ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Москва-Махачкала

 

Москва-Махачкала

27 марта 2014 - Владимир Солнцев

Небольшой 50-ти местный самолет CRJ-100 со взлётной полосы поднялся в воздух.Какие-то два с половиной часа и я буду в аэропорту Махачкалы. Хотя Дагестан и славным краем считается, но если бы не командировка, вряд ли бы просто так полетел туда. За щекой язык приятно ощущал леденец, полученный от заботливой стюардессы перед взлётом. Сколько уже летаю, что и забыл, что их предназначение – защита от баротравмы в ушах, и для меня они – стали, скорее всего, как напоминание о сладкой поре детства. Сидевший в кресле слева от меня дагестанец в возрасте лет пятидесяти, взял их, наверное,штук пять и сразу засунул их в рот. У каждого, видимо, своё по сладости детство.
Самолёт набрал высоту, и начался обычный рутинный полёт с постоянным гулом турбин и временным покачиваниям в зонах турбулентности. Обычно большинство в это время начинает дремать. Но мой сосед явно был не из этого большинства. Он начал активную деятельность. Она заключался в том, что он стал постоянно доставать и просматривать свой паспорт, причем с некоторой периодичностью. То вынимал его из кармашка впереди стоящего кресла, затем, просмотрев страницы, закрывал и клал обратно , то делал тоже самое, затем подкладывал его под…короче на него просто садился. Это продолжалось, наверное, раз двадцать с перерывом, пока стюардессы раздавали пассажирам горячее питание.

Для меня это было загадкой – вроде взрослый человек, да и выглядит весьма солидно: в пиджачке с галстучком, с усами а-ля Амаяк Акопян а носится со своим документом, как с торбой писанной. Но потом подумал, ну и что, может человек потерял паспорт, потом восстановил, вот и наглядеться никак не может.
Дагестанцу в конце концов, тоже, по-моему, эта однообразная деятельность надоела. Он, чуть привстав, засунул документ в задний карман брюк, и достать его из положения сидя было уже проблематично. Я уже было подумал, что он сейчас заснёт, но не тут-то было. Он стал своими руками трогать всё подряд: Вначале исследовал содержимое кармашка кресла -того, что было перед ним, потом полез в кармашек моего переднего кресла. Ну, думаю, пусть посмотрит, моих вещей там не было. Но настоящему исследователю всегда ведь при поиске становится мало объектов. И дагестанец начал ощупывать столики кресел, их держатели-защелки, затем окошко иллюминатора, его шторку. Всё, думаю- сейчас должен угомониться, и уже почти начал дремать, как почувствовал, прикосновение к моему левому бедру. Дело в том, что мои спортивные брюки имели много карманов, помимо основных – и те, что для всяких мелочей, ножичков, например. А у кармана что был слева на левом бедре, сломался бегунок на молнии, и та не закрывалась. Так вот, открыв глаза, я увидел, что мой беспокойный сосед решил попробовать эту молнию застегнуть. Я молча взял его руку и отвел от кармана, покачав головой, давая понять, что не нуждаюсь в этом. Минуты две он выдержал паузу, затем сделал вторую попытку починить мне бегунок. Я уже грубее отвел его руку, указав на его кармашки – на тот, что в креслеи на тот, в который он положил свой паспорт. Больше он попыток не делал, но зато стал крутить головой, вытягиваю шею, смотрел то вперед, то назад. Когда где-то сзади заплакал ребенок, он долго и участливо смотрел в его сторону.

Так, при такой неугасаемой активности своего соседа мы долетели до пункта назначения. Самолёт стал снижаться и в скором времени осуществил посадку в аэропорту.  После остановки самолёта пассажиры стали собираться с вещами на выход. Я тоже стал готовиться и, когда встал, посмотрел на своего спутника. И в этот момент он мне показался таким грустным, по крайней мере, в его взгляде было детское выражение разочарованности, как будто что-то хорошее закончилось, или что-то у него отняли. У меня сразу как-то и раздражение прошло от его некоторой навязчивости в полёте.
«Надо же»,- подумал я: «Человек может казаться таким трогательным, если он перед этим что-то постоянно трогает». Ещё до конца эту мысль не отработав, я спустился по трапу, поданный к самолёту персоналом Махачкалинского аэропорта. Впереди меня ждала работа, новые встречи, впечатления и ,может, новые мысли, которые в совокупности с той, что возникла в самолёте, и составят какое-то общее впечатление об этой южной и непредсказуемой республике Дагестан.

© Copyright: Владимир Солнцев, 2014

Регистрационный номер №0204655

от 27 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204655 выдан для произведения:

Небольшой 50-ти местный самолет CRJ-100 со взлётной полосы поднялся в воздух.Какие-то два с половиной часа и я буду в аэропорту Махачкалы. Хотя Дагестан и славным краем считается, но если бы не командировка, вряд ли бы просто так полетел туда. За щекой язык приятно ощущал леденец, полученный от заботливой стюардессы перед взлётом. Сколько уже летаю, что и забыл, что их предназначение – защита от баротравмы в ушах, и для меня они – стали, скорее всего, как напоминание о сладкой поре детства. Сидевший в кресле слева от меня дагестанец в возрасте лет пятидесяти, взял их, наверное,штук пять и сразу засунул их в рот. У каждого, видимо, своё по сладости детство.
Самолёт набрал высоту, и начался обычный рутинный полёт с постоянным гулом турбин и временным покачиваниям в зонах турбулентности. Обычно большинство в это время начинает дремать. Но мой сосед явно был не из этого большинства. Он начал активную деятельность. Она заключался в том, что он стал постоянно доставать и просматривать свой паспорт, причем с некоторой периодичностью. То вынимал его из кармашка впереди стоящего кресла, затем, просмотрев страницы, закрывал и клал обратно , то делал тоже самое, затем подкладывал его под…короче на него просто садился. Это продолжалось, наверное, раз двадцать с перерывом, пока стюардессы раздавали пассажирам горячее питание.

Для меня это было загадкой – вроде взрослый человек, да и выглядит весьма солидно: в пиджачке с галстучком, с усами а-ля Амаяк Акопян а носится со своим документом, как с торбой писанной. Но потом подумал, ну и что, может человек потерял паспорт, потом восстановил, вот и наглядеться никак не может.
Дагестанцу в конце концов, тоже, по-моему, эта однообразная деятельность надоела. Он, чуть привстав, засунул документ в задний карман брюк, и достать его из положения сидя было уже проблематично. Я уже было подумал, что он сейчас заснёт, но не тут-то было. Он стал своими руками трогать всё подряд: Вначале исследовал содержимое кармашка кресла -того, что было перед ним, потом полез в кармашек моего переднего кресла. Ну, думаю, пусть посмотрит, моих вещей там не было. Но настоящему исследователю всегда ведь при поиске становится мало объектов. И дагестанец начал ощупывать столики кресел, их держатели-защелки, затем окошко иллюминатора, его шторку. Всё, думаю- сейчас должен угомониться, и уже почти начал дремать, как почувствовал, прикосновение к моему левому бедру. Дело в том, что мои спортивные брюки имели много карманов, помимо основных – и те, что для всяких мелочей, ножичков, например. А у кармана что был слева на левом бедре, сломался бегунок на молнии, и та не закрывалась. Так вот, открыв глаза, я увидел, что мой беспокойный сосед решил попробовать эту молнию застегнуть. Я молча взял его руку и отвел от кармана, покачав головой, давая понять, что не нуждаюсь в этом. Минуты две он выдержал паузу, затем сделал вторую попытку починить мне бегунок. Я уже грубее отвел его руку, указав на его кармашки – на тот, что в креслеи на тот, в который он положил свой паспорт. Больше он попыток не делал, но зато стал крутить головой, вытягиваю шею, смотрел то вперед, то назад. Когда где-то сзади заплакал ребенок, он долго и участливо смотрел в его сторону.

Так, при такой неугасаемой активности своего соседа мы долетели до пункта назначения. Самолёт стал снижаться и в скором времени осуществил посадку в аэропорту.  После остановки самолёта пассажиры стали собираться с вещами на выход. Я тоже стал готовиться и, когда встал, посмотрел на своего спутника. И в этот момент он мне показался таким грустным, по крайней мере, в его взгляде было детское выражение разочарованности, как будто что-то хорошее закончилось, или что-то у него отняли. У меня сразу как-то и раздражение прошло от его некоторой навязчивости в полёте.
«Надо же»,- подумал я: «Человек может казаться таким трогательным, если он перед этим что-то постоянно трогает». Ещё до конца эту мысль не отработав, я спустился по трапу, поданный к самолёту персоналом Махачкалинского аэропорта. Впереди меня ждала работа, новые встречи, впечатления и ,может, новые мысли, которые в совокупности с той, что возникла в самолёте, и составят какое-то общее впечатление об этой южной и непредсказуемой республике Дагестан.

Рейтинг: +3 184 просмотра
Комментарии (6)
Серов Владимир # 28 марта 2014 в 02:08 +1
Хороший рассказ!
Владимир Солнцев # 28 марта 2014 в 13:21 0
Спасибо Вам, Владимир. Даже не думал, что получится рассказ - просто описал один из фрагментов своей
командировочной деятельности.
c0137
Эльвира Ищенко # 28 марта 2014 в 10:40 +1
Рассказ впечатляет своей доброй философской направленностью! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Владимир Солнцев # 28 марта 2014 в 13:18 0
Спасибо. Мне, как начинающему прозаику, очень важно Ваше мнение.
Елена Бородина # 28 марта 2014 в 14:47 +1
Сосед по креслу - потрясающий экземпляр! Самое главное, скучно ним не было)
Значит, трогательным уродился? И даже тебя, Володя, растрогал?!))) joke
Мне нравятся твои наблюдения - интеллигентные и добрые. И проснувшийся в тебе прозаик, по-моему, весьма любопытен)))
Пиши, пожалуйста, еще!
Владимир Солнцев # 28 марта 2014 в 22:01 +1
Спасибо, Лена. Да, мой спутник меня совсем растрогал..
Чувствую, что надо записывать свои дорожные наблюдения, не откладывая, как всегда, на " потом".

buket2