ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-23.

 

Мой личный Маугли-23.

27 января 2014 - Татьяна Французова
article184184.jpg
 

Меня накрыло дежавю, - сходство оказалось, практически, полным, за исключением того, что в прошлый раз на месте врача был Эдор. Я, как смогла, максимально быстро добралась до лягушонка и принялась успокаивающе поглаживать его по голове.

- Всё хорошо, Маугли, я здесь, всё нормально, не бойся…

- Сагите… Где мы?.. Кто это? – заморыш с ужасом смотрел на Вигора.

- Это врач, ты разве не помнишь, как мы пришли сюда?

- Нет… Всё, как в тумане… Я помню, что меня закрыли в белом шаре, потом всё мигало, мигало… А потом я, кажется, уснул… И проснулся здесь!

- Вот оно что, - протянула я. – Ну, это бывает! Врач в той лаборатории, которую ты помнишь, сказал, что они ввели тебе успокоительное. Ты переживал, да? Когда был в… том шаре?

- Да, сагите, - прошептал кикиморыш, дёргая руками в попытках освободиться от ремней. – Я испугался, потому что долго не мог вас видеть… И всё мигало…

- Теперь всё хорошо, - успокаивающе проворковала я. – Просто ты, наверное, и вправду, как будто уснул. Мы ушли уже из той лаборатории, прилетели в другую, чтобы тебя здесь могли проверить, понимаешь?

- Да… - ответил заморыш, стараясь прижаться ко мне, несмотря на фиксирующие его ремни.

Но, судя по всему, он вовсе не собирался успокаиваться, его тело демонстрировало это самым недвусмысленным образом. Вограны всё побери! Будь это дома, я бы решила проблему за несколько минут, но… не здесь же?! Я уже собиралась попросить Вигора освободить Маугли и быстренько увести его хотя бы во флайер, когда молча таращившийся на нас викинг взял инициативу в свои руки.

- На что он так реагирует? – спросил он, заставив лягушонка вздрогнуть.

- На страх, - ответила я. – Это, видимо, что-то, вроде рефлекса: как только ему страшно, у него тут же происходит эрекция. И чем сильнее испуг, тем сильнее реакция.

Эскулап подошёл чуть ближе и, нахмурившись, принялся изучать заморыша, который даже трепыхаться перестал.

- Я так понимаю, что он… очень испуган? – наконец, высказал предположение викинг.

- Да. Практически, паникует… Может, тебе лучше отойти?..

- Могу и отойти… - согласился предводитель варваров. – И часто с ним такое случается?

- Довольно часто, - вымученно ответила я. – Не знаю, как снять эту зависимость, потому что понятия не имею, искусственная ли это или нормальная реакция его организма?..

- Нормальная? Ну, это уж вряд ли… - пробормотал врач. – И что ты делаешь, когда его так… накрывает? Дашь успокоительное?

- Нет, я стараюсь без крайней нужды лекарствами не пичкать. Обхожусь подручными средствами… - пробурчала я, чувствуя, что неудержимо краснею.

Викинг дёрнул себя за ухо и сказал:

- Сканирование ещё не закончено, минут двадцать осталось. Второй раз он может и вовсе отказать лечь сюда. Успокоительное уже было… Ну, что делать, - давай!

- Что давать? – спросила я, искренне надеясь, что неправильно поняла предводителя пиратов.

- Что-что, не догадываешься, что ли? – нетерпеливо ответил конунг, кажется, проглотив парочку крепких выражений. – Делай то, что обычно делаешь, чтобы он расслабился!

- Как?.. – ошарашенно спросила я, становясь, судя по тому, как полыхнуло лицо, свекольного цвета. – Прямо… прямо тут?!

- А что? Нужны какие-то особые условия? – удивился синеглазый извращенец. – Кровать, что ли, обязательно требуется? Или шёлковые простыни?

- Н-нет, но… - запинаясь ответила я, пытаясь уложить в голове, как это вообще можно: в лаборатории, на медицинском кресле, чуть ли не на глазах у викинга, которого вижу в первый раз… - Вот прямо так?!

- Прямо. Не тяни бульбакана за хвост! – посоветовал мне бог неприхотливых морских разбойников. – Не слышишь, что ли? У него пульс зашкаливает уже!

Аппарат, действительно, довольно давно подавал сигналы, что с пациентом не всё в порядке. Размеренный тихий писк сменился громкими тревожными звонками. А, Вограны всё побери!

- Тогда выйди! – дрогнувшим голосом велела я этому чокнутому блондину. Ещё не хватало мне наблюдателей за… процессом.

Викинг снисходительно посмотрел на меня, пожал плечами, но послушно скрылся за коробками и оборудованием.

Снова повернувшись к Маугли, я тревожно всмотрелась в него. Действительно, ему было нехорошо: скорее, серая, чем зелёная кожа, глаза огромные, столько испуга на лице и, главное, - эрекция, Вограны её возьми!! Я лихорадочно придумывала, как подойти к делу, пока меня не осенило: даже животные обычно успокаиваются, когда их лишают возможности двигаться и видеть. Ну, шевелиться Маугли и так почти не может, а вот глаза… Просто закрыть он их, конечно, не согласится, а что, если…

Я стянула с шеи полупрозрачный платок и уверенно заговорила:

- Маугли, послушай меня! Я понимаю, что тебе сейчас страшно, обстановка незнакомая, медицинское оборудование кругом. Тяжело отвлечься… Мы с тобой поступим вот как: я завяжу тебе глаза, и ты не будешь этого пугаться! Хорошо? Я хочу, чтобы ты сосредоточился только на своих ощущениях. Если не будешь видеть, что вокруг – быстрее сможешь расслабиться. Посмотри, какой у меня платок, красивый, правда? Вот, мне тоже очень нравится… Приподними немножко голову… Наклони её вперёд… Хорошо, умница. Вот так. А теперь постарайся ни о чём не думать, ничего не бояться, вспомни что-нибудь приятное…

Поначалу все старания были напрасными, и с завязанными глазами лягушонок продолжал нервничать. Мне больших трудов стоило хотя бы притормозить этот процесс. Я, как могла, старалась заставить его переключиться, но получалось плохо. Даже изменения цвета кожи были каким-то вялыми, неопределёнными, словно Вайятху утратил свою чувствительность к прикосновениям. Возможно, всё дело было в том, что я сама нервничала, торопилась и не могла полностью сосредоточиться на нём. Кроме всего, мне чудилось, что эскулап следит за нами, и постоянно тянуло оглянуться.

Внезапно, в какой-то момент, так и оказалось: рядом со мной возник Вигор. Я чуть не вскрикнула от неожиданности, но он прижал палец ко рту, показывая, что надо молчать. Оценив мои усилия, покачал головой, укоризненно посмотрел на моё оторопевшее лицо и недвусмысленно показал знаками, что хочет попробовать сам. Я и охнуть не успела, как он ловко отвёл мои руки от лягушонка и приступил к делу.

С трудом подавив желание стукнуть чересчур энергичного эскулапа, я хотела поступить с ним точно так же, как только что сделал он сам, но… Меня остановила реакция Вайятху на прикосновения Вигора.

В отличие от меня, викинг вовсе не исследовал Маугли наощупь, не блуждал, а как будто бы точно знал, куда и как надо воздействовать, чтобы добиться требуемого результата. Он пробежался по телу лягушонка длинными твёрдыми пальцами, и заморыш, даже ощутив смену партнёра, не успел рта раскрыть, как непроизвольно застонал и выгнулся ему навстречу.

Всего несколько хирургически точных движений - и мерзкий конунг добился того, к чему тщетно стремилась я: тело кикиморыша расцвело первыми робкими радужными всплесками, которые быстро сменились глубокими, насыщенными цветами, даже более яркими, чем это было когда-либо до сих пор!

Моё возмущение переросло в какую-то детскую обиду: всё-таки, я провела с лягушонком больше недели и ласкала его уже, Вограны знают, сколько раз, а этот скандинавский разбойник видел Вайятху первый раз в жизни, но ухитрился довести заморыша за рекордные полторы минуты! Я точно знала это, потому что прямо передо мной, за спиной у конунга, на стене висели часы. Старенькие, со светящимся циферблатом. Антиквариат, однако…

Я почувствовала себя отомщённой, когда Вигор, узрев цветовую феерию, беззвучно повторил свою коронную фразу:

- Чтоб я сдох!..

Кстати, в своём рассказе о Вайятху я не упомянула об этой его способности и имела удовольствие второй раз за последние пятнадцать минут наблюдать ошарашенное лицо предводителя пиратов. Но, увы, - викинг быстро вернул себе самообладание и продолжил, как ни в чём не бывало. Я со смешанным чувством следила за ним. С одной стороны, было облегчение от того, что Маугли, наконец-то, расслабился, а с другой… Ну, вот как это ему удалось?!

 Паршивец и циник, дождавшись заключительного аккорда и последующего обесцвечивания кикиморыша, покачал головой в некотором обалдении, и беззвучно же, одними губами, подкрепляя слова жестами, сказал:

- Я пойду… Приходи туда сама потом!

Нехотя, кивнула, и бог викингов исчез, как тень, за коробками. Чтоб его!..

Помедлив, я развязала глаза лягушонку и тут же оказалась под прицелом потемневших зелёных глаз.

- Сагите?.. – вопросительно произнёс Маугли, и видно было, что он боится задать вопрос, который жжёт ему язык: кто только что здесь был?

Я вздохнула и натянуто улыбнулась:

- Как ты себя чувствуешь? – Да, нечестно менять тему, но рассказывать ему, прямо сейчас, о фокусах Вигора я не собиралась. Психика у заморыша хрупкая, не дай, Всевидящий, от новостей его опять переклинит, и понадобится новый сеанс релаксации! Этого я уже не перенесу… – Тебе осталось всего десять минут полежать. Сканирование закончится, и я тебя заберу. А пока полежи спокойно, мне нужно поговорить с врачом о том, как тебе помочь. Хорошо?

Вполне ожидаемо, Вайятху проглотил все вопросы и возражения, которые у него были, и даже смог разжать пальцы, чтобы отпустить мою руку, в которую вцепился, как только платок с его глаз был снят. Я ободряюще улыбнулась ему и пошла за коробки, где ранее исчез мерзкий пират и извращенец.

Он нашёлся в уголке, сидящим за своим кибером и изучающим модель строения тела Маугли. Видимо, у него на затылке были глаза, потому что, как только я оказалась рядом, эскулап, не дожидаясь моих слов, обратился ко мне сам:

- Ну, что… Перспективы у твоего гуманоида неплохие. Процентов на семьдесят я, думаю, можно будет вернуть ему тот вид, который подразумевала матушка-природа.

Я тут же забыла обо всём, что собиралась высказать голубоглазому цинику и самодуру, и недоверчиво переспросила:

- Семьдесят? Так много? А ты уверен?

- Ну, гарантий, пожалуй, не дам… Но уверенность есть. Смотри… - и модель сменилась длиннющими таблицами, в которых были записаны попарно какие-то иероглифы. - Вот это – угнетённые гены. - Часть значков окрасилась красным. - А вот это – те, что современная наука позволяет заставить работать так, как надо.

Большая часть красных значков сменила цвет на зелёный. Прежними остались только самые последние в таблицах. Я жадно всматривалась в непонятные символы, сулившие лягушонку возвращение к нормальной жизни.

- Покажи, каким он будет, если всё получится!

- Смотри, - охотно ответил эскулап и пробежался по виртуальной клавиатуре. – Как раз загрузил результаты, сейчас получим ответ…

Я нетерпеливо ждала, пока ряды цифр и непонятных знаков совмещались, тасовались, отсеивались и меняли свои очертания. Наконец, после нескольких заключительных команд викинга, картинка сложилась, позволила нам полюбоваться на неё и начала заменяться новой виртуальной моделью тела. Прямо на наших глазах это тело выстраивалось, некоторые органы периодически очерчивались быстрыми мерцающими контурами, видимо, что-то сообщая конунгу, и утверждались в своих очертаниях. Раз, два, три - и вот, на голлограмматоре стоит законченная прозрачная фигура, в которой вполне реалистично функционируют органы.

Эскулап принялся объяснять мне:

- Ну, как видишь, почти всё можно привести в нормальное состояние: и желудок, и лёгкие, и вот это… видимо, эквивалент надпочечников. Но есть одна серьёзная проблема, которую я, к сожалению, решить не смогу.

- Какая?

- Бесплодие. У твоего гуманоида никогда не будет детей.

- Почему? – машинально спросила я.

- Потому что его не просто сделали стерильным, у него выброс семени был строго лимитирован. От природы. И он уже израсходован… Вот так.

Я медленно кивнула. Вот сволочи! Значит, даже если Вайятху изменится и вырастет, он никогда не увидит сына или дочери. Потому, что так решили его хозяева с Мирассы. Чтоб они на веки вечные пропали в утробе Плорада!

Конечно, сейчас у нас было множество более животрепещущих проблем, но что-то мне подсказывало, - когда-нибудь мы ещё вернёмся к этому и будем горько сожалеть о бесплодии Маугли…

- Это самый серьёзный недостаток, который невозможно исправить? – спросила я.

- Пожалуй, да… - ответил викинг, продолжая что-то вводить на клавиатуре кибера. – Ещё более точно я тебе смогу ответить, примерно, через полчаса. Устроит?

- Да, - выдохнула я, внезапно обнаружив, что стою, ухватившись за плечо Вигора. Очень даже надёжное и сильное плечо, между прочим.

Опять возникло странное чувство, похожее на сосущее ощущение пустоты в груди. Я знала, что это было: усталость от навалившихся проблем и острое желание разделить их хоть с кем-то… С богом варваров, например. Конечно, он далеко не идеальный союзник, и вообще, похоже, та ещё скотина, но… Выбирать-то не из кого! Вариантов не то, чтобы немного или мало, их вообще нет!

- Как ты будешь исправлять генные изменения? – поинтересовалась я, оттягивая более серьёзный разговор.

- Естественно, излучением, - ответил эскулап-извращенец. – Ну, всё. Стало быть, это будет как-то так…

Прозрачное тело "оделось" мускулами, потом кожей. На голове «выросли» волосы, последними открылись глаза. Я жадно рассматривала Вайятху, каким он должен был быть, и каким, если позволит Всевидящий, у меня есть шанс ещё его увидеть. Конечно, до Эдора или того же циника-врача, ему было далеко, но он выглядел очень симпатичным. Я пыталась рассмотреть во вполне взрослом лице черты того подростка, которым он был сейчас, но тщетно! Всё было другим: не слишком большие глаза, довольно широкие скулы, прямой нос… Но, бесспорно, даже превратившись в мужчину, лягушонок остался бы обаяшкой!

Тут позади меня раздался мелодичный звонок, оповещающий о том, что работа медицинского модуля закончена. Мы дружно рванули с места, но я перехватила пирата и попросила:

- Нет-нет-нет, не сейчас! Позже, после меня. Когда я позову, понял?

Вигор поморщился, но вернулся обратно к киберу. А я пошла к заморышу.

Он услышал, как я пробираюсь, и завозился на кресле, пытаясь приподняться. Заторопившись, я запнулась об какую-то коробку и чуть не упала. Кикиморыш вознамерился подпрыгнуть и испугаться, но я засмеялась над своей неловкостью.

- Вот и всё, Маугли! – радостно сообщила ему, изучая защёлки ремней. – Теперь ты изучен вдоль и поперёк, так что можешь одеваться.

Глядя на моё весёлое лицо, лягушонок постепенно оттаял и тоже робко заулыбался.

- Всё хорошо, сагите?

- Да, очень даже хорошо! Вот, надевай… - я подала ему одежду. – Представляешь, оказывается, мы можем сделать так, что ты, наконец, вырастешь!

- Вырасту?.. – Вайятху вытаращился на меня.

- Ну, да! Станешь таким, как… Ну, как высокий мужчина!

Глаза лягушонка радостно вспыхнули.

- Я буду большим?

- Да!

- Таким же большим, как… тот сагат?

- Который?

- Тот, что… не ваш сагат, - смущаясь, ответил кикиморыш.

- А!.. Эдор, - я тоже почему-то смутилась. – Наверное, да. Таким же.

- А… А… - лягушонка вдруг заклинило. Он даже перестал одеваться и теперь стоял в незастёгнутой рубашке, тщательно сминая в гармошку её правую полу.

- Что? – не выдержала я.

- А… я… буду похож на того сагата? – наконец, выдавил заморыш.

Тут заклинило меня. Быть похожим на Эдора?..

- Нет, это вряд ли. Да и зачем?

Кикиморыш поскучнел и принялся одеваться дальше, но уже без прежнего энтузиазма. Я наблюдала за ним, ломая голову, за каким Вограном ему понадобилось стать похожим на Эдора? В голове что-то забрезжило, какая-то мысль, насчёт заморыша и контрабандиста, но тут послышались приближающиеся шаги. Учитывая способность Вигора подкрадываться бесшумно, как кошка, топот, судя по всему, имел целью предупредить нас о его появлении.

Маугли тут же сделал попытку превратиться в дрожащую статую, но я его немедленно обняла и прошептала на ухо:

- Всё хорошо, ты не должен бояться! Этот сагат – врач, который будет тебе помогать расти.

 На фоне вновь проявившейся заинтересованности лягушонка появление эскулапа прошло почти безболезненно. Нарочито медленно шагающий между своими аппаратами и приспособлениями викинг, увидев, что Маугли уже встал, уставился на него с не меньшим любопытством, чем сам кикиморыш смотрел на конунга.

- Так-так, ну, привет! – произнёс Вигор. – Как самочувствие? Голова не кружится?

- Нет, - еле слышно ответил Маугли, прижимаясь ко мне, как застенчивый ребёнок к матери.

- Вот и хорошо! Ну, что, ты уже знаешь, что я могу изменить тебя, чтобы ты не выглядел больше маленьким мальчиком?

Лягушонок сглотнул и кивнул. В глазах  у него появилось что-то восторженное.

- А вы… правда, можете, сагат?..

-Угу, могу. – Конунг энергично кивнул. – Хочешь посмотреть, как ты будешь выглядеть после того, как я восстановлю все твои гены?

- А?.. А можно?.. Сагите?.. – заморыш только что подпрыгивать не начал.

- Иди, иди, - сказала я. – Посмотри, каким ты будешь.

Скандинавский бог, подмигнув мне, пошёл обратно, за коробки. Маугли последовал за ним, не переставая оглядываться и бросать на меня зовущие взгляды. Я ободряюще улыбнулась. Пусть себе поразвлекаются.

Медленно пошла, наконец, следом, раздумывая, подписываться на сотрудничество с конунгом или нет. Так ни к чему и не придя, добралась до кибера врача-извращенца, на голлограмматоре которого, по-прежнему, медленно вращалась зелёная фигурка. Вайятху, открыв рот, смотрел на свой будущий облик, и в глазах его было что-то, похожее на религиозный экстаз.

- Сагите, вы видели? – он даже на меня смог оторвать взгляд от изображения только на полсекунды и опять застыл в священном восхищении.

- Да, Маугли, видела, – я остановилась рядом. – Тебе нравится?

- Даааа… - восхищённо проговорил кикиморыш и облизал губы. – А… вам? Сагите?

- Очень даже хорошенький, - подтвердила я.

Глаза у заморыша заполыхали, прямо-таки, фанатичным светом.

- Так вам нравится? Правда? – допытывался он, опять облизывая губы.

- Я уже сказала, - как можно мягче подтвердила и усмехнулась. Вот и новая игрушка нашлась…

- А когда… сагите? – умоляюще спросил кикиморыш.

- Не знаю, - я пожала плечами. – Вигор, ты когда планируешь начать преображение нашего лягушонка в принца?

Эскулап подумал и ответил:

- Ну, мне нужно закончить матрицу для излучения. Так что, через неделю, не раньше.

- Хорошо. Я позвоню тебе, ладно? – вздохнув, поднялась. Не вышло у меня поговорить с Вигором на тему дружбы и сотрудничества, зато мы совместно занимались лягушонком, а это, как-никак, сближает… Возможно, в следующий раз буду смелее.

Собрав вещи, я позвала Маугли и бросила взгляд на золотоволосого эскулапа, который с явной симпатией смотрел на кикиморыша.

Неужели что-то получится?.. Хотелось верить, но, одновременно, было страшно. Взрослый лягушонок, ростом под два метра… Надеюсь, хоть с сексуальными аппетитами удастся разобраться. Кстати, понятно, почему кикиморыш такой ненасытный, - у него же подростково-пубертатный период длится вот уже более ста лет… И, похоже, так должно было продолжаться до конца жизни Вайятху.

Остро захотелось вернуться на Мирассу с парой-тройкой космических тяжеловооружённых крейсеров и потолковать с правительством этой сказочной, чтоб её переварил Плорад, планетки… Изверги и уроды. Мысленно досчитала до десяти, и постаралась успокоиться. К революциям заморыш пока явно не готов, да и крейсеры эти ещё где-то взять надо… Так что, визит отложим до более подходящего момента. А пока – домой. Какое это счастье, что он у меня есть, - мой дом…

 

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0184184

от 27 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0184184 выдан для произведения:
 

Меня накрыло дежавю, - сходство оказалось, практически, полным, за исключением того, что в прошлый раз на месте врача был Эдор. Я, как смогла, максимально быстро добралась до лягушонка и принялась успокаивающе поглаживать его по голове.

- Всё хорошо, Маугли, я здесь, всё нормально, не бойся…

- Сагите… Где мы?.. Кто это? – заморыш с ужасом смотрел на Вигора.

- Это врач, ты разве не помнишь, как мы пришли сюда?

- Нет… Всё, как в тумане… Я помню, что меня закрыли в белом шаре, потом всё мигало, мигало… А потом я, кажется, уснул… И проснулся здесь!

- Вот оно что, - протянула я. – Ну, это бывает! Врач в той лаборатории, которую ты помнишь, сказал, что они ввели тебе успокоительное. Ты переживал, да? Когда был в… том шаре?

- Да, сагите, - прошептал кикиморыш, дёргая руками в попытках освободиться от ремней. – Я испугался, потому что долго не мог вас видеть… И всё мигало…

- Теперь всё хорошо, - успокаивающе проворковала я. – Просто ты, наверное, и вправду, как будто уснул. Мы ушли уже из той лаборатории, прилетели в другую, чтобы тебя здесь могли проверить, понимаешь?

- Да… - ответил заморыш, стараясь прижаться ко мне, несмотря на фиксирующие его ремни.

Но, судя по всему, он вовсе не собирался успокаиваться, его тело демонстрировало это самым недвусмысленным образом. Вограны всё побери! Будь это дома, я бы решила проблему за несколько минут, но… не здесь же?! Я уже собиралась попросить Вигора освободить Маугли и быстренько увести его хотя бы во флайер, когда молча таращившийся на нас викинг взял инициативу в свои руки.

- На что он так реагирует? – спросил он, заставив лягушонка вздрогнуть.

- На страх, - ответила я. – Это, видимо, что-то, вроде рефлекса: как только ему страшно, у него тут же происходит эрекция. И чем сильнее испуг, тем сильнее реакция.

Эскулап подошёл чуть ближе и, нахмурившись, принялся изучать заморыша, который даже трепыхаться перестал.

- Я так понимаю, что он… очень испуган? – наконец, высказал предположение викинг.

- Да. Практически, паникует… Может, тебе лучше отойти?..

- Могу и отойти… - согласился предводитель варваров. – И часто с ним такое случается?

- Довольно часто, - вымученно ответила я. – Не знаю, как снять эту зависимость, потому что понятия не имею, искусственная ли это или нормальная реакция его организма?..

- Нормальная? Ну, это уж вряд ли… - пробормотал врач. – И что ты делаешь, когда его так… накрывает? Дашь успокоительное?

- Нет, я стараюсь без крайней нужды лекарствами не пичкать. Обхожусь подручными средствами… - пробурчала я, чувствуя, что неудержимо краснею.

Викинг дёрнул себя за ухо и сказал:

- Сканирование ещё не закончено, минут двадцать осталось. Второй раз он может и вовсе отказать лечь сюда. Успокоительное уже было… Ну, что делать, - давай!

- Что давать? – спросила я, искренне надеясь, что неправильно поняла предводителя пиратов.

- Что-что, не догадываешься, что ли? – нетерпеливо ответил конунг, кажется, проглотив парочку крепких выражений. – Делай то, что обычно делаешь, чтобы он расслабился!

- Как?.. – ошарашенно спросила я, становясь, судя по тому, как полыхнуло лицо, свекольного цвета. – Прямо… прямо тут?!

- А что? Нужны какие-то особые условия? – удивился синеглазый извращенец. – Кровать, что ли, обязательно требуется? Или шёлковые простыни?

- Н-нет, но… - запинаясь ответила я, пытаясь уложить в голове, как это вообще можно: в лаборатории, на медицинском кресле, чуть ли не на глазах у викинга, которого вижу в первый раз… - Вот прямо так?!

- Прямо. Не тяни бульбакана за хвост! – посоветовал мне бог неприхотливых морских разбойников. – Не слышишь, что ли? У него пульс зашкаливает уже!

Аппарат, действительно, довольно давно подавал сигналы, что с пациентом не всё в порядке. Размеренный тихий писк сменился громкими тревожными звонками. А, Вограны всё побери!

- Тогда выйди! – дрогнувшим голосом велела я этому чокнутому блондину. Ещё не хватало мне наблюдателей за… процессом.

Викинг снисходительно посмотрел на меня, пожал плечами, но послушно скрылся за коробками и оборудованием.

Снова повернувшись к Маугли, я тревожно всмотрелась в него. Действительно, ему было нехорошо: скорее, серая, чем зелёная кожа, глаза огромные, столько испуга на лице и, главное, - эрекция, Вограны её возьми!! Я лихорадочно придумывала, как подойти к делу, пока меня не осенило: даже животные обычно успокаиваются, когда их лишают возможности двигаться и видеть. Ну, шевелиться Маугли и так почти не может, а вот глаза… Просто закрыть он их, конечно, не согласится, а что, если…

Я стянула с шеи полупрозрачный платок и уверенно заговорила:

- Маугли, послушай меня! Я понимаю, что тебе сейчас страшно, обстановка незнакомая, медицинское оборудование кругом. Тяжело отвлечься… Мы с тобой поступим вот как: я завяжу тебе глаза, и ты не будешь этого пугаться! Хорошо? Я хочу, чтобы ты сосредоточился только на своих ощущениях. Если не будешь видеть, что вокруг – быстрее сможешь расслабиться. Посмотри, какой у меня платок, красивый, правда? Вот, мне тоже очень нравится… Приподними немножко голову… Наклони её вперёд… Хорошо, умница. Вот так. А теперь постарайся ни о чём не думать, ничего не бояться, вспомни что-нибудь приятное…

Поначалу все старания были напрасными, и с завязанными глазами лягушонок продолжал нервничать. Мне больших трудов стоило хотя бы притормозить этот процесс. Я, как могла, старалась заставить его переключиться, но получалось плохо. Даже изменения цвета кожи были каким-то вялыми, неопределёнными, словно Вайятху утратил свою чувствительность к прикосновениям. Возможно, всё дело было в том, что я сама нервничала, торопилась и не могла полностью сосредоточиться на нём. Кроме всего, мне чудилось, что эскулап следит за нами, и постоянно тянуло оглянуться.

Внезапно, в какой-то момент, так и оказалось: рядом со мной возник Вигор. Я чуть не вскрикнула от неожиданности, но он прижал палец ко рту, показывая, что надо молчать. Оценив мои усилия, покачал головой, укоризненно посмотрел на моё оторопевшее лицо и недвусмысленно показал знаками, что хочет попробовать сам. Я и охнуть не успела, как он ловко отвёл мои руки от лягушонка и приступил к делу.

С трудом подавив желание стукнуть чересчур энергичного эскулапа, я хотела поступить с ним точно так же, как только что сделал он сам, но… Меня остановила реакция Вайятху на прикосновения Вигора.

В отличие от меня, викинг вовсе не исследовал Маугли наощупь, не блуждал, а как будто бы точно знал, куда и как надо воздействовать, чтобы добиться требуемого результата. Он пробежался по телу лягушонка длинными твёрдыми пальцами, и заморыш, даже ощутив смену партнёра, не успел рта раскрыть, как непроизвольно застонал и выгнулся ему навстречу.

Всего несколько хирургически точных движений - и мерзкий конунг добился того, к чему тщетно стремилась я: тело кикиморыша расцвело первыми робкими радужными всплесками, которые быстро сменились глубокими, насыщенными цветами, даже более яркими, чем это было когда-либо до сих пор!

Моё возмущение переросло в какую-то детскую обиду: всё-таки, я провела с лягушонком больше недели и ласкала его уже, Вограны знают, сколько раз, а этот скандинавский разбойник видел Вайятху первый раз в жизни, но ухитрился довести заморыша за рекордные полторы минуты! Я точно знала это, потому что прямо передо мной, за спиной у конунга, на стене висели часы. Старенькие, со светящимся циферблатом. Антиквариат, однако…

Я почувствовала себя отомщённой, когда Вигор, узрев цветовую феерию, беззвучно повторил свою коронную фразу:

- Чтоб я сдох!..

Кстати, в своём рассказе о Вайятху я не упомянула об этой его способности и имела удовольствие второй раз за последние пятнадцать минут наблюдать ошарашенное лицо предводителя пиратов. Но, увы, - викинг быстро вернул себе самообладание и продолжил, как ни в чём не бывало. Я со смешанным чувством следила за ним. С одной стороны, было облегчение от того, что Маугли, наконец-то, расслабился, а с другой… Ну, вот как это ему удалось?!

 Паршивец и циник, дождавшись заключительного аккорда и последующего обесцвечивания кикиморыша, покачал головой в некотором обалдении, и беззвучно же, одними губами, подкрепляя слова жестами, сказал:

- Я пойду… Приходи туда сама потом!

Нехотя, кивнула, и бог викингов исчез, как тень, за коробками. Чтоб его!..

Помедлив, я развязала глаза лягушонку и тут же оказалась под прицелом потемневших зелёных глаз.

- Сагите?.. – вопросительно произнёс Маугли, и видно было, что он боится задать вопрос, который жжёт ему язык: кто только что здесь был?

Я вздохнула и натянуто улыбнулась:

- Как ты себя чувствуешь? – Да, нечестно менять тему, но рассказывать ему, прямо сейчас, о фокусах Вигора я не собиралась. Психика у заморыша хрупкая, не дай, Всевидящий, от новостей его опять переклинит, и понадобится новый сеанс релаксации! Этого я уже не перенесу… – Тебе осталось всего десять минут полежать. Сканирование закончится, и я тебя заберу. А пока полежи спокойно, мне нужно поговорить с врачом о том, как тебе помочь. Хорошо?

Вполне ожидаемо, Вайятху проглотил все вопросы и возражения, которые у него были, и даже смог разжать пальцы, чтобы отпустить мою руку, в которую вцепился, как только платок с его глаз был снят. Я ободряюще улыбнулась ему и пошла за коробки, где ранее исчез мерзкий пират и извращенец.

Он нашёлся в уголке, сидящим за своим кибером и изучающим модель строения тела Маугли. Видимо, у него на затылке были глаза, потому что, как только я оказалась рядом, эскулап, не дожидаясь моих слов, обратился ко мне сам:

- Ну, что… Перспективы у твоего гуманоида неплохие. Процентов на семьдесят я, думаю, можно будет вернуть ему тот вид, который подразумевала матушка-природа.

Я тут же забыла обо всём, что собиралась высказать голубоглазому цинику и самодуру, и недоверчиво переспросила:

- Семьдесят? Так много? А ты уверен?

- Ну, гарантий, пожалуй, не дам… Но уверенность есть. Смотри… - и модель сменилась длиннющими таблицами, в которых были записаны попарно какие-то иероглифы. - Вот это – угнетённые гены. - Часть значков окрасилась красным. - А вот это – те, что современная наука позволяет заставить работать так, как надо.

Большая часть красных значков сменила цвет на зелёный. Прежними остались только самые последние в таблицах. Я жадно всматривалась в непонятные символы, сулившие лягушонку возвращение к нормальной жизни.

- Покажи, каким он будет, если всё получится!

- Смотри, - охотно ответил эскулап и пробежался по виртуальной клавиатуре. – Как раз загрузил результаты, сейчас получим ответ…

Я нетерпеливо ждала, пока ряды цифр и непонятных знаков совмещались, тасовались, отсеивались и меняли свои очертания. Наконец, после нескольких заключительных команд викинга, картинка сложилась, позволила нам полюбоваться на неё и начала заменяться новой виртуальной моделью тела. Прямо на наших глазах это тело выстраивалось, некоторые органы периодически очерчивались быстрыми мерцающими контурами, видимо, что-то сообщая конунгу, и утверждались в своих очертаниях. Раз, два, три - и вот, на голлограмматоре стоит законченная прозрачная фигура, в которой вполне реалистично функционируют органы.

Эскулап принялся объяснять мне:

- Ну, как видишь, почти всё можно привести в нормальное состояние: и желудок, и лёгкие, и вот это… видимо, эквивалент надпочечников. Но есть одна серьёзная проблема, которую я, к сожалению, решить не смогу.

- Какая?

- Бесплодие. У твоего гуманоида никогда не будет детей.

- Почему? – машинально спросила я.

- Потому что его не просто сделали стерильным, у него выброс семени был строго лимитирован. От природы. И он уже израсходован… Вот так.

Я медленно кивнула. Вот сволочи! Значит, даже если Вайятху изменится и вырастет, он никогда не увидит сына или дочери. Потому, что так решили его хозяева с Мирассы. Чтоб они на веки вечные пропали в утробе Плорада!

Конечно, сейчас у нас было множество более животрепещущих проблем, но что-то мне подсказывало, - когда-нибудь мы ещё вернёмся к этому и будем горько сожалеть о бесплодии Маугли…

- Это самый серьёзный недостаток, который невозможно исправить? – спросила я.

- Пожалуй, да… - ответил викинг, продолжая что-то вводить на клавиатуре кибера. – Ещё более точно я тебе смогу ответить, примерно, через полчаса. Устроит?

- Да, - выдохнула я, внезапно обнаружив, что стою, ухватившись за плечо Вигора. Очень даже надёжное и сильное плечо, между прочим.

Опять возникло странное чувство, похожее на сосущее ощущение пустоты в груди. Я знала, что это было: усталость от навалившихся проблем и острое желание разделить их хоть с кем-то… С богом варваров, например. Конечно, он далеко не идеальный союзник, и вообще, похоже, та ещё скотина, но… Выбирать-то не из кого! Вариантов не то, чтобы немного или мало, их вообще нет!

- Как ты будешь исправлять генные изменения? – поинтересовалась я, оттягивая более серьёзный разговор.

- Естественно, излучением, - ответил эскулап-извращенец. – Ну, всё. Стало быть, это будет как-то так…

Прозрачное тело "оделось" мускулами, потом кожей. На голове «выросли» волосы, последними открылись глаза. Я жадно рассматривала Вайятху, каким он должен был быть, и каким, если позволит Всевидящий, у меня есть шанс ещё его увидеть. Конечно, до Эдора или того же циника-врача, ему было далеко, но он выглядел очень симпатичным. Я пыталась рассмотреть во вполне взрослом лице черты того подростка, которым он был сейчас, но тщетно! Всё было другим: не слишком большие глаза, довольно широкие скулы, прямой нос… Но, бесспорно, даже превратившись в мужчину, лягушонок остался бы обаяшкой!

Тут позади меня раздался мелодичный звонок, оповещающий о том, что работа медицинского модуля закончена. Мы дружно рванули с места, но я перехватила пирата и попросила:

- Нет-нет-нет, не сейчас! Позже, после меня. Когда я позову, понял?

Вигор поморщился, но вернулся обратно к киберу. А я пошла к заморышу.

Он услышал, как я пробираюсь, и завозился на кресле, пытаясь приподняться. Заторопившись, я запнулась об какую-то коробку и чуть не упала. Кикиморыш вознамерился подпрыгнуть и испугаться, но я засмеялась над своей неловкостью.

- Вот и всё, Маугли! – радостно сообщила ему, изучая защёлки ремней. – Теперь ты изучен вдоль и поперёк, так что можешь одеваться.

Глядя на моё весёлое лицо, лягушонок постепенно оттаял и тоже робко заулыбался.

- Всё хорошо, сагите?

- Да, очень даже хорошо! Вот, надевай… - я подала ему одежду. – Представляешь, оказывается, мы можем сделать так, что ты, наконец, вырастешь!

- Вырасту?.. – Вайятху вытаращился на меня.

- Ну, да! Станешь таким, как… Ну, как высокий мужчина!

Глаза лягушонка радостно вспыхнули.

- Я буду большим?

- Да!

- Таким же большим, как… тот сагат?

- Который?

- Тот, что… не ваш сагат, - смущаясь, ответил кикиморыш.

- А!.. Эдор, - я тоже почему-то смутилась. – Наверное, да. Таким же.

- А… А… - лягушонка вдруг заклинило. Он даже перестал одеваться и теперь стоял в незастёгнутой рубашке, тщательно сминая в гармошку её правую полу.

- Что? – не выдержала я.

- А… я… буду похож на того сагата? – наконец, выдавил заморыш.

Тут заклинило меня. Быть похожим на Эдора?..

- Нет, это вряд ли. Да и зачем?

Кикиморыш поскучнел и принялся одеваться дальше, но уже без прежнего энтузиазма. Я наблюдала за ним, ломая голову, за каким Вограном ему понадобилось стать похожим на Эдора? В голове что-то забрезжило, какая-то мысль, насчёт заморыша и контрабандиста, но тут послышались приближающиеся шаги. Учитывая способность Вигора подкрадываться бесшумно, как кошка, топот, судя по всему, имел целью предупредить нас о его появлении.

Маугли тут же сделал попытку превратиться в дрожащую статую, но я его немедленно обняла и прошептала на ухо:

- Всё хорошо, ты не должен бояться! Этот сагат – врач, который будет тебе помогать расти.

 На фоне вновь проявившейся заинтересованности лягушонка появление эскулапа прошло почти безболезненно. Нарочито медленно шагающий между своими аппаратами и приспособлениями викинг, увидев, что Маугли уже встал, уставился на него с не меньшим любопытством, чем сам кикиморыш смотрел на конунга.

- Так-так, ну, привет! – произнёс Вигор. – Как самочувствие? Голова не кружится?

- Нет, - еле слышно ответил Маугли, прижимаясь ко мне, как застенчивый ребёнок к матери.

- Вот и хорошо! Ну, что, ты уже знаешь, что я могу изменить тебя, чтобы ты не выглядел больше маленьким мальчиком?

Лягушонок сглотнул и кивнул. В глазах  у него появилось что-то восторженное.

- А вы… правда, можете, сагат?..

-Угу, могу. – Конунг энергично кивнул. – Хочешь посмотреть, как ты будешь выглядеть после того, как я восстановлю все твои гены?

- А?.. А можно?.. Сагите?.. – заморыш только что подпрыгивать не начал.

- Иди, иди, - сказала я. – Посмотри, каким ты будешь.

Скандинавский бог, подмигнув мне, пошёл обратно, за коробки. Маугли последовал за ним, не переставая оглядываться и бросать на меня зовущие взгляды. Я ободряюще улыбнулась. Пусть себе поразвлекаются.

Медленно пошла, наконец, следом, раздумывая, подписываться на сотрудничество с конунгом или нет. Так ни к чему и не придя, добралась до кибера врача-извращенца, на голлограмматоре которого, по-прежнему, медленно вращалась зелёная фигурка. Вайятху, открыв рот, смотрел на свой будущий облик, и в глазах его было что-то, похожее на религиозный экстаз.

- Сагите, вы видели? – он даже на меня смог оторвать взгляд от изображения только на полсекунды и опять застыл в священном восхищении.

- Да, Маугли, видела, – я остановилась рядом. – Тебе нравится?

- Даааа… - восхищённо проговорил кикиморыш и облизал губы. – А… вам? Сагите?

- Очень даже хорошенький, - подтвердила я.

Глаза у заморыша заполыхали, прямо-таки, фанатичным светом.

- Так вам нравится? Правда? – допытывался он, опять облизывая губы.

- Я уже сказала, - как можно мягче подтвердила и усмехнулась. Вот и новая игрушка нашлась…

- А когда… сагите? – умоляюще спросил кикиморыш.

- Не знаю, - я пожала плечами. – Вигор, ты когда планируешь начать преображение нашего лягушонка в принца?

Эскулап подумал и ответил:

- Ну, мне нужно закончить матрицу для излучения. Так что, через неделю, не раньше.

- Хорошо. Я позвоню тебе, ладно? – вздохнув, поднялась. Не вышло у меня поговорить с Вигором на тему дружбы и сотрудничества, зато мы совместно занимались лягушонком, а это, как-никак, сближает… Возможно, в следующий раз буду смелее.

Собрав вещи, я позвала Маугли и бросила взгляд на золотоволосого эскулапа, который с явной симпатией смотрел на кикиморыша.

Неужели что-то получится?.. Хотелось верить, но, одновременно, было страшно. Взрослый лягушонок, ростом под два метра… Надеюсь, хоть с сексуальными аппетитами удастся разобраться. Кстати, понятно, почему кикиморыш такой ненасытный, - у него же подростково-пубертатный период длится вот уже более ста лет… И, похоже, так должно было продолжаться до конца жизни Вайятху.

Остро захотелось вернуться на Мирассу с парой-тройкой космических тяжеловооружённых крейсеров и потолковать с правительством этой сказочной, чтоб её переварил Плорад, планетки… Изверги и уроды. Мысленно досчитала до десяти, и постаралась успокоиться. К революциям заморыш пока явно не готов, да и крейсеры эти ещё где-то взять надо… Так что, визит отложим до более подходящего момента. А пока – домой. Какое это счастье, что он у меня есть, - мой дом…

 

Рейтинг: +7 282 просмотра
Комментарии (12)
Маргарита Лёвушкина # 27 января 2014 в 23:15 +1
Да, интересный поворот... А дома ведь, могут ещё сюрпризы ждать. Кстати, мне думается, именно этот эскулап помог Эдору миновать Деону незамеченным!
Татьяна Французова # 28 января 2014 в 08:30 0
Думаю, что да, не без этого! scratch
Вероника Малышева # 28 января 2014 в 10:31 +1
Эскулап вообще представляется единственной надеждой для Тэш и Маугли. Ведь от той лаборатории г-на Скроса придётся держаться подальше. (Что может совсем не понравиться вышеозначенному г-ну )) )) )
Интересная глава, Тань, продолжаю читать с удовольствием. supersmile
Татьяна Французова # 28 января 2014 в 10:36 +1
Спасибо, дорогая! Очень приятно, что тебе, как вдохновительнице, нравится.))))) girlkiss И спасибо за картинку, - идеально вписалась!))
Вероника Малышева # 28 января 2014 в 11:24 +1
Я заметила joke (оч. приятно, что используешь)
Татьяна Французова # 28 января 2014 в 11:50 +1
Угу, угу, использую, и с большим удовольствием! c0411
Анна Магасумова # 28 января 2014 в 18:31 +1
Да, поворотец! Это же здорово! best
Татьяна Французова # 28 января 2014 в 19:45 0
Рада, что тебе нравится, Анечка! rose
Надежда Рыжих # 31 января 2014 в 16:51 +1
Рост для мужчины - это важно. А если он еще и красавец, пусть и зеленый, это уже нечто! Буду ждать с придыханием! zst
Татьяна Французова # 31 января 2014 в 17:21 0
Ага, посмотрим, посмотрим, что там вырастет))))
Жданна # 6 января 2015 в 18:57 +1
Хохотала, Тань, над фразой "тянуть бульбакана за хвост". Ох, выдумщица! rolf
Татьяна Французова # 8 января 2015 в 18:33 0
Ой, незачем сочинять, а то бы я такую флору-фауну напридумывала!)))))) tanzy3 koshka t07152