ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-21

 

Мой личный Маугли-21

17 января 2014 - Татьяна Французова
article182115.jpg
 

Следующий день начался под знаком «мы опаздываем». Прямо с самого утра, когда мы ещё спали, мне позвонила кибер-ассистент господина Скросса и поинтересовалась, к кому из докторов я запланировала пойти сегодня, потому что она должна была составить для папашки Линн расписание наших врачебных мероприятий. Я не успела придумать, зачем ему это было нужно, потому что скатилась бегом по лестнице, не проснувшись до конца, и погрузилась в изучение присланных ранее материалов о тех специалистах, к  которым мы могли пойти.

Список был довольно большой: три лаборатории, в которых можно было сделать генетические анализы, два хирурга общего профиля и семь узкоспециализированных, режущих разные части тела, даже два пластических затесались… У меня мелькнула мысль, что, по-видимому, папашка Линн совершенно уверен, что с таким лицом, как у Вайятху, жить невозможно. М-да, знал бы он, насколько это не мешает лягушонку сводить всех с ума… Если предположить, что ему ещё и лицо сделают привлекательное, то это же просто смерть всем женщинам получится! Хотя… может, и обратный эффект выйти. Это сейчас Маугли беспомощный, неловкий, неуклюжий, и поэтому – милый. Вот превратится он в мачо, и что? Боюсь, тогда к нему будут другие требования…

Кроме вышеперечисленных, ещё имелись два генетика, специализирующихся на работе с другими расами, ксенопсихолог и три консультанта по сексуальным расстройствам. Наличие последних заставило меня напрячься, но, прокрутив в памяти встречу с господином Скроссом, я поняла причину появления этих врачей в списке, а, заодно, похихикала над впечатлительностью мастодонта экономики. Подумаешь, возбуждённого лягушонка увидел…

Набросав план действий на сегодняшний день, я галопом переслала его секретарю папаши Линны и снова взялась за список. Ну, первым делом, - лаборатория, это понятно. Вот туда мы сегодня и отправимся через… час. Так, дальше – хирург, мне нужно понять, как извлечь из Маугли ту дрянь, что стоит у него в желудке. Потом… а потом, видимо, уже по результатам из лаборатории. Почём знать, что у него найдут? Но ужасно интересно… Ещё бы понять, почему господин Скросс продолжает демонстрировать столь явный интерес к нам с заморышем…

А ещё, помимо врачей, мне необходимо что-то предпринять для защиты дома от прослушек и прочей дряни. Голову могу дать на отсечение, что Эдор, прежде чем, так эффектно появиться перед нами у бассейна, пробежался по комнатам и оставил несколько… сувениров. Даже просто так, на всякий случай.

- Део, есть у нас какие-нибудь посторонние предметы в доме, которых вчера не было?

После секундной паузы, кибер-консультант ответила:

- Да. Одна, две и две штуки.

Ну, кто бы сомневался… пожалуй, не оставь он ничего, я бы разочаровалась в Эдоре.

- Покажи.

На экране передо мной появился план первого этажа дома, на котором светились красные крестики. Числом четыре штуки.

- Почему только четыре? Ты же сказала, пять? – мысленно спросила я.

- Ещё одна лежит на втором этаже, в центральном холле.

- О, как… - восхитилась я. – Поднимался уже, пронырливый тип… Ну, хорошо, хоть не в кровать подложил.

- Возможно, что пытался, но двери я заблокировала, - меланхолично ответила Деона. – Я зафиксировала сбой в работе механизма двери. Как раз тогда, когда вы были в бассейне вместе с Маугли.

- Какая ты умница, что двери догадалась закрыть, - ответила я, мысленно же поаплодировав своему навигатору. – Сохранила в неприкосновенности святость частной зоны… Ну, хорошо. А перенастроить эти устройства ты можешь?

- Нет. Они слишком примитивные. Любое вмешательство – и ломаются. Их проще уничтожить.

- М-дааа…. Уничтожить-то не фокус… Фокус – заставить Эдора думать, что мы о слежке не знаем, а тайн своих не выдавать. Ну, ладно, эти придётся выкинуть. Если ты легко их нашла, он не поверит, что мы их не обнаружили. Может, что-то ещё изменилось? Не верю я в такую прямолинейность Эдора… Раскидать по дому пяток устройств и успокоиться? Нееет, не похоже на него…

- Я пересмотрю ещё раз записи за последние сутки, - предложила Део. – Возможно, что-то ещё найду.

- Договорились. Как там Маугли? Спит?

- Да. Будить?

- Буди, - согласилась я. – Нам выходить скоро…

Через несколько минут на пороге появился слегка встрёпанный сонный лягушонок, протирающий глаза.

- Сагите, - произнёс он, узрев меня, - как рад я встретить рассвет с вами вместе…

- Стоп-стоп-стоп, - запротестовала я, - только не сейчас! У нас мало времени, нас ждут врачи, так что быстренько: умываться, завтракать и лететь!

- Но… я уже столько раз пропускал утреннее приветствие… - уныло ответил заморыш, - я совсем перестал вас радовать…

- Нууу, если проблема только в этом… Хочешь радовать меня каждое утро?

Кикиморыш обрадовано закивал.

- Нет ничего проще: научись готовить кофе. Ничто не радует меня больше, чем чашка горячего капуччино!

Лягушонок захлопал глазами.

- Как скажете, сагите… Мне прямо сейчас идти учиться?..

- Нет, прямо сейчас тебе надо собраться, мы летим к врачам.

Лягушонок немедленно позеленел и напрягся. А я, с опозданием, вспомнила, что одежду ему так и не заказала! Вот… Вограны всё возьми, а? Ну, кому сказать, ведь не поверят! Ни минуты не нашлось свободной, чтобы одеть это недоразумение…

- Део, где ближайший магазин одежды? Мне нужно заказать комплект для Маугли. И, готовься, - ты мне у врачей тоже понадобишься.

Час пролетел, как десять минут: пока я делала заказ на одежду и бельё для Вайятху, собирала результаты собственных исследований организма заморыша, которые проводила на катере, заказывала флайер, пыталась соорудить завтрак, и тормошила впавшего в ступор лягушонка,  времени почти не осталось. Я уже не успевала расспросить, на какие такие страшные мысли наводило кикиморыша слово «доктора» (хотя, если вспомнить об императорском лекаре, упоминаемом через слово в «паспорте» на Вайятху, то его реакция, пожалуй, не удивляла). Вызванный транспорт пришлось ещё ждать целых десять минут, всё-таки это вам не центр города!

Я, наверное, в десятый раз уже, проверяла Хранитель с Деоной, шарфик для Маугли, адреса лабораторий и магазина одежды, когда над нами, наконец, появилось овальное лоснящееся брюхо флайера.

Мгновенно углубившийся ступор Маугли пришлось прекращать традиционным способом: завязав ему глаза. Именно так он и просидел всю дорогу до магазина, где я, выскочив на минуту, схватила пакет, расплатилась и запрыгнула обратно, в кабину флайера. Там же, прямо во время полёта, я натянула на него бельё, обыкновенную летнюю рубаху и светлые брюки, обула в сандалии и нахлобучила на голову модный головной убор подростков: пайду. Я рассудила, что это будет самый удобный вариант, поскольку передний козырёк затеняет лицо, задний закрывает шею, а, если надо, можно и встроенную солнцезащитную плоскость активировать, сделав лицо заморыша почти невидимым для прохожих.

Экипированный таким образом, лягушонок, на первый взгляд, стал походить на тысячи парнишек, которых можно встретить в любом уголке столицы. Не выделялся, не привлекал внимания, и я, в первый раз, за всё время нашего пребывания здесь, смогла спокойно подумать о выходе на улицу.

В лабораторию мы попали в тот самый момент, когда истекали последние секунды назначенного нам времени. Я даже повязку с глаз Маугли срывала на ходу. Ворвавшись в нужное помещение, громко сообщила своё имя. Всё! Успели… Теперь нас уже не выставят, даже если у них очередь через три коридора и две планеты…

Приятная молодая девушка, чуть старше меня, понимающе улыбнулась моему воплю и пригласила в кабинет заведующего лабораторией. Я потащила Вайятху за собой, чувствуя, как он упирается, слабо, но ощутимо. Вот, Вограны его возьми! Это надо же так врачей бояться! В голове промелькнула мысль, что если и дальше так пойдёт, то я вплотную столкнусь со всеми прелестями реакции Маугли на сильный страх, и… Что я тогда буду делать?! Просить «оставить нас вдвоём» на некоторое время?..  Надо бы как-то успокоить недоразумение, пока он не опозорился, и заодно, меня не опозорил.

Когда посадила его рядом с собой на длинном диванчике около стола, за которым сидел врач, я сжала руку лягушонка и тихо сказала:

- Маугли, сиди спокойно! Это просто осмотр, а не лечение, понимаешь? Только осмотр!

- Вы не уйдёте, сагите? – умоляюще прошептал в ответ заморыш, судорожно стискивая мои пальцы.

- Да куда ж я денусь! Здесь буду, следить, чтобы всё прошло хорошо!

- Я… я не могу тут… - пробормотал лягушонок и, преодолев моё сопротивление, всё-таки сполз на пол и устроился рядом, в ногах. Ну, хоть не вцепился мёртвой хваткой, и на том спасибо, - смиряясь, подумала я.…

Неуверенно улыбнулась врачу, который, подняв брови, наблюдал из-под очков за нашими передвижениями, но пока молчал. Присмотревшись к нему, порадовалась своему выбору: доктор был такой уютный, старомодный, какой-то домашний даже, особенно в этих своих очках, которые давным-давно никто не носит. Оглядев нас, должно быть, в высшей степени странно смотрящихся вместе, доктор Вольп, заведующий этой лаборатории, доброжелательно спросил:

- Простите, молодой человек, вам там удобно?

Вайятху быстро кивнул и крепче прижался ко мне.

- Ну, хорошо, - заключил добрый доктор и внимательно взглянул на меня. – Так что вас привело к нам, да ещё так срочно?

- Видите ли, господин Вольп, - начала я, глубоко вдохнув, - у меня есть сильнейшие подозрения, что вот его, - я ткнула пальцем в Маугли, - подвергали генным изменениям. И мне очень нужно знать, из кого его… сделали, понимаете?

- Понимаю.

- Вот. И ещё я хотела бы знать, можно ли исправить то, что было сделано? Можно ли вернуть его настоящий облик?..

Доктор кашлянул и заметил:

- Госпожа Вайберс, я понимаю вас. Но хотел бы уточнить кое-что. Знаете ли вы, что мы все – результат генных мутаций, вполне естественных, природных. Что, если бы не эти мутации, возможно, эволюции вообще не произошло бы? До сих пор продолжали бы существовать примитивные организмы, более-менее приспособленные к выживанию. Вы отдаёте себе в этом отчёт?

 Я энергично кивнула, а Маугли стал дышать через раз. Похоже, он ничего не понял из речей заведующего лабораторией, но перепугаться уже успел.

- Видите ли, байон Вольп, тут речь идёт об изменениях не природных, а искусственных, введённых специально, с целью добиться определённых характеристик. Вот, посмотрите…

Я выдала ему кристалл, на котором были записи всех исследований лягушонка, которые я смогла сделать. Конечно, это были довольно поверхностные результаты, но даже они должны были показать доктору, что я имела ввиду.

- М-дааа, м-дааа… - протянул он, быстро просмотрев записи на своём экране. – Действительно, очень необычный случай. Уникальный, я бы сказал… Насколько я понимаю, эти изменения должны были быть сделаны совсем недавно? Не более, чем … - он замялся, пытаясь на глаз определить возраст Маугли, - пятнадцать-двадцать лет назад?

- Нет, - ответила я и облизала вдруг пересохшие губы. Ну, вот и пришёл момент истины. – Я думаю… что эти изменения были сделаны раньше. Возможно, от пятисот до восьмисот лет. И, во всяком случае, не позже века тому назад.

- Века? – поразился доктор. – Вы хотите сказать, что вот этому мальчику – сто лет?!

- Совершенно верно… - подтвердила я,. – Именно поэтому я пытаюсь понять, какими же были исходные данные организма. И вообще, было ли что-то…

Байон Вольп, широко раскрыв глаза, смотрел на Маугли, как на некий медицинский феномен, отчего лягушонок нервничал всё сильнее.

- Простите, а он всегда ведёт себя… подобным образом? – наконец, обратился он ко мне.

- В-основном, да… - неохотно созналась я. – Видите ли, к генным изменениям были добавлены ещё и психические, поэтому… Всегда возможны неожиданные и неадекватные реакции…

- Всевидящий! – удивился врач. – Мне до смерти хочется спросить, где же вы взяли в наше время такое… архаическое существо?!

Я пожала плечами. На этот вопрос лучше было бы вовсе не отвечать.

Не дождавшись ответа, врач хлопнул по столу ладонями и поднялся.

- Вы настолько заинтриговали меня, что, пожалуй, я сам провожу вас на обследование. Мне кажется, ваш… э, подопечный предпочёл бы не разлучаться с вами?

- Да, - твёрдо ответила я. – Мы предпочли бы быть вместе.

- Ну, хорошо, - отозвался добрый доктор. – Думаю, мы всё устроим…

 

Я боялась, что в собственно лабораторию Вайятху придётся тащить силой, но слава Всевидящему, этого не понадобилось. Он шёл за мной сам, только дрожал всё время и заметно вылинял. Не знаю, видел ли это доктор, мне-то было заметно, и очень…

 Когда мы пришли в комнату, набитую различным оборудованием, лягушонок вовсе затосковал. Он опустился на пол, но так, как будто разом лишился сил. Оглядываясь вокруг, он смотрел с такой тоской и ужасом, что у меня просто сердце разрывалось.

- Маугли, - тихонько сказал я, присаживаясь рядом с ним, - ты помнишь, как лежал у меня катере, когда я тебя лечила?

- Да, сагите… - прошелестел он.

- Ты тоже тогда боялся?

- Да, сагите…

- Но ведь ничего страшного тогда не случилось? Я просто полечила тебя и всё!

- Да, сагите… - а голос уже, как у умирающего.

- Здесь будет всё то же самое! Просто обследование, врачи будут изучать твоё тело, вот и всё!

- З-зачем, сагите? Я всё выполнил, вы меня взяли… Я ничем не болен, честное слово!

«Вот, дурашка», - подумала я, покачав головой.

- Я и не говорю, что ты болен. Я говорю, что хочу знать, что с тобой сделали там, на Мирассе.

- Ничего, - прошептал он. – Со мной ничего не делали! Совсем ничего!

- А я хочу быть в этом абсолютно уверена! – ответила я. – Так что не надо расстраиваться, и сердиться не надо. Это не займёт много времени, вот увидишь!

- Хорошо, сагите, - прошептал Маугли, кладя голову мне на колени, - если вы так хотите…

Я чувствовала себя ужасно глупо: сидеть в лаборатории на полу, вот так, когда вокруг ходят ассистенты, готовя оборудование, байон Вольп негромко раздаёт распоряжения, а у тебя на коленях лежит голова настроенного помереть заморыша… Какой-то театр абсурда!

Слава Всевидящему, это продолжалось недолго, вскоре лягушонка позвали занять место в медицинской капсуле. Я сама раздела его, потому что у него так дрожали руки, что он смог справиться с застёжкой. Снимая с него новую, пахнущую магазином рубашку, я, наплевав на всех, тихонько приговаривала:

- Это совсем ненадолго. Ты просто полежишь там, на белом матрасе, - видишь? А сверху, над тобой, будут периодически загораться огни и тухнуть. Ещё может что-нибудь немножко зазвенеть, но это же не страшно, правда? А ещё у тебя на руках и на шее закрепят специальные датчики, они будут следить за твоим состоянием. Я буду тут, совсем рядом с камерой, на расстоянии вытянутой руки, видишь? Никуда не уйду, буду тебя ждать здесь…

Разговаривая с ним, я добилась своего: Вайятху перестал дрожать, лицо его разгладилось, он покорно кивал или качал головой, в ответ на мои вопросы. Позволил уложить его на специальное ложе внутри капсулы, позволил защёлкнуть «браслеты» на запястьях и «ошейник» под подбородком. Пока его не спрятала опускающаяся крышка капсулы, я смотрела ему в глаза и улыбалась. Потом, с негромким щелчком, капсула закрылась, и на панели появились цифры, начавшие обратный отсчёт времени до её открытия.

Я опустилась на стул рядом с изголовьем и потёрла виски. Уффффф, как же тяжело! И почему у меня такое чувство, будто я сама пихнула его в пропасть?! Вроде, сделала всё правильно, а сердце не на месте…

- Скажите, – обратилась я к одному из ассистентов, - ему, действительно, не будет больно?

- Конечно, нет! – улыбнулся он. – Необходимые образцы тканей берутся буквально на молекулярном уровне, и кровь на анализ забирается фильтрационным методом, даже укола не будет. Не переживайте, - у нас самое современное оборудование!

Я кивнула, ничуть не успокоенная. Когда имеешь дело с таким нервным субъектом, как Вайятху, ничего неизвестно заранее… Может, никому до него и не было больно, а вот именно он станет первым. Я поглядела на цифры, которые ужасно медленно менялись на чёрном фоне. Когда крышка захлопнулась, они показывали сорок минут, теперь осталось тридцать семь минут и пятнадцать…четырнадцать… тринадцать секунд… Долго, очень долго.

Всё время, пока лягушонок был внутри, я сидела рядом, от нечего делать, наблюдая за персоналом, расхаживающим туда-сюда с деловым видом. Я, конечно, не специалист, но какие-то основные принципы сканирования и исследования понимала. Например, когда на десятой минуте обследования женщина, глядящая в монитор, подозвала мужчину, и они вместе стали что-то тихо обсуждать, я встревожилась. Мало ли, что там могло случиться… Но, они, приняв какое-то решение, ввели несколько команд, мужчина удалился, а женщина осталась на своём посту. И лицо у неё было спокойное, разве что чуть удивлённое.

Я решила, что ничего страшного не произошло, и снова застыла в ожидании. Почему-то, пока Маугли не выпустили из капсулы, я даже дышала с трудом, словно через раз…

Когда крышка, наконец, поехала в сторону, я уже готова была по потолку ходить, причём без страховки! Еле дождавшись, пока длинное, узкое ложе откроется хотя бы наполовину, я нетерпеливо сунулась туда, чтобы увидеть Маугли. Его глаза оказались открыты, только как-то странно затуманены. Он смотрел, вроде, на меня, но, в то же время, сквозь…

- Что с ним? – спросила я ассистента. – Почему у него такой взгляд?

- Не беспокойтесь, просто небольшая доза успокоительного. Совсем небольшая, - улыбнулся мужчина. – Видите ли, у обследуемого возникла, мммм… несколько неожиданная реакция на излучение, нам пришлось прибегнуть к лекарственному вмешательству.

Взглянув на вытянувшегося Маугли, я поняла, что имел в виду врач, и невольно вспомнила аналогичную ситуацию у себя на корабле, когда тоже подумывала использовать медицинские препараты. Короче, даже достаточно узкое бельё, купленное мною, не скрывало того факта, что обследование произвело впечатление на лягушонка, и довольно сильное!

Невольно фыркнув, я тихо пояснила ассистенту:

- Это нормальная для него реакция на страх. Сейчас он напуган, поэтому и…

- Напуган? – удивился врач. – Довольно необычно… И это, говорите, происходит регулярно?

- Постоянно, - подтвердила я. – Учитывая, что он вообще пугливый и нервный, то это… часто случается.

Ассистент кивнул с задумчивым видом. Видно было, что ему ужасно хочется спросить меня о чём-то, но он удержался. И слава Всевидящему… Меньше всего мне хотелось сейчас объяснять, каким именно образом я помогаю заморышу это самое напряжение сбрасывать…

Дождавшись, когда Маугли освободят от браслетов и ошейника, я помогла ему подняться, а потом быстро одела, стараясь не выдавать собственного волнения и страха. Он всё ещё был заторможенный, - настолько, что даже не отреагировал, когда я села рядом с ним, придерживая за плечи.

Байон Вальп, уходивший на время работы капсулы, вновь появился, как только мы уселись на диванчик, и приятно улыбаясь, сообщил мне, что им понадобится не менее трёх часов, чтобы подготовить подробный анализ состояния лягушонка, и около часа, чтобы выдать мне экспресс-результаты. Что я предпочитаю?

Я предпочла получить сначала самые поверхностные сведения, просто, чтобы было о чём подумать. К тому же, мне нечем было бы занять себя и заморыша в течение целых трёх часов. Мы условились, что дождёмся экспресс-анализа с расшифровкой, а подробный отчёт я заберу в течение пары следующих дней. А пока, мы добрались пешком до ближайшего кафе, где я, заняв самый дальний столик, усадила Вайятху спиной ко всему остальному залу и заказала ему завтрак, а себе кофе. Мне всё время казалось, что с дозой успокоительного вышла какая-то ошибка, уж очень лягушонок был равнодушный ко всему и даже сонный.

Какая-то польза от этого была: он беспрекословно съел всё, что я для него выбрала, и слова не сказал насчёт того, что мы сидим рядом, за одним столиком. Я выпила кофе, обдумала ситуацию, повертела в голове факты и догадки, а потом вынула переносной вифон и набрала номер Эдора. Противовес, так противовес…

© Copyright: Татьяна Французова, 2014

Регистрационный номер №0182115

от 17 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182115 выдан для произведения:
 

Следующий день начался под знаком «мы опаздываем». Прямо с самого утра, когда мы ещё спали, мне позвонила кибер-ассистент господина Скросса и поинтересовалась, к кому из докторов я запланировала пойти сегодня, потому что она должна была составить для папашки Линн расписание наших врачебных мероприятий. Я не успела придумать, зачем ему это было нужно, потому что скатилась бегом по лестнице, не проснувшись до конца, и погрузилась в изучение присланных ранее материалов о тех специалистах, к  которым мы могли пойти.

Список был довольно большой: три лаборатории, в которых можно было сделать генетические анализы, два хирурга общего профиля и семь узкоспециализированных, режущих разные части тела, даже два пластических затесались… У меня мелькнула мысль, что, по-видимому, папашка Линн совершенно уверен, что с таким лицом, как у Вайятху, жить невозможно. М-да, знал бы он, насколько это не мешает лягушонку сводить всех с ума… Если предположить, что ему ещё и лицо сделают привлекательное, то это же просто смерть всем женщинам получится! Хотя… может, и обратный эффект выйти. Это сейчас Маугли беспомощный, неловкий, неуклюжий, и поэтому – милый. Вот превратится он в мачо, и что? Боюсь, тогда к нему будут другие требования…

Кроме вышеперечисленных, ещё имелись два генетика, специализирующихся на работе с другими расами, ксенопсихолог и три консультанта по сексуальным расстройствам. Наличие последних заставило меня напрячься, но, прокрутив в памяти встречу с господином Скроссом, я поняла причину появления этих врачей в списке, а, заодно, похихикала над впечатлительностью мастодонта экономики. Подумаешь, возбуждённого лягушонка увидел…

Набросав план действий на сегодняшний день, я галопом переслала его секретарю папаши Линны и снова взялась за список. Ну, первым делом, - лаборатория, это понятно. Вот туда мы сегодня и отправимся через… час. Так, дальше – хирург, мне нужно понять, как извлечь из Маугли ту дрянь, что стоит у него в желудке. Потом… а потом, видимо, уже по результатам из лаборатории. Почём знать, что у него найдут? Но ужасно интересно… Ещё бы понять, почему господин Скросс продолжает демонстрировать столь явный интерес к нам с заморышем…

А ещё, помимо врачей, мне необходимо что-то предпринять для защиты дома от прослушек и прочей дряни. Голову могу дать на отсечение, что Эдор, прежде чем, так эффектно появиться перед нами у бассейна, пробежался по комнатам и оставил несколько… сувениров. Даже просто так, на всякий случай.

- Део, есть у нас какие-нибудь посторонние предметы в доме, которых вчера не было?

После секундной паузы, кибер-консультант ответила:

- Да. Одна, две и две штуки.

Ну, кто бы сомневался… пожалуй, не оставь он ничего, я бы разочаровалась в Эдоре.

- Покажи.

На экране передо мной появился план первого этажа дома, на котором светились красные крестики. Числом четыре штуки.

- Почему только четыре? Ты же сказала, пять? – мысленно спросила я.

- Ещё одна лежит на втором этаже, в центральном холле.

- О, как… - восхитилась я. – Поднимался уже, пронырливый тип… Ну, хорошо, хоть не в кровать подложил.

- Возможно, что пытался, но двери я заблокировала, - меланхолично ответила Деона. – Я зафиксировала сбой в работе механизма двери. Как раз тогда, когда вы были в бассейне вместе с Маугли.

- Какая ты умница, что двери догадалась закрыть, - ответила я, мысленно же поаплодировав своему навигатору. – Сохранила в неприкосновенности святость частной зоны… Ну, хорошо. А перенастроить эти устройства ты можешь?

- Нет. Они слишком примитивные. Любое вмешательство – и ломаются. Их проще уничтожить.

- М-дааа…. Уничтожить-то не фокус… Фокус – заставить Эдора думать, что мы о слежке не знаем, а тайн своих не выдавать. Ну, ладно, эти придётся выкинуть. Если ты легко их нашла, он не поверит, что мы их не обнаружили. Может, что-то ещё изменилось? Не верю я в такую прямолинейность Эдора… Раскидать по дому пяток устройств и успокоиться? Нееет, не похоже на него…

- Я пересмотрю ещё раз записи за последние сутки, - предложила Део. – Возможно, что-то ещё найду.

- Договорились. Как там Маугли? Спит?

- Да. Будить?

- Буди, - согласилась я. – Нам выходить скоро…

Через несколько минут на пороге появился слегка встрёпанный сонный лягушонок, протирающий глаза.

- Сагите, - произнёс он, узрев меня, - как рад я встретить рассвет с вами вместе…

- Стоп-стоп-стоп, - запротестовала я, - только не сейчас! У нас мало времени, нас ждут врачи, так что быстренько: умываться, завтракать и лететь!

- Но… я уже столько раз пропускал утреннее приветствие… - уныло ответил заморыш, - я совсем перестал вас радовать…

- Нууу, если проблема только в этом… Хочешь радовать меня каждое утро?

Кикиморыш обрадовано закивал.

- Нет ничего проще: научись готовить кофе. Ничто не радует меня больше, чем чашка горячего капуччино!

Лягушонок захлопал глазами.

- Как скажете, сагите… Мне прямо сейчас идти учиться?..

- Нет, прямо сейчас тебе надо собраться, мы летим к врачам.

Лягушонок немедленно позеленел и напрягся. А я, с опозданием, вспомнила, что одежду ему так и не заказала! Вот… Вограны всё возьми, а? Ну, кому сказать, ведь не поверят! Ни минуты не нашлось свободной, чтобы одеть это недоразумение…

- Део, где ближайший магазин одежды? Мне нужно заказать комплект для Маугли. И, готовься, - ты мне у врачей тоже понадобишься.

Час пролетел, как десять минут: пока я делала заказ на одежду и бельё для Вайятху, собирала результаты собственных исследований организма заморыша, которые проводила на катере, заказывала флайер, пыталась соорудить завтрак, и тормошила впавшего в ступор лягушонка,  времени почти не осталось. Я уже не успевала расспросить, на какие такие страшные мысли наводило кикиморыша слово «доктора» (хотя, если вспомнить об императорском лекаре, упоминаемом через слово в «паспорте» на Вайятху, то его реакция, пожалуй, не удивляла). Вызванный транспорт пришлось ещё ждать целых десять минут, всё-таки это вам не центр города!

Я, наверное, в десятый раз уже, проверяла Хранитель с Деоной, шарфик для Маугли, адреса лабораторий и магазина одежды, когда над нами, наконец, появилось овальное лоснящееся брюхо флайера.

Мгновенно углубившийся ступор Маугли пришлось прекращать традиционным способом: завязав ему глаза. Именно так он и просидел всю дорогу до магазина, где я, выскочив на минуту, схватила пакет, расплатилась и запрыгнула обратно, в кабину флайера. Там же, прямо во время полёта, я его натянула на него бельё, обыкновенную летнюю рубаху и светлые брюки, обула в сандалии и нахлобучила на голову модный головной убор подростков: пайду. Я рассудила, что это будет самый удобный вариант, поскольку передний козырёк затеняет лицо, задний закрывает шею, а, если надо, можно и встроенную солнцезащитную плоскость активировать, сделав лицо заморыша почти невидимым для прохожих.

Экипированный таким образом, лягушонок, на первый взгляд, стал походить на тысячи парнишек, которых можно встретить в любом уголке столицы. Не выделялся, не привлекал внимания, и я в первый раз за всё время нашего пребывания здесь, смогла спокойно подумать о выходе на улицу.

В лабораторию мы попали в тот самый момент, когда истекали последние секунды назначенного нам времени. Я даже повязку с глаз Маугли срывала на ходу. Ворвавшись в нужное помещение, громко сообщила своё имя. Всё! Успели… Теперь нас уже не выставят, даже если у них очередь через три коридора и две планеты…

Приятная молодая девушка, чуть старше меня, понимающе улыбнулась моему воплю и пригласила в кабинет заведующего лабораторией. Я потащила Вайятху за собой, чувствуя, как он даже упираться начал. Вот, Вограны его возьми! Это надо же так врачей бояться! В голове промелькнула мысль, что если и дальше так пойдёт, то я вплотную столкнусь со всеми прелестями реакции Маугли на сильный страх, и… Что я тогда буду делать?! Просить врачей «оставить нас вдвоём» на некоторое время?..  Надо бы как-то успокоить недоразумение, пока он не опозорился, и заодно, меня не опозорил.

Когда я посадила его рядом с собой на длинном диванчике около стола, за которым сидел врач, сжала руку лягушонка и тихо сказала:

- Маугли, сиди спокойно! Это просто осмотр, а не лечение, понимаешь? Только осмотр!

- Вы не уйдёте, сагите? – умоляюще прошептал в ответ заморыш, судорожно стискивая мои пальцы.

- Да куда ж я денусь! Здесь буду, следить, чтобы всё прошло хорошо!

- Я… я не могу тут… - пробормотал лягушонок и, преодолев моё сопротивление, всё-таки сполз на пол и устроился рядом, в ногах. Ну, хоть не вцепился мёртвой хваткой, и на том спасибо, - смиряясь, подумала я.…

Неуверенно улыбнулась врачу, который, подняв брови, наблюдал из-под очков за нашими передвижениями, но пока молчал. Присмотревшись к нему, порадовалась своему выбору: доктор был такой уютный, старомодный, какой-то домашний даже, особенно в этих своих очках, которые давным-давно никто не носит… Оглядев нас, должно быть, в высшей степени странно смотрящихся вместе, доктор Вольп, заведующий этой лаборатории, доброжелательно спросил:

- Простите, молодой человек, вам там удобно?

Вайятху быстро кивнул и крепче прижался ко мне.

- Ну, хорошо, - заключил добрый доктор и внимательно взглянул на меня. – Так что вас привело к нам, да ещё так срочно?

- Видите ли, господин Вольп, - начала я, глубоко вдохнув, - у меня есть сильнейшие подозрения, что вот его, - я ткнула пальцем в Маугли, - подвергали генным изменениям. И мне очень нужно знать, из кого его… сделали, понимаете?

- Понимаю.

- Вот. И ещё я хотела бы знать, можно ли исправить то, что было сделано? Можно ли вернуть его настоящий облик?..

Доктор кашлянул и заметил:

- Госпожа Вайберс, я понимаю вас. Но хотел бы уточнить кое-что. Знаете ли вы, что мы все – результат генных мутаций, вполне естественных, природных. Что, если бы не эти мутации, возможно, эволюции вообще не произошло бы? До сих пор продолжали бы существовать примитивные организмы, более-менее приспособленные к выживанию. Вы отдаёте себе в этом отчёт?

 Я энергично кивнула, а Маугли стал дышать через раз. Похоже, он ничего не понял из речей заведующего лабораторией, но перепугаться уже успел.

- Видите ли, байон Вольп, тут речь идёт об изменениях не природных, а искусственных, введённых специально, с целью добиться определённых характеристик. Вот, посмотрите…

Я выдала ему кристалл, на котором были записи всех исследований лягушонка, которые я смогла сделать. Конечно, это были довольно поверхностные результаты, но даже они должны были показать доктору, что я имела ввиду.

- М-дааа, м-дааа… - протянул он, быстро просмотрев записи на своём экране. – Действительно, очень необычный случай. Уникальный, я бы сказал… Насколько я понимаю, эти изменения должны были быть сделаны совсем недавно? Не более, чем … - он замялся, пытаясь на глаз определить возраст Маугли, - пятнадцать-двадцать лет назад?

- Нет, - ответила я и облизала вдруг пересохшие губы. Ну, вот и пришёл момент истины. – Я думаю… что эти изменения были сделаны раньше. Возможно, от пятисот до восьмисот лет. И, во всяком случае, не позже века тому назад.

- Века? – поразился доктор. – Вы хотите сказать, что вот этому мальчику – сто лет?!

- Совершенно верно… - подтвердила я,. – Именно поэтому я пытаюсь понять, какими же были исходные данные организма. И вообще, было ли что-то…

Байон Вольп, широко раскрыв глаза, смотрел на Маугли, как на некий медицинский феномен, отчего лягушонок нервничал всё сильнее.

- Простите, а он всегда ведёт себя… подобным образом? – наконец, обратился он ко мне.

- В-основном, да… - неохотно созналась я. – Видите ли, к генным изменениям были добавлены ещё и психические, поэтому… Всегда возможны неожиданные и неадекватные реакции…

- Всевидящий! – удивился врач. – Мне до смерти хочется спросить, где же вы взяли в наше время такое… архаическое существо?!

Я пожала плечами. На этот вопрос лучше было бы вовсе не отвечать.

Не дождавшись ответа, врач хлопнул по столу ладонями и поднялся.

- Вы настолько заинтриговали меня, что, пожалуй, я сам провожу вас  на обследование. Мне кажется, ваш… э, подопечный предпочёл бы не разлучаться с вами?

- Да, - твёрдо ответила я. – Мы предпочли бы быть вместе.

- Ну, хорошо, - отозвался добрый доктор. – Думаю, мы всё устроим…

 

Я боялась, что в собственно лабораторию Вайятху придётся тащить силой, но слава Всевидящему, этого не понадобилось. Он шёл за мной сам, только дрожал всё время и заметно вылинял. Не знаю, видел ли это доктор, мне-то было заметно, и очень…

 Когда мы пришли в комнату, набитую различным оборудованием, лягушонок вовсе затосковал. Он опустился на пол, но так, как будто разом лишился сил. Оглядываясь вокруг, он смотрел с такой тоской и ужасом, что у меня просто сердце разрывалось.

- Маугли, - тихонько сказал я, опускаясь рядом с ним, - ты помнишь, как лежал у меня катере, когда я тебя лечила?

- Да, сагите… - прошелестел он.

- Ты тоже тогда боялся?

- Да, сагите…

- Но ведь ничего страшного тогда не случилось? Я просто полечила тебя и всё!

- Да, сагите… - а голос уже, как у умирающего.

- Здесь будет всё то же самое! Просто обследование, врачи будут изучать твоё тело, вот и всё!

- З-зачем, сагите? Я всё выполнил, вы меня взяли… Я ничем не болен, честное слово!

«Вот, дурашка», - подумала я, покачав головой.

- Я и не говорю, что ты болен. Я говорю, что хочу знать, что с тобой сделали там, на Мирассе.

- Ничего, - прошептал он. – Со мной ничего не делали! Совсем ничего!

- А я хочу быть в этом абсолютно уверена! – ответила я. – Так что не надо расстраиваться, и сердиться не надо. Это не займёт много времени, вот увидишь!

- Хорошо, сагите, - прошептал Маугли, кладя голову мне на колени, - если вы так хотите…

Я чувствовала себя ужасно глупо: сидеть в лаборатории на полу, вот так, когда вокруг ходят ассистенты, готовя оборудование, байон Вольп негромко раздаёт распоряжения, а у тебя на коленях лежит голова настроенного помереть заморыша… Какой-то театр абсурда!

Слава Всевидящему, это продолжалось недолго, вскоре лягушонка позвали занять место в медицинской капсуле. Я сама раздела его, потому что у него так дрожали руки, что он смог справиться с застёжкой. Снимая с него новую, пахнущую магазином рубашку, я, наплевав на всех, тихонько приговаривала:

- Это совсем ненадолго. Ты просто полежишь там, на белом матрасе, - видишь? А сверху, над тобой, будут периодически загораться огни и тухнуть. Ещё может что-нибудь немножко зазвенеть, но это же не страшно, правда? А ещё у тебя на руках и на шее закрепят специальные датчики, они будут следить за твоим состоянием. Я буду тут, совсем рядом с камерой, на расстоянии вытянутой руки, видишь? Никуда не уйду, буду тебя ждать здесь…

Разговаривая с ним, я добилась своего: Вайятху перестал дрожать, лицо его разгладилось, он покорно кивал или качал головой, в ответ на мои вопросы. Позволил уложить его на специальное ложе внутри капсулы, позволил защёлкнуть «браслеты» на запястьях и «ошейник» под подбородком. Пока его не спрятала опускающаяся крышка капсулы, я смотрела ему в глаза и улыбалась. Потом, с негромким щелчком, капсула закрылась, и на панели появились цифры, начавшие обратный отсчёт времени до её открытия.

Я опустилась на стул рядом с изголовьем и потёрла виски. Уффффф, как же тяжело! И почему у меня такое чувство, будто я сама пихнула его в пропасть?! Вроде, сделала всё правильно, а сердце не на месте…

- Скажите, – обратилась я к одному из ассистентов, - ему, действительно, не будет больно?

- Конечно, нет! – улыбнулся он. – Необходимые образцы тканей берутся буквально на молекулярном уровне, и кровь на анализ забирается фильтрационным методом, даже укола не будет. Не переживайте, - у нас самое современное оборудование!

Я кивнула, ничуть не успокоенная. Когда имеешь дело с таким нервным субъектом, как Вайятху, ничего неизвестно заранее… Может, никому до него и не было больно, а вот он станет первым. Я поглядела на цифры, которые ужасно медленно менялись на чёрном фоне. Когда крышка захлопнулась, они показывали сорок минут, теперь осталось тридцать семь минут и пятнадцать…четырнадцать… тринадцать секунд… Долго, очень долго.

Всё время, пока лягушонок был внутри, я сидела рядом, от нечего делать наблюдая за персоналом, расхаживающим туда-сюда с деловым видом. Я, конечно, не специалист, но какие-то основные принципы сканирования и исследования понимала. Например, когда на десятой минуте обследования женщина, глядящая в монитор, подозвала мужчину и они вместе стали что-то тихо обсуждать, я встревожилась. Мало ли что там могло случиться… Но, они, приняв какое-то решение, ввели несколько команд, и мужчина удалился, а женщина осталась на своём посту. И лицо у неё было спокойное, разве что чуть удивлённое.

Я решила, что ничего страшного не произошло, и снова застыла в ожидании. Почему-то, пока Маугли не выпустили из капсулы, я даже дышала с трудом, словно через раз…

Когда крышка, наконец, поехала в сторону, я уже готова была по потолку ходить, причём без страховки! Еле дождавшись, пока длинное, узкое ложе откроется хотя бы наполовину, я нетерпеливо сунулась туда, чтобы увидеть Маугли. Его глаза оказались открыты, только как-то странно затуманены… Он смотрел, вроде, на меня, но, в то же время, сквозь…

- Что с ним? – спросила я ассистента. – Почему у него такой взгляд?

- Не беспокойтесь, просто небольшая доза успокоительного. Совсем небольшая, - улыбнулся мужчина. – Видите ли, у обследуемого возникла, мммм… несколько неожиданная реакция на излучение, нам пришлось прибегнуть к лекарственному вмешательству.

Взглянув на вытянувшегося Маугли, я поняла, что имел в виду врач, и невольно вспомнила аналогичную ситуацию у себя на корабле, когда тоже подумывала использовать медицинские препараты. Короче, даже достаточно узкое бельё, купленное мною, не скрывало того факта, что обследование произвело впечатление на лягушонка, и довольно сильное!

Невольно фыркнув, я тихо пояснила ассистенту:

- Это нормальная для него реакция на страх. Сейчас он напуган, поэтому и…

- Напуган? – удивился врач. – Довольно необычно… И это, говорите, происходит регулярно?

- Постоянно, - подтвердила я. – Учитывая, что он довольно пугливый и нервный, то это… часто случается.

Ассистент кивнул с задумчивым видом. Видно было, что ему ужасно хочется спросить меня о чём-то, но он удержался. И слава Всевидящему… Меньше всего мне хотелось сейчас объяснять, каким именно образом я помогаю заморышу это самое напряжение сбрасывать…

Дождавшись, когда Маугли освободят от браслетов и ошейника, я помогла ему подняться, а потом быстро одела, стараясь не выдавать собственного волнения и страха. Он всё ещё был заторможенный, - настолько, что даже не отреагировал, когда я села рядом с ним, придерживая за плечи.

Байон Вальп, уходивший на время работы капсулы, вновь появился, как только мы уселись на диванчик, и приятно улыбаясь, сообщил мне, что им понадобится не менее трёх часов, чтобы подготовить подробный анализ состояния лягушонка, и около часа, чтобы выдать мне экспресс-результаты. Что я предпочитаю?

Я предпочла получить сначала самые поверхностные сведения, просто, чтобы было о чём подумать. К тому же, мне нечем было бы занять себя и заморыша в течение целых трёх часов. Мы условились, что дождёмся экспресс-анализа с расшифровкой, а подробный отчёт я заберу в течение пары следующих дней. А пока, мы добрались пешком до ближайшего кафе, где я, заняв самый дальний столик, усадила Вайятху спиной ко всему остальному залу и заказала ему завтрак, а себе кофе. Мне всё время казалось, что с дозой успокоительного вышла какая-то ошибка, уж очень лягушонок был равнодушный ко всему и даже сонный.

Какая-то польза от этого была: он беспрекословно съел всё, что я для него выбрала, и слова не сказал насчёт того, что мы сидим рядом, за одним столиком. Я выпила кофе, обдумала ситуацию, повертела в голове факты и догадки, а потом вынула переносной вифон и набрала номер Эдора. Противовес, так противовес…

Рейтинг: +6 241 просмотр
Комментарии (10)
Маргарита Лёвушкина # 18 января 2014 в 13:03 +1
Ну, с Эдором всё ясно - ему очень хочется завладеть информацией, и он в выборе средств особо не стесняется. То, что папаша Линн не сделал то же самое - так это, наверное, потому, что он уверен: всю нужную информацию он и так узнает. Что-то - от врачей, а, в случае надобности, он найдёт способ надавить на Тэш.
Татьяна Французова # 18 января 2014 в 14:28 +1
Да, к сожалению, ты права, Ритусь! Два хищника разного ранга, но мысли у них одни и те же...)))
Вероника Малышева # 18 января 2014 в 21:14 +1
Эдора-то она зачем щас вызывает?
Татьяна Французова # 18 января 2014 в 21:25 +1
В противовес папаше Линн))))) ura
Вероника Малышева # 18 января 2014 в 21:50 +1
наглядные букеты joke
Ну что ж, дело пошло, )) Не сегодня-завтра столетнего лягушонка ждёт возможное преображение ))
Татьяна Французова # 18 января 2014 в 22:52 +1
Ага, лёд тронулся, господа присяжные)))
Вероника Малышева # 18 января 2014 в 23:36 +1
как же интересно будет узнать результаты исследований! smile =)
Татьяна Французова # 19 января 2014 в 10:54 0
Ага, сюрпризы обеспечены!))) rolf
Надежда Рыжих # 22 января 2014 в 14:34 +1
Действительно, что же с ним могло быть такое сделано ? Странное существо, странные поступки...
Татьяна Французова # 22 января 2014 в 16:35 0
Соответствующая дрессировка! scratch