ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-5

 

Мой личный Маугли-5

1 декабря 2013 - Татьяна Французова
article172425.jpg
 

Вслед за этим Линна просто отключилась. Не прощаясь. Н-да, мелочь, а приятно!

Я тут же распорядилась:

- Деона, мне нужна выжимка из того, что сейчас пришло. Наиболее приоритетные сведения – раса Вайятху, его язык, особенности строения тела, жизни, обращения с ним, правила проживания таких рабов в семьях хозяев. Болезни, лечение. Остальное – на твоё усмотрение.

- Хорошо, Тэш, - прожурчала кибер-ассистент.

Пока шла обработка той информации, что прислала Линн, я пошла на камбуз и попыталась пообедать.

Заодно, проинспектировала, что у меня завалялось в холодильной уствновке и кладовых. Результат был таков: я выживу, однозначно. А вот кикиморыш – не поручусь. Если он ещё и вегетарианцем окажется, - всё летит к Вогранам. У меня мясных полуфабрикатов, примерно, в два раза больше всего остального, вместе взятого.

Мне, конечно, загрузили фруктов на Мирассе, но мало, и только тех, которые я уже пробовала. И, если что, то копчёных жуков у меня точно нет!! Вся надежда на мини-шоколадки, которыми Линна его потчевала. Я их тоже люблю, и всегда вожу с собой коробок пять-шесть.

Так, ну и получается, что, в самом крайнем случае, он продержится на шоколаде трое или четверо стандартных суток. Помереть, как будто, не должен… Мне до зарезу нужно время! Во-первых, на то, чтобы вытрясти из Линны всё, что она знает или может найти. Во-вторых, на переговоры с теми людьми на Второй планете, которые смогут мне помочь. Но это уже после гипер-прыжка. Итого, как ни крути, но меньше четырёх суток не выйдет. Вообще, как бы неделя не потребовалась…

Что там дальше? С одеждой для заморыша некоторый напряг. Но, опять же, я всегда могу его комбинезон бросить в чистку, и пусть дальше носит. А вот подходящего белья и у меня не наблюдается. Впрочем, похоже, оно ему вообще без надобности…

Стоило подумать об этом, как в голову навязчиво полезли воспоминания о его феерическом оргазме. Какая это была красота! Не отказалась бы повторить всё ещё раз, просто из любви к искусству… Правда, и тут возникает парочка вопросов: например, насколько высока его активность в этом плане? То, что случилось сегодня, как-то не вписывалось в привычную схему поведения существа, которому страшно. А, вдруг, возбуждение – это как раз и есть его привычная реакция на испуг? Ой-ой, чувствую, открытий ждёт меня – не счесть… Ладно, не будем будить лихо, пока оно дрыхнет.

В задумчивости уничтожив какую-то еду, вкуса которой даже не почувствовала, я вернулась в рубку. Как раз вовремя, - Деона тут же доложила:

- Тэш, я накопала как можно больше того, о чём ты просила, но, боюсь, тебе результат не понравится.

- Почему?

- Потому что в записях, практически, отсутствуют нужные тебе сведения.

- А что же там есть? Линна обещала прислать что-то о Вайятху. Это оно?

- Видимо, да. Но сведений, всё-таки, очень мало.

- Ладно, давай, что есть.

На экране поплыли строки текста. Я начала читать и скривилась.

- Део, что это за архаика?! Они что, на праязыке писали?!

- Возможно. Но я сделала построчный перевод на более современную версию языка. Тебе что-то непонятно?

- Почти всё, - пробормотала я, - это же не документ, это… беллетристика!

И, на самом деле, сведения оказались неупорядоченными, какими-то рваными, и потрясали своей художественностью и бесполезностью в плане практического применения. Помучившись некоторое время, я попросила название и чуть не плюнула: это был художественный роман о необыкновенной любви между Вайятху и его хозяином! Ну, за каким Вограном Линн мне прислала эту чушь?! Всё, сейчас позвоню ей и убью. Прямо на расстоянии!

Тут загорелся огонёк, сообщающий о получении ещё одного отправления. Я вновь преисполнилась надежды.

- Что там, Део?

На экране появилась отсканированная титульная страница печатного издания!

- Ого, - впечатлилась я. – Да они там, похоже, помешаны на старине! Это тоже что-то древнее?

- Отпечатано сто шесть лет тому назад, - ответила машина.

- «Счастливому владельцу Вайятху напоминание о том, что нужно делать, чтобы ваш раб радовал вас, как можно дольше», - прочла я. – О! Вот это, кажется, то, что нужно! Дальше, Део! Тааак, «Коддору Сваносу Кальтари, в честь награждения его личным Вайятху Анором Као Пелиросом. Правила, советы и пожелания». Анор Као Пелирос? Ну, уж это вряд ли… Сказано – Маугли, значит, Маугли, - пробормотала я. – Так это у нас личная инструкция по использованию кикиморыша? Прекрасно! Наконец-то, что-то полезное…

Последующие два часа вообще пролетели совершенно незаметно. Я читала с таким вниманием, что прервалась только один раз, на вызов от той же Линн, которая угрюмо сообщила, что операцию «вот всё, что осталось от бедного Вайятху» она благополучно выполнила. Альдор в отъезде, пока всё было тихо, никто лягушонка не хватился. Я в ответ озадачила её очередными вопросами и продолжила читать.

Когда в следующий раз меня оторвала от этого занятия Деона, информировавшая о том, что заморыш проснулся, я уже ознакомилась с «паспортом» на него и сидела в некотором обалдении. Сведений, почерпнутых оттуда, было и много, и мало, одновременно.

Например, ничего не сообщалось об особенностях строения организма Вайятху, по всем вопросам рекомендовалось обращаться к императорскому лекарю, который будет «счастлив избавить вас от проблем».

По поводу языка, на котором было принято объясняться с личными рабами, тоже не выяснилось ничего, кроме того, что это был не самый распространённый язык в Галактике. Обучались ему хозяева с помощью обычной процедуры гипноналожения, вот только делала это тоже специальная служба Императора. То-есть, купить программу обучения мне вряд ли где-нибудь удастся.

Записав себе очередное задание к Линн (она-то ведь говорила с лягушонком, стало быть, где-то этому научилась?), я оставила пока этот вопрос. На худой конец, всегда есть язык жестов. Ну, или порисуем рисунки…

Довольно большое внимание уделялось правилам обращения с рабом, причём, некоторые из них меня поставили в тупик. Как вам, к примеру, рекомендация не повышать на Вайятху голоса, дабы не травмировать его психику? В качестве порицания допускался укоризненный тон и… демонстративный отказ заниматься с ним сексом!

Такая же ерунда предписывалась в случае некоторых возможных проблем, как-то: нежелание Вайятху принимать необходимые лекарства (причём, похоже, это была обязательная процедура!), любая попытка раба настоять на своём, чего бы это ни касалось, хотя бы места, где он хотел сесть, малейшего каприза или высказанного недовольства. Нет послушания – нет секса. Это заставляло задуматься о том, насколько сии занятия были важны для душевного благополучия заморыша…

Ещё там были прелюбопытные рекомендации, призванные, насколько я поняла, подчеркнуть и закрепить господствующее положение хозяина по отношению к Вайятху, как-то: запрет рабу сидеть рядом с хозяином, есть из одной тарелки, пить из одной посуды, даже спать рядом! Насколько я поняла, после доставления хозяину всяческих утех, Вайятху был обязан вернуться на пол, где и проходила основная часть его жизни. Прекрасно просто! Если подумать, то у многих домашних питомцев существование было куда более комфортабельным и счастливым…

К моему величайшему удивлению, инструкция прямо призывала хозяев не выпускать, без надобности, Вайятху из комнаты, где он жил, искусственно ограничивая его кругозор и познания. В качестве рекомендованного занятия для постельного раба предлагались книжки, составленные из картинок, на темы, близкие к его постоянной «работе». (Тут я задумалась: одну порнографию, что ли, они ему показывали?! Кошмар…)

Ещё рабу позволялось рисовать, разукрашивать картинки, которые ему особенно нравились, и играть в какие-то примитивные «настольные» игры, названия которых мне совершенно ничего не сказали. За успешное окончание игр Вайятху следовало поощрять, за брошенную на полдороге – порицать. Ещё ему было можно играть на некоем музыкальном инструменте, которого я тоже не знала, но догадывалась, что он был примитивным. М-дааааа….

В общем и целом, подводя итоги, я поняла, что центром жизни лягушонка всегда был его хозяин. Даже если его прежний хозяин умирал или был не в состоянии больше забавляться с ним, заморыша заблаговременно «перепрограммировали» на следующего из династии Кальтари, и всё повторялось заново. Подчинение, послушание, полная покорность и постоянный приём лекарств.

Больше всего меня заинтересовали эти самые лекарства. Потому что, если это были обычные успокоительные, - то полбеды, а вот если кикиморыш всю жизнь сидел на каких-нибудь специальных препаратах, корректирующих заложенные в него изменения, - тогда это может превратиться в ооооочень большую проблему… Надо попытаться вытрясти из Линн хотя бы название этих таблеточек! А в идеале – состав.

Всё остальное решалось привычным путём – через императорского лекаря, чтоб его Плорад пожрал… Что он там делал с Вайятху - Всевидящий знает, но, после смены хозяина, ему приходилось каждый раз, как минимум, дважды посещать лягушонка, чтобы что-то там корректировать… Даты его посещений аккуратно вносились в отведённый для этого раздел, помещённый в самом конце книжки. С одной стороны – вроде, вполне традиционные процедуры, а с другой… Я не представляла, что должно твориться в голове гуманоида, прожившего более ста лет такой вот жизнью!

Куда они подевали большую часть инстинктов, которые во многом управляют жизнью любого существа, как ограничили его естественные потребности, как убрали стремление к познанию нового, и как, к диосам, они вообще ухитрились превратить заморыша в какое-то подобие домашней зверушки?! Потому что, судя по отдельным указаниям и замечаниям, развитие Вайятху просто было искусственно заторможено на одном уровне, причём, достаточно низком. Если брать соответствие человеку, то он тянул на четырёх-пятилетнего ребёнка, и то с умственной отсталостью!

Короче, прочитав этот опус, я схватилась за голову. Во что Линн меня втянула?! Это же готовый пациент для коррекционного центра помощи психически нестабильным! Причём, лет на десять, а то и на всю оставшуюся жизнь! Нет, я её всё-таки убью…

Именно когда я дошла до этой оптимистичной мысли, Деона сообщила, что  заморыш проснулся.

-Угу, - проворчала я и встала.

Надо посмотреть, как он там. И попробовать покормить ещё… Ох, Всевидящий! А я-то надеялась, что дорога домой будет эдаким приятным ничегонеделанием…

Кикиморыш снова смирно сидел на кровати, опутанный проводами от датчиков, но не предпринимал никаких попыток избавиться от них. Его тело успело окраситься в уже привычный зеленоватый цвет. Ну, и ладушки. Если выбирать между серым и зелёным, то мне больше нравился второй вариант, - как-то живенько так...

Я изобразила самую доброжелательную улыбку на лице и сказала, по возможности, весело и беззаботно:

- Ну, привет, Маугли! Хорошо поспал? Надеюсь, что теперь ты проголодался и с удовольствием что-нибудь съешь. Так, погоди, я отсоединю датчики. Ну, вот! Теперь можно идти на камбуз.

Я сложила всё на место, убрала модуль и мысленно приказала Деоне предоставить мне полную информацию о результатах осмотра, как только они будут готовы. Потом снова улыбнулась Вайятху и протянула ему руку:

- Пойдём.

Он воззрился на мою ладонь с некоторым изумлением, потом посмотрел на меня и чуть-чуть отстранился. И как это понимать? Неповиновение? Непонимание? Опять боится? Вогран всё побери, я хочу иметь возможность с ним говорить!

- Маугли, - проворковала я. – Вставай, пожалуйста, мы будем есть на камбузе, а не в каюте. Пойдём, пойдём.

Кикиморыш поднялся только после того, как я взяла его за руку и потянула. Ну, похоже, это самый действенный способ заставить его что-то сделать. Надо запомнить.

До камбуза мы шли обычным порядком: я впереди, лягушонок сзади, зажмурившись. Прямо любопытство мучает, а как он тогда в каюту вернулся, когда Линн его отправила? Тоже, что ли, наощупь шёл? Или это такие правила поведения, - вроде, он так верит хозяину, что идёт за ним с закрытыми глазами, причём, буквально!

Приведя это недоразумение на место кормёжки, посадила его за столик и отошла к холодильному шкафу. После некоторого обдумывания, я пришла к выводу, что надо дать ему попробовать понемногу разных видов продуктов. Хоть что-то, но должно же подойти!

Нарезав мисочку фруктового салата, выложила ещё пару фрикаделек, овощи и варёную парангу на тарелку. Поставила перед заморышем и пригласила жестом: мол, ешь! В ответ опять получила взгляд, полный недоумения. И сама впала в него же. Ну, вот что тут непонятного?! Перед тобой тарелка с едой, наверняка, голодный, и вот ведь, - сидит и таращится на меня, как будто я ему мыло съесть предлагаю!

Вздохнув, взяла кусочек фрукта из миски и поднесла ему прямо ко рту. Сидит, таращится и зеленеет. М-дааа. Попыталась этот кусочек пропихнуть ему между губ. Молча отстраняется и… ещё сильнее зеленеет! Плорад его сожри, вместе с этим обедом! Ну как объяснять-то ещё?! Беру его за руку и вкладываю злополучный фрукт. Может, теперь сообразит? Подбадриваю заодно:

- Попробуй, Маугли! Это очень вкусно! Ну, давай…

Медленно-медленно он поднимает руку и кладёт фрукт в рот. Ура! Процесс пошёл!

Дальше пошло побыстрее, он уже сам таскал кусочки из салата в рот, и я расслабилась: тоже села за столик. И тут заморыш вдруг буквально свалился со стула, встал на колени, а лбом уткнулся в пол. И тихонько забормотал что-то, тычась время от времени лицом в сложенные перед собой руки.

От неожиданности я сначала остолбенела, потом затосковала от непонятности происходящего, и вдруг сообразила: в инструкции ведь было сказано, что Вайятху не имеет права сидеть за одним столом с хозяином!

Ну, не будем тогда слишком резко менять всё. Пусть пока, по возможности, мир останется для него привычным, и правила поведения – тоже. Нельзя, так нельзя… Я взяла тарелки и поставила их на пол, прямо перед носом лягушонка. Он замолчал, перестал тыкаться носом в пол и недоверчиво осмотрел на меня исподлобья. Я кивнула:

- Ешь, Маугли. Раз уж тебе привычнее так, то пока не станем нарушать традиции. Ешь!

Удивительно, но он как будто понял, - уселся по-турецки на пол и стал потихоньку таскать еду с тарелок. Это было довольно забавно: наблюдать, как он осторожно вытягивает что-нибудь из миски, осматривает со всех сторон, а потом съедает. К моей немалой радости, он уплёл всё, что я ему положила, а в конце ещё и вылизал тарелки, повергнув меня в шок. Мало того, что ест руками, так ещё и это. Хотя, кто его, интересно, стал бы манерам обучать? Видимо, и тут я буду первой…

© Copyright: Татьяна Французова, 2013

Регистрационный номер №0172425

от 1 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0172425 выдан для произведения:
 

Вслед за этим Линна просто отключилась. Не прощаясь. Н-да, мелочь, а приятно!

Я тут же распорядилась:

- Деона, мне нужна выжимка из того, что сейчас пришло. Наиболее приоритетные сведения – раса Вайятху, его язык, особенности строения тела, жизни, обращения с ним, правила проживания таких рабов в семьях хозяев. Болезни, лечение. Остальное – на твоё усмотрение.

- Хорошо, Тэш, - прожурчала кибер-ассистент.

Пока шла обработка той информации, что прислала Линн, я пошла на камбуз и попыталась пообедать.

Заодно, проинспектировала, что у меня завалялось в холодильной уствновке и кладовых. Результат был таков: я выживу, однозначно. А вот кикиморыш – не поручусь. Если он ещё и вегетарианцем окажется, - всё летит к Вогранам. У меня мясных полуфабрикатов, примерно, в два раза больше всего остального, вместе взятого.

Мне, конечно, загрузили фруктов на Мирассе, но мало, и только тех, которые я уже пробовала. И, если что, то копчёных жуков у меня точно нет!! Вся надежда на мини-шоколадки, которыми Линна его потчевала. Я их тоже люблю, и всегда вожу с собой коробок пять-шесть.

Так, ну и получается, что, в самом крайнем случае, он продержится на шоколаде трое или четверо стандартных суток. Помереть, как будто, не должен… Мне до зарезу нужно время! Во-первых, на то, чтобы вытрясти из Линны всё, что она знает или может найти. Во-вторых, на переговоры с теми людьми на Второй планете, которые смогут мне помочь. Но это уже после гипер-прыжка. Итого, как ни крути, но меньше четырёх суток не выйдет. Вообще, как бы неделя не потребовалась…

Что там дальше? С одеждой для заморыша некоторый напряг. Но, опять же, я всегда могу его комбинезон бросить в чистку, и пусть дальше носит. А вот подходящего белья и у меня не наблюдается. Впрочем, похоже, оно ему вообще без надобности…

Стоило подумать об этом, как в голову навязчиво полезли воспоминания о его феерическом оргазме. Какая это была красота! Не отказалась бы повторить всё ещё раз, просто из любви к искусству… Правда, и тут возникает парочка вопросов: например, насколько высока его активность в этом плане? То, что случилось сегодня, как-то не вписывалось в привычную схему поведения существа, которому страшно. А, вдруг, возбуждение – это как раз и есть его привычная реакция на испуг? Ой-ой, чувствую, открытий ждёт меня – не счесть… Ладно, не будем будить лихо, пока оно дрыхнет.

В задумчивости уничтожив какую-то еду, вкуса которой даже не почувствовала, я вернулась в рубку. Как раз вовремя, - Деона тут же доложила:

- Тэш, я накопала как можно больше того, о чём ты просила, но, боюсь, тебе результат не понравится.

- Почему?

- Потому что в записях, практически, отсутствуют нужные тебе сведения.

- А что же там есть? Линна обещала прислать что-то о Вайятху. Это оно?

- Видимо, да. Но сведений, всё-таки, очень мало.

- Ладно, давай, что есть.

На экране поплыли строки текста. Я начала читать и скривилась.

- Део, что это за архаика?! Они что, на праязыке писали?!

- Возможно. Но я сделала построчный перевод на более современную версию языка. Тебе что-то непонятно?

- Почти всё, - пробормотала я, - это же не документ, это… беллетристика!

И, на самом деле, сведения оказались неупорядоченными, какими-то рваными, и потрясали своей художественностью и бесполезностью в плане практического применения. Помучившись некоторое время, я попросила название и чуть не плюнула: это был художественный роман о необыкновенной любви между Вайятху и его хозяином! Ну, за каким Вограном Линн мне прислала эту чушь?! Всё, сейчас позвоню ей и убью. Прямо на расстоянии!

Тут загорелся огонёк, сообщающий о получении ещё одного отправления. Я вновь преисполнилась надежды.

- Что там, Део?

На экране появилась отсканированная титульная страница печатного издания!

- Ого, - впечатлилась я. – Да они там, похоже, помешаны на старине! Это тоже что-то древнее?

- Отпечатано сто шесть лет тому назад, - ответила машина.

- «Счастливому владельцу Вайятху напоминание о том, что нужно делать, чтобы ваш раб радовал вас, как можно дольше», - прочла я. – О! Вот это, кажется, то, что нужно! Дальше, Део! Тааак, «Коддору Сваносу Кальтари, в честь награждения его личным Вайятху Анором Као Пелиросом. Правила, советы и пожелания». Анор Као Пелирос? Ну, уж это вряд ли… Сказано – Маугли, значит, Маугли, - пробормотала я. – Так это у нас личная инструкция по использованию кикиморыша? Прекрасно! Наконец-то, что-то полезное…

Последующие два часа вообще пролетели совершенно незаметно. Я читала с таким вниманием, что прервалась только один раз, на вызов от той же Линн, которая угрюмо сообщила, что операцию «вот всё, что осталось от бедного Вайятху» она благополучно выполнила. Альдор в отъезде, пока всё было тихо, никто лягушонка не хватился. Я в ответ озадачила её очередными вопросами и продолжила читать.

Когда в следующий раз меня оторвала от этого занятия Деона, информировавшая о том, что заморыш проснулся, я уже ознакомилась с «паспортом» на него и сидела в некотором обалдении. Сведений, почерпнутых оттуда, было и много, и мало, одновременно.

Например, ничего не сообщалось об особенностях строения организма Вайятху, по всем вопросам рекомендовалось обращаться к императорскому лекарю, который будет «счастлив избавить вас от проблем».

По поводу языка, на котором было принято объясняться с личными рабами, тоже не выяснилось ничего, кроме того, что это был не самый распространённый язык в Галактике. Обучались ему хозяева с помощью обычной процедуры гипноналожения, вот только делала это тоже специальная служба Императора. То-есть, купить программу обучения мне вряд ли где-нибудь удастся.

Записав себе очередное задание к Линн (она-то ведь говорила с лягушонком, стало быть, где-то этому научилась?), я оставила пока этот вопрос. На худой конец, всегда есть язык жестов. Ну, или порисуем рисунки…

Довольно большое внимание уделялось правилам обращения с рабом, причём, некоторые из них меня поставили в тупик. Как вам, к примеру, рекомендация не повышать на Вайятху голоса, дабы не травмировать его психику? В качестве порицания допускался укоризненный тон и… демонстративный отказ заниматься с ним сексом!

Такая же ерунда предписывалась в случае некоторых возможных проблем, как-то: нежелание Вайятху принимать необходимые лекарства (причём, похоже, это была обязательная процедура!), любая попытка раба настоять на своём, чего бы это ни касалось, хотя бы места, где он хотел сесть, малейшего каприза или высказанного недовольства. Нет послушания – нет секса. Это заставляло задуматься о том, насколько сии занятия были важны для душевного благополучия заморыша…

Ещё там были прелюбопытные рекомендации, призванные, насколько я поняла, подчеркнуть и закрепить господствующее положение хозяина по отношению к Вайятху, как-то: запрет рабу сидеть рядом с хозяином, есть из одной тарелки, пить из одной посуды, даже спать рядом! Насколько я поняла, после доставления хозяину всяческих утех, Вайятху был обязан вернуться на пол, где и проходила основная часть его жизни. Прекрасно просто! Если подумать, то у многих домашних питомцев существование было куда более комфортабельным и счастливым…

К моему величайшему удивлению, инструкция прямо призывала хозяев не выпускать, без надобности, Вайятху из комнаты, где он жил, искусственно ограничивая его кругозор и познания. В качестве рекомендованного занятия для постельного раба предлагались книжки, составленные из картинок, на темы, близкие к его постоянной «работе». (Тут я задумалась: одну порнографию, что ли, они ему показывали?! Кошмар…)

Ещё рабу позволялось рисовать, разукрашивать картинки, которые ему особенно нравились, и играть в какие-то примитивные «настольные» игры, названия которых мне совершенно ничего не сказали. За успешное окончание игр Вайятху следовало поощрять, за брошенную на полдороге – порицать. Ещё ему было можно играть на некоем музыкальном инструменте, которого я тоже не знала, но догадывалась, что он был примитивным. М-дааааа….

В общем и целом, подводя итоги, я поняла, что центром жизни лягушонка всегда был его хозяин. Даже если его прежний хозяин умирал или был не в состоянии больше забавляться с ним, заморыша заблаговременно «перепрограммировали» на следующего из династии Кальтари, и всё повторялось заново. Подчинение, послушание, полная покорность и постоянный приём лекарств.

Больше всего меня заинтересовали эти самые лекарства. Потому что, если это были обычные успокоительные, - то полбеды, а вот если кикиморыш всю жизнь сидел на каких-нибудь специальных препаратах, корректирующих заложенные в него изменения, - тогда это может превратиться в ооооочень большую проблему… Надо попытаться вытрясти из Линн хотя бы название этих таблеточек! А в идеале – состав.

Всё остальное решалось привычным путём – через императорского лекаря, чтоб его Плорад пожрал… Что он там делал с Вайятху - Всевидящий знает, но, после смены хозяина, ему приходилось каждый раз, как минимум, дважды посещать лягушонка, чтобы что-то там корректировать… Даты его посещений аккуратно вносились в отведённый для этого раздел, помещённый в самом конце книжки. С одной стороны – вроде, вполне традиционные процедуры, а с другой… Я не представляла, что должно твориться в голове гуманоида, прожившего более ста лет такой вот жизнью!

Куда они подевали большую часть инстинктов, которые во многом управляют жизнью любого существа, как ограничили его естественные потребности, как убрали стремление к познанию нового, и как, к диосам, они вообще ухитрились превратить заморыша в какое-то подобие домашней зверушки?! Потому что, судя по отдельным указаниям и замечаниям, развитие Вайятху просто было искусственно заторможено на одном уровне, причём, достаточно низком. Если брать соответствие человеку, то он тянул на четырёх-пятилетнего ребёнка, и то с умственной отсталостью!

Короче, прочитав этот опус, я схватилась за голову. Во что Линн меня втянула?! Это же готовый пациент для коррекционного центра помощи психически нестабильным! Причём, лет на десять, а то и на всю оставшуюся жизнь! Нет, я её всё-таки убью…

Именно когда я дошла до этой оптимистичной мысли, Деона сообщила, что  заморыш проснулся.

-Угу, - проворчала я и встала.

Надо посмотреть, как он там. И попробовать покормить ещё… Ох, Всевидящий! А я-то надеялась, что дорога домой будет эдаким приятным ничегонеделанием…

Кикиморыш снова смирно сидел на кровати, опутанный проводами от датчиков, но не предпринимал никаких попыток избавиться от них. Его тело успело окраситься в уже привычный зеленоватый цвет. Ну, и ладушки. Если выбирать между серым и зелёным, то мне больше нравился второй вариант, - как-то живенько так...

Я изобразила самую доброжелательную улыбку на лице и сказала, по возможности, весело и беззаботно:

- Ну, привет, Маугли! Хорошо поспал? Надеюсь, что теперь ты проголодался и с удовольствием что-нибудь съешь. Так, погоди, я отсоединю датчики. Ну, вот! Теперь можно идти на камбуз.

Я сложила всё на место, убрала модуль и мысленно приказала Деоне предоставить мне полную информацию о результатах осмотра, как только они будут готовы. Потом снова улыбнулась Вайятху и протянула ему руку:

- Пойдём.

Он воззрился на мою ладонь с некоторым изумлением, потом посмотрел на меня и чуть-чуть отстранился. И как это понимать? Неповиновение? Непонимание? Опять боится? Вогран всё побери, я хочу иметь возможность с ним говорить!

- Маугли, - проворковала я. – Вставай, пожалуйста, мы будем есть на камбузе, а не в каюте. Пойдём, пойдём.

Кикиморыш поднялся только после того, как я взяла его за руку и потянула. Ну, похоже, это самый действенный способ заставить его что-то сделать. Надо запомнить.

До камбуза мы шли обычным порядком: я впереди, лягушонок сзади, зажмурившись. Прямо любопытство мучает, а как он тогда в каюту вернулся, когда Линн его отправила? Тоже, что ли, наощупь шёл? Или это такие правила поведения, - вроде, он так верит хозяину, что идёт за ним с закрытыми глазами, причём, буквально!

Приведя это недоразумение на место кормёжки, посадила его за столик и отошла к холодильному шкафу. После некоторого обдумывания, я пришла к выводу, что надо дать ему попробовать понемногу разных видов продуктов. Хоть что-то, но должно же подойти!

Нарезав мисочку фруктового салата, выложила ещё пару фрикаделек, овощи и варёную парангу на тарелку. Поставила перед заморышем и пригласила жестом: мол, ешь! В ответ опять получила взгляд, полный недоумения. И сама впала в него же. Ну, вот что тут непонятного?! Перед тобой тарелка с едой, наверняка, голодный, и вот ведь, - сидит и таращится на меня, как будто я ему мыло съесть предлагаю!

Вздохнув, взяла кусочек фрукта из миски и поднесла ему прямо ко рту. Сидит, таращится и зеленеет. М-дааа. Попыталась этот кусочек пропихнуть ему между губ. Молча отстраняется и… ещё сильнее зеленеет! Плорад его сожри, вместе с этим обедом! Ну как объяснять-то ещё?! Беру его за руку и вкладываю злополучный фрукт. Может, теперь сообразит? Подбадриваю заодно:

- Попробуй, Маугли! Это очень вкусно! Ну, давай…

Медленно-медленно он поднимает руку и кладёт фрукт в рот. Ура! Процесс пошёл!

Дальше пошло побыстрее, он уже сам таскал кусочки из салата в рот, и я расслабилась: тоже села за столик. И тут заморыш вдруг буквально свалился со стула, встал на колени, а лбом уткнулся в пол. И тихонько забормотал что-то, тычась время от времени лицом в сложенные перед собой руки.

От неожиданности я сначала остолбенела, потом затосковала от непонятности происходящего, и вдруг сообразила: в инструкции ведь было сказано, что Вайятху не имеет права сидеть за одним столом с хозяином!

Ну, не будем тогда слишком резко менять всё. Пусть пока, по возможности, мир останется для него привычным, и правила поведения – тоже. Нельзя, так нельзя… Я взяла тарелки и поставила их на пол, прямо перед носом лягушонка. Он замолчал, перестал тыкаться носом в пол и недоверчиво осмотрел на меня исподлобья. Я кивнула:

- Ешь, Маугли. Раз уж тебе привычнее так, то пока не станем нарушать традиции. Ешь!

Удивительно, но он как будто понял, - уселся по-турецки на пол и стал потихоньку таскать еду с тарелок. Это было довольно забавно: наблюдать, как он осторожно вытягивает что-нибудь из миски, осматривает со всех сторон, а потом съедает. К моей немалой радости, он уплёл всё, что я ему положила, а в конце ещё и вылизал тарелки, повергнув меня в шок. Мало того, что ест руками, так ещё и это. Хотя, кто его, интересно, стал бы манерам обучать? Видимо, и тут я буду первой…

Рейтинг: +7 299 просмотров
Комментарии (8)
Вероника Малышева # 1 декабря 2013 в 12:16 +1
дааа, полностью оправдываешь мои ожидания, Тань! super Интересно и увлекательно. smile Терпеливо буду ждать продолжения! )) ))
Татьяна Французова # 1 декабря 2013 в 13:14 +2
Спасибо, дорогая! Это ужасно приятно, когда мысли автора и ожидания читателя совпадают! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 1 декабря 2013 в 20:12 +2
Круто! Вот так неведома зверушка! look
Татьяна Французова # 1 декабря 2013 в 20:28 +1
Ага, Ань! Инопланетянин, однако! rolf
Надежда Рыжих # 9 декабря 2013 в 08:19 +2
Жизнь, однако, продолжается! lubov5
Татьяна Французова # 9 декабря 2013 в 08:24 +1
Угу, куда же ей деваться!))) Рада тебе, Надюш!
Зинаида Левенко # 26 декабря 2013 в 01:48 +1
Нууу.... и вправду безвыходных ситуаций нет....
Пошла читать далее..
Татьяна Французова # 26 декабря 2013 в 09:18 0
Вы правы! Просто надо искать выход не только в привычном, но и в других местах... 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6