ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → На диком пляже любви

 

На диком пляже любви

27 мая 2012 - Анатолий Котов
article50904.jpg

 

Для полного счастья ему ничего не было нужно. Кроме моря и Вики. Но море плескалось у его ног всегда. А любимую женщину Гена мог видеть только летом — и всего один месяц. Вот уже пять лет подряд Вика приезжала отдыхать в Крым и останавливалась в их поселке. Вернее, у него в хижине, как он называл свой маленький уютный домик. Но уютным и, самое главное, счастливым, его сотворила именно Виктория.

 

Женщина, которая любила и жалела его, не требуя ничего взамен. И когда он шел по линии прибоя, страшно похожий на легендарного Одиссея, богоподобного и могучего, Вика смотрела на него изумрудными глазами так, словно это был последний мужчина в её жизни.

И вспыхивая под откровенным и яростным мужским взглядом, женщина медленно снимала, легко роняя на песок, прозрачный сарафан, босоножки, купальник и даже сережки, чтобы остаться нетронутой и первобытно чистой, даже девственной, и протягивала себя обнаженную, полностью открытую, — в мускулистые руки Геннадия. И чувствуя его дрожь, она трепетала сама, в предвкушении сладкого проникновения, и дарила свое тело, ещё непознанное любимым мужчиной и загадочное, как Вселенная. А он, пораженный её красотой, даже не слышал собственного стона в тот божественный миг, когда судорожно пытался заполнить собой эту женщину, но никак не мог уместиться в ней полностью.

И так получилось, что Вика стала для Геннадия больше, чем просто желанной женщиной, своим жаром и влажностью доводя его до исступления. Её маленькие груди нежно плавились под неуклюжими касаниями Гены, и вся она таяла в его жарких объятиях. А после близости, ещё дрожащая, она жадно выкуривала сигарету, и он с наслаждением вдыхал этот удивительный аромат — и женщины, и сигареты.

Он ничего не знал про неё. И даже не интересовался её прошлым. Геннадию было достаточно того, что Виктория дарила ему всю себя и божественную нежность целый летний месяц. А потом безумно тосковал за ней, укатившей в какой-то Цюрупинск, где у Вики были какие-то свои дела. И другая жизнь…

 

Где-то в глубине души Гена понимал, что они не созданы для семейного счастья. Да, страсть связала их неразрывно морским узлом, но повседневная рутина скучных будней быстро разрушит замок из крымского песка, в котором порхали его надежды. Возможно, у Вики уже есть семья, муж или любовник. Хотя детей у неё нет — это он знал наверняка, даже не спрашивая женщину. Поэтому Гена мучился и грезил встречей, но приехать к ней не решался — жутко боялся разочароваться. А может, он не мог предать море, и тот дикий пляж, на котором они были так счастливы.

И она не звала его к себе. В той её жизни для Геннадия не было места. И там она сама была другая — жесткая, властная, решительная и беспощадная. К конкурентам и …мужчинам.

Бизнес-леди, чье имя означало победу — над собою и над другими — давно занималась продажей недвижимости и за большие деньги могла купить почти все. Но только не любовь! И за этим потрясающим чувством, настоящим и трепетным, женщина приезжала в Крым, где целый год ее ждал мужчина, с которым она улетала на небеса, оторвавшись от дикого пляжа, пустынного и настороженного, с удивлением наблюдавшего яростную интимную схватку влюбленных.

 

А жестокость пришла к ней после той далекой страстной любви — когда Вика встретила Игоря и вышла за него замуж. Боже, как она его любила! Не могла дождаться конца рабочего дня. Спешила домой, готовить любимому мужу ужин при свечах. А потом ароматная ванна с лепестками роз. И сама она, опьяняющая как свежая роза, настоящей валькирией превращала обыденную, казалось бы, ночь в безумный карнавал страсти.

Но… через несколько лет страсть угасла. Сначала Виктория удивилась, потом испугалась, дальше начала искать выход. Но всё было напрасно. Игорь, как ни старался, уже не мог «завести» жену. Не помогали ни свечи, ни ванны. И это была катастрофа!

Утром, не выспавшаяся, с синими кругами под глазами, Вика уезжала на работу. И потихоньку таяла, сжигала себя терзаниями, пока лучшая подруга не посоветовала ей отпустить себя на свободу — познать других мужчин ради острых ощущений. И Вика с головой бросилась в омут страсти…
Но когда схлынула первая волна сладострастия, женщина поняла: ни один ее избранник так и не смог стать единственным. Никто из близких мужчин не сумел покорить ни ее тело, ни ее душу. Никто!

 

А Вика хотела любви. Но такого мужчину — сильного духом и телом, умного и тонко чувствующего — она пока не встретила. В конце концов, усталая и раздраженная, Виктория отправилась отдыхать на крымское побережье, отказавшись от поездки на средиземноморский Лазурный Берег. И вот здесь, в какой-то бедной рыбацкой деревушке она и встретила Геннадия — громадного, сильного и доброго.

Его не интересовали ее проблемы, ее деньги, возраст и прошлая жизнь. Не загадывал он и в будущее, наверное, понимая, что у них его быть не может. Гена жил настоящим, одним днем, одной ночью, — и сумел наполнить это настоящее любовью и счастьем. И тогда Вика, внезапно для себя самой, оттаяла душой.

Каждый день этого безумного месяца они проводили на пляже, диком, как они сами. Под загорающимся взглядом Геннадия женщина вместе с одеждой сбрасывала старую кожу. Прежняя боль уходила… а жаждущее любви тело Виктории охватывала сладостная волна желания. Такого с ней не случалось тысячу лет! Она дарила ему всю себя, а он дарил ей любовь, всепоглощающую и обреченную. Ибо оба понимали — вместе им никогда не быть…

 

Этим летом Вика не приехала отдыхать. Она не сказала тогда Гене, что безнадежно больна. Рак съедал ее, и ничто не могло спасти женщину — ни деньги, ни любовь. Виктория захотела остаться в памяти Геннадия красивой и жизнерадостной, а не больной и слабой. Отрекаясь от жизни, она отрекалась и от любви.

А он так ее ждал! Похожий на легендарного Одиссея, богоподобный и могучий, мужчина шел по линии прибоя, яростный в ожидании своем — и бессильный вернуть любимую женщину. А у ног его виновато плескалось изумрудное море, и чудились ему изумрудные глаза Вики. И тихо шелестел песком дикий пляж, который сделал их Адамом и Евой, но так и не смог стать для них раем…

 

 

 

© Copyright: Анатолий Котов, 2012

Регистрационный номер №0050904

от 27 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050904 выдан для произведения:

Для полного счастья ему ничего не было нужно. Кроме моря и Вики. Но море плескалось у его ног всегда. А любимую женщину Гена мог видеть только летом — и всего один месяц. Вот уже пять лет подряд Вика приезжала отдыхать в Крым и останавливалась в их поселке. Вернее, у него в хижине, как он называл свой маленький уютный домик. Но уютным и, самое главное, счастливым, его сотворила именно Виктория.

 

Женщина, которая любила и жалела его, не требуя ничего взамен. И когда он шел по линии прибоя, страшно похожий на легендарного Одиссея, богоподобного и могучего, Вика смотрела на него изумрудными глазами так, словно это был последний мужчина в её жизни.

И вспыхивая под откровенным и яростным мужским взглядом, женщина медленно снимала, легко роняя на песок, прозрачный сарафан, босоножки, купальник и даже сережки, чтобы остаться нетронутой и первобытно чистой, даже девственной, и протягивала себя обнаженную, полностью открытую, — в мускулистые руки Геннадия. И чувствуя его дрожь, она трепетала сама, в предвкушении сладкого проникновения, и дарила свое тело, ещё непознанное любимым мужчиной и загадочное, как Вселенная. А он, пораженный её красотой, даже не слышал собственного стона в тот божественный миг, когда судорожно пытался заполнить собой эту женщину, но никак не мог уместиться в ней полностью.

И так получилось, что Вика стала для Геннадия больше, чем просто желанной женщиной, своим жаром и влажностью доводя его до исступления. Её маленькие груди нежно плавились под неуклюжими касаниями Гены, и вся она таяла в его жарких объятиях. А после близости, ещё дрожащая, она жадно выкуривала сигарету, и он с наслаждением вдыхал этот удивительный аромат — и женщины, и сигареты.

Он ничего не знал про неё. И даже не интересовался её прошлым. Геннадию было достаточно того, что Виктория дарила ему всю себя и божественную нежность целый летний месяц. А потом безумно тосковал за ней, укатившей в какой-то Цюрупинск, где у Вики были какие-то свои дела. И другая жизнь…

 

Где-то в глубине души Гена понимал, что они не созданы для семейного счастья. Да, страсть связала их неразрывно морским узлом, но повседневная рутина скучных будней быстро разрушит замок из крымского песка, в котором порхали его надежды. Возможно, у Вики уже есть семья, муж или любовник. Хотя детей у неё нет — это он знал наверняка, даже не спрашивая женщину. Поэтому Гена мучился и грезил встречей, но приехать к ней не решался — жутко боялся разочароваться. А может, он не мог предать море, и тот дикий пляж, на котором они были так счастливы.

И она не звала его к себе. В той её жизни для Геннадия не было места. И там она сама была другая — жесткая, властная, решительная и беспощадная. К конкурентам и …мужчинам.

Бизнес-леди, чье имя означало победу — над собою и над другими — давно занималась продажей недвижимости и за большие деньги могла купить почти все. Но только не любовь! И за этим потрясающим чувством, настоящим и трепетным, женщина приезжала в Крым, где целый год ее ждал мужчина, с которым она улетала на небеса, оторвавшись от дикого пляжа, пустынного и настороженного, с удивлением наблюдавшего яростную интимную схватку влюбленных.

 

А жестокость пришла к ней после той далекой страстной любви — когда Вика встретила Игоря и вышла за него замуж. Боже, как она его любила! Не могла дождаться конца рабочего дня. Спешила домой, готовить любимому мужу ужин при свечах. А потом ароматная ванна с лепестками роз. И сама она, опьяняющая как свежая роза, настоящей валькирией превращала обыденную, казалось бы, ночь в безумный карнавал страсти.

Но… через несколько лет страсть угасла. Сначала Виктория удивилась, потом испугалась, дальше начала искать выход. Но всё было напрасно. Игорь, как ни старался, уже не мог «завести» жену. Не помогали ни свечи, ни ванны. И это была катастрофа!

Утром, не выспавшаяся, с синими кругами под глазами, Вика уезжала на работу. И потихоньку таяла, сжигала себя терзаниями, пока лучшая подруга не посоветовала ей отпустить себя на свободу — познать других мужчин ради острых ощущений. И Вика с головой бросилась в омут страсти…
Но когда схлынула первая волна сладострастия, женщина поняла: ни один ее избранник так и не смог стать единственным. Никто из близких мужчин не сумел покорить ни ее тело, ни ее душу. Никто!

 

А Вика хотела любви. Но такого мужчину — сильного духом и телом, умного и тонко чувствующего — она пока не встретила. В конце концов, усталая и раздраженная, Виктория отправилась отдыхать на крымское побережье, отказавшись от поездки на средиземноморский Лазурный Берег. И вот здесь, в какой-то бедной рыбацкой деревушке она и встретила Геннадия — громадного, сильного и доброго.

Его не интересовали ее проблемы, ее деньги, возраст и прошлая жизнь. Не загадывал он и в будущее, наверное, понимая, что у них его быть не может. Гена жил настоящим, одним днем, одной ночью, — и сумел наполнить это настоящее любовью и счастьем. И тогда Вика, внезапно для себя самой, оттаяла душой.

Каждый день этого безумного месяца они проводили на пляже, диком, как они сами. Под загорающимся взглядом Геннадия женщина вместе с одеждой сбрасывала старую кожу. Прежняя боль уходила… а жаждущее любви тело Виктории охватывала сладостная волна желания. Такого с ней не случалось тысячу лет! Она дарила ему всю себя, а он дарил ей любовь, всепоглощающую и обреченную. Ибо оба понимали — вместе им никогда не быть…

 

Этим летом Вика не приехала отдыхать. Она не сказала тогда Гене, что безнадежно больна. Рак съедал ее, и ничто не могло спасти женщину — ни деньги, ни любовь. Виктория захотела остаться в памяти Геннадия красивой и жизнерадостной, а не больной и слабой. Отрекаясь от жизни, она отрекалась и от любви.

А он так ее ждал! Похожий на легендарного Одиссея, богоподобный и могучий, мужчина шел по линии прибоя, яростный в ожидании своем — и бессильный вернуть любимую женщину. А у ног его виновато плескалось изумрудное море, и чудились ему изумрудные глаза Вики. И тихо шелестел песком дикий пляж, который сделал их Адамом и Евой, но так и не смог стать для них раем…

 

 

Рейтинг: +1 2861 просмотр
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 27 мая 2012 в 12:47 0
Рассказ хороший. Философский и поучительный