ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-38.

 

Мой личный Маугли-38.

27 октября 2014 - Татьяна Французова
article248585.jpg
 

 После его отбытия Эдор вызвал свою ящерообразную махину, и мы полетели. Мачо углубился в какие-то расчёты и головы от блокнота не поднимал, не замечая ничего вокруг. Несмотря на всю подготовку и присутствие стратега, я нервничала. И это ещё было мягко сказано! Руки и ноги ощутимо дрожали, то ли от нервов, то ли от голода, - обед мне только показали, и то – издали… С назиданием, что красота требует жертв.

Похоже, я же и должна была стать первой жертвой своей нереальной красоты: ещё немного, и свалилась бы в обморок, если б не додумалась попросить у контрабандиста что-нибудь съедобное. Он посмотрел на меня слегка стеклянным взором, заставляющим усомниться в способности правильного восприятия реальности, но всё-таки залез в холодильную камеру, скрытую за стенной панелью, и осчастливил жидким белковым концентратом.

- Соломинку возьми, - буркнул мачо, кивком указав, где искать искомую вещь, и опять отключился, уставившись в блокнот.

Я успела заметить, что банок с питанием у него стояла целая упаковка, то-есть, двадцать семь штук. Раньше мне никогда не приходилось пользоваться этим видом пищи, но… всё когда-то бывает впервые. Задумавшись, за каким Вограном Эдору таскать с собой месячный (а, с учётом его способностей, – так и вовсе двух или даже трёхмесячный) запас еды, откупорила и выпила, - оказалось не так плохо, как ожидала. Чем-то напоминало крепкий мясной бульон.

На полный желудок жить сразу стало легче. Чтоб сохранить безупречность образа неземной красавицы, стащила одну из очищающих зубы таблеток со вкусом нарайи и мелиссы, лежавших рядом с соломинками. Совершенство должно дышать цветочными ароматами и свежестью, а не бульоном. М-да…

Воспользовавшись проснувшимся интересом к окружающему миру, я ещё раз обдумала предстоящее действо и свою линию поведения. Вспомнила, что нужно будет сейчас прилюдно изображать любовь к ГИО-красавчику, и решила как-то подготовиться к этому. Всё-таки, играть страсть к человеку, с которым… хм, имеешь постоянные контакты, это не совсем то же самое, что изображать любовницу, но при этом бояться дотронуться. Я тесного общения с контрабандистом избегала, что теперь могло обернуться не в нашу пользу. А ведь надо было делать всё, не задумываясь, - просто взять и накрыть, например, его руку своей. Провести пальцем по губам, не спрашивая, разрешит ли он. Поцеловать, если захочется. Язык тела – такая штука, которая врать не умеет, и он скажет о наших отношениях больше, чем мы - словами. К тому же, погружаясь в воспоминания, о которых думать не хотелось, я понимала, что Линна будет тем более рада заполучить Эдора, чем больше будет уверена, что стратег мне по-настоящему дорог. Значит, придётся подставляться под удар… И подыграть мачо.

Тяжело вздохнув, я уставилась на идеального мужчину. Как ни странно, сейчас, полностью ушедший в свои мысли, он был по-особенному красив. Какой-то выверенной, отстранённой, чуть холодной красотой. Образец мужественности, притягательности и несомненной харизмы. Блеск. И вот это всё, вместе взятое, я собиралась вручить Линн, перевязав предварительно подарочной ленточкой. Ну, не идиотка ли?! Внутренний голос охотно подтвердил, что идиотка, причём, полная. Но я велела ему заткнуться и принялась устанавливать контакт, необходимый для вживания в роль.

Взятый за руку ГИО-стратег поднял на меня взгляд, в котором явственно ещё мелькали цифры и графики, как на экране блокнота. Я подождала, пока бухгалтерия исчезла, а ей на смену пришёл вопрос. Ну, хоть какое-то чувство! Пока он не принялся возмущаться тем, что я его отвлекаю, торопливо выпалила:

- Слушай, я тут подумала, что мы мало общались в последнее время. А надо будет изображать страсть и всё такое… Давай потренируемся? А то опять отреагирую как-нибудь с перепугу… неадекватно.

Мачо скептически посмотрел на меня.

- Хм. Это ты какую реакцию имеешь в виду? Когда чуть не засветила мне по физиономии?

Я покаянно кивнула.

- Не думаю, что от нас потребуется поражать всех пылкостью… Но, если тебя что-то смущает, - давай, тренируйся.

Стратег вздохнул, откинул голову на спинку дивана, который заменял в салоне его флайера стандартные сидения, и закрыл глаза.

Вообще-то, не самое вдохновляющее начало. Ну, если он в себе был уверен на сто процентов, то я – не очень. И, коли уж мне дали разрешение, и повод был, - ещё какой! - и призрак Линн маячил впереди…

Я встала перед Эдором, оперлась на одно колено рядом с его бедром, наклонилась и погладила по лицу, обрисовывая чёрные брови вразлёт, недовольную морщинку между ними, идеально вылепленные скулы, чувственный рот, твёрдый подбородок. Потом спустилась к шее, коснулась мерно бьющейся под кожей жилки. Хотелось зарыться в его волосы, но я не решилась портить укладку, и просто нежно пробежалась пальцами по ушным раковинам, очерчивая каждый изгиб. С некоторым сожалением отметила, что у совершенного мужчины уши тоже были совершенными, как ни странно это звучит. Небольшие, аккуратные, с округлыми мочками. Не удержавшись, слегка дёрнула стратега за ухо. Он сморщил нос, но промолчал, даже глаз не открыл.

Я почувствовала, что во мне просыпается азарт охотника. «Дичь» инициативы не проявляла, к тому же, ведь можно было остановиться в любой момент, как только я достигну нужной степени близости, не так ли?.. Благоразумие проиграло. Я осторожно взобралась на диван и села к мачо на колени, благо платье такие эксперименты позволяло, если не сказать, приветствовало.

Прижатый к сидению Эдор приоткрыл на секунду глаза и снова закрыл, всё так же, молча, всем своим видом показывая, что намерен стоически вытерпеть любые мои поползновения. Я улыбнулась и расстегнула рубашку, обнажая великолепную широкую грудь, провела по ней ладонями, не удержавшись, потрогала соски, мгновенно затвердевшие под моими пальцами. Бросила взгляд на мачо, но он продолжал сидеть с застывшим лицом, словно всё происходящее его не касалось. Сочтя это за знак, что можно продолжать, ещё раз погладила его, теперь чуть-чуть царапая и любуясь белыми следами, проступающими на смуглой коже. Некстати – или кстати? – полезли воспоминания о нашем единственном занятии любовью, длиною в несколько часов. Вот это самое, безупречное тело надо мной, подо мной, рядом со мной… Тут же нестерпимо захотелось чего-то большего.

С некоторым трудом заставив себя сохранять контроль, я ещё сильнее распахнула рубашку, обнажая живот и бока, и провела по ним обеими руками, уговаривая себя, что это – обычные действия любой влюблённой женщины, что именно так любовница и поступила бы, и что, раз мачо молчит и сидит, зажмурившись, с таким страдающим лицом, значит, ничего особенного он не чувствует, и можно не останавливаться…

Наклонившись ещё ближе, я медленно провела кончиком языка по губам красавчика, заставляя их раскрыться, а потом выдохнула прямо в его полуоткрытый рот и прикусила нижнюю губу. Эдор ощутимо вздрогнул, но отстраниться не смог, - помешала спинка дивана, и я продолжила поцелуи, сначала медленно, а потом – всё более страстно, с упоением ощущая, что холодность мачо тает, а его руки уже прижимают меня прямо к обнажённой груди, и…

И, всё-таки, первым опомнился именно он. Внезапно отстранил меня, удерживая за локти, и сказал чуть охрипшим голосом:

- Тэш, если в твоём эксперименте по плану не значится изнасилование, то лучше остановиться сейчас…

Я не сразу сообразила, о чём он, но когда поняла, то резко отшатнулась, чуть не свалившись на пол. Чудо, что не порвала каблуком платье, поспешно слезая со стратеговых колен!

Вернув себе ощущение реальности, виновато посмотрела на объект своих издевательств, который тоже поднялся и принялся приводить одежду в порядок. Ох ты ж… И когда я успела-то: прямо поперёк груди шла красноречивая красная полоска. Меня тут же принялось разрывать в две противоположные стороны, как всегда, впрочем, когда это касалось Эдора: одна часть меня стенала и посыпала голову пеплом, рыдая над собственной несдержанностью и распущенностью, а вторая только что не мурлыкала, облизываясь, глядя на то, как красавчик старательно застёгивает рубашку, и руки у него тоже подрагивают.

Восстановив прежний идеальный вид своего костюма, Эдор, наконец, взглянул на меня и покачал головой.

- Ты меня в могилу сведёшь своими экспериментами…

Я виновато потупилась, старательно пытаясь скрыть внутреннее ликование. Хотя, чего, спрашивается, было ликовать? Эдор никогда не казался ледышкой, да и постоянной любовницы в этот период, насколько мне было известно, у него не было, так что никакого подвига не совершилось. Всё так, но… я всё равно гордилась. Видимо, моя вторая половина совсем рассорилась с первой, да ещё и тронулась умом. Одно хорошо: теперь дотронуться до Эдора мне было легче лёгкого. И изображать ревность, если понадобится, тоже. Эх, крыша, крыша… На кого ты меня покинула?

Контрабандист снова уселся на диван, я – рядом, старательно не прижимаясь, хотя очень хотелось.

- Ну, что? Полегчало? – ехидно осведомился стратег.

- Угу, спасибо тебе большое, - чинно ответила я.

Эдор только закатил глаза.

Дальше мы летели вполне пристойно, каждый в своих мыслях. Правда, потряхивать меня совершенно перестало.

Когда впереди показалось огромное здание нового делового центра Столицы, предназначенное для всевозможных целей предпринимателей – от офисов и складов до магазинов и гигантских конференц-залов, я уже была спокойна, а Эдор опять сосредоточен и внимателен.

- Не забудь, - он протянул мне наше приглашение, именное, для меня и моего сопровождающего, присланное ещё три недели назад.

Я взяла голубой тонкий прямоугольник на тонком кольце, без которого нас просто не выпустили бы даже из машины, - сигнал с карточки считывался ещё на подлёте. А так – флайер завис перед одним из широких матовых, слегка подсвеченных снизу причалов, похожих на молочные мерцающие реки, и мы, не торопясь, вышли. Сначала – Эдор, потом, придерживаясь за его руку – я. В принципе, помощь мне не требовалась, - всё же не инвалид и не старушка, но – правила приличия, Вограны их возьми…

В конце причала, при входе, нас ждал донельзя представительный мужчина с идентификатором, декорированным под поднос, на который следовало приглашение положить, что я и сделала. Карточка тут же вспыхнула на долю секунды и обесцветилась: аутентичность приглашения была подтверждена. Я не сомневалась, что и наши личности были опознаны ещё до того, как мы подошли к встречающему.

Человек кивнул и вежливым жестом пригласил нас внутрь.

Два шага, - и мы оказались в огромном, на два этажа, пространстве, наполненном сдержанной, солидной праздничностью. Причалы приводили гостей сразу наверх, на широкую галерею, которая обегала центр, создавая подобие театрального зала с ложами. Со второго этажа на первый вели несколько лестниц, оформленных в стиле того же причала, у одной из них мы как раз и стояли. Почти везде были расставлены сервированные столики, рассчитанные на нескольких гостей. Лишь в самом центре оставалось свободным небольшое возвышение, похожее на сцену, и некоторое пространство вокруг, возможно, для тех, кто захочет потанцевать. Столики рядом с подиумом явно предназначались для самых важных гостей. Я невольно прищурилась, отыскивая глазами господина Скросса или Линну, но на таком расстоянии никого невозможно было узнать.

Мы не опоздали ни на минуту, но в зале было уже полным-полно людей, медленно круживших внизу вокруг столиков, и вокруг сцены, колыхавшихся от одной стены к другой, стекавшим, словно ручьи, со второго этажа на первый по лестницам, даже издали сверкавшим всполохами драгоценностей.

Эдор крепко сжал мои пальцы, и осторожно повёл вниз. Плорад их знает, почему нельзя было устроить обыкновенные лифты, - наверное, дизайнерам показалось, что таскаться на своих двоих по этажам – это очень здорово. Когда мы добрались до подножия лестницы, нас уже ждали: помощница господина Скросса, я её видела несколько раз, ещё когда общалась с Линн. Девушка сияла улыбкой, не хуже вайнтовой люстры, по крайней мере, ничуть не тусклее. Судя по виду, она тоже побывала в каком-то салоне, потому что выглядела немногим хуже меня.

- Дорогая Тэш, дорогой Эдор, мы счастливы вас видеть! Замечательно, что вы пришли! Где вы предпочитаете сидеть? Наверху, внизу? – Её готовность помочь просто подавляла, не говоря уже о восторженных взглядах, которыми она одаривала то меня, то моего спутника.

- Наверху, - ответила я.

- Внизу, - одновременно со мной произнёс стратег.

Мы глянули друг на друга и рассмеялись.

- Это обычное дело, - интимным тоном поделилась с нами помощница крокорауса. – Как только собираются два человека, тут же возникает какое-нибудь недоразумение… Полагаю, мужчина уступит даме?..

- Нет, - твёрдо заявил мачо, покачав головой. – Боюсь, что я не из уступчивых.

Девушка кокетливо посмотрела на моего спутника, но тут же улыбнулась мне:

- Понимаю. Значит, внизу?

- Да, пожалуй, - собственно, мне было вообще всё равно, где сидеть. Лишь бы не рядом с крокораусом.

- В таком случае, я бы рекомендовала вам вот этот столик, - и мне в руку всунули очередную карточку, теперь с номером нашего «посадочного» места, планом зала и его окрестностей, и списком развлечений на вечер.

Стратег поблагодарил за нас обоих и ненавязчиво отбуксировал меня от истекающей сиропом помощницы, внимания которой уже жаждали очередные гости.

- Жужелица, ты же говорила, что бывала на таких праздниках, - тихо пробурчал мне на ухо мачо, ухитряясь держать на лице сияющую улыбку.

- Дааа, - пропела я, также старательно улыбаясь. – А что?..

- А то, что должна была в этом случае знать первое правило гостей: не создавать пробки. Быстро надо всё делать, дорогая, быстро.

- Угу, учту, милый, - прошипела я, бросая на него влюблённые взгляды, поскольку обнаружила, что наша пара является предметом живейшего интереса всех, мимо кого мы проходили.

- Эдор, почему они на нас так смотрят? – Я всё-таки занервничала, хотя старательно скрывала это.

- Потому что мы – очень красивая пара, - самодовольно ответил ГИО-стратег, ненавязчиво поднимая к губам мою руку и целуя запястье. – А ещё, потому что на тебе надета половина стоимости приличного космического дисколёта. И не вздумай бледнеть, в таком обществе нужно излучать уверенность, тем более, рядом со мной!

Я счастливо улыбнулась, маскируя нахлынувшую неуверенность, и принялась настраивать сама себя: у меня всё хорошо, у меня – самый красивый парень в этом секторе Галактики, у меня – свой собственный дом, а это, знаете ли, повод испытывать даже не гордость, а некоторую эйфорию…

Но, не успела я прийти к столь благостному выводу, как всё моё хорошее настроение было, как ветром, сдуто взглядами нескольких девушек. Все они, как одна, смотрели на меня отнюдь не радостно и благожелательно, а совершенно даже наоборот. Мы миновали ещё несколько столиков, провожаемые такими же «добрыми» взглядами, и я невольно поймала себя на том, что стискиваю зубы. Ну, здравствуйте, полузабытые воспоминания… Презрение, зависть, злость, равнодушие. Челюсти, клыки, когти, виртуальная кровь, стекающая по подбородкам… Истинные бизнес-вурдалаки, даром, что настоящей крови не пьют.

Эдор относился ко всем окружающим с поистине олимпийским спокойствием, не обращая внимания. Надо полагать, что за годы, проведённые среди людей, он уже успел выработать иммунитет против такого вот внимания. А я попала под столь пристальный «обстрел» впервые.

Стратег провёл меня к выделенному для нас столику, руководствуясь указаниями выданной карточки. Я с некоторой грустью обозрела вычурную сервировку, столовые приборы, стилизованные под мини-трезубец и гребное весло, - фирменные знаки туристической корпорации Скросса. По мне – дурной вкус, но, хотя бы оригинально. Мельком подумалось, что эти приборчики, наверное, ещё и предназначены стать подарками для всех пришедших. А что? Удобно, практично, и дважды тратиться не нужно.

Я успела только выпить воды под пристальным взглядом стратега, караулившего каждоё моё движение и ненавязчиво отодвигавшего от меня то тарелочку с крохотными корзиночками, то завлекательные кусочки фруктов в желе, то бутылку с каким-то тёмно-вишнёвым напитком. Из разрешённого к употреблению остались только небольшие бутерброды и пара бутылок, судя по всему, с соками. На мои возмущённые взгляды мачо уверенно покачал головой и тихо, только для меня, в самое ухо заметил: 

- Жужелица, если ты не хочешь мучиться потом с желудком потом или перестать себя контролировать, слушай меня. Я сам поставляю такие продукты для вечеринок, и знаю, что тут консервантов больше, чем воды, пошедшей на их разбавление. А вот в это вино добавляют лёгкий составчик, заставляющий расслабиться больше, чем ты хочешь. На следующее утро даже голова болеть не будет, но вот сегодня ты можешь наделать глупостей… И кто-нибудь обязательно запечатлеет их, а потом, при случае, может напомнить.

В ответ на эти откровения я чуть не подавилась водой.

- Ты хочешь сказать, Скросс сознательно подставляет своих гостей?! – мило улыбаясь и глядя по сторонам, прошептала я. Благо, бусина в ухе позволяла не напрягать голос. А громкость приёма регулировалась самим «слушателем», посредством цоканья языком.

- Необязательно. Может быть, он даже не в курсе. Это могут быть его советники, хозяева центра или ресторана, даже его секретарша, или кто там заказывал еду и напитки. Обычное дело для подковёрных игр.

- Хочешь сказать, что здесь никто не знает, чем их потчуют? – поинтересовалась я, наблюдая за людьми, радостно поглощающими снедь со столов.

- Понятия не имею, и мне это неинтересно, честно говоря, - ответил Эдор, в свою очередь отпивая из стакана сок. – Ты лучше соберись, мы же не развлекаться прилетели, так?

- Угу, - я  демонстративно потянулась к нему, вынуждая наклониться навстречу, и чмокнула в щёку, подтверждая право собственности для нескольких крайне заинтересованных девушек, которые на мне чуть дыры не выжгли своими взглядами. И, главное, со стороны – такие милые, весёлые девушки, а присмотришься, - и хочется в окоп. Или блиндаж. Смотря по тому, что ближе находится. Мысленно я решила, что не буду вообще ничего ни пить, ни есть. Прав Эдор, здесь не то, что испортить пищеварение, - отравить могут, не задумавшись.

Тут внизу, вокруг центрального подиума началось какое-то шевеление, в результате которого на возвышении появился человек, в котором я легко опознала работодателя доброй половины присутствующих. Господин Скросс негромко откашлялся, но этот предупреждающий сигнал услышали все два этажа, благодаря ретрансляторам, встроенным в каждый столик.

- Добрый вечер, - произнёс крокораус.

Техника тут использовалась отличная: мастодонт стоял от нас метрах в ста, а впечатление создавалось такое, что он сидит рядом. Сначала я внимательно вслушивалась в его слова, но быстро расслабилась: обычная официальная речь, подведение итогов прекрасной работы и описание не менее прекрасных перспектив. Скросс мог быть отличным оратором, если это было нужно, - другое дело, что он не любил напрягаться зря. Корпоративный праздник, по-видимому, не относился к тем мероприятиям, где надо было выступить хорошо, поэтому он быстро уступил место другим и пошёл за свой столик, провожаемый аплодисментами. Хорошо хоть, негромкими.

Я проследила за его продвижением и постаралась разглядеть, с кем вместе он сидел, но поняла только, что столик был довольно большим, а сидели там всего четыре человека. Вероятно, он сам, его жена, и Линна с мужем, решила я. А с нужными гостями он будет общаться по ходу вечера, приглашая их к себе за стол. Что ж, по крайней мере, понятно, что нам надо ждать приглашения.

Вечер покатился по намеченному на карточке маршруту. Кто-то ещё выступал с речами на сцене, кто-то пел, плясал, ещё что-то делал… Я же сидела, как под «дамокловым» мечом, ожидая, когда придёт наша очередь. Мои предположения оказались чистой правдой: за столик к мегалозавру по очереди подсаживались люди, то по одному, то несколько. Если мы и были в планах папашки Линн, то явно не в первых рядах. В чём-то это даже радовало.

Остальные, сидевшие с ним вместе, незаметно растворились среди гостей. Мы с Эдором, подумав, решили, что будет правильным не сидеть, а тоже пройтись. Согласовали маршруты, и разошлись в разные стороны. Он собирался посмотреть на местную бизнес-элиту, а я хотела потолкаться среди девушек, попытаться понять, чем корпорация дышит, о чём сплетничают сотрудники крокорауса.

Час спустя я уже была сыта по горло местным обществом. Намерение своё выполнила; наслушалась и гадостей, и комплиментов; поняла, что у всех представительниц женского пола имелись где-то свои собственные парикмахеры-визажисты, но такого энтузиаста-маньяка, как Вильюнг, не было ни у кого! Ну, и ожерелье делало свой дело… Так что, в тот момент я просто стояла, облокотившись на перила, обрамлявшие галерею второго этажа, и представляла, что  нахожусь где-то далеко-далеко отсюда. Не прошло и пяти минут, как кто-то позвал меня по имени. Оглянувшись, я внутренне подобралась: передо мной стояла Линн.

Я машинально растянула губы в улыбку (уже рефлекс выработался!) а сама попыталась просчитать, - это инициатива подруги или меня так ненавязчиво собирались позвать на заклание к её папаше?

- Привет, Тэш! Всевидящий, как ты шикарно выглядишь! – не удержалась подруга, разглядывая меня, как некую новинку в модном салоне.

Я пожала плечами, продолжая радостно скалиться.

- И откуда ты взяла такую обалденную вещь? – продолжила Линна, указывая на ожерелье.

М-да, излишней тактичностью она никогда и не страдала. Я подавила желание съязвить, что купила украшение на её двести тысяч кродов, загнав предварительно лягушонка по сходной цене в спецлабораторию. Представила себе её физиономию в этот момент и улыбнулась ещё шире. Похоже, от её выходки с однокурсниками я ещё не отошла…

- Это не моё, - коротко информировала подругу.

- А чьё? В прокат взяла? – настаивала она.

Вот привязалась-то!

- Нет, это моего друга.

- Друууга?.. – глаза Линны подозрительно сощурились.

Вот интересно, - по её понятиям, у меня теперь не могло быть друга? Никогда? То-есть, вручая мне Вайятху, она ещё предполагала, что я положу всю жизнь, в том числе и личную, на алтарь исправления её глупостей? Ррррр… Надо было срочно отвлечься самой и отвлечь Линну от мыслей обо мне.

- Да, друга. Кстати, а ты ничего не хочешь рассказать о своих друзьях, которых натравила на меня?

- Что?.. Кто?.. Я?!. – обиды в голубых глазах было столько, что, не знай я Линн, как облупленную, поверила бы, что смертельно оскорбила невинного человека. А так – я всего лишь пожала плечами, убрала с лица эту осточертевшую гримасу радости и прошипела:

- Ты хоть на секунду задумалась, что случилось бы, если б они увидели лягушонка?

- К-какого лягушонка?.. – опешила дорогая подруга. – Ты что, зовёшь его лягушкой?!

- Захочу - и жабой звать буду, - отрезала я. – Линн, не прикидывайся дурочкой, тебе не идёт. Так что, нельзя было дождаться вот этой встречи? Я бы тебя даже домой пригласила, чтоб ты убедилась, что с ним всё в порядке!

Ну, положим, это было преувеличением, никуда я звать Линну не собиралась, да и господин Скросс, помнится, заявлял, что лишнего времени у неё не будет. Но ей это знать было необязательно.

- А теперь – даже не подумаю. На тебя ни в чём положиться нельзя!

Забавно, но и сейчас, как только речь зашла о Маугли и о возможности его увидеть, Линн сразу размякла.

- Ну, Тэш, ну не надо всё так близко к сердцу принимать, - заныла она жалобно. – Ну, ты сама должна понимать, что я не могла просто так доверить его тебе и не поинтересоваться, как он там.

«И твои двести тысяч, заодно» - зло подумала я, но промолчала.

- И потом, если бы ты… если бы что-то пошло не так, мне было бы легче помочь тебе сразу же, а не через месяц…

« Сиречь, если б я не на то потратила деньги, можно было бы быстренько отозвать всё, что осталось, обратно», - прокомментировала я её слова про себя.

- Ну, Тэш, не сердись! Если бы ты знала, сколько мне всего пришлось пережить за это время! Я себе места не находила! Альдор совсем переменился, стал такой раздражительный…

Я навострила ушки. Вот про мужа – это надо было запомнить. Хотя, сам факт, что Линн не в ладах с мужем, я воспринимала двояко: с одной стороны, хорошо, - стратегу с его миссией будет в разы проще, а с другой стороны – плохо, у Линн не будет никаких поводов Эдору во внимании отказать. Эх, действительно, - жадина я….

- Надеюсь только, что папа сможет его как-то успокоить, - продолжала жаловаться Линн. – Он обещал ему пост в одной своей фирме, давно уже обещал, но пока всё тянул… Может, сегодня, наконец, даст.

Я кивнула больше своим мыслям, чем словам подруги. Пост… Да, пора бы уже было Скроссу как-то взбодрить мужа своей дочери. Высокооплачиваемая должность – как раз то, что требовалось. Интересно только, как долго крокораус собирался «подкармливать» его таким образом? Нельзя же вечно покупать супружескую жизнь. Если я что-то понимала, Альдор не просто взял Линн замуж, но и обязался ограничивать её инициативы. Не знаю, насколько успешно у него это получалось, на мой предвзятый взгляд – не очень. Иначе он бы не прохлопал историю с лягушонком.

Линна тем временем закончила жаловаться и вернулась к своим баранам:

- Тэш, пожалуйста, расскажи мне о… нём. Пожалуйста.

- О Вай…?

-Ну, да, да. Как он? Скучает по мне? Как ты устроила его? Где он?..

Я фыркнула. Ну, хоть что-то в мире не меняется… Вот, пожалуйста, - что бы ни случилось, кто бы ни поплатился за её капризы, а Линн всегда одинаковая.

- Могу даже тебе показать его. Хочешь? – подавив вздох, спросила я, с трудом вытаскивая из сумочки (ещё один дизайнерский шедевр, чтоб его!) свой диопикчер. Попутно обдумывала вопрос: догадывался ли стратег о том, что Линн захочет увидеть лягушонка, когда велел мне вчера сделать эти снимки?

- Да! Конечно, хочу! – энтузиазму Линны не было предела.

- Смотри, - я сунула ей свою игрушку, переключив на просмотр.

Подруга жадно вцепилась в миниатюрный аппаратик и затихла. Я лениво отвернулась и снова уставилась вниз, на медленно перемещающуюся людскую массу. Вся громада зала, казалось, была пропитана гулом голосов, шарканьем шагов, звуками музыки с разных сторон, позвякиванием ложек и вилок.

Мне вдруг остро захотелось домой. Стоило на секунду представить, что, свяжи я свою жизнь со стратегом, - и такая мутотень ожидала бы меня регулярно, сразу стало как-то душно, хотя воздух был чистым. Нет уж! Это не для меня. Нескольким часам этой великосветской толкотни я бы предпочла вечер наедине с лягушонком.

- Что ты с ним сделала?! – как-то придушенно вопросила Линна.

Я с удивлением обернулась.

- Ничего. А в чём дело?

- Он… Он изменился. Он стал совсем не таким… И выражение лица, и улыбается как-то не так… Даже причёска не та!

Я облегчённо выдохнула. Ну, да, - подстригла я лягушонка. А то эти его лохмы, чуть что становящиеся дыбом… Короче, надоело, и я их обрезала. Всем понравилось, включая самого Маугли, стратегу так особенно. А Линн, выходит, не понравилось…

- Да, подрезала волосы. Мешали. А что такого?

- Ну… вообще-то, ему, наверное, даже идёт. Просто непривычно. А где это он?

- В нашем доме.

- Ты купила дом?

Я принялась рассказывать эпопею устройства моей теперешней жизни, включая вторжение любителей вэлко. Линн слушала, крутила головой, удивлённо охала, ахала… и незаметно перебрасывала фотографии с моего диопикчера куда-то себе, как бы случайно перебирая кнопочки. Я только диву давалась, - ну, вылитая шпионка! Жаль только, совершенно бестолковая.

В какой-то момент глаза у подруги как расширились от удивления, так и остались, созерцая что-то позади меня. Поскольку мне такая реакция уже была знакома, я ничуть не удивилась, когда, опять-таки за моей спиной, раздался бархатный мурлыкающий баритон стратега:

- Добрый вечер. Вы, по-видимому, подруга Тэш?

Бедная Линна, потеряв дар речи, кивнула, открыла рот, потом закрыла, потом опять открыла, продолжая обалдело таращиться на мачо. Я сочувственно вздохнула: да, тем, кто не привык к внешности красавчика, поначалу всегда было сложновато.

- Эдор, это Линна, действительно, моя подруга. Линна, это Эдор, мой… друг.

Линна вздрогнула, как боевая лошадь, получившая шпорой под рёбра и судорожно сунула ГИО-стратегу руку. Мерзкий тип, до тошноты галантно, поднял её кисть к губам, коснулся, отпустил. Обалдение в глазах Линн достигло апогея: ещё немного, и она бы говорить, наверное, разучилась.

Контрабандист, дежурно улыбнувшись ей, перенёс внимание на меня и, как ни в чём не бывало, сказал:

- Пойдём, нас там искали. Господин Скросс хочет поговорить с тобой.

Тут же активизировалась Линна, получив толчок к дальнейшим, вполне ею заученным, действиям.

- Ах, точно, папа хотел поговорить с тобой… Я как раз искала тебя, чтобы предупредить об этом…

Эдор тут же проявил умеренное любопытство, дав ей возможность с гордостью подтвердить, что – да, она дочь того самого господина Скросса, который тут всего хозяин… Но, если Линн надеялась, что Эдор немедленно кинется окучивать новое поле, то она просчиталась. Выдав ей ослепительную улыбку с лёгким намёком на заинтересованность, коварный мачо снова переключился на меня.

- Идём, Тэш, не стоит заставлять господина Скросса ждать.

- Да, да, я с вами, - спохватилась Линн

« Клюёт», - хмыкнул мне в ухо стратег.

«Кто бы сомневался», - тихонько вздохнув, ответила я. И мы пошли. Эдор взял меня за руку, сделав из этого жеста что-то интимное, на грани приличия. Я не сомневалась, что спектакль рассчитан на Линну, шагающую рядом со мной, но всё равно было приятно.

Мы молча спустились со второго этажа, прошли мимо нескольких десятков столиков, за которыми веселящиеся компании бурно обсуждали что-то, заставив меня вспомнить слова стратега о составе поданного угощения, и, наконец, подошли к святая святых: персональному столу Хозяина всего этого изобилия. Крокораус сидел в одиночестве, глядя на толкущихся в отдалении подданных с таким выражением, которое бывает у человека, переевшего чего-то кислого. Тем не менее, приветствовал он нас вполне любезно и в своём духе: издалека, и никому не подав руки.

Мы расселись напротив мастодонта нашего бизнеса, и специальный человек тут же наполнил наши бокалы вином, судя по всему.

«Тэш,  постарайся не пить», - тут же просуфлировал мне в ухо Эдор.

Я слегка вздрогнула и опустил глаза, пытаясь скрыть напряжение.

- Как вам здесь, нравится? – вежливо поинтересовался Скросс, оглядывая нас по очереди.

- Да, спасибо, - коротко ответила я, поспешно натягивая на лицо уже привычную радостную гримасу.

- Не представите мне вашего спутника, Тэш?

- Да, простите… Господин Скросс, это Эдор Валлегони, мой друг. Предприниматель.

Стратег и крокораус синхронно склонили головы. Ни малейшего удивления на лице столпа производства и торговли не отразилось, из чего я заключила, что он прекрасно знал, чем занимается мачо.

- Я рад, что вы смогли посетить наш праздник. Линн, дорогая, может быть, ты пригласишь господина Валлегони на танец? Как раз, кажется, играют что-то подходящее.

Нечего и говорить, что «дорогая Линн» с энтузиазмом ринулась выполнять пожелание папочки. Эдор вообще не выказал никаких чувств. Спокойно встал, подал ей руку и повёл к танцующим парам. Когда они повернулись спиной, я услышала через «бусину» голос стратега:

- Будь осторожна. Очень осторожна.

Господин Скросс, подождав, пока лишние свидетели отойдут подальше, откинулся на стуле поудобнее и сказал:

- Ну, давайте поговорим с вами, Тэш.

 

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0248585

от 27 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0248585 выдан для произведения:
 

 После его отбытия Эдор вызвал свою ящерообразную махину, и мы полетели. Мачо углубился в какие-то расчёты и головы от блокнота не поднимал, не замечая ничего вокруг. Несмотря на всю подготовку и присутствие стратега, я нервничала. И это ещё было мягко сказано! Руки и ноги ощутимо дрожали, то ли от нервов, то ли от голода, - обед мне только показали, и то – издали… С назиданием, что красота требует жертв.

Похоже, я же и должна была стать первой жертвой своей нереальной красоты: ещё немного, и свалилась бы в обморок, если б не додумалась попросить у контрабандиста что-нибудь съедобное. Он посмотрел на меня слегка стеклянным взором, заставляющим усомниться в способности правильного восприятия реальности, но всё-таки залез в холодильную камеру, скрытую за стенной панелью, и осчастливил жидким белковым концентратом.

- Соломинку возьми, - буркнул мачо, кивком указав, где искать искомую вещь, и опять отключился, уставившись в блокнот.

Я успела заметить, что банок с питанием у него стояла целая упаковка, то-есть, двадцать семь штук. Раньше мне никогда не приходилось пользоваться этим видом пищи, но… всё когда-то бывает впервые. Задумавшись, за каким Вограном Эдору таскать с собой месячный (а, с учётом его способностей, – так и вовсе двух или даже трёхмесячный) запас еды, откупорила и выпила, - оказалось не так плохо, как ожидала. Чем-то напоминало крепкий мясной бульон.

На полный желудок жить сразу стало легче. Чтоб сохранить безупречность образа неземной красавицы, стащила одну из очищающих зубы таблеток со вкусом нарайи и мелиссы, лежавших рядом с соломинками. Совершенство должно дышать цветочными ароматами и свежестью, а не бульоном. М-да…

Воспользовавшись проснувшимся интересом к окружающему миру, я ещё раз обдумала предстоящее действо и свою линию поведения. Вспомнила, что нужно будет сейчас прилюдно изображать любовь к ГИО-красавчику, и решила как-то подготовиться к этому. Всё-таки, играть страсть к человеку, с которым… хм, имеешь постоянные контакты, это не совсем то же самое, что изображать любовницу, но при этом бояться дотронуться. Я тесного общения с контрабандистом избегала, что теперь могло обернуться не в нашу пользу. А ведь надо было делать всё, не задумываясь, - просто взять и накрыть, например, его руку своей. Провести пальцем по губам, не спрашивая, разрешит ли он. Поцеловать, если захочется. Язык тела – такая штука, которая врать не умеет, и он скажет о наших отношениях больше, чем мы - словами. К тому же, погружаясь в воспоминания, о которых думать не хотелось, я понимала, что Линна будет тем более рада заполучить Эдора, чем больше будет уверена, что стратег мне по-настоящему дорог. Значит, придётся подставляться под удар… И подыграть мачо.

Тяжело вздохнув, я уставилась на идеального мужчину. Как ни странно, сейчас, полностью ушедший в свои мысли, он был по-особенному красив. Какой-то выверенной, отстранённой, чуть холодной красотой. Образец мужественности, притягательности и несомненной харизмы. Блеск. И вот это всё, вместе взятое, я собиралась вручить Линн, перевязав предварительно подарочной ленточкой. Ну, не идиотка ли?! Внутренний голос охотно подтвердил, что идиотка, причём, полная. Но я велела ему заткнуться и принялась устанавливать контакт, необходимый для вживания в роль.

Взятый за руку ГИО-стратег поднял на меня взгляд, в котором явственно ещё мелькали цифры и графики, как на экране блокнота. Я подождала, пока бухгалтерия исчезла, а ей на смену пришёл вопрос. Ну, хоть какое-то чувство! Пока он не принялся возмущаться тем, что я его отвлекаю, торопливо выпалила:

- Слушай, я тут подумала, что мы мало общались в последнее время. А надо будет изображать страсть и всё такое… Давай потренируемся? А то опять отреагирую как-нибудь с перепугу… неадекватно.

Мачо скептически посмотрел на меня.

- Хм. Это ты какую реакцию имеешь в виду? Когда чуть не засветила мне по физиономии?

Я покаянно кивнула.

- Не думаю, что от нас потребуется поражать всех пылкостью… Но, если тебя что-то смущает, - давай, тренируйся.

Стратег вздохнул, откинул голову на спинку дивана, который заменял в салоне его флайера стандартные сидения, и закрыл глаза.

Вообще-то, не самое вдохновляющее начало. Ну, если он в себе был уверен на сто процентов, то я – не очень. И, коли уж мне дали разрешение, и повод был, - ещё какой! - и призрак Линн маячил впереди…

Я встала перед Эдором, оперлась на одно колено рядом с его бедром, наклонилась и погладила по лицу, обрисовывая чёрные брови вразлёт, недовольную морщинку между ними, идеально вылепленные скулы, чувственный рот, твёрдый подбородок. Потом спустилась к шее, коснулась мерно бьющейся под кожей жилки. Хотелось зарыться в его волосы, но я не решилась портить укладку, и просто нежно пробежалась пальцами по ушным раковинам, очерчивая каждый изгиб. Со некоторым сожалением отметила, что у совершенного мужчины уши тоже были совершенными, как ни странно это звучит. Небольшие, аккуратные, с округлыми мочками. Не удержавшись, слегка дёрнула стратега за ухо. Он сморщил нос, но промолчал, даже глаз не открыл.

Я почувствовала, что во мне просыпается азарт охотника. «Дичь» инициативы не проявляла, к тому же, ведь можно было остановиться в любой момент, как только я достигну нужной степени близости, не так ли?.. Благоразумие проиграло. Я осторожно взобралась на диван и села к мачо на колени, благо платье такие эксперименты позволяло, если не сказать, приветствовало.

Прижатый к сидению Эдор приоткрыл на секунду глаза и снова закрыл, всё так же, молча, всем своим видом показывая, что намерен стоически вытерпеть любые мои поползновения. Я улыбнулась и расстегнула рубашку, обнажая великолепную широкую грудь, провела по ней ладонями, не удержавшись, потрогала соски, мгновенно затвердевшие под моими пальцами. Бросила взгляд на мачо, но он продолжал сидеть с застывшим лицом, словно всё происходящее его не касалось. Сочтя это за знак, что можно продолжать, ещё раз погладила его, теперь чуть-чуть царапая и любуясь белыми следами, проступающими на смуглой коже. Некстати – или кстати? – полезли воспоминания о нашем единственном занятии любовью, длиною в несколько часов. Вот это самое, безупречное тело надо мной, подо мной, рядом со мной… Тут же нестерпимо захотелось чего-то большего.

С некоторым трудом заставив себя сохранять контроль, я ещё сильнее распахнула рубашку, обнажая живот и бока, и провела по ним обеими руками, уговаривая себя, что это – обычные действия любой влюблённой женщины, что именно так любовница и поступила бы, и что, раз мачо молчит и сидит, зажмурившись, с таким страдающим лицом, значит, ничего особенного он не чувствует, и можно не останавливаться…

Наклонившись ещё ближе, я медленно провела кончиком языка по губам красавчика, заставляя их раскрыться, а потом выдохнула прямо в его полуоткрытый рот и прикусила нижнюю губу. Эдор ощутимо вздрогнул, но отстраниться не смог, - помешала спинка дивана, и я продолжила поцелуи, сначала медленно, а потом – всё более страстно, с упоением ощущая, что холодность мачо тает, а его руки уже прижимают меня прямо к обнажённой груди, и…

И, всё-таки, первым опомнился именно он. Внезапно отстранил меня, удерживая за локти, и сказал чуть охрипшим голосом:

- Тэш, если в твоём эксперименте по плану не значится изнасилование, то лучше остановиться сейчас…

Я не сразу сообразила, о чём он, но когда поняла, то резко отшатнулась, чуть не свалившись на пол. Чудо, что не порвала каблуком платье, поспешно слезая со стратеговых колен!

Вернув себе ощущение реальности, виновато посмотрела на объект своих издевательств, который тоже поднялся и принялся приводить одежду в порядок. Ох ты ж… И когда я успела-то: прямо поперёк груди шла красноречивая красная полоска. Меня тут же принялось разрывать в две противоположные стороны, как всегда, впрочем, когда это касалось Эдора: одна часть меня стенала и посыпала голову пеплом, рыдая над собственной несдержанностью и распущенностью, а вторая только что не мурлыкала, облизываясь, глядя на то, как красавчик старательно застёгивает рубашку, и руки у него тоже подрагивают.

Восстановив прежний идеальный вид своего костюма, Эдор, наконец, взглянул на меня и покачал головой.

- Ты меня в могилу сведёшь своими экспериментами…

Я виновато потупилась, старательно пытаясь скрыть внутреннее ликование. Хотя, чего, спрашивается, было ликовать? Эдор никогда не казался ледышкой, да и постоянной любовницы в этот период, насколько мне было известно, у него не было, так что никакого подвига не совершилось. Всё так, но… я всё равно гордилась. Видимо, моя вторая половина совсем рассорилась с первой, да ещё и тронулась умом. Одно хорошо: теперь дотронуться до Эдора мне было легче лёгкого. И изображать ревность, если понадобится, тоже. Эх, крыша, крыша… На кого ты меня покинула?

Контрабандист снова уселся на диван, я – рядом, старательно не прижимаясь, хотя очень хотелось.

- Ну, что? Полегчало? – ехидно осведомился стратег.

- Угу, спасибо тебе большое, - чинно ответила я.

Эдор только закатил глаза.

Дальше мы летели вполне пристойно, каждый в своих мыслях. Правда, потряхивать меня совершенно перестало.

Когда впереди показалось огромное здание нового делового центра Столицы, предназначенное для всевозможных целей предпринимателей – от офисов и складов до магазинов и гигантских конференц-залов, я уже была спокойна, а Эдор опять сосредоточен и внимателен.

- Не забудь, - он протянул мне наше приглашение, именное, для меня и моего сопровождающего, присланное ещё три недели назад.

Я взяла голубой тонкий прямоугольник на тонком кольце, без которого нас просто не выпустили бы даже из машины, - сигнал с карточки считывался ещё на подлёте. А так – флайер завис перед одним из широких матовых, слегка подсвеченных снизу причалов, похожих на молочные мерцающие реки, и мы, не торопясь, вышли. Сначала – Эдор, потом, придерживаясь за его руку – я. В принципе, помощь мне не требовалась, - всё же не инвалид и не старушка, но – правила приличия, Вограны их возьми…

В конце причала, при входе, нас ждал донельзя представительный мужчина с идентификатором, декорированным под поднос, на который следовало приглашение положить, что я и сделала. Карточка тут же вспыхнула на долю секунды и обесцветилась: аутентичность приглашения была подтверждена. Я не сомневалась, что и наши личности были опознаны ещё до того, как мы подошли к встречающему.

Человек кивнул и вежливым жестом пригласил нас внутрь.

Два шага, - и мы оказались в огромном, на два этажа, пространстве, наполненном сдержанной, солидной праздничностью. Причалы приводили гостей сразу наверх, на широкую галерею, которая обегала центр, создавая подобие театрального зала с ложами. Со второго этажа на первый вели несколько лестниц, оформленных в стиле того же причала, у одной из них мы как раз и стояли. Почти везде были расставлены сервированные столики, рассчитанные на нескольких гостей. Лишь в самом центре оставалось свободным небольшое возвышение, похожее на сцену, и некоторое пространство вокруг, возможно, для тех, кто захочет потанцевать. Столики рядом с подиумом явно предназначались для самых важных гостей. Я невольно прищурилась, отыскивая глазами господина Скросса или Линну, но на таком расстоянии никого невозможно было узнать.

Мы не опоздали ни на минуту, но в зале было уже полным-полно людей, медленно круживших внизу вокруг столиков, и вокруг сцены, колыхавшихся от одной стены к другой, стекавшим, словно ручьи, со второго этажа на первый по лестницам, даже издали сверкавшим всполохами драгоценностей.

Эдор крепко сжал мои пальцы, и осторожно повёл вниз. Плорад их знает, почему нельзя было устроить обыкновенные лифты, - наверное, дизайнерам показалось, что таскаться на своих двоих по этажам – это очень здорово. Когда мы добрались до подножия лестницы, нас уже ждали: помощница господина Скросса, я её видела несколько раз, ещё когда общалась с Линн. Девушка сияла улыбкой, не хуже вайнтовой люстры, по крайней мере, ничуть не тусклее. Судя по виду, она тоже побывала в каком-то салоне, потому что выглядела немногим хуже меня.

- Дорогая Тэш, дорогой Эдор, мы счастливы вас видеть! Замечательно, что вы пришли! Где вы предпочитаете сидеть? Наверху, внизу? – Её готовность помочь просто подавляла, не говоря уже о восторженных взглядах, которыми она одаривала то меня, то моего спутника.

- Наверху, - ответила я.

- Внизу, - одновременно со мной произнёс стратег.

Мы глянули друг на друга и рассмеялись.

- Это обычное дело, - интимным тоном поделилась с нами помощница крокорауса. – Как только собираются два человека, тут же возникает какое-нибудь недоразумение… Полагаю, мужчина уступит даме?..

- Нет, - твёрдо заявил мачо, покачав головой. – Боюсь, что я не из уступчивых.

Девушка кокетливо посмотрела на моего спутника, но тут же улыбнулась мне:

- Понимаю. Значит, внизу?

- Да, пожалуй, - собственно, мне было вообще всё равно, где сидеть. Лишь бы не рядом с крокораусом.

- В таком случае, я бы рекомендовала вам вот этот столик, - и мне в руку всунули очередную карточку, теперь с номером нашего «посадочного» места, планом зала и его окрестностей, и списком развлечений на вечер.

Стратег поблагодарил за нас обоих и ненавязчиво отбуксировал меня от истекающей сиропом помощницы, внимания которой уже жаждали очередные гости.

- Жужелица, ты же говорила, что бывала на таких праздниках, - тихо пробурчал мне на ухо мачо, ухитряясь держать на лице сияющую улыбку.

- Дааа, - пропела я, также старательно улыбаясь. – А что?..

- А то, что должна была в этом случае знать первое правило гостей: не создавать пробки. Быстро надо всё делать, дорогая, быстро.

- Угу, учту, милый, - прошипела я, бросая на него влюблённые взгляды, поскольку обнаружила, что наша пара является предметом живейшего интереса всех, мимо кого мы проходили.

- Эдор, почему они на нас так смотрят? – Я всё-таки занервничала, хотя старательно скрывала это.

- Потому что мы – очень красивая пара, - самодовольно ответил ГИО-стратег, ненавязчиво поднимая к губам мою руку и целуя запястье. – А ещё, потому что на тебе надета половина стоимости приличного космического дисколёта. И не вздумай бледнеть, в таком обществе нужно излучать уверенность, тем более, рядом со мной!

Я счастливо улыбнулась, маскируя нахлынувшую неуверенность, и принялась настраивать сама себя: у меня всё хорошо, у меня – самый красивый парень в этом секторе Галактики, у меня – свой собственный дом, а это, знаете ли, повод испытывать даже не гордость, а некоторую эйфорию…

Но, не успела я прийти к столь благостному выводу, как всё моё хорошее настроение было, как ветром, сдуто взглядами нескольких девушек. Все они, как одна, смотрели на меня отнюдь не радостно и благожелательно, а совершенно даже наоборот. Мы миновали ещё несколько столиков, провожаемые такими же «добрыми» взглядами, и я невольно поймала себя на том, что стискиваю зубы. Ну, здравствуйте, полузабытые воспоминания… Презрение, зависть, злость, равнодушие. Челюсти, клыки, когти, виртуальная кровь, стекающая по подбородкам… Истинные бизнес-вурдалаки, даром, что настоящей крови не пьют.

Эдор относился ко всем окружающим с поистине олимпийским спокойствием, не обращая внимания. Надо полагать, что за годы, проведённые среди людей, он уже успел выработать иммунитет против такого вот внимания. А я попала под столь пристальный «обстрел» впервые.

Стратег провёл меня к выделенному для нас столику, руководствуясь указаниями выданной карточки. Я с некоторой грустью обозрела вычурную сервировку, столовые приборы, стилизованные под мини-трезубец и гребное весло, - фирменные знаки туристической корпорации Скросса. По мне – дурной вкус, но, хотя бы оригинально. Мельком подумалось, что эти приборчики, наверное, ещё и предназначены стать подарками для всех пришедших. А что? Удобно, практично, и дважды тратиться не нужно.

Я успела только выпить воды под пристальным взглядом стратега, караулившего каждоё моё движение и ненавязчиво отодвигавшего от меня то тарелочку с крохотными корзиночками, то завлекательные кусочки фруктов в желе, то бутылку с каким-то тёмно-вишнёвым напитком. Из разрешённого к употреблению остались только небольшие бутерброды и пара бутылок, судя по всему, с соками. На мои возмущённые взгляды мачо уверенно покачал головой и тихо, только для меня, в самое ухо заметил: 

- Жужелица, если ты не хочешь мучиться потом с желудком потом или перестать себя контролировать, слушай меня. Я сам поставляю такие продукты для вечеринок, и знаю, что тут консервантов больше, чем воды, пошедшей на их разбавление. А вот в это вино добавляют лёгкий составчик, заставляющий расслабиться больше, чем ты хочешь. На следующее утро даже голова болеть не будет, но вот сегодня ты можешь наделать глупостей… И кто-нибудь обязательно запечатлеет их, а потом, при случае, может напомнить.

В ответ на эти откровения я чуть не подавилась водой.

- Ты хочешь сказать, Скросс сознательно подставляет своих гостей?! – мило улыбаясь и глядя по сторонам, прошептала я. Благо, бусина в ухе позволяла не напрягать голос. А громкость приёма регулировалась самим «слушателем», посредством цоканья языком.

- Необязательно. Может быть, он даже не в курсе. Это могут быть его советники, хозяева центра или ресторана, даже его секретарша, или кто там заказывал еду и напитки. Обычное дело для подковёрных игр.

- Хочешь сказать, что здесь никто не знает, чем их потчуют? – поинтересовалась я, наблюдая за людьми, радостно поглощающими снедь со столов.

- Понятия не имею, и мне это неинтересно, честно говоря, - ответил Эдор, в свою очередь отпивая из стакана сок. – Ты лучше соберись, мы же не развлекаться прилетели, так?

- Угу, - я  демонстративно потянулась к нему, вынуждая наклониться навстречу, и чмокнула в щёку, подтверждая право собственности для нескольких крайне заинтересованных девушек, которые на мне чуть дыры не выжгли своими взглядами. И, главное, со стороны – такие милые, весёлые девушки, а присмотришься, - и хочется в окоп. Или блиндаж. Смотря по тому, что ближе находится. Мысленно я решила, что не буду вообще ничего ни пить, ни есть. Прав Эдор, здесь не то, что испортить пищеварение, - отравить могут, не задумавшись.

Тут внизу, вокруг центрального подиума началось какое-то шевеление, в результате которого на возвышении появился человек, в котором я легко опознала работодателя доброй половины присутствующих. Господин Скросс негромко откашлялся, но этот предупреждающий сигнал услышали все два этажа, благодаря ретрансляторам, встроенным в каждый столик.

- Добрый вечер, - произнёс крокораус.

Техника тут использовалась отличная: мастодонт стоял от нас метрах в ста, а впечатление создавалось такое, что он сидит рядом. Сначала я внимательно вслушивалась в его слова, но быстро расслабилась: обычная официальная речь, подведение итогов прекрасной работы и описание не менее прекрасных перспектив. Скросс мог быть отличным оратором, если это было нужно, - другое дело, что он не любил напрягаться зря. Корпоративный праздник, по-видимому, не относился к тем мероприятиям, где надо было выступить хорошо, поэтому он быстро уступил место другим и пошёл за свой столик, провожаемый аплодисментами. Хорошо хоть, негромкими.

Я проследила за его продвижением и постаралась разглядеть, с кем вместе он сидел, но поняла только, что столик был довольно большим, а сидели там всего четыре человека. Вероятно, он сам, его жена, и Линна с мужем, решила я. А с нужными гостями он будет общаться по ходу вечера, приглашая их к себе за стол. Что ж, по крайней мере, понятно, что нам надо ждать приглашения.

Вечер покатился по намеченному на карточке маршруту. Кто-то ещё выступал с речами на сцене, кто-то пел, плясал, ещё что-то делал… Я же сидела, как под «дамокловым» мечом, ожидая, когда придёт наша очередь. Мои предположения оказались чистой правдой: за столик к мегалозавру по очереди подсаживались люди, то по одному, то несколько. Если мы и были в планах папашки Линн, то явно не в первых рядах. В чём-то это даже радовало.

Остальные, сидевшие с ним вместе, незаметно растворились среди гостей. Мы с Эдором, подумав, решили, что будет правильным не сидеть, а тоже пройтись. Согласовали маршруты, и разошлись в разные стороны. Он собирался посмотреть на местную бизнес-элиту, а я хотела потолкаться среди девушек, попытаться понять, чем корпорация дышит, о чём сплетничают сотрудники крокорауса.

Час спустя я уже была сыта по горло местным обществом. Намерение своё выполнила; наслушалась и гадостей, и комплиментов; поняла, что у всех представительниц женского пола имелись где-то свои собственные парикмахеры-визажисты, но такого энтузиаста-маньяка, как Вильюнг, не было ни у кого! Ну, и ожерелье делало свой дело… Так что, в тот момент я просто стояла, облокотившись на перила, обрамлявшие галерею второго этажа, и представляла, что  нахожусь где-то далеко-далеко отсюда. Не прошло и пяти минут, как кто-то позвал меня по имени. Оглянувшись, я внутренне подобралась: передо мной стояла Линн.

Я машинально растянула губы в улыбку (уже рефлекс выработался!) а сама попыталась просчитать, - это инициатива подруги или меня так ненавязчиво собирались позвать на заклание к её папаше?

- Привет, Тэш! Всевидящий, как ты шикарно выглядишь! – не удержалась подруга, разглядывая меня, как некую новинку в модном салоне.

Я пожала плечами, продолжая радостно скалиться.

- И откуда ты взяла такую обалденную вещь? – продолжила Линна, указывая на ожерелье.

М-да, излишней тактичностью она никогда и не страдала. Я подавила желание съязвить, что купила украшение на её двести тысяч кродов, загнав предварительно лягушонка по сходной цене в спецлабораторию. Представила себе её физиономию в этот момент и улыбнулась ещё шире. Похоже, от её выходки с однокурсниками я ещё не отошла…

- Это не моё, - коротко информировала подругу.

- А чьё? В прокат взяла? – настаивала она.

Вот привязалась-то!

- Нет, это моего друга.

- Друууга?.. – глаза Линны подозрительно сощурились.

Вот интересно, - по её понятиям, у меня теперь не могло быть друга? Никогда? То-есть, вручая мне Вайятху, она ещё предполагала, что я положу всю жизнь, в том числе и личную, на алтарь исправления её глупостей? Ррррр… Надо было срочно отвлечься самой и отвлечь Линну от мыслей обо мне.

- Да, друга. Кстати, а ты ничего не хочешь рассказать о своих друзьях, которых натравила на меня?

- Что?.. Кто?.. Я?!. – обиды в голубых глазах было столько, что, не знай я Линн, как облупленную, поверила бы, что смертельно оскорбила невинного человека. А так – я всего лишь пожала плечами, убрала с лица эту осточертевшую гримасу радости и прошипела:

- Ты хоть на секунду задумалась, что случилось бы, если б они увидели лягушонка?

- К-какого лягушонка?.. – опешила дорогая подруга. – Ты что, зовёшь его лягушкой?!

- Захочу - и жабой звать буду, - отрезала я. – Линн, не прикидывайся дурочкой, тебе не идёт. Так что, нельзя было дождаться вот этой встречи? Я бы тебя даже домой тебя пригласила, чтоб ты убедилась, что с ним всё в порядке!

Ну, положим, это было преувеличением, никуда я звать Линну не собиралась, да и господин Скросс, помнится, заявлял, что лишнего времени у неё не будет. Но ей это знать было необязательно.

- А теперь – даже не подумаю. На тебя ни в чём положиться нельзя!

Забавно, но и сейчас, как только речь зашла о Маугли и о возможности его увидеть, Линн сразу размякла.

- Ну, Тэш, ну не надо всё так близко к сердцу принимать, - заныла она жалобно. – Ну, ты сама должна понимать, что я не могла просто так доверить его тебе и не поинтересоваться, как он там.

«И твои двести тысяч, заодно» - зло подумала я, но промолчала.

- И потом, если бы ты… если бы что-то пошло не так, мне было бы легче помочь тебе сразу же, а не через месяц…

« Сиречь, если б я не на то потратила деньги, можно было бы быстренько отозвать всё, что осталось, обратно», - прокомментировала я её слова про себя.

- Ну, Тэш, не сердись! Если бы ты знала, сколько мне всего пришлось пережить за это время! Я себе места не находила! Альдор совсем переменился, стал такой раздражительный…

Я навострила ушки. Вот про мужа – это надо было запомнить. Хотя, сам факт, что Линн не в ладах с мужем, я воспринимала двояко: с одной стороны, хорошо, - стратегу с его миссией будет в разы проще, а с другой стороны – плохо, у Линн не будет никаких поводов Эдору во внимании отказать. Эх, действительно, - жадина я….

- Надеюсь только, что папа сможет его как-то успокоить, - продолжала жаловаться Линн. – Он обещал ему пост в одной своей фирме, давно уже обещал, но пока всё тянул… Может, сегодня, наконец, даст.

Я кивнула больше своим мыслям, чем словам подруги. Пост… Да, пора бы уже было Скроссу как-то взбодрить мужа своей дочери. Высокооплачиваемая должность – как раз то, что требовалось. Интересно только, как долго крокораус собирался «подкармливать» его таким образом? Нельзя же вечно покупать супружескую жизнь. Если я что-то понимала, Альдор не просто взял Линн замуж, но и обязался ограничивать её инициативы. Не знаю, насколько успешно у него это получалось, на мой предвзятый взгляд – не очень. Иначе он бы не прохлопал историю с лягушонком.

Линна тем временем закончила жаловаться и вернулась к своим баранам:

- Тэш, пожалуйста, расскажи мне о… нём. Пожалуйста.

- О Вай…?

-Ну, да, да. Как он? Скучает по мне? Как ты устроила его? Где он?..

Я фыркнула. Ну, хоть что-то в мире не меняется… Вот, пожалуйста, - что бы ни случилось, кто бы ни поплатился за её капризы, а Линн всегда одинаковая.

- Могу даже тебе показать его. Хочешь? – подавив вздох, спросила я, с трудом вытаскивая из сумочки (ещё один дизайнерский шедевр, чтоб его!) свой диопикчер. Попутно обдумывала вопрос: догадывался ли стратег о том, что Линн захочет увидеть лягушонка, когда велел мне вчера сделать эти снимки?

- Да! Конечно, хочу! – энтузиазму Линны не было предела.

- Смотри, - я сунула ей свою игрушку, переключив на просмотр.

Подруга жадно вцепилась в миниатюрный аппаратик и затихла. Я лениво отвернулась и снова уставилась вниз, на медленно перемещающуюся людскую массу. Вся громада зала, казалось, была пропитана гулом голосов, шарканьем шагов, звуками музыки с разных сторон, позвякиванием ложек и вилок.

Мне вдруг остро захотелось домой. Стоило на секунду представить, что, свяжи я свою жизнь со стратегом, - и такая мутотень ожидала бы меня регулярно, сразу стало как-то душно, хотя воздух был чистым. Нет уж! Это не для меня. Нескольким часам этой великосветской толкотни я бы предпочла вечер наедине с лягушонком.

- Что ты с ним сделала?! – как-то придушенно вопросила Линна.

Я с удивлением обернулась.

- Ничего. А в чём дело?

- Он… Он изменился. Он стал совсем не таким… И выражение лица, и улыбается как-то не так… Даже причёска не та!

Я облегчённо выдохнула. Ну, да, - подстригла я лягушонка. А то эти его лохмы, чуть что становящиеся дыбом… Короче, надоело, и я их обрезала. Всем понравилось, включая самого Маугли, стратегу так особенно. А Линн, выходит, не понравилось…

- Да, подрезала волосы. Мешали. А что такого?

- Ну… вообще-то, ему, наверное, даже идёт. Просто непривычно. А где это он?

- В нашем доме.

- Ты купила дом?

Я принялась рассказывать эпопею устройства моей теперешней жизни, включая вторжение любителей вэлко. Линн слушала, крутила головой, удивлённо охала, ахала… и незаметно перебрасывала фотографии с моего диопикчера куда-то себе, как бы случайно перебирая кнопочки. Я только диву давалась, - ну, вылитая шпионка! Жаль только, совершенно бестолковая.

В какой-то момент глаза у подруги как расширились от удивления, так и остались, созерцая что-то позади меня. Поскольку мне такая реакция уже была знакома, я ничуть не удивилась, когда, опять-таки за моей спиной, раздался бархатный мурлыкающий баритон стратега:

- Добрый вечер. Вы, по-видимому, подруга Тэш?

Бедная Линна, потеряв дар речи, кивнула, открыла рот, потом закрыла, потом опять открыла, продолжая обалдело таращиться на мачо. Я сочувственно вздохнула: да, тем, кто не привык к внешности красавчика, поначалу всегда было сложновато.

- Эдор, это Линна, действительно, моя подруга. Линна, это Эдор, мой… друг.

Линна вздрогнула, как боевая лошадь, получившая шпорой под рёбра и судорожно сунула ГИО-стратегу руку. Мерзкий тип, как ни в чём не бывало, поднял её кисть к губам, коснулся, отпустил. Обалдение в глазах Линн достигло апогея: ещё немного, и она бы говорить, наверное, разучилась.

Контрабандист, дежурно улыбнувшись ей, перенёс внимание на меня и, как ни в чём не бывало, сказал:

- Пойдём, нас там искали. Господин Скросс хочет поговорить с тобой.

Тут же активизировалась Линна, получив толчок к дальнейшим, вполне ею заученным, действиям.

- Ах, точно, папа хотел поговорить с тобой… Я как раз искала тебя, чтобы предупредить об этом…

Эдор тут же проявил умеренное любопытство, дав ей возможность с гордостью подтвердить, что – да, она дочь того самого господина Скросса, который тут всего хозяин… Но, если Линн надеялась, что Эдор немедленно кинется окучивать новое поле, то она просчиталась. Выдав ей ослепительную улыбку с лёгким намёком на заинтересованность, коварный мачо снова переключился на меня.

- Идём, Тэш, не стоит заставлять господина Скросса ждать.

- Да, да, я с вами, - спохватилась Линн

« Клюёт», - хмыкнул мне в ухо стратег.

«Кто бы сомневался», - тихонько вздохнув, ответила я. И мы пошли. Эдор взял меня за руку, сделав из этого жеста что-то интимное, на грани приличия. Я не сомневалась, что спектакль рассчитан на Линну, шагающую рядом со мной, но всё равно было приятно.

Мы молча спустились со второго этажа, прошли мимо нескольких десятков столиков, за которыми веселящиеся компании бурно обсуждали что-то, заставив меня вспомнить слова стратега о составе поданного угощения, и, наконец, подошли к святая святых: персональному столу Хозяина всего этого изобилия. Крокораус сидел в одиночестве, глядя на толкущихся в отдалении подданных с таким выражением, которое бывает у человека, перевшего чего-то кислого. Тем не менее, приветствовал он нас вполне любезно и в своём духе: издалека, и никому не подав руки.

Мы расселись напротив мастодонта нашего бизнеса, и специальный человек тут же наполнил наши бокалы вином, судя по всему.

«Тэш, на всякий случай, постарайся пить как можно меньше», - тут же просуфлировал мне в ухо Эдор.

Я слегка вздрогнула и опустил глаза, пытаясь скрыть напряжение.

- Как вам здесь, нравится? – вежливо поинтересовался Скросс, оглядывая нас по очереди.

- Да, спасибо, - коротко ответила я, поспешно натягивая на лицо уже привычную радостную гримасу.

- Не представите мне вашего спутника, Тэш?

- Да, простите… Господин Скросс, это Эдор Валлегони, мой друг. Предприниматель.

Стратег и крокораус синхронно склонили головы. Ни малейшего удивления на лице столпа производства и торговли не отразилось, из чего я заключила, что он прекрасно знал, чем занимается мачо.

- Я рад, что вы смогли посетить наш праздник. Линн, дорогая, может быть, ты пригласишь господина Валлегони на танец? Как раз, кажется играют что-то подходящее.

Нечего и говорить, что «дорогая Линн» с энтузиазмом ринулась выполнять пожелание папочки. Эдор вообще не выказал никаких чувств. Спокойно встал, подал ей руку и повёл к танцующим парам. Когда они повернулись спиной, я услышала через «бусину» голос стратега:

- Будь осторожна. Очень осторожна.

Господин Скросс, подождав, пока лишние свидетели отойдут подальше, откинулся на стуле поудобнее и сказал:

- Ну, давайте поговорим с вами, Тэш.

 

Рейтинг: +6 224 просмотра
Комментарии (10)
Маргарита Лёвушкина # 27 октября 2014 в 20:45 +2
Замечательно! И, как всегда, на самом интересном месте... cry2 laugh
Зинаида Левенко # 27 октября 2014 в 23:06 +2
Даа... Согласная с Вами! Замечательно! Иии... на самом интересном месте - а мы теперь будем изнемогать от любопытства и ждать продолжения...
Татияночка, СПАСИБО!!! Очень и очень ждемс развития событий!!!
Татьяна Французова # 27 октября 2014 в 23:32 +1
Ага, такая я коварная))) Ну, не уложился у меня этот корпоратив в одну главу, никак...)))
Татьяна Французова # 27 октября 2014 в 23:33 +1
Спасибо, Ритусь! Рада очень, что тебе нравится... Ну, буду писать теперь интриги бизнес-акул)))
Вероника Малышева # 30 октября 2014 в 11:25 +1
очень захватывающая глава. Да. Очень. Почла с превеликим удовольствием. ))
Ну всё понравилось - и любовная сцена с Эдором, и описание вечеринки, и встречу с Линн я ожидала с нетерпением и ты мои ожидания оправдала )) ))
Спасибо, Таня, за интересно проведённое на работе время joke
Татьяна Французова # 31 октября 2014 в 07:24 0
Спасибо, дорогая! Очень рада, что скрасила тебе рабочее время!))))))) girlkiss
Вероника Малышева # 30 октября 2014 в 11:27 +1
рs. Скажи, плиз, когда ориентировочно планируешь проду, а то у меня сейчас кажный выход в Инет - проблема :))
Татьяна Французова # 31 октября 2014 в 07:26 +1
Ну, совсем ориентировочно, - воскресенье вечер, или понедельник вечер. Потому как Хэллоуин!))))))
Вероника Малышева # 31 октября 2014 в 13:22 +1
ах, ну да! joke ))
Татьяна Французова # 5 ноября 2014 в 12:48 +1
Блин, отползли на выходные за город, где нету инета... Теперь попробую завтра, в четверг...))) Сорри))