
Прибывший  по вызову врача наряд милиции, задержал Петра до выяснения обстоятельств смерти старшего лейтенанта Олега Горячеева. После проведённого следствия, Петро был признан  виновным в преднамеренном убийстве, но в силу некоторых смягчающих обстоятельств, был приговорён к 10 годам лишения свободы, с отбыванием в колонии усиленного режима. 

Рейтинг: 0 139 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!