Монашка. 2.

30 августа 2020 - Ангел TiSa.
article479334.jpg
 
«Палата для трёх дев».
  
«Красивые женщины умирают два раза»
(Пьер Буаст)
 
Солнечный луч настырно светил в комнату уже несколько минут.
-Да выключите кто-нибудь свет, ещё же рано, - простонала ЗиЗи.
В ответ тишина.
«Где я? Вопрос на засыпку. Что было вчера?  Почему голос ЗиЗи, слышен так отчетливо? Кажется, я вчера хорошо перебрала, голова просто разрывается на части, надо принять таблетку!»
Не открывая глаз, я села на кровати и опустив ноги, по привычке, на пол, попыталась нащупать свои тапочки. Холодный пол, запах хлорки, боль в руке, мои глаза открылись и я охнула.
-Твою мать, я в больнице!
-Где? – послышался голос Людочки, - а почему так темно?
-Как в больнице? – подскочила на кровати ЗиЗи и взвыла от боли, - моя нога-а-а!
   Картина, которую я увидела, была не только страшно смешной, но производило удручающее впечатление. Напротив меня лежала ЗиЗи, её нога до колена была в гипсе, голова перевязана, волосы взъерошены, так что расчесать их будет не так-то просто!  Под глазами огромные синие просторы синяка, неприкрытое тело, больничной одеждой, давало понять, что девушке хорошо досталось, ушибы-ссадины красовались на ней как на картине. Чуть в стороне от нас лежала Людочка, это был особый кадр! Вся в ссадинах, гипс на руке и ноге с левой стороны, правая сторона вся залита чем-то желтым, видимо йодом, потому как была сплошной большой ссадиной. Глаз правый заплыл, левый чуть приоткрыт, губы распухли как после закачки в них геля.
Я, не выдержав, рассмеялась, но тут же, схватив себя за голову, простонала:
-Да чтоб вас, моя голова, вы, что со мной вчера сделали?
-Вчера был корпоратив «Шустрого», - гордо промычала Людочка, - мы немного выпили!
-А закусывали? Ведь не спиртным же единым жив человек, ему и жрать нужно! - сказала я.
-Да, вчера, кажется, были шашлыки, - задумчиво поддержала разговор ЗиЗи.
-А что тогда произошло? Как мы, да ещё такой компанией, тут оказались?
Вопрос был риторический, значит и ответ не ожидался. В дверь палаты постучали, мы замерли, уставившись на входную дверь, в оживании кто же войдет.
-Доброе утро, красавицы, - послышался голос НикНика, дверь приоткрылась, и в палату вползло облако радости в лице зама шефа, а за ним и сам шеф.
-Привет девушки! Вы нас вчера напугали, Людочка, как ты, моё солнышко? – проворковал Федор Пантелеймонович.
Стон с кровати Людочки дал понять окружающим, что она жива.  Шеф прошел к ней и голубки заворковали, стонами, всхлипами, охами.  НикНик сел рядом с ЗиЗи на стул и посмотрев на нас, улыбнулся.
-Живые, - прошептал он и, откашлявшись, спросил: - ЗиЗи, ты зачем вчера на балкон-то вышла?
-Смотреть салют, - неожиданно для себя ответила девушка.
-А я где была? – вырвалось у меня.
Голубки затихли, они внимательно слушали наш разговор.
-НикНик, расскажи что было, - попросила я, - у нас, похоже, у всех амнезия.
-Как стемнело, мы стали запускать салют, вы помните?
-Угу, - синхронно ответили мы втроём.
-Как говорит мой любимый писатель «День — время уз и цепей, обязанностей и правил, а ночь — время Свободы»! Все смотрели в небо и стояли на земле. А, вы, куда лететь собрались? Взобрались на жердочку как две курочки, простите меня.
-КТО? – ужаснулась я, так как воспоминания салюта вернулись ко мне.
 -Людмила Григорьевна и ЗиЗи! Вы о чём думали, когда на балконе стояли? – возмущался НикНик.
-Да ладно они, я-то тут причем, почему я вместе с ними?
-Ну, а ты, Монашка, ты, как всегда, готова всех спасти любой ценой, зачем ты дернула Людмилу Григорьевну за ногу?
-Я? А зачем я её за ногу дергала?
   Память возвращалась, неохотно, рваными кусками событий.  Взрывы петард, салют в небе, ЗиЗи и Людочка на перилах балкона, я не далеко от них, под балконом бассейн, девушки на перилах балкона шепчутся, улыбаются и делают шаг вперед. Я ещё тогда подумала, «хотят с балкона посмотреть на салют», но когда они шагнули вперед, поняла «нет, просто искупаться захотели, но на улице-то довольно прохладно». Когда они уверенно шагнули вперед, все закричали и бросились к ним. Первой в воду погрузилась ЗиЗи, неловко ударившись вначале о балкон, а затем, о край бассейна. Людочка же, зацепившись за балкон, длинным балахоном повисла, хорошо приложившись к небольшому мостику для ныряния в воду. Вот, где мне пришло в голову, дернуть её за ногу! Она орала как сирена, уши закладывало. Я схватила Людочку за ногу и, прекратила заворачивания её тела в мумию, рвавшимся балахоном. Я подумала, что если дернуть за ногу, она мягко приземлиться на землю. Кто знал, что она, упав, от испуга, попытается бежать? И вот эта вопящая полумумия вскакивает на ноги и, бежит, как ей показалось вдоль дачи. Но! Налетевши на стену, она ойкнула и, развернувшись, помчалась прочь. Впереди неё был бассейн, барахтающаяся в воде ЗиЗи, и я, стоявшая рядом и не успевшая увернуться. Меня по инерции увлекло к двум дамам, гуляющим с балкона в воду.
-Так меня Людмила Григорьевна утопить хотела? За что? – удивилась я.
-Нет, я не помню, - возразила она.
-Это покушение на мою жизнь!
-Монашка, мы же с тобой подруги, - засипела Людочка.
-А я тогда где? – удивилась ЗиЗи, - мы же с тобой решили стать сестрами?
-Да? – удивилась Людочка.
Дверь палаты открылась, и вошел врач.
-Всем добрый день, как самочувствие девочки? – сняв очки и осмотрев нас, доктор добавил, - так мальчики, покиньте нас на пару минут, хочу побыть наедине с девочками.
Мужчины, пошептав «здрасте» тут же вышли, прикрыв за собой дверь. Врач осмотрел каждую из нас и, задавая вопросы, что-то записывал в наши медицинские карточки.
-Скажите доктор, неужели мы так в бассейне себя сумели разукрасить? – спросила я.
-Ну что вы, мои дорогие, вам разве мальчики ничего не сказали? Когда вас везли на скорой помощи, вы попали ещё и в ДТП. В вас врезалась маршрутка, а что вы хотите, дороги-то у нас, вон какие! Сплошная Югославия образца 1999г, все в воронках, ухабах, рытвинах, а ещё натыкаешься на лежачих, ползучих и прочих «твареобразных» "полицейских"!
-Мне видимо досталось больше всех, - простонала Людочка.
-Нет, вы-то как раз ехали на первой машине, её задело лишь слегка, а вот вторая, перевернулась, да уж, - скорбно подытожил врач.
-Нам как всегда дали приз! – сделала заключение ЗиЗи.
-И мы его непременно заслужили, - согласилась я.
-Какие вы дамы смешные порой, не зря про вас Дюма написал «Женщины обладают безошибочным чутьем, у них имеется алгебра собственного изобретения, при помощи которой они вам могут объяснить любое чудо» - усмехнувшись, сказал доктор.
 Доктор попрощался и вышел, следом зашли шеф и НикНик.
Вчерашний вечер был богат событиями не меньше чем сегодняшнее утро.  После обеда нам сообщили, что в палате нам предстоит пробыть ещё как минимум пару дней. Мне пообещали, что домой меня отпустят вперед всех. Я была рада! Пока вдруг не осознала всю сложность проживания в общежитии со сломанной ногой, без помощи извне.
Но это уже потом, а сейчас хотелось просто отдохнуть от скулящей ЗиЗи и стонущей Людочки.
 
Из огня тот выйдет невредим,
Кто с вами день пробыть успеет,
Подышит воздухом одним,
И в нем рассудок уцелеет.
 А. С. Грибоедов, «Горе от ума»

A&TiSa.

 

© Copyright: Ангел TiSa., 2020

Регистрационный номер №0479334

от 30 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479334 выдан для произведения:  
«Палата для трёх дев».
  
«Красивые женщины умирают два раза»
(Пьер Буаст)
 
Солнечный луч настырно светил в комнату уже несколько минут.
-Да выключите кто-нибудь свет, ещё же рано, - простонала ЗиЗи.
В ответ тишина.
«Где я? Вопрос на засыпку. Что было вчера?  Почему голос ЗиЗи, слышен так отчетливо? Кажется, я вчера хорошо перебрала, голова просто разрывается на части, надо принять таблетку!»
Не открывая глаз, я села на кровати и опустив ноги, по привычке, на пол, попыталась нащупать свои тапочки. Холодный пол, запах хлорки, боль в руке, мои глаза открылись и я охнула.
-Твою мать, я в больнице!
-Где? – послышался голос Людочки, - а почему так темно?
-Как в больнице? – подскочила на кровати ЗиЗи и взвыла от боли, - моя нога-а-а!
   Картина, которую я увидела, была не только страшно смешной, но производило удручающее впечатление. Напротив меня лежала ЗиЗи, её нога до колена была в гипсе, голова перевязана, волосы взъерошены, так что расчесать их будет не так-то просто!  Под глазами огромные синие просторы синяка, неприкрытое тело, больничной одеждой, давало понять, что девушке хорошо досталось, ушибы-ссадины красовались на ней как на картине. Чуть в стороне от нас лежала Людочка, это был особый кадр! Вся в ссадинах, гипс на руке и ноге с левой стороны, правая сторона вся залита чем-то желтым, видимо йодом, потому как была сплошной большой ссадиной. Глаз правый заплыл, левый чуть приоткрыт, губы распухли как после закачки в них геля.
Я, не выдержав, рассмеялась, но тут же, схватив себя за голову, простонала:
-Да чтоб вас, моя голова, вы, что со мной вчера сделали?
-Вчера был корпоратив «Шустрого», - гордо промычала Людочка, - мы немного выпили!
-А закусывали? Ведь не спиртным же единым жив человек, ему и жрать нужно! - сказала я.
-Да, вчера, кажется, были шашлыки, - задумчиво поддержала разговор ЗиЗи.
-А что тогда произошло? Как мы, да ещё такой компанией, тут оказались?
Вопрос был риторический, значит и ответ не ожидался. В дверь палаты постучали, мы замерли, уставившись на входную дверь, в оживании кто же войдет.
-Доброе утро, красавицы, - послышался голос НикНика, дверь приоткрылась, и в палату вползло облако радости в лице зама шефа, а за ним и сам шеф.
-Привет девушки! Вы нас вчера напугали, Людочка, как ты, моё солнышко? – проворковал Федор Пантелеймонович.
Стон с кровати Людочки дал понять окружающим, что она жива.  Шеф прошел к ней и голубки заворковали, стонами, всхлипами, охами.  НикНик сел рядом с ЗиЗи на стул и посмотрев на нас, улыбнулся.
-Живые, - прошептал он и, откашлявшись, спросил: - ЗиЗи, ты зачем вчера на балкон-то вышла?
-Смотреть салют, - неожиданно для себя ответила девушка.
-А я где была? – вырвалось у меня.
Голубки затихли, они внимательно слушали наш разговор.
-НикНик, расскажи что было, - попросила я, - у нас, похоже, у всех амнезия.
-Как стемнело, мы стали запускать салют, вы помните?
-Угу, - синхронно ответили мы втроём.
-Как говорит мой любимый писатель «День — время уз и цепей, обязанностей и правил, а ночь — время Свободы»! Все смотрели в небо и стояли на земле. А, вы, куда лететь собрались? Взобрались на жердочку как две курочки, простите меня.
-КТО? – ужаснулась я, так как воспоминания салюта вернулись ко мне.
 -Людмила Григорьевна и ЗиЗи! Вы о чём думали, когда на балконе стояли? – возмущался НикНик.
-Да ладно они, я-то тут причем, почему я вместе с ними?
-Ну, а ты, Монашка, ты, как всегда, готова всех спасти любой ценой, зачем ты дернула Людмилу Григорьевну за ногу?
-Я? А зачем я её за ногу дергала?
   Память возвращалась, неохотно, рваными кусками событий.  Взрывы петард, салют в небе, ЗиЗи и Людочка на перилах балкона, я не далеко от них, под балконом бассейн, девушки на перилах балкона шепчутся, улыбаются и делают шаг вперед. Я ещё тогда подумала, «хотят с балкона посмотреть на салют», но когда они шагнули вперед, поняла «нет, просто искупаться захотели, но на улице-то довольно прохладно». Когда они уверенно шагнули вперед, все закричали и бросились к ним. Первой в воду погрузилась ЗиЗи, неловко ударившись вначале о балкон, а затем, о край бассейна. Людочка же, зацепившись за балкон, длинным балахоном повисла, хорошо приложившись к небольшому мостику для ныряния в воду. Вот, где мне пришло в голову, дернуть её за ногу! Она орала как сирена, уши закладывало. Я схватила Людочку за ногу и, прекратила заворачивания её тела в мумию, рвавшимся балахоном. Я подумала, что если дернуть за ногу, она мягко приземлиться на землю. Кто знал, что она, упав, от испуга, попытается бежать? И вот эта вопящая полумумия вскакивает на ноги и, бежит, как ей показалось вдоль дачи. Но! Налетевши на стену, она ойкнула и, развернувшись, помчалась прочь. Впереди неё был бассейн, барахтающаяся в воде ЗиЗи, и я, стоявшая рядом и не успевшая увернуться. Меня по инерции увлекло к двум дамам, гуляющим с балкона в воду.
-Так меня Людмила Григорьевна утопить хотела? За что? – удивилась я.
-Нет, я не помню, - возразила она.
-Это покушение на мою жизнь!
-Монашка, мы же с тобой подруги, - засипела Людочка.
-А я тогда где? – удивилась ЗиЗи, - мы же с тобой решили стать сестрами?
-Да? – удивилась Людочка.
Дверь палаты открылась, и вошел врач.
-Всем добрый день, как самочувствие девочки? – сняв очки и осмотрев нас, доктор добавил, - так мальчики, покиньте нас на пару минут, хочу побыть наедине с девочками.
Мужчины, пошептав «здрасте» тут же вышли, прикрыв за собой дверь. Врач осмотрел каждую из нас и, задавая вопросы, что-то записывал в наши медицинские карточки.
-Скажите доктор, неужели мы так в бассейне себя сумели разукрасить? – спросила я.
-Ну что вы, мои дорогие, вам разве мальчики ничего не сказали? Когда вас везли на скорой помощи, вы попали ещё и в ДТП. В вас врезалась маршрутка, а что вы хотите, дороги-то у нас, вон какие! Сплошная Югославия образца 1999г, все в воронках, ухабах, рытвинах, а ещё натыкаешься на лежачих, ползучих и прочих «твареобразных» "полицейских"!
-Мне видимо досталось больше всех, - простонала Людочка.
-Нет, вы-то как раз ехали на первой машине, её задело лишь слегка, а вот вторая, перевернулась, да уж, - скорбно подытожил врач.
-Нам как всегда дали приз! – сделала заключение ЗиЗи.
-И мы его непременно заслужили, - согласилась я.
-Какие вы дамы смешные порой, не зря про вас Дюма написал «Женщины обладают безошибочным чутьем, у них имеется алгебра собственного изобретения, при помощи которой они вам могут объяснить любое чудо» - усмехнувшись, сказал доктор.
 Доктор попрощался и вышел, следом зашли шеф и НикНик.
Вчерашний вечер был богат событиями не меньше чем сегодняшнее утро.  После обеда нам сообщили, что в палате нам предстоит пробыть ещё как минимум пару дней. Мне пообещали, что домой меня отпустят вперед всех. Я была рада! Пока вдруг не осознала всю сложность проживания в общежитии со сломанной ногой, без помощи извне.
Но это уже потом, а сейчас хотелось просто отдохнуть от скулящей ЗиЗи и стонущей Людочки.
 
Из огня тот выйдет невредим,
Кто с вами день пробыть успеет,
Подышит воздухом одним,
И в нем рассудок уцелеет.
 А. С. Грибоедов, «Горе от ума»
 
Рейтинг: +2 114 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!