ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → На Колыму ч. 2 гл. 13. Наводнения 1939 года и в новом век

На Колыму ч. 2 гл. 13. Наводнения 1939 года и в новом век

14 декабря 2019 - Владимир Винников

 


 

Перед вылетом из Магадана, я заехал на улицу Пролетарскую в бывшее здание «Дальстроя», где попросил у Вадима, специалиста отдела геологии и лицензирования департамента по недропользованию по Магаданской области, взять в архиве акционерного общества «Северовостокзолото» материалы по Колымскому наводнению 1939-го года. Об этом меня просил старый геолог Баранов Михаил Анатольевич, которому исполнилось сто лет. Баранов был одним из свидетелей этого стихийного бедствия, произошедшего семьдесят восемь лет назад.

Ведь тогда покорители Северо-Востока СССР едва не лишились единственного моста, с большим трудом переброшенного через полноводную реку.

 Я перечитал материалы, посмотрел фотографии и на ксероксе сделал две копии. Одну копию вложил в свой дневник, вторую вместе с фотографиями отложил для Баранова. Откатал я и несколько страниц из книги Лукина, написавшего об этом событии.

Из материалов я узнал, что девяносто семь процентов воды протекает в Колыме за пять теплых безморозных месяцев. Обычно на реке случается два паводка в году  - весеннее половодье с пиком в июне и осенне-летним дождевым паводком в августе-сентябре.

За весь период наблюдений, максимальные расходы весеннего половодья в 1951 году составили восемь тысяч пятьсот кубометров в секунду.

Самые максимальные ливневые паводки имели место в 1939 году, когда расход воды в паводок составил двенадцать тысяч двести кубометров в секунду, что в пять раз больше расхода реки Невы.

Учёные гидрологи подсчитали, что аналогичные Колымскому паводку 1939 года могут повторяться с частотой раз в пятьсот лет. Средний подъем уровня при дождевых паводках на Колыме составляет около шести метров, наибольший доходит до одиннадцати метров.

Многолетняя амплитуда колебаний уровня воды в створе Колымской ГЭС бывает шестнадцать метров. Интенсивность подъема воды может составлять до шести метров в сутки.

На двести семнадцати километровом участке от Колымской до Усть-Среднеканской плотин, река Колыма принимает в себя четыре крупных притока - Бахапчу, Дебин, Оротукан, Таскан и множество мелких рек.

Средне многолетний расход реки здесь удваивается, а расходы весенних половодий и дождевых паводков достигают фантастических значений – до восемнадцати тысяч кубометров в секунду в 1939 году – с рекой Колымой в это время шутки плохи.

Мост через Колыму был запроектирован ещё в 1935 году инженером Семёновым. Строило мост Управление дорожного строительства, которое возглавлял Запорожец. Тот самый, который был заместителем начальника НКВД города Ленинграда, и который вместе со своим начальником Медведем не уберег Кирова. После убийства Кирова, Медведь и Запорожец были освобождены от должности и отправлены на Колыму под начало Берзина. Мост был построен в мае 1937 года.

Катастрофический паводок конца августа 1939 года произошёл в то время, когда Дальстроем руководил генерал Павлов. В результате ливневых дождей 22-24 августа 1939 года вода в реке поднялась на одиннадцать с половиной метров. Опоры моста были затоплены полностью, арки моста были под водой на треть высоты.

Затоплены были все прибрежные посёлки. Паводковые воды размывали берега, сносили деревья и строения. У моста образовались огромные по высоте и объёму заторы.

Лукин так описывал это событие в своей книге: Начальник Дальстроя Павлов, находившийся в это время в Ягодном, тут же прибыл на место надвигающейся катастрофы и взял руководство в свои руки.

Автомашины, идущие с грузом в Ягодинский и Сусуманский районы, он приказал загнать на мост, заполнив всю его длину по правой стороне, а машины, возвра­щающиеся в Магадан порожняком, загрузив камнем, загнал на мост, с другой его половины.

Тяжёлые машины стояли впритык друг к другу по всей много­метровой длине моста и своей тяжестью помогали выстоять деревянным кон­струкциям под свирепым напором сбесившейся реки. В эти дни заторы у моста взрывали. Трое суток длилась борь­ба со стихией.

 

Павлов руководил рабо­тами, и в любое время суток можно было видеть на мосту его неподвижную, как изваяние, фигуру. На дрожавший под напором воды мост Павлов не пу­скал никого. Перегруженный мост устоял, но многие узлы пролетных строе­ний были нарушены. Спасая мост, Павлов находился на нём под проливным дождем в общей сложности двое суток, после чего серьёз­но заболел. 

Ни один строитель не рискнул бы так перегрузить мост, прогиб моста в середине пролета составлял тридцать пять сантиметров. Выручила колым­ская лиственница, из которой построен мост – она гнётся, но не ломается.

Вадим дал мне ещё одну папку с фотографиями и материалами по прошлогоднему ночному наводнению в городе Сусумане, я посмотрел и сделал вывод, что не зря Сусуман называют колымской Венецией.

                     

В папке я увидел фотографии: Вот улица и та самая дамба.

Сусуман переживает наводнения регулярно. Обычно это случается в середине июня. Но в 2016 году город утонул 27 августа накануне заморозков, утром 28 августа, в Сусумане выпал первый снег. Причина каждый раз одна и та же: –  прорыв дамбы.

 

Вылетая из Магадана в Хабаровск, я подумал, что Билибинский район так богат полезными ископаемыми. Там имеются залежи рудного и россыпного золота, серебра, металлов платиновой группы. С помощью моих товарищей геологов (есть там и небольшой мой вклад), был выявлен ряд перспективных рудопроявлений олова, цинка, меди, сурьмы, вольфрама, ртути, свинца, угля.

На картах отмечено более тридцати рудных минералов, в том числе пирит, халькопирит, борнит, молибденит.

Вот только хватит ли терпения и здоровья нынешним жителям Билибино дождаться значительных улучшений своей жизни? Хотя по последним данным спад золотодобычи прекратился, начались позитивные изменения в этой отрасли, связанные с разработкой месторождения «Каральвеем». Объем добычи золота увеличился.

И ещё я узнал, что динамично развиваются предприятия, относящиеся к сельскохозяйственной отрасли, ориентированные преимущественно на внутренний спрос. Получен прирост поголовья оленей, денежные средства направлены на дальнейшее увеличение доли мясной и рыбной продукции собственного производства.

Уровень доходов населения в прошедшем году повысился. Рост объемов производства способствовал увеличению размера заработной платы. Среднемесячная заработная плата работников крупных и средних предприятий, некоммерческих организаций в районе составила сорок восемь тысяч рублей, почти как в Москве.

Вот только продуктов купишь на эти деньги в Билибино значительно меньше, чем в столице. Цены здесь – запредельные!

 

В аэропорту Магадана, ожидая посадки в самолёт я включил свой нотбук и прочитал сообщение, что в минувшие сутки в Дальневосточном федеральном округе возникло шесть лесных пожаров: четыре из них в Еврейской автономной области. С начала пожароопасного периода текущего года на территории ДФО возникло двадцать пять лесных пожаров на площади 8468,5 гектаров.

 

Многие привыкли слышать, что пожароопасный период бывает только весной и осенью.

Чаще всего это так, именно в это время сухая трава, подстилка в лесу вспыхивает, как порох, тысячами гектаров выгорают леса, горят села, гибнут люди. Но с наступление жаркого и сухого лета и появлением зелени таёжные пожары гораздо опаснее.

На Дальнем Востоке лето - это старт самых тяжелых, самых катастрофичных для тайги подземных и наземных пожаров. Торф и мох в северных районах могут гореть годами, они будто «засыпают» зимой и возобновляться с потеплением.

Летний пожар, это катастрофа для дальневосточной тайги. Весной сгорит подстилка, да стволы деревьев обгорят, и практически всё, если нет торфяников. Теплее стало - новая трава выросла, деревья отошли.

Летом пожар уходит под землю и убивает всё живое. После него на горельнике ещё очень долго ничего не вырастет, ведь горят корни деревьев. Лес потом сохнет и вываливается сотнями гектаров.

Высохшие стволы образуют огромные завалы, в них начинают плодиться короеды и прочие паразиты, которые затем переходят на здоровые деревья. Высохший лес, это идеальная «пища» для будущих пожаров.

Но самое плохое, что из-за торфяных возгораний начинается эрозия почвы, образование в низинах оврагов, болот. Некогда живые сопки превращаются в голые скалы.

Тайга гибнет, зверь уходит. Я уже не говорю про то, что торфяной пожар нередко выходит на поверхность и может даже перейти в верховой пожар.

А это ещё страшней, когда, подгоняемый сильным ветром пожар «идёт» стеной, перескакивая автомобильные дороги гудит, стреляет искрами, трещит падающими деревьями, оповещая о своём появлении и всё уничтожает на своём пути.

Пахнет гарью и жжёным мясом погибших животных, стоит густой дым, ничего не видно вокруг. Кажется, нет такой силы, что остановит его.

 

Не думал я, что в скором времени увижу всё это своими глазами.

 

С Евгением Ролётовичем мы простились в аэропорту Хабаровска, я собирался посетить Еврейскую автономную область и в Хабаровской краевой библиотеке познакомился с материалами по наводнениям на реках Амуре, Бире, Сутаре, что в Еврейской автономной области.

 

 

© Copyright: Владимир Винников, 2019

Регистрационный номер №0463444

от 14 декабря 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0463444 выдан для произведения:

 


 

Перед вылетом из Магадана, я заехал на улицу Пролетарскую в бывшее здание «Дальстроя», где попросил у Вадима, специалиста отдела геологии и лицензирования департамента по недропользованию по Магаданской области, взять в архиве акционерного общества «Северовостокзолото» материалы по Колымскому наводнению 1939-го года. Об этом меня просил старый геолог Баранов Михаил Анатольевич, которому исполнилось сто лет. Баранов был одним из свидетелей этого стихийного бедствия, произошедшего семьдесят восемь лет назад.

Ведь тогда покорители Северо-Востока СССР едва не лишились единственного моста, с большим трудом переброшенного через полноводную реку.

 Я перечитал материалы, посмотрел фотографии и на ксероксе сделал две копии. Одну копию вложил в свой дневник, вторую вместе с фотографиями отложил для Баранова. Откатал я и несколько страниц из книги Лукина, написавшего об этом событии.

Из материалов я узнал, что девяносто семь процентов воды протекает в Колыме за пять теплых безморозных месяцев. Обычно на реке случается два паводка в году  - весеннее половодье с пиком в июне и осенне-летним дождевым паводком в августе-сентябре.

За весь период наблюдений, максимальные расходы весеннего половодья в 1951 году составили восемь тысяч пятьсот кубометров в секунду.

Самые максимальные ливневые паводки имели место в 1939 году, когда расход воды в паводок составил двенадцать тысяч двести кубометров в секунду, что в пять раз больше расхода реки Невы.

Учёные гидрологи подсчитали, что аналогичные Колымскому паводку 1939 года могут повторяться с частотой раз в пятьсот лет. Средний подъем уровня при дождевых паводках на Колыме составляет около шести метров, наибольший доходит до одиннадцати метров.

Многолетняя амплитуда колебаний уровня воды в створе Колымской ГЭС бывает шестнадцать метров. Интенсивность подъема воды может составлять до шести метров в сутки.

На двести семнадцати километровом участке от Колымской до Усть-Среднеканской плотин, река Колыма принимает в себя четыре крупных притока - Бахапчу, Дебин, Оротукан, Таскан и множество мелких рек.

Средне многолетний расход реки здесь удваивается, а расходы весенних половодий и дождевых паводков достигают фантастических значений – до восемнадцати тысяч кубометров в секунду в 1939 году – с рекой Колымой в это время шутки плохи.

Мост через Колыму был запроектирован ещё в 1935 году инженером Семёновым. Строило мост Управление дорожного строительства, которое возглавлял Запорожец. Тот самый, который был заместителем начальника НКВД города Ленинграда, и который вместе со своим начальником Медведем не уберег Кирова. После убийства Кирова, Медведь и Запорожец были освобождены от должности и отправлены на Колыму под начало Берзина. Мост был построен в мае 1937 года.

Катастрофический паводок конца августа 1939 года произошёл в то время, когда Дальстроем руководил генерал Павлов. В результате ливневых дождей 22-24 августа 1939 года вода в реке поднялась на одиннадцать с половиной метров. Опоры моста были затоплены полностью, арки моста были под водой на треть высоты.

Затоплены были все прибрежные посёлки. Паводковые воды размывали берега, сносили деревья и строения. У моста образовались огромные по высоте и объёму заторы.

Лукин так описывал это событие в своей книге: Начальник Дальстроя Павлов, находившийся в это время в Ягодном, тут же прибыл на место надвигающейся катастрофы и взял руководство в свои руки.

Автомашины, идущие с грузом в Ягодинский и Сусуманский районы, он приказал загнать на мост, заполнив всю его длину по правой стороне, а машины, возвра­щающиеся в Магадан порожняком, загрузив камнем, загнал на мост, с другой его половины.

Тяжёлые машины стояли впритык друг к другу по всей много­метровой длине моста и своей тяжестью помогали выстоять деревянным кон­струкциям под свирепым напором сбесившейся реки. В эти дни заторы у моста взрывали. Трое суток длилась борь­ба со стихией.

 

Павлов руководил рабо­тами, и в любое время суток можно было видеть на мосту его неподвижную, как изваяние, фигуру. На дрожавший под напором воды мост Павлов не пу­скал никого. Перегруженный мост устоял, но многие узлы пролетных строе­ний были нарушены. Спасая мост, Павлов находился на нём под проливным дождем в общей сложности двое суток, после чего серьёз­но заболел. 

Ни один строитель не рискнул бы так перегрузить мост, прогиб моста в середине пролета составлял тридцать пять сантиметров. Выручила колым­ская лиственница, из которой построен мост – она гнётся, но не ломается.

Вадим дал мне ещё одну папку с фотографиями и материалами по прошлогоднему ночному наводнению в городе Сусумане, я посмотрел и сделал вывод, что не зря Сусуман называют колымской Венецией.

                     

В папке я увидел фотографии: Вот улица и та самая дамба.

Сусуман переживает наводнения регулярно. Обычно это случается в середине июня. Но в 2016 году город утонул 27 августа накануне заморозков, утром 28 августа, в Сусумане выпал первый снег. Причина каждый раз одна и та же: –  прорыв дамбы.

 

Вылетая из Магадана в Хабаровск, я подумал, что Билибинский район так богат полезными ископаемыми. Там имеются залежи рудного и россыпного золота, серебра, металлов платиновой группы. С помощью моих товарищей геологов (есть там и небольшой мой вклад), был выявлен ряд перспективных рудопроявлений олова, цинка, меди, сурьмы, вольфрама, ртути, свинца, угля.

На картах отмечено более тридцати рудных минералов, в том числе пирит, халькопирит, борнит, молибденит.

Вот только хватит ли терпения и здоровья нынешним жителям Билибино дождаться значительных улучшений своей жизни? Хотя по последним данным спад золотодобычи прекратился, начались позитивные изменения в этой отрасли, связанные с разработкой месторождения «Каральвеем». Объем добычи золота увеличился.

И ещё я узнал, что динамично развиваются предприятия, относящиеся к сельскохозяйственной отрасли, ориентированные преимущественно на внутренний спрос. Получен прирост поголовья оленей, денежные средства направлены на дальнейшее увеличение доли мясной и рыбной продукции собственного производства.

Уровень доходов населения в прошедшем году повысился. Рост объемов производства способствовал увеличению размера заработной платы. Среднемесячная заработная плата работников крупных и средних предприятий, некоммерческих организаций в районе составила сорок восемь тысяч рублей, почти как в Москве.

Вот только продуктов купишь на эти деньги в Билибино значительно меньше, чем в столице. Цены здесь – запредельные!

 

В аэропорту Магадана, ожидая посадки в самолёт я включил свой нотбук и прочитал сообщение, что в минувшие сутки в Дальневосточном федеральном округе возникло шесть лесных пожаров: четыре из них в Еврейской автономной области. С начала пожароопасного периода текущего года на территории ДФО возникло двадцать пять лесных пожаров на площади 8468,5 гектаров.

 

Многие привыкли слышать, что пожароопасный период бывает только весной и осенью.

Чаще всего это так, именно в это время сухая трава, подстилка в лесу вспыхивает, как порох, тысячами гектаров выгорают леса, горят села, гибнут люди. Но с наступление жаркого и сухого лета и появлением зелени таёжные пожары гораздо опаснее.

На Дальнем Востоке лето - это старт самых тяжелых, самых катастрофичных для тайги подземных и наземных пожаров. Торф и мох в северных районах могут гореть годами, они будто «засыпают» зимой и возобновляться с потеплением.

Летний пожар, это катастрофа для дальневосточной тайги. Весной сгорит подстилка, да стволы деревьев обгорят, и практически всё, если нет торфяников. Теплее стало - новая трава выросла, деревья отошли.

Летом пожар уходит под землю и убивает всё живое. После него на горельнике ещё очень долго ничего не вырастет, ведь горят корни деревьев. Лес потом сохнет и вываливается сотнями гектаров.

Высохшие стволы образуют огромные завалы, в них начинают плодиться короеды и прочие паразиты, которые затем переходят на здоровые деревья. Высохший лес, это идеальная «пища» для будущих пожаров.

Но самое плохое, что из-за торфяных возгораний начинается эрозия почвы, образование в низинах оврагов, болот. Некогда живые сопки превращаются в голые скалы.

Тайга гибнет, зверь уходит. Я уже не говорю про то, что торфяной пожар нередко выходит на поверхность и может даже перейти в верховой пожар.

А это ещё страшней, когда, подгоняемый сильным ветром пожар «идёт» стеной, перескакивая автомобильные дороги гудит, стреляет искрами, трещит падающими деревьями, оповещая о своём появлении и всё уничтожает на своём пути.

Пахнет гарью и жжёным мясом погибших животных, стоит густой дым, ничего не видно вокруг. Кажется, нет такой силы, что остановит его.

 

Не думал я, что в скором времени увижу всё это своими глазами.

 

С Евгением Ролётовичем мы простились в аэропорту Хабаровска, я собирался посетить Еврейскую автономную область и в Хабаровской краевой библиотеке познакомился с материалами по наводнениям на реках Амуре, Бире, Сутаре, что в Еврейской автономной области.

 

 

 
Рейтинг: +4 109 просмотров
Комментарии (8)
Anabella Go # 14 декабря 2019 в 12:32 +1
Очень познавательно! Спасибо большое, Владимир, за Ваш вклад в историю! smajlik-11
Владимир Винников # 19 декабря 2019 в 07:39 +1
Огромное спасибо!
Василий Акименко # 14 декабря 2019 в 18:50 0
c0411
Владимир Винников # 19 декабря 2019 в 07:40 0
c0411
Марта Шаула # 17 декабря 2019 в 17:55 0
ДОРОГОЙ ВЛАДИМИР! ОЧЕНЬ ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧЛА ВАШ ИСТОРИЧЕСКИЙ РАССКАЗ О СТРАШНЫХ КАТАКЛИЗМАХ ПРИРОДЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ! СТИХИЙНЫЕ БЕДСТВИЯ-ЭТО СТРАШНО И УЖАСНО И ОПАСНО!
ДА,ПРИРОДА ПРЕПОДНОСИТ СЮРПРИЗЫ УЖАСНЫЕ!!! ОТ ТАКОГО ПОЗНАНИЯ СЕРДЦЕ ЗАМИРАЕТ,
ПРЕДСТАВЛЯЮ, КАК ВЫ ЭТО ВСЁ УЗНАВАЛИ И СОЗЕРЦАЛИ И,ЕСТЕСТВЕННО,ПЕРЕЖИВАЛИ!!!
СИЛ ВАМ И ДОБРА В НАСТУПАЮЩЕМ НОВОМ ГОДУ ЖЕЛАЮ!!! t13004
Владимир Винников # 19 декабря 2019 в 07:39 0
Жизнь многолика...
Вселенная # 31 декабря 2019 в 12:14 0
Пожары,потопы-это бедствие для природы.
spasibo-6
Владимир Винников # 2 января 2020 в 07:21 0
Так и есть. spasibo-20