Начало

28 января 2012 - Елена Разумова
 Я любила заходить в эту кондитерскую. Во-первых, недалеко от метро, во-вторых, здесь можно было полакомиться по вполне доступным  ценам и горячим шоколадом, и вкуснейшими миндальными пирожными. Сейчас  просто сидела за крайним столиком у окна, болтала ногой, вяло наблюдая за прохожими. Надо было ехать в деканат, а я все тянула время.
Поднявшись на второй этаж, постучала в знакомую дверь, опасливо заглянула туда и обнаружила Евгению Ивановну, нашу методичку, в полном одиночестве разбиравшую какие-то бумаги. Вошла, прикрыла поплотнее дверь , немного помявшись, кашлянула .Евгения Ивановна, сухопарая, невысокого роста женщина в больших роговых очках и в своем вечном коричневом платье с белым кружевным воротничком, строго глянула на меня и, поджав губы, полезла в огромный железный шкаф, занимавший почти две трети ее комнатушки. Вынырнув оттуда, бросила на стол пухлый серый конверт плотной бумаги, выцарапала оттуда две бумаженции и, ткнув одной из них, процедила сквозь зубы: «Расписывайся!». Потом дернула плечиком, мол, иди смотри. Пробежав глазами бумажку, черканула свою подпись и отправилась к висевшей во всю стену порядком истрепанной карте СССР. Тихо вздохнув, ткнув пальцем в Москву, я все же не теряла надежды сразу и без потерь отыскать эти Бочата, где предстояло начать свою трудовую деятельность. Дойдя до Уральского хребта,вдруг почувствовала, как  предательски засвербило в носу и на глазах стали набухать слезы. Услышав тихое сопение, Евгения Ивановна решительно подошла , отвела руку довольно далеко от Уральских гор и ткнула пальцем в точку с надписью «Кемерово».
- Ты меня слышишь? Внимательно читала свое распределение? Да возьми себя наконец в руки! Надо явиться в Кемеровский райздравотдел и уже оттуда…
Что следовало оттуда,  уже плохо слышала, сил больше не было, я в голос заревела, прислонившись к этой злосчастной карте. Растерянно взглянув на меня, Евгения Ивановна направилась к выходу, рявкнула кому-то в коридоре: «Обед!», закрыла дверь на ключ. Налив из большущего графина стакан воды, сунула мне его под нос, усадила  на стул и пристроилась рядом сама.
- Дом то продала? Цену хорошую дали? Да не молчи уж…
- Какая уж там цена за развалюху…
- Какая-никакая, а деньги тебе сейчас нужны, девонька. Кто бы мог подумать, наша лучшая выпускница, отличница, общественница, вот мать-то бы узнала! – Евгения Ивановна испуганно осеклась, прикрыв рот ладошкой.
- Ничего, я уже привыкла.
Всего две недели назад я схоронила тетку, седьмая вода на киселе, но это была единственная на свете родня. Мама умерла годом раньше. Из-за похорон, собственно, так и задержалась. Все  сокурсники уже разъехались кто куда.
- Ты, милая, посмотри документы-то. Там все в порядке, но все ж посмотри.
Выложив содержимое конверта,  с удивлением обнаружила среди всего прочего деньги.
- А, это  девчонки с факультета собрали, ну, кто сколько, конечно, смог. А этот-то объявился? И как же ты теперь будешь? – она с любопытством покосилась на мой уже заметно округлившийся живот.
- Не знаю, люди везде есть, и хороших среди них все же больше. Не пропаду.
- Ладно, иди уже, разволновала ты меня, а  еще работать до вечера.
Надо было зайти  в общежитие, сдать место и забрать свои нехитрые пожитки. По пути заглянула в универмаг, выбрала себе там небольшой фибровый чемоданчик. Не смогла удержаться, проходя мимо обувного отдела. Белые туфли лодочки были красивы до невозможности. Я аж зажмурилась от удовольствия, представив себя в них и в том небесно-голубого цвета штапельном платье. А в руках, конечно, белые ромашки и завиток на лбу, как у Гурченко. Тряхнув головой, чтобы сбросить с себя наваждение представленного, решительно направилась к резиновым сапогам. Думаю, что в этих самых Бочатах они будут в самый раз.
Билет на поезд купила на завтрашний вечер,  на всё хватило времени, даже погулять по Москве в последний раз.
Войдя в купе,  увидела там крупного носастого дядьку, который уже расстелил на столике газетку и выкладывал на нее свою нехитрую снедь. Вошла женщина в белом платочке и плюшевой жакетке с мальчонкой золотушного вида. Мы все перездоровались и перезнакомились и за тихим разговором ожидали отправки поезда. Захотелось выйти на перрон, а чего я там не видала? Проводница уже прошлась по вагону, прося провожающих его покинуть. Через несколько минут поезд дернулся и плавно покатился. Ну вот, пожалуй, и все… Москва откатывалась  все дальше и дальше, отпуская без сожаления и всяких прочих сантиментов. Да и я закрывала эту главу своей жизни без особого душевного надрыва: все выплакалось и выстрадалось, теперь уносилось прочь с желтыми пятнами фонарей. Впереди была новая жизнь. И я была не одна. Устроившись поудобнее на полке,  вслушалась в перестук колес: «Все хорошо, хорошо, все будет хорошо!». Мне еще тогда было невдомек, что через несколько дней  буду главврачом сельской участковой больницы, и придется быть и хирургом, и педиатром, и терапевтом, пока не пришлют еще одного врача на подмогу. Буду бороться с трахомой и вспышкой туберкулеза, выбивать для больницы новый инструментарий и дрова. Родится сын Костик, а Зина, одинокая женщина, у которой поселилась, так привяжется к нам, что станет мне второй матерью и бабушкой для Костика. 

© Copyright: Елена Разумова, 2012

Регистрационный номер №0019901

от 28 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0019901 выдан для произведения:

 Я любила заходить в эту кондитерскую. Во-первых, недалеко от метро, во-вторых, здесь можно было полакомиться по вполне доступным для меня ценам и горячим шоколадом, и вкуснейшими миндальными пирожными. Сейчас я просто сидела за крайним столиком у окна, болтала ногой, вяло наблюдая за прохожими. Надо было ехать в деканат, а я все тянула время.

Поднявшись на второй этаж, постучала в знакомую дверь, опасливо заглянула туда и обнаружила Евгению Ивановну, нашу методичку, в полном одиночестве разбиравшую какие-то бумаги. Вошла, прикрыла поплотнее дверь и , немного помявшись, кашлянула .Евгения Ивановна, сухопарая, невысокого роста женщина в больших роговых очках и в своем вечном коричневом платье с белым кружевным воротничком, строго глянула на меня и, поджав губы, полезла в огромный железный шкаф, занимавший почти две трети ее комнатушки. Вынырнув оттуда, бросила передо мной пухлый серый конверт плотной бумаги, выцарапала оттуда две бумаженции и, ткнув одной из них, процедила сквозь зубы: «Расписывайся!». Потом дернула плечиком, мол, иди смотри. Я пробежала глазами бумажку, черканула свою подпись и отправилась к висевшей во всю стену порядком истрепанной карте СССР. Тихо вздохнув, ткнув пальцем в Москву, я не теряла надежды сразу и без потерь отыскать эти Бочата, где мне предстояло начать свою трудовую деятельность. Дойдя до Уральского хребта, я почувствовала, как у меня предательски засвербило в носу и на глазах стали набухать слезы. Услышав мое тихое сопение, Евгения Ивановна решительно подошла ко мне, отвела руку довольно далеко от Уральских гор и ткнула пальцем в точку с надписью «Кемерово».

- Ты меня слышишь? Ты вообще читала свое распределение? Да возьми ты себя наконец в руки! Тебе надо явиться в Кемеровский райздравотдел и уже оттуда…

Что следовало оттуда, я уже плохо слышала, силы меня оставили, я в голос заревела, прислонившись к этой злосчастной карте. Растерянно взглянув на меня, Евгения Ивановна направилась к выходу, рявкнула кому-то в коридоре: «Обед!», закрыла дверь на ключ. Налив из большущего графина стакан воды, сунула мне его под нос, усадила меня на стул и пристроилась рядом сама.

- Дом то продала? Цену хорошую дали? Да не молчи уж…

- Какая уж там цена за развалюху…

- Какая-никакая, а деньги тебе сейчас нужны, девонька. Кто бы мог подумать, наша лучшая выпускница, отличница, общественница, вот мать-то бы узнала! – Евгения Ивановна испуганно осеклась и, прикрыв рот ладошкой, опасливо на меня поглядела.

- Ничего, я уже привыкла.

Всего две недели назад я схоронила тетку, седьмая вода на киселе, но это была единственная на свете моя родня. Мама умерла годом раньше. Из-за похорон, собственно, я так и задержалась. Все мои сокурсники уже разъехались кто куда.

- Ты, милая, посмотри документы-то. Там все в порядке, я проверяла, но все ж посмотри.

Выложив содержимое конверта, я с удивлением обнаружила среди всего прочего деньги.

- А, это тебе девчонки с факультета собрали, ну, кто сколько, конечно, смог. А этот-то объявился? И как же ты теперь будешь? – она с любопытством покосилась на мой уже заметно округлившийся живот.

- Не знаю, люди везде есть, и хороших среди них все же больше. Не пропаду.

- Ладно, иди уже, разволновала ты меня, а мне еще работать.

Надо было зайти еще в общежитие, сдать место и забрать свои нехитрые пожитки. По пути я заглянула в универмаг, выбрала себе там небольшой фибровый чемоданчик. Не смогла удержаться и заглянула в обувной отдел. Белые туфли лодочки были красивы до невозможности. Я аж зажмурилась от удовольствия, представив себя в них и в том небесно-голубого цвета штапельном платье. А в руках у меня, конечно, белые ромашки и завиток на лбу, как у Гурченко. Тряхнув головой, чтобы сбросить с себя наваждение представленного, решительно направилась к резиновым сапогам. Мне почему-то думалось, что в этих самых Бочатах они будут практичнее, чем лодочки.

Билет на поезд я купила на завтрашний вечер, и мне на все хватило времени, даже погулять по Москве в последний раз.

Войдя в купе, я увидела там крупного носастого дядьку, который уже расстелил на столике газетку и выкладывал на нее свою нехитрую снедь. Вошла женщина в белом платочке и плюшевой жакетке с мальчонкой золотушного вида. Мы все перездоровались и перезнакомились и за тихим разговором ожидали отправки поезда. Захотелось выйти на перрон, а чего я там не видала? Проводница уже прошлась по вагону, прося провожающих его покинуть. Через несколько минут поезд дернулся и плавно покатился. Ну вот, пожалуй, и все… Москва откатывалась от меня все дальше и дальше, отпуская без сожаления, без всяких прочих сантиментов. Да и я закрывала эту главу своей жизни без особого душевного надрыва: все выплакалось и выстрадалось, теперь уносилось прочь с желтыми пятнами фонарей. Я ехала в новую жизнь. И я была не одна. Устроившись поудобнее на полке, я вслушалась в перестук колес: «Все хорошо, хорошо, все будет хорошо!». И мне еще тогда было невдомек, что через несколько дней я буду главврачом сельской участковой больницы, и мне придется быть и хирургом, и педиатром, и терапевтом, пока не пришлют еще одного врача на подмогу. Буду бороться с трахомой и вспышкой туберкулеза, выбивать для больницы новый инструментарий и дрова. У меня родится сын Костик, а Зина, одинокая женщина, у которой поселилась, так привяжется ко мне, что станет мне второй матерью и бабушкой для Костика. 

Рейтинг: +12 883 просмотра
Комментарии (20)
Лидия Гржибовская # 30 января 2012 в 05:18 0
Спасибо Леночка, пусть и с грустинкой рассказ, но окончание меня успокоило, пусть у твоей ЛГ всё булет в жизни прекрасно
Елена Разумова # 30 января 2012 в 20:53 0
Спасибо ,Лидия !Вы очень добры ко мне ! flo
Ольга Постникова # 30 января 2012 в 21:01 0
Как я рада знакомству, Елена! Очень близко и по сюжетам, и по стилю. 30
Елена Разумова # 30 января 2012 в 21:09 0
Взаимно,Ольга! shokolade
Viktor Krieger # 4 февраля 2012 в 13:11 0
Автор смотрит на жизнь не прищурившись,а открытым взглядом.Мне нравится.Успехов тебе,Лена!
Валига # 6 февраля 2012 в 14:13 0
Леночка, очень хорошо излагаете: и интригующе, и легко... И мысль красной нитью по обоим рассказам просто замечательная: "...люди везде есть, и хороших среди них все же больше..."!!!
Елена Разумова # 10 февраля 2012 в 00:00 +1
shokolade Благодарю за доброе ко мне отношение!
Игорь Нуржанов # 6 февраля 2012 в 16:50 0
Жизненно, трогательно и с верою в людей...
rose
Елена Разумова # 10 февраля 2012 в 00:01 0
Спасибо, Игорь! flower
Карина # 10 февраля 2012 в 21:47 0
Елена, очень понравился рассказ live1 , и очень понимаю Вас тогдашнюю, почти в такой же ситуации нахожусь сегодня я, только не знаю что будет дальше. joke
Елена Разумова # 23 февраля 2012 в 23:48 0
Все будет хорошо! buket4
Елена Нацаренус # 25 февраля 2012 в 12:42 0
Сильная женщина...Уважаю! Главное в жизни - не опускать руки...Из любого тупика можно найти выход!
Елена Разумова # 25 февраля 2012 в 15:15 0
Спасибо, Елена! buket7
Марина Попова # 30 марта 2012 в 07:26 0
Леночка, какая же вы умница!
И тема повторилась - женщина одна,
да ещё и усугубилась тем, что ехать
одинокой и беременной выпускнице
в неизвестность! Но как мастерски!
Абсолютно новая вещь! И столько вселяет надежды и
оптимизма! А начинала читать, сдерживая слёзы!
Спасибо вам, Леночка, за ваше творчество!
Радуюсь вам! live1 buket7
Елена Разумова # 30 марта 2012 в 19:23 0
Спасибо, Марина, за теплый отзыв! buket3
Эдуард Дэлюж # 14 мая 2012 в 19:47 0
Столько добра и тепла в Ваших рассказах..столько светлого....

buket7
Vilenna Gai # 10 июня 2012 в 19:50 0
Как замечательно написано!
Елена Разумова # 10 июня 2012 в 20:20 0
Спасибо на добром слове, Виктория. Текст, конечно, сыроват, многое можно исправить.Да все времени не хватает. smile
Татьяна Французова # 15 ноября 2012 в 23:27 0
Очень хорошо написано, эмоционально, по-хорошему шероховато, - всё работает на правильное впечатление читателя. Очень понравилось! sneg
0 # 17 ноября 2012 в 21:00 0
Леночка, мне это близко по двум причинам - так моя мама отправилась покорять неизведанное после института, а еще потому, что я доктор))) Очень понравилась манера письма, легко читается и увлекает своей простотой (разумеется это только на первый взгляд легко сесть и написать, но не всем удается!). Это признак мастерства))) Удачи Вам! sneg