ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-30

 

Мой личный Маугли-30

8 сентября 2014 - Татьяна Французова
article237893.jpg
 

Утром выяснилось, что тупо покалывающая заноза в груди, с которой я уснула, за ночь никуда не делась, и сидела там по-прежнему, не давая забыть, что мне стыдно перед Эдором. Нет, в самом деле, - он сделал столько хорошего для нас с заморышем, и имел полное право рассчитывать на благодарность, как минимум, а я поступила как-то… Неправильно, что ли. Да, пожалуй, это именно то слово: неправильно.

Я встала с твёрдым намерением извиниться и попытаться объяснить, почему не согласилась на настоящие отношения. Причина же моих душевных терзаний продолжала дрыхнуть без задних ног и ничем, похоже, не мучилась. Даже сожалениями по поводу того, что прошедшая ночь была тихой и спокойной. Конечно, лягушонок попытался предпринять некие действия, но, подчиняясь прямому приказу, покорно лёг и уснул, выпросив в качестве компенсации возможность обвиться вокруг меня. Если бы ещё так же просто удалось договориться с Эдором…

Дверь напротив, ведущая во вторую спальню, оказалась открытой нараспашку, словно специальное предупреждение, что гостя там нет. Так и вышло: контрабандист обнаружился на кухне, увлечённо колдующим над чем-то, источавшим соблазнительный аромат.

Я осторожно вошла и уселась за стол, с ощущением некоего смещения реальности: полуголый мачо, во вчерашних белых брюках и защитном прозрачном фартуке, который и я-то никогда не надевала во время готовки, осторожно встряхивал закрытую сковороду, в которой что-то приглушённо шипело и скворчало. Длинные волосы Эдора, снова вернувшие свой естественный жгуче-чёрный цвет, были небрежно собраны в хвост.

- Доброе утро, Жужелица, - приветствовала меня мечта всех женщин, как ни в чём не бывало.

- Доброе, - промычала я.

Может, у меня уже провалы в памяти, и на самом деле мы договорились, что он теперь будет проживать здесь?! Во всяком случае, выглядело это именно так! Никакой другой причины, по которой этот нахальный красавчик мог распоряжаться на моейкухне, в голову не приходило.

- Есть хочешь? – спросил самозваный кулинар, усиливая моё ощущение нереальности происходящего.

- Эээ… нет, спасибо… - пробормотала я, ломая голову, как начать разговор о том, что ему, по моему глубокому убеждению, тут не место.

- Давай-давай, это вкусно, - безапелляционно заявил контрабандист и вывалил часть содержимого сковороды на тарелку передо мной. Это оказалась жареная паранга в кляре. Пахло совершенно замечательно, но на душе стало ещё тоскливее. Уж лучше бы он ничего этого не делал…

Эдор тем временем уселся напротив меня с такой же тарелкой и, ничтоже сумняшеся, принялся уничтожать завтрак. У меня невольно потекли слюнки, – так увлечённо он это делал. Я тоже взялась за вилку и… сама не заметила, как всё съела, с трудом удержавшись от желания облизать тарелку (насмотрелась на лягушонка!). Невольно закрались подозрения относительно специализации Эдора, - может, он никакой не стратег? Может, он специально выведенный повар?

Мачо, отставив в сторону свою посуду, спросил с надеждой:

- Кофе?..

Не споря, поднялась. Почему бы и нет? Это, можно сказать, мой конёк…

Когда мы уселись оба с чашками, ГИО-красавчик начал:

- Жужелица, мы тут посоветовались…

Я мрачно кивнула: как же, как же - утром целый час болтал с кем-то по своему вифону, мимоходом полностью заблокировав слышимость. Это было первое, что сообщила мне Деона, как только я глаза открыла.

- Так вот, мы решили наше предложение подкорректировать, в связи с… твоими обстоятельствами. – И насмешливо хмыкнул, нахал! – Теперь оно звучит так: давай ты будешь играть роль моей девушки. Для всех окружающих. И со всеми вытекающими.

Я осторожно поинтересовалась:

- Только играть? Ничего больше?

- Ну, обойдёмся без сиропа, если ты об этом, - промурлыкал наглый тип и лучезарно улыбнулся.

Я заскрипела зубами, но промолчала.

Вообще-то, предложение было куда более подходящим, чем вчерашнее. Если Эдор согласен делать вид, что он мой парень, но не быть им, - похоже, это как раз то, что надо!

На всякий случай, уточнила:

- А насколько убедительно и глубоко нужно будет изображать… эээ, твою девушку?

- Ну, ты влюблённые парочки когда-нибудь видела? Вот на них и ориентируйся.

В голову мне сразу полезли воспоминания о «любовях» Линны и сцены страстных поцелуев на движущихся тротуарах в центре столицы. Энтузиазм начал увядать: изображать такую любовь с контрабандистом я бы точно не рискнула.

- Просто ничего другого мы придумать не смогли, - продолжал невозмутимый разбиватель сердец. - Не перевозить же тебя с гуманоидом к нам на базу?

- Н-да, уж лучше вы к нам… - пробормотала я, лихорадочно соображая, как стану объяснять лягушонку постоянное присутствие в доме «этого сагата», который ещё и будет изображать «моего» сагата, при этом таковым не являясь… Ужас! Я уже заранее предвидела постоянные конфликты между двумя «моими» парнями, которые, похоже, не питали друг к другу симпатии. Ну, лягушонок ещё понятно почему, а вот Эдор?..

- Знаешь, я хотела извиниться за свой отказ, - вспомнила, наконец, о том, с чем шла искать своего нежданного гостя. – Надеюсь, ты не обиделся?

На мой вопрос красавец-мечта-всех-женщин-умереть-не-встать снова рассмеялся, но ответил неожиданно серьёзно:

- Тэш, я был на семьдесят процентов уверен, что ты откажешься.

- Как?! – поразилась я.

- Обыкновенно. Мы же чувствуем такие вещи, не забыла? И потом, есть те, кому больше нужна помощь, а есть те, кто больше хочет помогать сам. Ты из вторых. Для тебя важнее заботиться о ком-то, так что я почти не сомневался, что ты не захочешь стать моей опекаемой.

- А… А зачем тогда вообще предлагал? – возмутилась я.

- Ну, семьдесят процентов – это, всё-таки, не сто, - спокойно ответил доморощенный казанова. – И потом, мечтать ведь не запретишь?

М-да, остаться спокойной, как хотелось, не удалось.

- Я просто надеялся, что ты, вопреки всему, согласишься, - бархатные нотки в его голосе просто физически ласкали. – Тем более, что в тот раз, когда мы были вместе, нам было очень даже хорошо… Могло ведь так случиться, что и ты вспоминала обо мне чаще, чем о своём гуманоиде?

Я стиснула зубы. Нет, всё-таки не повар. Совратитель - вот кто!

- Могло, но… не случилось. Извини.

- За что? – удивился сердцеед и, точно издеваясь, потянулся, продемонстрировав мне свой идеальный торс во всей красе. – Всё честно - нет, так нет… Будем играть. «Весь мир – театр…»  Помнишь?

- Да, - пробормотала я.

Странно, явственное облегчение от реакции Эдора мешалось с непонятной досадой и разочарованием. Вот и пойми нас, женщин! Нет, чтоб радоваться, что всё прошло так гладко, а я злюсь… Рррррр!

- Кстати, начать изображать мою девушку можешь прямо сегодня, - продолжил, становясь деловым и собранным, мачо. - Вигор согласился ускорить исправление генов твоего найдёныша и даже установку уже смонтировал, так что поедем к нему в лабораторию. Заодно продемонстрируем всем заинтересованным сторонам, что ты теперь не одна.

- Это каким ещё сторонам?

- Заинтересованным. Не думаешь же ты, что за тобой никто не присматривает?

- А кто-то присматривает?

- Кто-нибудь есть точно, - туманно ответил великолепный злыдень и, по-кошачьи гибко встал, вызвав у меня непроизвольную волну сожалений о принятом решении не вступать с ним ни в какие отношения. А ведь ещё придётся изображать на публике любовь… Ой-ёё-ёй… Может, пока не поздно, переиграть?! Попросить заменить его кем-то, менее привлекательным? Если у генно-изменённых такие есть, конечно…

- Жужелица, ты чего такая мрачная? – поинтересовался эпицентр скачков моего настроения. – Не хочешь ехать к Вигору?

- Хочу, - мысленно отвесив себе подзатыльник, ответила я. – Хочу, как можно быстрее! И, кстати, скажи, пожалуйста… - замялась, пытаясь вежливо сформулировать вопрос. – Ты что, собираешься теперь тут жить?

- Не отказался бы, но это невозможно. - Я с трудом удержала рвущийся наружу вздох облегчения. - Так что, буду только навещать. И ночевать!

Чтоб его!.. Лучше бы приезжал с утра и готовил такие вот завтраки!

- Эээээ… - начала я, - прости, а как же будет с твоей реальной личной жизнью?..

- Если ты беспокоишься, не притащу ли я сюда любовницу и не устрою ли сексуальную оргию, то могу тебя успокоить – не притащу. И вообще, не нужно так переживать за меня.

- Ну, почему же не нужно, - пробормотала я, чувствуя, что опять стремительно краснею. – Ты же тоже… должен…

- Тэш, я в первую очередь – солдат. Знаешь, что это значит? – неожиданно серьёзно спросил контрабандист.

- Да, Вигор кое-что рассказывал…

- Ну, так вот. Я могу прожить десять дней без воды, не испытывая особых трудностей, а уж без секса… - и он пренебрежительно хмыкнул. Потом прислушался к чему-то, бесшумно встал и направился к дверям, продолжая нарочито легкомысленно болтать. – Некоторые полководцы древности, например, считали, что перед битвой воин вообще не должен иметь отношений с женщиной, так как это ослабляет его дух и тело. А воевали они, случалось, месяцами. И я с ними согласен…

С этими словами мачо неожиданно резко метнулся к дверям и… вытащил откуда-то Маугли! Лягушонок мгновенно вылинял до бело-серого цвета, а его глаза превратились в блюдца.

- Тебе никто не говорил, что подслушивать нехорошо? - строго вопросил Эдор, слегка встряхивая заморыша, которого держал за шиворот. - И подкрадываться – тоже!

Я вскочила на ноги, намереваясь броситься на помощь кикиморышу, но мачо сам отпустил его, слегка подпихнув ко мне. Перепуганный Вайятху немедленно нырнул за мой стул, сжавшись, как загнанный зверёк.

- Эдор!.. – возмущённо начала я, но непробиваемый криминальный тип, небрежно пожав плечами, перебил меня:

- Тэш, тебе не кажется, что пора уже начать приучать твоего гуманоида вести себя, как полагается в нормальном обществе? Как ты собираешься посылать его в школу, если он у тебя от людей шарахается?

Я собралась было возразить, что ни в какую школу в ближайшее время Маугли не пойдёт, но осеклась, поняв, что, вообще-то, мачо прав. Что толку будет, если Вигор вырастит его до взрослого, но на деле я получу двухметрового ребёнка, при малейшем испуге хватающегося за мои ноги? Надо как-то совместить несовместимое, - с одной стороны, не перегружать кикиморыша новыми правилами, а с другой - не давать ему вести себя, как постельная игрушка. Я как-то даже отвыкла, зациклившись на лягушонке с его проблемами, что жизнь может быть совершенно другой, очень отличающейся от правил поведения, прописанных для рабов и их хозяев. И мне надо начать готовить Вайятху к этой новой жизни уже сейчас, иначе он не сможет адаптироваться и превратится в отшельника или изгоя…  

Всё правильно, но зачем пугать Маугли?! Как будто мало ему поводов для страха и без выходок контрабандиста! Неет, насчёт поведения самого Эдора мы ещё поговорим, только чуть позже…

Наклонившись к дрожащему заморышу, я обняла его и принялась успокаивать, уговаривая, что всё хорошо, он ничего страшного не сделал, но лучше и вправду не прятаться, а просто подойти и спросить, если что-то понадобилось… Лягушонок постепенно перестал трястись и, наконец, поднял на меня посветлевшие глаза:

- С-сагите, а правда, что мы сегодня п-поедем меня выращивать?..

- Правда. Вот как только умоешься, оденешься и позавтракаешь.

Осчастливленный кикиморыш, на ходу чмокнув мою руку, поднялся…  и наглядно продемонстрировал, как сильно его перепугал мачо. М-да, опять я забыла об этой его милой особенности! Криминальный тип закатил глаза, и показал жестами, что умывает руки, - расхлёбывать осложнения, естественно, пришлось мне, для чего мы экстренно отбыли в спальню…

 Позже, отправив Маугли в душ, я спустилась вниз и нашла контрабандиста в кабинете, что-то просматривающем на экране кибера. Убедившись, что отрываться от своего занятия контрабандист не намерен, начала разговор сама:

- Эдор, почему ты так накидываешься на него?

- Как? – спокойной переспросил мачо. – Я обращаюсь с ним совершенно так же, как будут это делать другие люди. Или ты ожидаешь, что они все, как один, будут водить вокруг него хороводы, присюсюкивая от восторга?

Ну, положим, я бы этому не удивилась, хотя для достижения подобного эффекта им надо было бы провести с Вайятху несколько дней. Но убеждать красавчика, что подобное вполне возможно, не стала.

- Я не требую от тебя сюсюкать с ним! Просто не надо на него набрасываться и ругать. У Вайятху очень ранимая психика, даже повышение голоса – для него трагедия!

- Скажите пожалуйста! – Брови контрабандиста взметнулись так высоко, что исчезли под волосами. – И как же мне с ним общаться тогда?

- Спокойно и выдержанно! Или вообще не общаться!

- Извини, но я не собираюсь делать вид, что здесь нет надоедливого зелёного гуманоида, если он имеется! И разговаривать я с ним буду так, как принято среди мужчин. Или ты его в закрытое женское учебное заведение пошлёшь? Нет? Ну, так вот, поверь, что у парней приняты и более жёсткие шутки. Пусть адаптируется сейчас, а не тогда, когда тебя не будет рядом, чтобы вытереть ему сопли.

Я уже открыла было рот, чтобы выдать соответствующую отповедь, но тут меня осенило.

- Эдор, а скажи, пожалуйста, у тебя сейчас есть кто-то, о ком ты заботишься? – вкрадчиво спросила я.

- Нет, - буркнул он.

Ха, я так и знала!

- И как давно ты один?

- Довольно давно.

- А сколько точно?

- Около года.

Ого! Да тут, похоже, критический случай!

- Так ты поэтому хотел заботиться обо мне?

- В том числе. Если уж мы должны изображать пару, так почему бы и не создать реальную привязку… А вообще, к чему эти вопросы?

- Ну, к тому, что каждому из вас обязательно нужен опекаемый, да? И без него вы чувствуете себя… некомфортно?

- Допустим, и что? – насторожившись, спросил мачо. – Давай короче, Жужелица, куда ты клонишь?

- Всё очень просто. Пусть Маугли станет твоим опекаемым. Ты ведь не станешь отрицать, что он нуждается в опеке?

- Не буду, - медленно ответил контрабандист.

- Ну, вот и прекрасно! Тебе нужен объект заботы, а ему – те, кто будут о нём заботиться. По-моему, это прекрасный выход из ситуации! – с торжеством заключила я.

На лице у ГИО-красавчика последовательно отразился весь спектр чувств, которые он испытывал по мере того, как до него доходило, что же именно я предложила. Восторга, увы, так и не появилось, но и реальных поводов отказать мне, судя по всему, он найти не смог. Дождавшись момента, когда с озадаченного стратега можно было бы писать портрет человека, смирившегося с ударами судьбы, я осторожно спросила:

- Ты считаешь, так нельзя сделать?

- Ну, отчего же, - неохотно ответил он. - Наверное, можно. Даже наверняка можно. Просто твоё предложение… несколько неожиданно.

- Но оно же тоже лежит на поверхности! Просто, прямо-таки, напрашивается, в качестве решения проблемы ваших отношений! А то они у вас какие-то неправильные…

- Почему? Самые, что ни есть, правильные. Он меня раздражает, я его пугаю. Всё закономерно и естественно.

- Да чем же он тебя раздражает? – поразилась я.

- Не кокетничай, Тэш, тебе это не идёт. Естественно, тем, что ты предпочла его.

Я опять уткнулась взглядом в чашку. Всевидящий! Эдор ревнует?! Эти сто с лишним килограммов совершенства и непробиваемой самоуверенности ревнуют к зелёному недоразумению?! Вот так номер!

Хотя… как ни крути, выбор-то я, действительно, сделала отнюдь не в пользу красоты и роста. Но как объяснить ему, что такое Вайятху? И я когда-то смеялась над Линн, льющей слёзы над кикиморышем, а теперь сама себе иногда напоминаю курицу-наседку.

- Всё не совсем так, как ты думаешь, - покачав головой, ответила я. – И с выбором, и с предпочтением… И с тем, что дальше будет. Рано или поздно, но я отпущу его, чтобы он сам решал, как хочет жить. Но, прежде всего, я должна сделать из него нормальную личность, и прошу тебя мне в этом помочь. Так что?

Контрабандист тяжело вздохнул, покрутил головой и ответил:

- Сдаюсь! Ты умеешь быть убедительной, если захочешь… Да и от него, вправду, фонит так, что аж прямо по инстинктам бьёт. Хотя рассказать кому, - не поверят… Берусь опекать гуманоида, в четыре раза старше меня самого! Чтоб я сдох! Он же мне в прадедушки годится!!

Я пожала плечами, старательно сдерживая улыбку. Учитывая, что сам ГИО-стратег появился из пробирки, и стало быть, никакого пра-дедушки у него в принципе не могло быть, такой вариант «родственной» связи был не так уж и плох… А что поделать? У меня тоже сначала глаза на лоб лезли, теперь привыкла. М-да.

- Вон, идёт… родственничек! – мрачно заявил Эдор и вскочил. – Пойду-ка я пройдусь… Это ведь переварить надо! Дедуля…

Как только он ушёл, в дверях появилась озадаченно-испуганная мордочка кикиморыша. Я поманила его к себе, и когда лягушонок опустился на колени рядом со мной, блаженно прижавшись щекой к моей ладони, подумала, что мачо совершенно прав. Даже более прав, чем я думала, как ни больно это осознавать. Если я не собиралась оставлять заморыша себе, в качестве раба, (а я не собиралась, Всевидящий мне порукой!) значит должна была подумать о том, как он будет жить один. И готовить его к этому. И вовсе незачем было так пугаться этого слова: «один». Может быть, одиноким останется вовсе и не он… Маугли вернётся на свою планету (если Всевидящий поможет), может, даже заведёт себе там семью. И при чём тут буду я? У нас с ним изначально были разные дороги, разные цели, и вообще… Это случайность, что мы пересеклись, но ненадолго, только пока ему требуется помощь, а потом - он будет свободен, а не одинок, и я тоже свободна, а не одинока… И всё будет замечательно, надо только правильно смотреть на вещи, не позволяя себе увлекаться излишне тем, чего у меня нет. Например, привязанностью Маугли. Это как атавизм, - сейчас ещё ему нужна хозяйка, определённый сексуальный партнёр, но постепенно всё это уйдёт, связь нужно будет разорвать, и отпустить его… Но пока, – пока об этом рано думать.

 

Вылетели мы через час, на собственном флайере Эдора, который вызвал его аж со стоянки в городе. Я с искренним восторгом смотрела на вытянутое, хищно-обтекаемое тело машины премиум-класса, зависшей над нашей площадкой. Летательный аппарат красавчика был под стать хозяину – тоже очень красивый, вызывающе-роскошный, алого цвета, да ещё и снабжённый золотыми накладками, делающими из него стилизованное подобие летающих ящеров с Барроу. Этот гигант свободно мог вместить до двадцати пассажиров, зато не мог сесть у нас из-за своих размеров. Но не это стало проблемой, - на такие случаи имелся специальный трап, - проблемой стал подъём Маугли во флайер.

Оказалось, мало заставить его закрыть глаза, - кредит доверия лягушонка исчерпался, как только он понял, что ему придётся идти по узкому, повисшему в воздухе без видимой опоры, мостику. Наличие перил его ничуть не успокаивало. Я всерьёз начала обдумывать вызов флайера меньших размеров, с которыми лягушонок уже «был знаком», но тут в дело вступил Эдор. Скомандовав Маугли: «Закрой глаза и не смей открывать!», он просто подхватил его на руки и в два шага занёс внутрь своего монстра. Заморыш успел только пискнуть что-то нечленораздельно, а я – ахнуть.

Дальше всё пошло обычным порядком: я села в кресло, кикиморыш примостился у моих ног, и мы оба принялись старательно игнорировать неодобрительные взгляды контрабандиста, который предпочёл тоже усесться в салоне, а не в кабине, видимо, всецело доверяя автопилоту.

Долетели до лаборатории Вигора почти в полной тишине. Мачо что-то обдумывал, попутно набрасывая в своём блокноте какие-то планы, или быстро чирикая письменные сообщения на экране вифона. Я тоже молчала, крепко сжимая ладонь Вайятху, которого потряхивало, - то ли от страха, то ли от предвкушения процесса «выращивания». На всякий случай, я поглаживала его по голове, стараясь передать чувство спокойствия и умиротворения, которого и сама-то не ощущала… Ни дыхательная гимнастика, ни ментальные барьеры не помогали, - я тоже боялась предстоящей       процедуры, потому что мучилась сомнениями, возможно ли такое вообще сделать. Конечно, Вигор обещал, и выглядел вполне уверенным в себе, но делал ли он что-то подобное на практике? И какого Вограна я побоялась спросить его об этом?..

Когда прилетели, оказалось, что места на ближайшей стоянке нет, и Эдор, найдя через Сеть свободную площадку в приличном районе, отправил свою машину туда, как только мы выгрузились. Оглядевшись, я опять поразилась тому, какое злачное местечко генно-изменённые выбрали для своей лаборатории. Эдор, когда я спросила его об этом, ответил, что они исходили из нежелания «светиться». Этот район был достаточно «тихим», чтобы не опасаться ежемесячных облав, и соседи были приучены не лезть слишком настырно в чужие дела. Да и образ Вигора, как третьесортного полулегального генетика, куда лучше вписывался в местное окружение.

Когда мы вошли, лягушонок потряс меня до глубины души, бросившись навстречу эскулапу и поцеловав ему руку. Эдор дёрнул меня за рукав, выводя из ступора, и прошептал на ухо:

- Закрой рот, Жужелица. Ну, что ты, в самом деле… Может, это просто жест благодарности. Или он так здоровается.

При этом сарказма в его голосе было, хоть вёдрами черпай.

Возможно, он был прав, и Вайятху просто поздоровался, но меня опять неприятно резануло поведение лягушонка, и я дала себе слово, что прямо завтра начну готовить его к «выходу в свет». Не будет же он вечно сидеть в лесу, в глуши…

Надо отдать должное викингу - он, не моргнув глазом, принял лобызание длани и в ответ ласково погладил кикиморыша по голове.

- Ну, что? Готовы? – вопросил, оглядывая нашу группу пронзительными синими глазами. – Я вас уже два часа, как жду…

Сама капсула была втиснута между кучей коробок и упаковок, а также каких-то неопознанных медицинских аппаратов, так что подойти к ней можно было только с одного бока, и то, желательно, какому-нибудь тощему индивиду. Ну, Маугли прекрасно вписался бы, что и требовалось.

- Раздевайся и укладывайся, - скомандовал генетик, направляясь к своему киберу, поставленному рядом, на гору коробок.

Над его рабочей панелью висела фигурка «исправленного» Вайятху, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. Лягушонок послушно выполнил команду и забрался внутрь серебристой каплевидной кабины, бросая на меня испуганные и, одновременно, полные надежды взгляды. Когда крышка с тихим чавкающим звуком закрылась, Вигор набрал команду на кибере, тихое гудение, на грани слышимости, которое издавал аппарат, чуть-чуть усилилось, достигло некоего порога и остановилось.

- Ну, теперь можно пока оставить всё это минут на сорок, - заявил эскулап, снимая перчатки для управления кибером. – Поговорим?

Я без энтузиазма кивнула, и генетик повёл нас обратно к входу, где у него была оборудована «берложка» площадью со среднюю собачью конуру. Мы расселись вокруг коробки, изображающей стол, и Эдор вытянул ноги, перегородив и без того узкий проход. Кофе в этот раз не пили, и даже не предлагали. Вместо этого эскулап вынул из кармана маленький кристалл и передал его мне.

- Это кое-что для тебя. Потом, дома, в безопасном месте посмотришь…

- А что это? – насторожившись, спросила я, с подозрением рассматривая голубой камешек на тонкой цепочке.

- Увидишь, - туманно ответил викинг, но потом всё-таки снизошёл до пояснения, - сняли специально для тебя, чтобы ты, так сказать, была в курсе… Береги и никому не показывай. Думаю, после того, как ты это посмотришь, кристалл надо будет уничтожить.

Я округлила глаза. Ещё одна тайна? Очередная? Вот, мало их было на моей шее…

- Следующий вопрос, - продолжил эскулап. – По поводу моей лаборатории не беспокойся, всё чисто, все документы легальные, не подкопаются. Деньги будешь продолжать перечислять со своей карты, это нужно фиксировать, чтобы лишних вопросов ни у кого не возникало. Хорошо?

- Хорошо.

- Теперь насчёт вас двоих, - я поёжилась, предчувствуя неприятное объяснение, но оказалось, что эскулап уже в курсе нашей с Эдором договорённости. – Дело ваше, как именно вы будете всем пудрить мозги, главное, чтобы это выглядело достоверно. А как уж вы проводите время там, в доме – никто не узнает, «Иллюзор» не позволит.

- Думаю, нам стоит постараться изобразить дело так, что Тэш безумно влюблена в меня, - вступил контрабандист.

Викинг согласно кивнул.

- Зачем? – возмутилась я. – Мы же договорились, что только играем! Зачем какая-то безумная влюблённость?!

- Затем, что посланцы господина С очень плотно «пасут» тебя, - ответил бог варваров. – И было бы неплохо внушить им, что твоё слабое место – это Эдор, а не найдёныш. В случае чего, первый удар достанется ему, а не… как-ты-там-его-зовёшь. Да и не поддаться шантажу тоже проще, если удар проходит мимо.

Я потеряла челюсть, не помню уже в какой раз по счёту.

- Вы что… хотите сказать, что господин Скросс… будет меня шантажировать?! Станет похищать Эдора?!

- Мы привыкли допускать всё, что угодно, дорогая Жужелица, - лениво ответил упомянутый Эдор. – Я бы на его месте точно стал… Не нужно идеализировать твоего знакомого, Тэш. Обычно, по пути к большим деньгах и успеху люди что-нибудь да теряют. Совесть и жалость теряются, как правило, первыми. Так что, лучше мы перестрахуемся.

Я поёжилась ещё раз. Наверное, они были правы, но верить в это не хотелось. Отец Линн, подаривший мне катер и Деону, не раз покрывавший наши с ней выходки (в-основном, её, конечно, но была и у меня пара проколов), исправно переводивший деньги на лучшие в Университете вечеринки... Да, я сама говорила о том, что он может погубить нас с Вайятху, вот только до конца в это не верила. Даже тогда, когда он пришёл ко мне во флэтку, чтобы решить на месте, что делать с нами, и я считала вполне возможным, что решение будет не в нашу пользу, - даже тогда я не верила в это. Но вот сейчас почему-то предположения ГИО-изменённых не казались ни бредом, ни преувеличением. В-общем, на душе стало как-то темно и холодно, словно резкий порыв ветра выдул оставшееся летнее тепло.

- Ну, с этим закончили, теперь вернёмся к нашим баранам, - продолжил эскулап, отрывая меня от грустных размышлений. – Тэш, как быстро тебе нужно выполнить процедуру генного исправления твоего гуманоида?

- Как можно быстрее, - ответила я. – За пару месяцев уложимся?

Вигор удивлённо посмотрел на меня.

- Ты что – садистка?

- П-почему? – поразилась я.

- Да потому. Ты хоть представляешь, что это такое – вырастить из подростка взрослую особь, да ещё за пару месяцев? Он у тебя без обезболивающих сам не доживёт до конца этих месяцев!

- Почему?!

- Да потому! Болеть всё будет зверски! Это же тебе не те десять-двенадцать лет, в течение которых организм развивается в заданном режиме, это стресс, да ещё какой! А ты предлагаешь ещё и усилить его!

- Ну, тогда я не знаю… а за какой срок можно это сделать безопасно?

- За год ещё куда ни шло, хотя лучше бы за три-четыре. Перестройка, развитие и всё такое… Да ещё и сознание подгонять. Да, лучше четыре.

- Но у нас нет столько времени! – возразила я, ошарашенная перспективой «выращивания» Вайятху в течение целых четырёх лет. – И потом, можно же продолжить уже потом, когда вы переселитесь, ну, переедете уже…

Вигор пожал плечами.

- Ладно, начнём, с благословением Всевидящего, а там видно будет. Пока что мне нужно, чтобы ты привозила его два раза в неделю. По результатам будем подстраиваться… Выдержит он такой режим, - продолжим так же, а нет – растянем слегка процедуры.

Я кивнула, всё ещё находясь под впечатлением от услышанного. Четыре года!! Нет-нет-нет, это явный перебор! Год – ещё куда ни шло, но больше… Больше я не выдержу. Сама.

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0237893

от 8 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0237893 выдан для произведения:
 

Утром выяснилось, что тупо покалывающая заноза в груди, с которой я уснула, за ночь никуда не делась, и сидела там по-прежнему, не давая забыть, что мне стыдно перед Эдором. Нет, в самом деле, - он сделал столько хорошего для нас с заморышем, и имел полное право рассчитывать на благодарность, как минимум, а я поступила как-то… Неправильно, что ли. Да, пожалуй, это именно то слово: неправильно.

Я встала с твёрдым намерением извиниться и попытаться объяснить, почему не согласилась на настоящие отношения. Причина же моих душевных терзаний продолжала дрыхнуть без задних ног и ничем, похоже, не мучилась. Даже сожалениями по поводу того, что прошедшая ночь была тихой и спокойной. Конечно, лягушонок попытался предпринять некие действия, но, подчиняясь прямому приказу, покорно лёг и уснул, выпросив в качестве компенсации возможность обвиться вокруг меня. Если бы ещё так же просто удалось договориться с Эдором…

Дверь напротив, ведущая во вторую спальню, оказалась открытой нараспашку, словно специальное предупреждение, что гостя там нет. Так и вышло: контрабандист обнаружился на кухне, увлечённо колдующим над чем-то, источавшим соблазнительный аромат.

Я осторожно вошла и уселась за стол, с ощущением некоего смещения реальности: полуголый мачо, во вчерашних белых брюках и защитном прозрачном фартуке, который и я-то никогда не надевала во время готовки, осторожно встряхивал закрытую сковороду, в которой что-то приглушённо шипело и скворчало. Длинные волосы Эдора, снова вернувшие свой естественный жгуче-чёрный цвет, были небрежно собраны в хвост.

- Доброе утро, Жужелица, - приветствовала меня мечта всех женщин, как ни в чём не бывало.

- Доброе, - промычала я.

Может, у меня уже провалы в памяти, и на самом деле мы договорились, что он теперь будет проживать здесь?! Во всяком случае, выглядело это именно так! Никакой другой причины, по которой этот нахальный красавчик мог распоряжаться на моейкухне, в голову не приходило.

- Есть хочешь? – спросил самозваный кулинар, усиливая моё ощущение нереальности происходящего.

- Эээ… нет, спасибо… - пробормотала я, ломая голову, как начать разговор о том, что ему, по моему глубокому убеждению, тут не место.

- Давай-давай, это вкусно, - безапелляционно заявил контрабандист и вывалил часть содержимого сковороды на тарелку передо мной. Это оказалась жареная паранга в кляре. Пахло совершенно замечательно, но на душе стало ещё тоскливее. Уж лучше бы он ничего этого не делал…

Эдор тем временем уселся напротив меня с такой же тарелкой и, ничтоже сумняшеся, принялся уничтожать завтрак. У меня невольно потекли слюнки, – так увлечённо он это делал. Я тоже взялась за вилку и… сама не заметила, как всё съела, с трудом удержавшись от желания облизать тарелку (насмотрелась на лягушонка!). Невольно закрались подозрения относительно специализации Эдора, - может, он никакой не стратег? Может, он специально выведенный повар?

Мачо, отставив в сторону свою посуду, спросил с надеждой:

- Кофе?..

Не споря, поднялась. Почему бы и нет? Это, можно сказать, мой конёк…

Когда мы уселись оба с чашками, ГИО-красавчик начал:

- Жужелица, мы тут посоветовались…

Я мрачно кивнула: как же, как же - утром целый час болтал с кем-то по своему вифону, мимоходом полностью заблокировав слышимость. Это было первое, что сообщила мне Деона, как только я глаза открыла.

- Так вот, мы решили наше предложение подкорректировать, в связи с… твоими обстоятельствами. – И насмешливо хмыкнул, нахал! – Теперь оно звучит так: давай ты будешь играть роль моей девушки. Для всех окружающих. И со всеми вытекающими.

Я осторожно поинтересовалась:

- Только играть? Ничего больше?

- Ну, обойдёмся без сиропа, если ты об этом, - промурлыкал наглый тип и лучезарно улыбнулся.

Я заскрипела зубами, но промолчала.

Вообще-то, предложение было куда более подходящим, чем вчерашнее. Если Эдор согласен делать вид, что он мой парень, но не быть им, - похоже, это как раз то, что надо!

На всякий случай, уточнила:

- А насколько убедительно и глубоко нужно будет изображать… эээ, твою девушку?

- Ну, ты влюблённые парочки когда-нибудь видела? Вот на них и ориентируйся.

В голову мне сразу полезли воспоминания о «любовях» Линны и сцены страстных поцелуев на движущихся тротуарах в центре столицы. Энтузиазм начал увядать: изображать такую любовь с контрабандистом я бы точно не рискнула.

- Просто ничего другого мы придумать не смогли, - продолжал невозмутимый разбиватель сердец. - Не перевозить же тебя с гуманоидом к нам на базу?

- Н-да, уж лучше вы к нам… - пробормотала я, лихорадочно соображая, как стану объяснять лягушонку постоянное присутствие в доме «этого сагата», который ещё и будет изображать «моего» сагата, при этом таковым не являясь… Ужас! Я уже заранее предвидела постоянные конфликты между двумя «моими» парнями, которые, похоже, не питали друг к другу симпатии. Ну, лягушонок ещё понятно почему, а вот Эдор?..

- Знаешь, я хотела извиниться за свой отказ, - вспомнила, наконец, о том, с чем шла искать своего нежданного гостя. – Надеюсь, ты не обиделся?

На мой вопрос красавец-мечта-всех-женщин-умереть-не-встать снова рассмеялся, но ответил неожиданно серьёзно:

- Тэш, я был на семьдесят процентов уверен, что ты откажешься.

- Как?! – поразилась я.

- Обыкновенно. Мы же чувствуем такие вещи, не забыла? И потом, есть те, кому больше нужна помощь, а есть те, кто больше хочет помогать сам. Ты из вторых. Для тебя важнее заботиться о ком-то, так что я почти не сомневался, что ты не захочешь стать моей опекаемой.

- А… А зачем тогда вообще предлагал? – возмутилась я.

- Ну, семьдесят процентов – это, всё-таки, не сто, - спокойно ответил доморощенный казанова. – И потом, мечтать ведь не запретишь?

М-да, остаться спокойной, как хотелось, не удалось.

- Я просто надеялся, что ты, вопреки всему, согласишься, - бархатные нотки в его голосе просто физически ласкали. – Тем более, что в тот раз, когда мы были вместе, нам было очень даже хорошо… Могло ведь так случиться, что и ты вспоминала обо мне чаще, чем о своём гуманоиде?

Я стиснула зубы. Нет, всё-таки не повар. Совратитель - вот кто!

- Могло, но… не случилось. Извини.

- За что? – удивился сердцеед и, точно издеваясь, потянулся, продемонстрировав мне свой идеальный торс во всей красе. – Всё честно - нет, так нет… Будем играть. «Весь мир – театр…»  Помнишь?

- Да, - пробормотала я.

Странно, явственное облегчение от реакции Эдора мешалось с непонятной досадой и разочарованием. Вот и пойми нас, женщин! Нет, чтоб радоваться, что всё прошло так гладко, а я злюсь… Рррррр!

- Кстати, начать изображать мою девушку можешь прямо сегодня, - продолжил, становясь деловым и собранным, мачо. - Вигор согласился ускорить исправление генов твоего найдёныша и даже установку уже смонтировал, так что поедем к нему в лабораторию. Заодно продемонстрируем всем заинтересованным сторонам, что ты теперь не одна.

- Это каким ещё сторонам?

- Заинтересованным. Не думаешь же ты, что за тобой никто не присматривает?

- А кто-то присматривает?

- Кто-нибудь есть точно, - туманно ответил великолепный злыдень и, по-кошачьи гибко встал, вызвав у меня непроизвольную волну сожалений о принятом решении не вступать с ним ни в какие отношения. А ведь ещё придётся изображать на публике любовь… Ой-ёё-ёй… Может, пока не поздно, переиграть?! Попросить заменить его кем-то, менее привлекательным? Если у генно-изменённых такие есть, конечно…

- Жужелица, ты чего такая мрачная? – поинтересовался эпицентр скачков моего настроения. – Не хочешь ехать к Вигору?

- Хочу, - мысленно отвесив себе подзатыльник, ответила я. – Хочу, как можно быстрее! И, кстати, скажи, пожалуйста… - замялась, пытаясь вежливо сформулировать вопрос. – Ты что, собираешься теперь тут жить?

- Не отказался бы, но это невозможно. - Я с трудом удержала рвущийся наружу вздох облегчения. - Так что, буду только навещать. И ночевать!

Чтоб его!.. Лучше бы приезжал с утра и готовил такие вот завтраки!

- Эээээ… - начала я, - прости, а как же будет с твоей реальной личной жизнью?..

- Если ты беспокоишься, не притащу ли я сюда любовницу и не устрою ли сексуальную оргию, то могу тебя успокоить – не притащу. И вообще, не нужно так переживать за меня.

- Ну, почему же не нужно, - пробормотала я, чувствуя, что опять стремительно краснею. – Ты же тоже… должен…

- Тэш, я в первую очередь – солдат. Знаешь, что это значит? – неожиданно серьёзно спросил контрабандист.

- Да, Вигор кое-что рассказывал…

- Ну, так вот. Я могу прожить десять дней без воды, не испытывая особых трудностей, а уж без секса… - и он пренебрежительно хмыкнул. Потом прислушался к чему-то, бесшумно встал и направился к дверям, продолжая нарочито легкомысленно болтать. – Некоторые полководцы древности, например, считали, что перед битвой воин вообще не должен иметь отношений с женщиной, так как это ослабляет его дух и тело. А воевали они, случалось, месяцами. И я с ними согласен…

С этими словами мачо неожиданно резко метнулся к дверям и… вытащил откуда-то Маугли! Лягушонок мгновенно вылинял до бело-серого цвета, а его глаза превратились в блюдца.

- Тебе никто не говорил, что подслушивать нехорошо? - строго вопросил Эдор, слегка встряхивая заморыша, которого держал за шиворот. - И подкрадываться – тоже!

Я вскочила на ноги, намереваясь броситься на помощь кикиморышу, но мачо сам отпустил его, слегка подпихнув ко мне. Перепуганный Вайятху немедленно нырнул за мой стул, сжавшись, как загнанный зверёк.

- Эдор!.. – возмущённо начала я, но непробиваемый криминальный тип, небрежно пожав плечами, перебил меня:

- Тэш, тебе не кажется, что пора уже начать приучать твоего гуманоида вести себя, как полагается в нормальном обществе? Как ты собираешься посылать его в школу, если он у тебя от людей шарахается?

Я собралась было возразить, что ни в какую школу в ближайшее время Маугли не пойдёт, но осеклась, поняв, что, вообще-то, мачо прав. Что толку будет, если Вигор вырастит его до взрослого, но на деле я получу двухметрового ребёнка, при малейшем испуге хватающегося за мои ноги? Надо как-то совместить несовместимое, - с одной стороны, не перегружать кикиморыша новыми правилами, а с другой - не давать ему вести себя, как постельная игрушка. Я как-то даже отвыкла, зациклившись на лягушонке с его проблемами, что жизнь может быть совершенно другой, очень отличающейся от правил поведения, прописанных для рабов и их хозяев. И мне надо начать готовить Вайятху к этой новой жизни уже сейчас, иначе он не сможет адаптироваться и превратится в отшельника или изгоя…  

Всё правильно, но зачем пугать Маугли?! Как будто мало ему поводов для страха и без выходок контрабандиста! Неет, насчёт поведения самого Эдора мы ещё поговорим, только чуть позже…

Наклонившись к дрожащему заморышу, я обняла его и принялась успокаивать, уговаривая, что всё хорошо, он ничего страшного не сделал, но лучше и вправду не прятаться, а просто подойти и спросить, если что-то понадобилось… Лягушонок постепенно перестал трястись и, наконец, поднял на меня посветлевшие глаза:

- С-сагите, а правда, что мы сегодня п-поедем меня выращивать?..

- Правда. Вот как только умоешься, оденешься и позавтракаешь.

Осчастливленный кикиморыш, на ходу чмокнув мою руку, поднялся…  и наглядно продемонстрировал, как сильно его перепугал мачо. М-да, опять я забыла об этой его милой особенности! Криминальный тип закатил глаза, и показал жестами, что умывает руки, - расхлёбывать осложнения, естественно, пришлось мне, для чего мы экстренно отбыли в спальню…

 Позже, отправив Маугли в душ, я спустилась вниз и нашла контрабандиста в кабинете, что-то просматривающем на экране кибера. Убедившись, что отрываться от своего занятия контрабандист не намерен, начала разговор сама:

- Эдор, почему ты так накидываешься на него?

- Как? – спокойной переспросил мачо. – Я обращаюсь с ним совершенно так же, как будут это делать другие люди. Или ты ожидаешь, что они все, как один, будут водить вокруг него хороводы, присюсюкивая от восторга?

Ну, положим, я бы этому не удивилась, хотя для достижения подобного эффекта им надо было бы провести с Вайятху несколько дней. Но убеждать красавчика, что подобное вполне возможно, не стала.

- Я не требую от тебя сюсюкать с ним! Просто не надо на него набрасываться и ругать. У Вайятху очень ранимая психика, даже повышение голоса – для него трагедия!

- Скажите пожалуйста! – Брови контрабандиста взметнулись так высоко, что исчезли под волосами. – И как же мне с ним общаться тогда?

- Спокойно и выдержанно! Или вообще не общаться!

- Извини, но я не собираюсь делать вид, что здесь нет надоедливого зелёного гуманоида, если он имеется! И разговаривать я с ним буду так, как принято среди мужчин. Или ты его в закрытое женское учебное заведение пошлёшь? Нет? Ну, так вот, поверь, что у парней приняты и более жёсткие шутки. Пусть адаптируется сейчас, а не тогда, когда тебя не будет рядом, чтобы вытереть ему сопли.

Я уже открыла было рот, чтобы выдать соответствующую отповедь, но тут меня осенило.

- Эдор, а скажи, пожалуйста, у тебя сейчас есть кто-то, о ком ты заботишься? – вкрадчиво спросила я.

- Нет, - буркнул он.

Ха, я так и знала!

- И как давно ты один?

- Довольно давно.

- А сколько точно?

- Около года.

Ого! Да тут, похоже, критический случай!

- Так ты поэтому хотел заботиться обо мне?

- В том числе. Если уж мы должны изображать пару, так почему бы и не создать реальную привязку… А вообще, к чему эти вопросы?

- Ну, к тому, что каждому из вас обязательно нужен опекаемый, да? И без него вы чувствуете себя… некомфортно?

- Допустим, и что? – насторожившись, спросил мачо. – Давай короче, Жужелица, куда ты клонишь?

- Всё очень просто. Пусть Маугли станет твоим опекаемым. Ты ведь не станешь отрицать, что он нуждается в опеке?

- Не буду, - медленно ответил контрабандист.

- Ну, вот и прекрасно! Тебе нужен объект заботы, а ему – те, кто будут о нём заботиться. По-моему, это прекрасный выход из ситуации! – с торжеством заключила я.

На лице у ГИО-красавчика последовательно отразился весь спектр чувств, которые он испытывал по мере того, как до него доходило, что же именно я предложила. Восторга, увы, так и не появилось, но и реальных поводов отказать мне, судя по всему, он найти не смог. Дождавшись момента, когда с озадаченного стратега можно было бы писать портрет человека, смирившегося с ударами судьбы, я осторожно спросила:

- Ты считаешь, так нельзя сделать?

- Ну, отчего же, - неохотно ответил он. - Наверное, можно. Даже наверняка можно. Просто твоё предложение… несколько неожиданно.

- Но оно же тоже лежит на поверхности! Просто, прямо-таки, напрашивается, в качестве решения проблемы ваших отношений! А то они у вас какие-то неправильные…

- Почему? Самые, что ни есть, правильные. Он меня раздражает, я его пугаю. Всё закономерно и естественно.

- Да чем же он тебя раздражает? – поразилась я.

- Не кокетничай, Тэш, тебе это не идёт. Естественно, тем, что ты предпочла его.

Я опять уткнулась взглядом в чашку. Всевидящий! Эдор ревнует?! Эти сто с лишним килограммов совершенства и непробиваемой самоуверенности ревнуют к зелёному недоразумению?! Вот так номер!

Хотя… как ни крути, выбор-то я, действительно, сделала отнюдь не в пользу красоты и роста. Но как объяснить ему, что такое Вайятху? И я когда-то смеялась над Линн, льющей слёзы над кикиморышем, а теперь сама себе иногда напоминаю курицу-наседку.

- Всё не совсем так, как ты думаешь, - покачав головой, ответила я. – И с выбором, и с предпочтением… И с тем, что дальше будет. Рано или поздно, но я отпущу его, чтобы он сам решал, как хочет жить. Но, прежде всего, я должна сделать из него нормальную личность, и прошу тебя мне в этом помочь. Так что?

Контрабандист тяжело вздохнул, покрутил головой и ответил:

- Сдаюсь! Ты умеешь быть убедительной, если захочешь… Да и от него, вправду, фонит так, что аж прямо по инстинктам бьёт. Хотя рассказать кому, - не поверят… Берусь опекать гуманоида, в четыре раза старше меня самого! Чтоб я сдох! Он же мне в прадедушки годится!!

Я пожала плечами, старательно сдерживая улыбку. Учитывая, что сам ГИО-стратег появился из пробирки, и стало быть, никакого пра-дедушки у него в принципе не могло быть, такой вариант «родственной» связи был не так уж и плох… А что поделать? У меня тоже сначала глаза на лоб лезли, теперь привыкла. М-да.

- Вон, идёт… родственничек! – мрачно заявил Эдор и вскочил. – Пойду-ка я пройдусь… Это ведь переварить надо! Дедуля…

Как только он ушёл, в дверях появилась озадаченно-испуганная мордочка кикиморыша. Я поманила его к себе, и когда лягушонок опустился на колени рядом со мной, блаженно прижавшись щекой к моей ладони, подумала, что мачо совершенно прав. Даже более прав, чем я думала, как ни больно это осознавать. Если я не собиралась оставлять заморыша себе, в качестве раба, (а я не собиралась, Всевидящий мне порукой!) значит должна была подумать о том, как он будет жить один. И готовить его к этому. И вовсе незачем было так пугаться этого слова: «один». Может быть, одиноким останется вовсе и не он… Маугли вернётся на свою планету (если Всевидящий поможет), может, даже заведёт себе там семью. И при чём тут буду я? У нас с ним изначально были разные дороги, разные цели, и вообще… Это случайность, что мы пересеклись, но ненадолго, только пока ему требуется помощь, а потом - он будет свободен, а не одинок, и я тоже свободна, а не одинока… И всё будет замечательно, надо только правильно смотреть на вещи, не позволяя себе увлекаться излишне тем, чего у меня нет. Например, привязанностью Маугли. Это как атавизм, - сейчас ещё ему нужна хозяйка, определённый сексуальный партнёр, но постепенно всё это уйдёт, связь нужно будет разорвать, и отпустить его… Но пока, – пока об этом рано думать.

 

Вылетели мы через час, на собственном флайере Эдора, который вызвал его аж со стоянки в городе. Я с искренним восторгом смотрела на вытянутое, хищно-обтекаемое тело машины премиум-класса, зависшей над нашей площадкой. Летательный аппарат красавчика был под стать хозяину – тоже очень красивый, вызывающе-роскошный, алого цвета, да ещё и снабжённый золотыми накладками, делающими из него стилизованное подобие летающих ящеров с Барроу. Этот гигант свободно мог вместить до двадцати пассажиров, зато не мог сесть у нас из-за своих размеров. Но не это стало проблемой, - на такие случаи имелся специальный трап, - проблемой стал подъём Маугли во флайер.

Оказалось, мало заставить его закрыть глаза, - кредит доверия лягушонка исчерпался, как только он понял, что ему придётся идти по узкому, повисшему в воздухе без видимой опоры, мостику. Наличие перил его ничуть не успокаивало. Я всерьёз начала обдумывать вызов флайера меньших размеров, с которыми лягушонок уже «был знаком», но тут в дело вступил Эдор. Скомандовав Маугли: «Закрой глаза и не смей открывать!», он просто подхватил его на руки и в два шага занёс внутрь своего монстра. Заморыш успел только пискнуть что-то нечленораздельно, а я – ахнуть.

Дальше всё пошло обычным порядком: я села в кресло, кикиморыш примостился у моих ног, и мы оба принялись старательно игнорировать неодобрительные взгляды контрабандиста, который предпочёл тоже усесться в салоне, а не в кабине, видимо, всецело доверяя автопилоту.

Долетели до лаборатории Вигора почти в полной тишине. Мачо что-то обдумывал, попутно набрасывая в своём блокноте какие-то планы, или быстро чирикая письменные сообщения на экране вифона. Я тоже молчала, крепко сжимая ладонь Вайятху, которого потряхивало, - то ли от страха, то ли от предвкушения процесса «выращивания». На всякий случай, я поглаживала его по голове, стараясь передать чувство спокойствия и умиротворения, которого и сама-то не ощущала… Ни дыхательная гимнастика, ни ментальные барьеры не помогали, - я тоже боялась предстоящей       процедуры, потому что мучилась сомнениями, возможно ли такое вообще сделать. Конечно, Вигор обещал, и выглядел вполне уверенным в себе, но делал ли он что-то подобное на практике? И какого Вограна я побоялась спросить его об этом?..

Когда прилетели, оказалось, что места на ближайшей стоянке нет, и Эдор, найдя через Сеть свободную площадку в приличном районе, отправил свою машину туда, как только мы выгрузились. Оглядевшись, я опять поразилась тому, какое злачное местечко генно-изменённые выбрали для своей лаборатории. Эдор, когда я спросила его об этом, ответил, что они исходили из нежелания «светиться». Этот район был достаточно «тихим», чтобы не опасаться ежемесячных облав, и соседи были приучены не лезть слишком настырно в чужие дела. Да и образ Вигора, как третьесортного полулегального генетика, куда лучше вписывался в местное окружение.

Когда мы вошли, лягушонок потряс меня до глубины души, бросившись навстречу эскулапу и поцеловав ему руку. Эдор дёрнул меня за рукав, выводя из ступора, и прошептал на ухо:

- Закрой рот, Жужелица. Ну, что ты, в самом деле… Может, это просто жест благодарности. Или он так здоровается.

При этом сарказма в его голосе было, хоть вёдрами черпай.

Возможно, он был прав, и Вайятху просто поздоровался, но меня опять неприятно резануло поведение лягушонка, и я дала себе слово, что прямо завтра начну готовить его к «выходу в свет». Не будет же он вечно сидеть в лесу, в глуши…

Надо отдать должное викингу - он, не моргнув глазом, принял лобызание длани и в ответ ласково погладил кикиморыша по голове.

- Ну, что? Готовы? – вопросил, оглядывая нашу группу пронзительными синими глазами. – Я вас уже два часа, как жду…

Сама капсула была втиснута между кучей коробок и упаковок, а также каких-то неопознанных медицинских аппаратов, так что подойти к ней можно было только с одного бока, и то, желательно, какому-нибудь тощему индивиду. Ну, Маугли прекрасно вписался бы, что и требовалось.

- Раздевайся и укладывайся, - скомандовал генетик, направляясь к своему киберу, поставленному рядом, на гору коробок.

Над его рабочей панелью висела фигурка «исправленного» Вайятху, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. Лягушонок послушно выполнил команду и забрался внутрь серебристой каплевидной кабины, бросая на меня испуганные и, одновременно, полные надежды взгляды. Когда крышка с тихим чавкающим звуком закрылась, Вигор набрал команду на кибере, тихое гудение, на грани слышимости, которое издавал аппарат, чуть-чуть усилилось, достигло некоего порога и остановилось.

- Ну, теперь можно пока оставить всё это минут на сорок, - заявил эскулап, снимая перчатки для управления кибером. – Поговорим?

Я без энтузиазма кивнула, и генетик повёл нас обратно к входу, где у него была оборудована «берложка» площадью со среднюю собачью конуру. Мы расселись вокруг коробки, изображающей стол, и Эдор вытянул ноги, перегородив и без того узкий проход. Кофе в этот раз не пили, и даже не предлагали. Вместо этого эскулап вынул из кармана маленький кристалл и передал его мне.

- Это кое-что для тебя. Потом, дома, в безопасном месте посмотришь…

- А что это? – насторожившись, спросила я, с подозрением рассматривая голубой камешек на тонкой цепочке.

- Увидишь, - туманно ответил викинг, но потом всё-таки снизошёл до пояснения, - сняли специально для тебя, чтобы ты, так сказать, была в курсе… Береги и никому не показывай. Думаю, после того, как ты это посмотришь, кристалл надо будет уничтожить.

Я округлила глаза. Ещё одна тайна? Очередная? Вот, мало их было на моей шее…

- Следующий вопрос, - продолжил эскулап. – По поводу моей лаборатории не беспокойся, всё чисто, все документы легальные, не подкопаются. Деньги будешь продолжать перечислять со своей карты, это нужно фиксировать, чтобы лишних вопросов ни у кого не возникало. Хорошо?

- Хорошо.

- Теперь насчёт вас двоих, - я поёжилась, предчувствуя неприятное объяснение, но оказалось, что эскулап уже в курсе нашей с Эдором договорённости. – Дело ваше, как именно вы будете всем пудрить мозги, главное, чтобы это выглядело достоверно. А как уж вы проводите время там, в доме – никто не узнает, «Иллюзор» не позволит.

- Думаю, нам стоит постараться изобразить дело так, что Тэш безумно влюблена в меня, - вступил контрабандист.

Викинг согласно кивнул.

- Зачем? – возмутилась я. – Мы же договорились, что только играем! Зачем какая-то безумная влюблённость?!

- Затем, что посланцы господина С очень плотно «пасут» тебя, - ответил бог варваров. – И было бы неплохо внушить им, что твоё слабое место – это Эдор, а не найдёныш. В случае чего, первый удар достанется ему, а не… как-ты-там-его-зовёшь. Да и не поддаться шантажу тоже проще, если удар проходит мимо.

Я потеряла челюсть, не помню уже в какой раз по счёту.

- Вы что… хотите сказать, что господин Скросс… будет меня шантажировать?! Станет похищать Эдора?!

- Мы привыкли допускать всё, что угодно, дорогая Жужелица, - лениво ответил упомянутый Эдор. – Я бы на его месте точно стал… Не нужно идеализировать твоего знакомого, Тэш. Обычно, по пути к большим деньгах и успеху люди что-нибудь да теряют. Совесть и жалость теряются, как правило, первыми. Так что, лучше мы перестрахуемся.

Я поёжилась ещё раз. Наверное, они были правы, но верить в это не хотелось. Отец Линн, подаривший мне катер и Деону, не раз покрывавший наши с ней выходки (в-основном, её, конечно, но была и у меня пара проколов), исправно переводивший деньги на лучшие в Университете вечеринки... Да, я сама говорила о том, что он может погубить нас с Вайятху, вот только до конца в это не верила. Даже тогда, когда он пришёл ко мне во флэтку, чтобы решить на месте, что делать с нами, и я считала вполне возможным, что решение будет не в нашу пользу, - даже тогда я не верила в это. Но вот сейчас почему-то предположения ГИО-изменённых не казались ни бредом, ни преувеличением. В-общем, на душе стало как-то темно и холодно, словно резкий порыв ветра выдул оставшееся летнее тепло.

- Ну, с этим закончили, теперь вернёмся к нашим баранам, - продолжил эскулап, отрывая меня от грустных размышлений. – Тэш, как быстро тебе нужно выполнить процедуру генного исправления твоего гуманоида?

- Как можно быстрее, - ответила я. – За пару месяцев уложимся?

Вигор удивлённо посмотрел на меня.

- Ты что – садистка?

- П-почему? – поразилась я.

- Да потому. Ты хоть представляешь, что это такое – вырастить из подростка взрослую особь, да ещё за пару месяцев? Он у тебя без обезболивающих сам не доживёт до конца этих месяцев!

- Почему?!

- Да потому! Болеть всё будет зверски! Это же тебе не те десять-двенадцать лет, в течение которых организм развивается в заданном режиме, это стресс, да ещё какой! А ты предлагаешь ещё и усилить его!

- Ну, тогда я не знаю… а за какой срок можно это сделать безопасно?

- За год ещё куда ни шло, хотя лучше бы за три-четыре. Перестройка, развитие и всё такое… Да ещё и сознание подгонять. Да, лучше четыре.

- Но у нас нет столько времени! – возразила я, ошарашенная перспективой «выращивания» Вайятху в течение целых четырёх лет. – И потом, можно же продолжить уже потом, когда вы переселитесь, ну, переедете уже…

Вигор пожал плечами.

- Ладно, начнём, с благословением Всевидящего, а там видно будет. Пока что мне нужно, чтобы ты привозила его два раза в неделю. По результатам будем подстраиваться… Выдержит он такой режим, - продолжим так же, а нет – растянем слегка процедуры.

Я кивнула, всё ещё находясь под впечатлением от услышанного. Четыре года!! Нет-нет-нет, это явный перебор! Год – ещё куда ни шло, но больше… Больше я не выдержу. Сама.

Рейтинг: +6 265 просмотров
Комментарии (10)
Анна Магасумова # 9 сентября 2014 в 21:33 +1
Да...удивительно! big_smiles_138
Татьяна Французова # 9 сентября 2014 в 23:00 0
Рада тебе, Анечка! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Маргарита Лёвушкина # 12 сентября 2014 в 11:54 +1
Эдор - опекун Маугли? Интересный поворот! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Татьяна Французова # 12 сентября 2014 в 13:01 0
Ну, если Тэш нельзя...)) scratch
Маргарита Лёвушкина # 13 сентября 2014 в 22:07 +1
И этот немыслимый треугольник - Эдор, Тэш, Маугли - аж на 4 года! А какие ещё сюрпризы ждут, когда не только тело, но и сознание Маугли "подрастёт"!
Татьяна Французова # 14 сентября 2014 в 09:48 +1
Ох, и не говори, дорогая! Намаются они друг с другом))) Спасибо, что читаешь и комментируешь! kissfor
Надежда Рыжих # 14 сентября 2014 в 17:55 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 14 сентября 2014 в 18:05 0
shokolade
Жданна # 6 января 2015 в 20:11 +1
Почему-то приходит на ум фраза : Нет ничего более постоянного, чем временное... Посмотрим, права ли я ( к концу романа)
Татьяна Французова # 8 января 2015 в 21:26 0
Ну, не всегда... Хотя, - не спойлерю!))))))