ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-10

 

Мой личный Маугли-10

9 декабря 2013 - Татьяна Французова
article174002.jpg
 

Я стиснула зубы, чтобы не выругаться вслух. Клеймо, гипноз, Вограны знают, что ещё… А у меня осталось десять минут до гипера!  Или меньше?..

Деона спокойно проинформировала меня:

- Тэш, системы корабля проверены, начата подготовка к гипер-прыжку. Третья ступень. До прыжка осталось двенадцать с половиной минут.

Так, значит, все трагедии откладываются на потом. Сначала гипер, а потом будем разбираться с остальным…

- Маугли, слушать Тэш! Внимательно! Госпожа эээ… брать Маугли позже! Сейчас надо лечь готовиться прыжок! Вставай, идти каюта!

Лягушонок послушно поднялся, хотя, судя по кофейным блюдцам, в которые превратились его глаза, ничего не понял и перепугался. Но спрашивать ни о чём не решился. Я потащила его за собой, на ходу пытаясь сообразить, как сделать так, чтобы он лежал спокойно во время прыжка, причём, без меня. Ведь мне-то придётся вернуться в рубку. Времени нет, совсем… Пожалуй, придётся действовать жёстко. Эх, ну почему всё летит кувырком?! Ни одного дела не удаётся сделать так, как задумано!

В каюте я уложила лягушонка на свою кровать (всё равно он не видел ещё, как я сплю на ней, так что должен был пережить этот момент) и быстро зафиксировала его тело специальными ремнями, чтобы он не пострадал во время гипера. Всё-таки отличный у меня катерок! И каюта – не только каюта, а ещё и лазарет, и гипер-капсула. Поэтому я могла не беспокоиться о том, переживёт ли заморыш ускорение. Надо только усыпить его, на всякий случай… Ну, это быстро.

- Маугли, Тэш делать чуть больно, немного! Маугли спать, потом Тэш будить… Всё хорошо! Маугли с Тэш! Тэш заботиться. Понимать?

Кофейные блюдца превратились в чайные, из которых плескало ужасом, но лягушонок послушно повторил пересохшими губами:

- Вайятху слушаться… Госпожа говорить что, Вайятху делать…

Я про себя опять выругалась. Ну, что за оранжерейное растение! По полчаса ему приходится объяснять, что надо сделать, иначе обморок обеспечен. К Вогранам, некогда мне быть нежной сейчас… Модуль выдвинула, снотворное в инъекционную установку заправила, надо колоть.

Подвела установку к предплечью, прижала посильнее и… наглядно увидела, что на страх у лягушонка, действительно, неадекватная реакция! Вот уж некстати, так некстати. Некогда мне его успокаивать традиционным образом!

Так, ну, помнится, я уже думала, как решить эту проблему медикаментозным методом. К снотворному добавился релаксант, надеюсь, доза не слишком велика… к диосам! Выйдем из гипера, будем разбираться… А теперь – спать! Кикиморыш покорно закрыл глаза, хотя, по-прежнему вздрагивал. Несмотря на то, что у меня самой времени на подготовку оставалось всё меньше, я тратила драгоценные секунды на то, чтобы убедиться, что процесс пошёл. Да… расслабился. Уф! А теперь – вихрем в рубку, в кресло и быстро пристёгивать крепёжные ремни. Пять минут до прыжка.

Галопом просмотрела данные о выходе, параметры прокола… координаты… готовность гипер-установок… В последние две минуты быстро приказала Део заложить другие координаты точки выхода. Геона, конечно, дальше от Второй, чем спутник Даос, но зато у меня будет время, чтобы подготовиться к прилёту. И если кто-то отслеживает мой маршрут, пусть он допустит ошибку. А я буду знать об этом…

Деона укоризненно сообщила, что данные для выхода заданы слишком поздно, но ввела всё, что я просила, и отчиталась, что катер к прыжку готов. Я заняла необходимое положение.

- Део, выдвигай колпаки. Начинай считать.

В полу вокруг моего кресла возникла щель, похожая на чёрную черту, из которой начал подниматься прозрачный купол гипер-капсулы. Я знала, что вокруг кровати, на которой лежал лягушонок, происходило то же самое. Капсула должна защищать то, что заключено внутри, даже если во время прыжка возникнут какие-то проблемы, не приведи Всевидящий.

Прозрачные лепестки сомкнулись у меня над головой, создавая иллюзию целостной оболочки, и одновременно Деона начала обратный отсчёт:

- Двадцать… девятнадцать… восемнадцать…

Обычно в эти секунды я ни о чём не думаю, просто жду, когда наступит ни с чем не сравнимое ощущение пространственного переноса материи на миллиарды комсеков, в заданную точку. Передать словами это невозможно, это нужно пережить. Среди пилотов кораблей бытует байка, что гипер-прыжок или принимает тебя, или отвергает. Если принимает, - то каждый раз ты будешь испытывать чувство необъяснимой эйфории, если нет - это будут худшие мгновения твоей жизни. Пилоты, кстати, шутят, что они – последние ненаказуемые наркоманы Галактики, потому что летают просто, чтобы прыгать в гипер…

Не знаю, как Космос отнесётся к лягушонку, но мне повезло. Для меня прыжок – это как слияние с бездной, мгновенная потеря себя, растворение в потоке частиц, которые вечно несутся через пространство, свободные и неуловимые, подчиняясь лишь собственным законам, неведомым живым существам…

- Пять… четыре… три…

Я ещё успела подумать о лягушонке и пожелать ему заснуть до прыжка…

- Два… один… Пуск!

Головокружительный полёт сквозь пространство, которое поглощает меня и становится мной...

 

Когда я открыла глаза после гипер-прыжка, то сначала, как обычно, вслушивалась в звуки корабля. Слава Всевидящему, ни сигналов тревоги, ни тем паче, сирены, не было. Можно выдохнуть и выбираться посмотреть, как там кикиморыш.

Защитная капсула с тихим шорохом уползала обратно в пол, освобождая меня из своего кокона. Крепления ремней отстёгивались с тугими щелчками. Ну, надеюсь, Лягушонок не испугается, когда они вокруг него запрыгают...

- Привет, Део, - поздоровалась я.

Неважно, что наш последний разговор состоялся всего несколько секунд назад, - во время прыжка время ощущается иначе, может показаться, что прошло несколько минут. А некоторые пилоты утверждали, что ухитряются прожить аж целую жизнь, в каком-то параллельном мире. Но я в такие россказни не очень-то верила. Впрочем, пойди, проверь, что у него в развоплощённом мозгу творится в это время…

- Привет, Тэш, - ответила Део, - поздравляю с успешным выходом из прыжка.

- Спасибо! – это традиция, а традиции мы свято соблюдаем, даже если сами над собой смеёмся… - Как пассажир?

- Спит, - отрапортовала ассистент. – По физическим показателям с ним всё нормально.

- Угу, это очень хорошо. Пусть пока поспит, мне надо кое-что сделать…

Покряхтывая, выбралась из кресла, попутно откидывая защитные ремни, не успевшие спрятаться в места креплений. После гипера меня всегда немного покачивало, но это были пустяки. Ощущение единения со всем огромным, пронизанным светом космосом медленно уходило из тела. Последними вечный холод покидал пальцы рук и ног… Всё! Можно жить дальше!

На внешних экранах медленно вращался диск Геоны. Захолустная планетка, прямо скажем, но мне, в данном случае, только на руку. Я связалась с местными  Службами контроля за околопланетным пространством, подтвердила выход из гипера и проинформировала их о своём дальнейшем маршруте. Получила координаты начала оси, времени вылета и попрощалась с наблюдателем, который отслеживал моё появление.

Потом села перед экраном вифона и вытащила из засекреченных архивов список людей, повторно встречаться с которыми мне бы не хотелось. Вопреки распространенной практике, я не уничтожала эти коды доступа, просто откладывала в «чёрный список» на «чёрный» же день. Например, как тот номер, который я поставила сейчас на вызов.

Прошла одна минута, пошла вторая… Но я не отключалась, потому что знала - это правила игры. Те, кто не в курсе, уже нажали бы кнопку отмены звонка. Две минуты… И вот он – сигнал ответа. Только экран остаётся чёрным. Всё правильно, - я помнила, что Эдор не любит светиться перед незнакомыми людьми. Даже первым никогда не отвечает. Вздохнув, начала разговор сама:

- Привет, Комсо! Это Тэш из Коппарна. Возможно, ты меня помнишь? Мы как-то встречались на Паламе, ты помогал мне грибочки собирать.

Спустя мгновение из черноты экрана доносится знакомый низкий, бархатный смешок.

- Привет, Жужелица.

О, как будто он меня только что вспоминал! Ну, я-то знаю, что это не фокус. С тех пор, как все, кому ни лень, обзавелись кибер-консультантами, каждый щеголяет «феноменальной памятью». У меня тоже почти на каждого знакомого заведено «досье», с диоснимками, записью голоса, привычками и всё такое. Мало ли…

- Я слышал, те грибочки под корень извели потом?

Ещё бы! Кому понравится плантация галлюциногенных грибов прямо рядом с лагерем отдыха для детей? Плакать по этому поводу я точно не собиралась…

- Так что там у тебя? – лениво интересуется мой невидимый собеседник. - Опять ботанические изыскания проводишь?

- Если бы! - подстраиваясь под его манеру говорить, тяну я. – Теперь меня фауна больше заботит.

Опять донельзя сексуальный, томный смешок.

- И что за проблемы с фауной?

- Нужно провезти один экземпляр на Вторую, но нигде не регистрировать, не фиксировать его прибытие вообще. Это возможно?

- Всё возможно в этом мире, - Эдор-философ! Обалдеть… – Если постараться… Что ты можешь предложить?

- Ну… скажем, десятитомник. Из первых рук.

- Мммм… а на пятнадцать не растянешь?

- Хм… Ну, тогда мне нужны ещё легенды. Для фауны.

- Двадцать томов – и выбирай любые.

- Пятнадцать. И мне нужны уникальные. Под заказ.

- Совсем-совсем уникальные?

- Ага.

- Ну, и кто в главной роли?

- Он тебе должен понравиться…

По мере того, как я описывала лягушонка, мой невидимый собеседник реагировал всё более удивлёнными возгласами. Наконец, когда перечень параметров для документов был исчерпан, он, не удержавшись, спросил:

- Кого ты там отрыла, Жужелица? Это что, новый вид?

- Нет. Это вообще не вид. Единичный экземпляр.

- Ааааа, вот оно что… Ну-ну, даже интересно.

В конце концов, мы сошлись на том, что для меня организуют посадку в космопорту, но на частную площадку, со специальным сотрудником Встречающей и Провожающей службы. Дальше, через два-три дня, ко мне на квартиру должны будут привезти новые документы для лягушонка, хотя как Эдор сможет их состряпать, с учётом всех сложностей, я не представляла. И за всё это я должна была выложить двадцать тысяч кродов.

Пока же мне предстоял перелёт до Второй, длиной в четыре дня. Как раз должно хватить времени, чтобы закончить некоторые дела и приучить Маугли к мысли, что он поменял не только хозяйку, но и планету…

Забежав в каюту и полюбовавшись на физиономию спящего заморыша, я быстро приняла душ и переоделась. Потом послонялась по камбузу, что-то съела и вернулась в рубку. Ну, пора переходить к самому неприятному моменту…

- Деона, мне нужна информация о клейме, таком как у Маугли. Какой степени это были ожоги, возможность использования боли, как катализатора для уничтожения старых психоустановок и подготовки к новым. Ещё посмотри, пожалуйста, можно ли использовать обезболивающие.

- Сделаю, Тэш.

- И, кстати, как его ставить вообще, это клеймо?

- Поищу. Может, где-то в архивах сохранились сведения.

- Поищи, - грустно сказала я и подошла к экрану, на котором мерцали звёзды.

Нет, ну полный мрак! В наше-то время, когда слетать в другую планетарную систему стало так же просто, как когда-то съездить в соседний город, я вынуждена придумывать, как мне выжечь клеймо на живом существе! О, Всевидящий, до сих пор не могу поверить…

- Тэш, требуемые сведения найдены. Смотри.

И на экране появились диоснимки старых изображений, явно из архива. И снимки были, мягко говоря, неприятными…

- Вот это – подлинные старые приспособления для клеймения скота.

- Кого?

- Животных. Домашних животных, Тэш.

- А, поняла…

- Вот это – более поздние клейма, электрические, игольчатые. Обрати внимание, что после их использования шрамы остаются куда тоньше.

Обратила.

- А это – последние из действительно использовавшихся когда-то устройств, лазерные. От них оставались самые тонкие шрамы. Иногда их применяли на людях.

Я содрогнулась.

- Теперь, что касается самого клейма. Чтобы остался нестираемый рисунок, это должен быть ожог третьей степени А. С последующим образованием струпа. Получается путём воздействия на кожные покровы предметом, разогретым до 900 – 1500 градусов. Что касается обезболивающих, то мне кажется, применять их бессмысленно, если установка на снятие психических кодов лежит через боль. Потом – можно. Но сам процесс должен быть естественным. Межу прочим, неплохим анестезирующим действием обладают эндорфины, выделяемые мозгом в момент удовольствия.

- Удовольствия? – пробормотала я.  – А что… это как раз возможно. В саааамый такой момент… Нет, лучше чуть позже, а то закрепится такая ассоциация, будет у кикиморыша одной фобией больше… Ясно, Деона, спасибо.

- Не за что, Тэш. Всегда рада помочь. Кстати, пора вылетать – наше время.

- Давай, сама справишься?

- Думаю, да, - с гордостью ответила ассистент.

Что ж, с моей стороны это, наверное, было неправильно, - вложить в её программу именно такие интонации, когда она говорит о своём непосредственном предназначении, зато они придавали ей гораздо больше человечности. И мне это нравилось! В конце концов, она, действительно, была классным навигатором!

Погордившись вместе с Деоной, я вернулась к насущным проблемам. Значит, так. Придумать из чего сделать клеймо, выжечь его на лягушонке, поменять его психологические установки… О, Всевидящий! А какие новые установки я должна ему дать?! Не убегать, не возражать, не мешать, делать всё, что скажут?! Или наоборот? Как я могу взвалить на себя решение о том, каким он должен быть?! Не знаю, кому это под силу, мне – точно нет! Вот так заложишь что-нибудь, а оно потом войдёт в противоречие с его личными устремлениями, и что? И всё, психическое расстройство обеспечено… Или отложить программирование до посещения специальной клиники?

 Я попыталась представить себе, как прихожу в кабинет гипнолога и говорю, что мне необходимо перенастроить раба, да ещё и сделать это после того, как я поставлю на нём клеймо, прямо тут, на глазах врача! Всё, вызов сотрудников охраны порядка мне обеспечен будет, и хорошо, если сам врач не пострадает… Подпольно сделать то-же самое? Эдак я до конца жизни буду трястись, в ожидании шантажа… К диосам, чего я трушу-то? Это же просто маленькая операция. Совсем маленькая… Ещё бы самой в это поверить! Хуже всего то, что главным составляющим этого действия должна быть боль… Всевидящий, если б кто знал, как я не хочу этого делать!!!

Так, ну, поплакалась, а теперь вперёд, на камбуз, искать что-нибудь вместо клейма… Хотя, какая разница-то? Ведь я не собираюсь картинки рисовать на кикиморыше, значит, в принципе, можно использовать любой металлический предмет, лучше маленький. Мне же вообще нужен только механизм запуска разрушения старых установок!

Тихо бесясь от злости, я облазила все кухонные агрегаты на камбузе и поняла, что открытого пламени мне не найти. Разогревочный шкаф для накаливания металлических предметов не подходил, духовой – тоже. Ничего, похожего на плиту, на моём камбузе отродясь не стояло. Ну и ну, проблема нашлась там, где её не ждали…

В самый разгар погрома шкафа с инструментами в багажном отсеке, который я устроила, Деона невозмутимо сообщила, что Вайятху проснулся и зовёт меня. Торопливо бросив всё, я пошла в каюту.

Он и вправду ждал меня: как только увидел, так просиял, вскочил с кровати, упал на колени и обнял мои ноги.

- Госпожа, Госпожа… потерять вас… думать один остаться…

- Нет, нет! Тэш ждать Маугли просыпаться, и идти есть. Хотеть?

Лягушонок с энтузиазмом закивал головой. Ну, ясное дело…

- Пойти где есть, - сообщила я ему и повела на камбуз.

Там повторилось представление «самый невоспитанный Вайятху в данном секторе Галактики», после которого пришлось убирать пол и отмывать самого лягушонка. А всё потому, что он ухитрился уронить на себя и на пол черничное пюре. Зрелище было незабываемое! Особенно, когда испуганный заморыш начал синеть, в цвет размазанному по его животу ягодному пюре.

Я от души повеселилась, глядя на него. Потом отвела в душ и велела вымыться как можно быстрее, чтобы не расходовать зря воду. Кикиморыш тут же струсил и воду вообще включать не стал, в результате чего, мне пришлось отмывать его синий живот специальными салфетками.

А потом я опять взялась за поиски чего-нибудь, что могло бы мне помочь провести эту дурацкую процедуру клеймения. Обнаружив, что фантазия моя в данном случае бессильна, я обратилась к Деоне, и мы совместными усилиями установили, что где-то в каюте у меня должна валяться настоящая декоративная свеча. Я, смутившись, вспомнила, что покупала её на какой-то планетке, куда летала с парнем, который на тот момент мне ужасно нравился. И у меня были вполне романтические, но от этого не менее глупые, мысли о вечере при свечах… Помнится, еле-еле нашла такой раритет в одном сувенирном магазине. А парень неожиданно остался на планетке, и домой я летела одна. Злая и обиженная, как Вогран знает кто… Но свечка так и осталась.

Совместными же усилиями мы с Деоной установили, где надо может быть искомый предмет, и я его успешно обнаружила в тумбочке, на дне нижнего ящика. Что касается способа, каким эту самую свечу можно было поджечь, то я точно помнила, что у меня в ящике с инструментами болталась зажигалка, тоже на случай непредвиденных неприятностей, типа аварийной посадки на неизвестной планете…

На роль клейма был выбран один из сборочных ключей, используемых для снятия с дверей шлюза дополнительных креплений. Наконечник был как раз нужной формы: два полукольца, соединённых перемычкой. Не слишком большие, и не слишком маленькие. Я, памятуя старинную притчу о хозяине, слишком сильно любившем свою собаку, и поэтому отрубавшем ей хвост каждый день по чуть-чуть, не собиралась эту процедуру повторять. Хватит одного раза!

Пока я бегала по катеру, обыскивая помещения в поисках то одного, то другого, лягушонок, как тень, ходил за мной следом. Не пытался помочь или как-то поучаствовать, но не отставал ни на шаг. Когда я собрала всё, что требовалось, в каюте (процедуру клеймения было решено проводить именно там, поближе к медицинскому оборудованию) и села ещё раз перечитать сведения о том, какие медицинские препараты необходимы, чтобы лечить термические ожоги, он уселся на пол, возле моих ног и задумчиво сказал:

- Госпожа сама делать надо что? Не лекарь?

- Нет, не лекарь, - отозвалась я. – Нет лекарь космос. Но не беспокоиться, Тэш знать, как надо делать.

Кикиморыш торжественно кивнул и сказал:

- Если что-то плохо, не страшно. Вайятху не бояться смерть.

Я оторвалась от экрана.

- Зачем смерть? Всё быть хорошо.

Он снова торжественно кивнул головой, словно заранее меня прощая. Вот ещё придумал: каркать мне под руку! Я постаралась отодвинуть от себя все мысли, кроме тех, что относились непосредственно к предстоящему действию. Всё остальное потом, если это безумие благополучно закончится…

На всякий случай, я сводила заморыша к его любимому вакуумному туалету и получила в конце всё тот же результат. Впрочем, сейчас мне это было только на руку. Ключ уже давно грелся в пламени свечи, лекарства были расставлены рядом с кроватью, медицинский модуль завис над изголовьем, фразы для перепрограммирования я записала в блокноте, чтобы не забыть в самый ответственный момент.

- Ложись, - велела я, наконец, кикиморышу, перепроверив всё, наверное, в пятидесятый раз.

Он послушался и принял точно ту позу, в которой лежал на полу, когда сообщил мне о клейме.

- Теперь Тэш привязывать Маугли, - негромко сказала я и принялась закреплять его тело ремнями, как в прошлый раз.

- Вайятху лежать смирно, - уверил лягушонок и улыбнулся, вызвав у меня что-то вроде шока.

Его жечь собираются, а он улыбается! Вот, паршивец… Такое ощущение, что я одна тут в предобморочном состоянии. А все остальные, прямо-таки, герои-спартанцы! Закрепив его, как следует, я посмотрела на орган лягушонка, упрямо торчащий вверх. Что-то там Деона вещала насчёт эндорфинов… А почему, собственно, нет? И я решительно приступила к делу.

Сначала глаза заморыша от неожиданности расширились. Но он тут же принялся вертеться, всячески пытаясь подставить как можно большую поверхность тела под мои ладони. Почти невольно я втянулась в процесс. Тем более, что цветовые эффекты не заставили себя ждать - сначала, почти привычно, проступил сиреневый, а потом, сменяя друг друга, разлились бордовый и малиновый. Им на смену пришли фиолетовый и синий, бирюзовый и голубой, а потом завертелась такая вьюга, что я уже не успевала понять, какие оттенки вижу.

На этот раз я не стала растягивать удовольствие, как ни хотелось мне отдалить момент клеймения. Всего через пару минут лягушонок затрепетал в судорогах оргазма. Но, даже сумасшедший калейдоскоп цветов, вспыхивающих на его теле диковинными росчерками, вместе с восторгом вызвал у меня в этот раз почти болезненное ощущение страха. Всё, больше откладывать нельзя, пришло время Х.

Я осторожно взяла накалившийся ключ, мысленно взмолилась Всевидящему об успешном окончании этой экзекуции и мысленно же приказала Деоне контролировать состояние лягушонка. Только болевого шока мне тут не хватало, если что… Дождавшись момента, когда он почти успокоился, я сильно прижала ключ к его бедру, в том месте, которое обычно закрыто бельём. Деона тут же начала отсчёт секунд у меня в мозгу:

- Раз…

Лягушонок вздрогнул, хрипло застонал, и с его тела начали стремительно исчезать все цвета.

- Два…

Стон стал громче, постепенно переходя в сдавленный крик.

- Три…

Он задёргался, пытаясь отодвинуться от обжигающей его железки.

- Четыре…

Лягушонок кричал уже, не сдерживаясь, в глазах стоял ужас.

- Пять…

И вдруг что-то случилось: крик стих, как будто выключили звук. Я убрала ключ и испуганно посмотрела на кикиморыша. У него было совершенно спокойное, даже немного отстранённое лицо. Глаза смотрели прямо перед собой, в потолок, но казались совершенно пустыми. Я положила ключ трясущимися руками и наклонилась  к нему:

- Маугли?.. Маугли, ты слышишь меня? Маугли, ответь… Это Тэш! Ты слышишь?

И он ответил! Тихим, монотонным голосом:

- Я слышу тебя.

Но, вместо радости, я испытала очередной шок. Лягушонок говорил на лингве! Причём, совершенно чисто, без малейшего акцента!

© Copyright: Татьяна Французова, 2013

Регистрационный номер №0174002

от 9 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0174002 выдан для произведения:
 

Я стиснула зубы, чтобы не выругаться вслух. Клеймо, гипноз, Вограны знают, что ещё… А у меня осталось десять минут до гипера!  Или меньше?..

Деона спокойно проинформировала меня:

- Тэш, системы корабля проверены, начата подготовка к гипер-прыжку. Третья ступень. До прыжка осталось двенадцать с половиной минут.

Так, значит, все трагедии откладываются на потом. Сначала гипер, а потом будем разбираться с остальным…

- Маугли, слушать Тэш! Внимательно! Госпожа эээ… брать Маугли позже! Сейчас надо лечь готовиться прыжок! Вставай, идти каюта!

Лягушонок послушно поднялся, хотя, судя по кофейным блюдцам, в которые превратились его глаза, ничего не понял и перепугался. Но спрашивать ни о чём не решился. Я потащила его за собой, на ходу пытаясь сообразить, как сделать так, чтобы он лежал спокойно во время прыжка, причём, без меня. Ведь мне-то придётся вернуться в рубку. Времени нет, совсем… Пожалуй, придётся действовать жёстко. Эх, ну почему всё летит кувырком?! Ни одного дела не удаётся сделать так, как задумано!

В каюте я уложила лягушонка на свою кровать (всё равно он не видел ещё, как я сплю на ней, так что должен был пережить этот момент) и быстро зафиксировала его тело специальными ремнями, чтобы он не пострадал во время гипера. Всё-таки отличный у меня катерок! И каюта – не только каюта, а ещё и лазарет, и гипер-капсула. Поэтому я могла не беспокоиться о том, переживёт ли заморыш ускорение. Надо только усыпить его, на всякий случай… Ну, это быстро.

- Маугли, Тэш делать чуть больно, немного! Маугли спать, потом Тэш будить… Всё хорошо! Маугли с Тэш! Тэш заботиться. Понимать?

Кофейные блюдца превратились в чайные, из которых плескало ужасом, но лягушонок послушно повторил пересохшими губами:

- Вайятху слушаться… Госпожа говорить что, Вайятху делать…

Я про себя опять выругалась. Ну, что за оранжерейное растение! По полчаса ему приходится объяснять, что надо сделать, иначе обморок обеспечен. К Вогранам, некогда мне быть нежной сейчас… Модуль выдвинула, снотворное в инъекционную установку заправила, надо колоть.

Подвела установку к предплечью, прижала посильнее и… наглядно увидела, что на страх у лягушонка, действительно, неадекватная реакция! Вот уж некстати, так некстати. Некогда мне его успокаивать традиционным образом!

Так, ну, помнится, я уже думала, как решить эту проблему медикаментозным методом. К снотворному добавился релаксант, надеюсь, доза не слишком велика… к диосам! Выйдем из гипера, будем разбираться… А теперь – спать! Кикиморыш покорно закрыл глаза, хотя, по-прежнему вздрагивал. Несмотря на то, что у меня самой времени на подготовку оставалось всё меньше, я тратила драгоценные секунды на то, чтобы убедиться, что процесс пошёл. Да… расслабился. Уф! А теперь – вихрем в рубку, в кресло и быстро пристёгивать крепёжные ремни. Пять минут до прыжка.

Галопом просмотрела данные о выходе, параметры прокола… координаты… готовность гипер-установок… В последние две минуты быстро приказала Део заложить другие координаты точки выхода. Геона, конечно, дальше от Второй, чем спутник Даос, но зато у меня будет время, чтобы подготовиться к прилёту. И если кто-то отслеживает мой маршрут, пусть он допустит ошибку. А я буду знать об этом…

Деона укоризненно сообщила, что данные для выхода заданы слишком поздно, но ввела всё, что я просила, и отчиталась, что катер к прыжку готов. Я заняла необходимое положение.

- Део, выдвигай колпаки. Начинай считать.

В полу вокруг моего кресла возникла щель, похожая на чёрную черту, из которой начал подниматься прозрачный купол гипер-капсулы. Я знала, что вокруг кровати, на которой лежал лягушонок, происходило то же самое. Капсула должна защищать то, что заключено внутри, даже если во время прыжка возникнут какие-то проблемы, не приведи Всевидящий.

Прозрачные лепестки сомкнулись у меня над головой, создавая иллюзию целостной оболочки, и одновременно Деона начала обратный отсчёт:

- Двадцать… девятнадцать… восемнадцать…

Обычно в эти секунды я ни о чём не думаю, просто жду, когда наступит ни с чем не сравнимое ощущение пространственного переноса материи на миллиарды комсеков, в заданную точку. Передать словами это невозможно, это нужно пережить. Среди пилотов кораблей бытует байка, что гипер-прыжок или принимает тебя, или отвергает. Если принимает, - то каждый раз ты будешь испытывать чувство необъяснимой эйфории, если нет - это будут худшие мгновения твоей жизни. Пилоты, кстати, шутят, что они – последние ненаказуемые наркоманы Галактики, потому что летают просто, чтобы прыгать в гипер…

Не знаю, как Космос отнесётся к лягушонку, но мне повезло. Для меня прыжок – это как слияние с бездной, мгновенная потеря себя, растворение в потоке частиц, которые вечно несутся через пространство, свободные и неуловимые, подчиняясь лишь собственным законам, неведомым живым существам…

- Пять… четыре… три…

Я ещё успела подумать о лягушонке и пожелать ему заснуть до прыжка…

- Два… один… Пуск!

Головокружительный полёт сквозь пространство, которое поглощает меня и становится мной...

 

Когда я открыла глаза после гипер-прыжка, то сначала, как обычно, вслушивалась в звуки корабля. Слава Всевидящему, ни сигналов тревоги, ни тем паче, сирены, не было. Можно выдохнуть и выбираться посмотреть, как там кикиморыш.

Защитная капсула с тихим шорохом уползала обратно в пол, освобождая меня из своего кокона. Крепления ремней отстёгивались с тугими щелчками. Ну, надеюсь, Лягушонок не испугается, когда они вокруг него запрыгают...

- Привет, Део, - поздоровалась я.

Неважно, что наш последний разговор состоялся всего несколько секунд назад, - во время прыжка время ощущается иначе, может показаться, что прошло несколько минут. А некоторые пилоты утверждали, что ухитряются прожить аж целую жизнь, в каком-то параллельном мире. Но я в такие россказни не очень-то верила. Впрочем, пойди, проверь, что у него в развоплощённом мозгу творится в это время…

- Привет, Тэш, - ответила Део, - поздравляю с успешным выходом из прыжка.

- Спасибо! – это традиция, а традиции мы свято соблюдаем, даже если сами над собой смеёмся… - Как пассажир?

- Спит, - отрапортовала ассистент. – По физическим показателям с ним всё нормально.

- Угу, это очень хорошо. Пусть пока поспит, мне надо кое-что сделать…

Покряхтывая, выбралась из кресла, попутно откидывая защитные ремни, не успевшие спрятаться в места креплений. После гипера меня всегда немного покачивало, но это были пустяки. Ощущение единения со всем огромным, пронизанным светом космосом медленно уходило из тела. Последними вечный холод покидал пальцы рук и ног… Всё! Можно жить дальше!

На внешних экранах медленно вращался диск Геоны. Захолустная планетка, прямо скажем, но мне, в данном случае, только на руку. Я связалась с местными  Службами контроля за околопланетным пространством, подтвердила выход из гипера и проинформировала их о своём дальнейшем маршруте. Получила координаты начала оси, времени вылета и попрощалась с наблюдателем, который отслеживал моё появление.

Потом села перед экраном вифона и вытащила из засекреченных архивов список людей, повторно встречаться с которыми мне бы не хотелось. Вопреки распространенной практике, я не уничтожала эти коды доступа, просто откладывала в «чёрный список» на «чёрный» же день. Например, как тот номер, который я поставила сейчас на вызов.

Прошла одна минута, пошла вторая… Но я не отключалась, потому что знала - это правила игры. Те, кто не в курсе, уже нажали бы кнопку отмены звонка. Две минуты… И вот он – сигнал ответа. Только экран остаётся чёрным. Всё правильно, - я помнила, что Эдор не любит светиться перед незнакомыми людьми. Даже первым никогда не отвечает. Вздохнув, начала разговор сама:

- Привет, Комсо! Это Тэш из Коппарна. Возможно, ты меня помнишь? Мы как-то встречались на Паламе, ты помогал мне грибочки собирать.

Спустя мгновение из черноты экрана доносится знакомый низкий, бархатный смешок.

- Привет, Жужелица.

О, как будто он меня только что вспоминал! Ну, я-то знаю, что это не фокус. С тех пор, как все, кому ни лень, обзавелись кибер-консультантами, каждый щеголяет «феноменальной памятью». У меня тоже почти на каждого знакомого заведено «досье», с диоснимками, записью голоса, привычками и всё такое. Мало ли…

- Я слышал, те грибочки под корень извели потом?

Ещё бы! Кому понравится плантация галлюциногенных грибов прямо рядом с лагерем отдыха для детей? Плакать по этому поводу я точно не собиралась…

- Так что там у тебя? – лениво интересуется мой невидимый собеседник. - Опять ботанические изыскания проводишь?

- Если бы! - подстраиваясь под его манеру говорить, тяну я. – Теперь меня фауна больше заботит.

Опять донельзя сексуальный, томный смешок.

- И что за проблемы с фауной?

- Нужно провезти один экземпляр на Вторую, но нигде не регистрировать, не фиксировать его прибытие вообще. Это возможно?

- Всё возможно в этом мире, - Эдор-философ! Обалдеть… – Если постараться… Что ты можешь предложить?

- Ну… скажем, десятитомник. Из первых рук.

- Мммм… а на пятнадцать не растянешь?

- Хм… Ну, тогда мне нужны ещё легенды. Для фауны.

- Двадцать томов – и выбирай любые.

- Пятнадцать. И мне нужны уникальные. Под заказ.

- Совсем-совсем уникальные?

- Ага.

- Ну, и кто в главной роли?

- Он тебе должен понравиться…

По мере того, как я описывала лягушонка, мой невидимый собеседник реагировал всё более удивлёнными возгласами. Наконец, когда перечень параметров для документов был исчерпан, он, не удержавшись, спросил:

- Кого ты там отрыла, Жужелица? Это что, новый вид?

- Нет. Это вообще не вид. Единичный экземпляр.

- Ааааа, вот оно что… Ну-ну, даже интересно.

В конце концов, мы сошлись на том, что для меня организуют посадку в космопорту, но на частную площадку, со специальным сотрудником Встречающей и Провожающей службы. Дальше, через два-три дня, ко мне на квартиру должны будут привезти новые документы для лягушонка, хотя как Эдор сможет их состряпать, с учётом всех сложностей, я не представляла. И за всё это я должна была выложить двадцать тысяч кродов.

Пока же мне предстоял перелёт до Второй, длиной в четыре дня. Как раз должно хватить времени, чтобы закончить некоторые дела и приучить Маугли к мысли, что он поменял не только хозяйку, но и планету…

Забежав в каюту и полюбовавшись на физиономию спящего заморыша, я быстро приняла душ и переоделась. Потом послонялась по камбузу, что-то съела и вернулась в рубку. Ну, пора переходить к самому неприятному моменту…

- Деона, мне нужна информация о клейме, таком как у Маугли. Какой степени это были ожоги, возможность использования боли, как катализатора для уничтожения старых психоустановок и подготовки к новым. Ещё посмотри, пожалуйста, можно ли использовать обезболивающие.

- Сделаю, Тэш.

- И, кстати, как его ставить вообще, это клеймо?

- Поищу. Может, где-то в архивах сохранились сведения.

- Поищи, - грустно сказала я и подошла к экрану, на котором мерцали звёзды.

Нет, ну полный мрак! В наше-то время, когда слетать в другую планетарную систему стало так же просто, как когда-то съездить в соседний город, я вынуждена придумывать, как мне выжечь клеймо на живом существе! О, Всевидящий, до сих пор не могу поверить…

- Тэш, требуемые сведения найдены. Смотри.

И на экране появились диоснимки старых изображений, явно из архива. И снимки были, мягко говоря, неприятными…

- Вот это – подлинные старые приспособления для клеймения скота.

- Кого?

- Животных. Домашних животных, Тэш.

- А, поняла…

- Вот это – более поздние клейма, электрические, игольчатые. Обрати внимание, что после их использования шрамы остаются куда тоньше.

Обратила.

- А это – последние из действительно использовавшихся когда-то устройств, лазерные. От них оставались самые тонкие шрамы. Иногда их применяли на людях.

Я содрогнулась.

- Теперь, что касается самого клейма. Чтобы остался нестираемый рисунок, это должен быть ожог третьей степени А. С последующим образованием струпа. Получается путём воздействия на кожные покровы предметом, разогретым до 900 – 1500 градусов. Что касается обезболивающих, то мне кажется, применять их бессмысленно, если установка на снятие психических кодов лежит через боль. Потом – можно. Но сам процесс должен быть естественным. Межу прочим, неплохим анестезирующим действием обладают эндорфины, выделяемые мозгом в момент удовольствия.

- Удовольствия? – пробормотала я.  – А что… это как раз возможно. В саааамый такой момент… Нет, лучше чуть позже, а то закрепится такая ассоциация, будет у кикиморыша одной фобией больше… Ясно, Деона, спасибо.

- Не за что, Тэш. Всегда рада помочь. Кстати, пора вылетать – наше время.

- Давай, сама справишься?

- Думаю, да, - с гордостью ответила ассистент.

Что ж, с моей стороны это, наверное, было неправильно, - вложить в её программу именно такие интонации, когда она говорит о своём непосредственном предназначении, зато они придавали ей гораздо больше человечности. И мне это нравилось! В конце концов, она, действительно, была классным навигатором!

Погордившись вместе с Деоной, я вернулась к насущным проблемам. Значит, так. Придумать из чего сделать клеймо, выжечь его на лягушонке, поменять его психологические установки… О, Всевидящий! А какие новые установки я должна ему дать?! Не убегать, не возражать, не мешать, делать всё, что скажут?! Или наоборот? Как я могу взвалить на себя решение о том, каким он должен быть?! Не знаю, кому это под силу, мне – точно нет! Вот так заложишь что-нибудь, а оно потом войдёт в противоречие с его личными устремлениями, и что? И всё, психическое расстройство обеспечено… Или отложить программирование до посещения специальной клиники?

 Я попыталась представить себе, как прихожу в кабинет гипнолога и говорю, что мне необходимо перенастроить раба, да ещё и сделать это после того, как я поставлю на нём клеймо, прямо тут, на глазах врача! Всё, вызов сотрудников охраны порядка мне обеспечен будет, и хорошо, если сам врач не пострадает… Подпольно сделать то-же самое? Эдак я до конца жизни буду трястись, в ожидании шантажа… К диосам, чего я трушу-то? Это же просто маленькая операция. Совсем маленькая… Ещё бы самой в это поверить! Хуже всего то, что главным составляющим этого действия должна быть боль… Всевидящий, если б кто знал, как я не хочу этого делать!!!

Так, ну, поплакалась, а теперь вперёд, на камбуз, искать что-нибудь вместо клейма… Хотя, какая разница-то? Ведь я не собираюсь картинки рисовать на кикиморыше, значит, в принципе, можно использовать любой металлический предмет, лучше маленький. Мне же вообще нужен только механизм запуска разрушения старых установок!

Тихо бесясь от злости, я облазила все кухонные агрегаты на камбузе и поняла, что открытого пламени мне не найти. Разогревочный шкаф для накаливания металлических предметов не подходил, духовой – тоже. Ничего, похожего на плиту, на моём камбузе отродясь не стояло. Ну и ну, проблема нашлась там, где её не ждали…

В самый разгар погрома шкафа с инструментами в багажном отсеке, который я устроила, Деона невозмутимо сообщила, что Вайятху проснулся и зовёт меня. Торопливо бросив всё, я пошла в каюту.

Он и вправду ждал меня: как только увидел, так просиял, вскочил с кровати, упал на колени и обнял мои ноги.

- Госпожа, Госпожа… потерять вас… думать один остаться…

- Нет, нет! Тэш ждать Маугли просыпаться, и идти есть. Хотеть?

Лягушонок с энтузиазмом закивал головой. Ну, ясное дело…

- Пойти где есть, - сообщила я ему и повела на камбуз.

Там повторилось представление «самый невоспитанный Вайятху в данном секторе Галактики», после которого пришлось убирать пол и отмывать самого лягушонка. А всё потому, что он ухитрился уронить на себя и на пол черничное пюре. Зрелище было незабываемое! Особенно, когда испуганный заморыш начал синеть, в цвет размазанному по его животу ягодному пюре.

Я от души повеселилась, глядя на него. Потом отвела в душ и велела вымыться как можно быстрее, чтобы не расходовать зря воду. Кикиморыш тут же струсил и воду вообще включать не стал, в результате чего, мне пришлось отмывать его синий живот специальными салфетками.

А потом я опять взялась за поиски чего-нибудь, что могло бы мне помочь провести эту дурацкую процедуру клеймения. Обнаружив, что фантазия моя в данном случае бессильна, я обратилась к Деоне, и мы совместными усилиями установили, что где-то в каюте у меня должна валяться настоящая декоративная свеча. Я, смутившись, вспомнила, что покупала её на какой-то планетке, куда летала с парнем, который на тот момент мне ужасно нравился. И у меня были вполне романтические, но от этого не менее глупые, мысли о вечере при свечах… Помнится, еле-еле нашла такой раритет в одном сувенирном магазине. А парень неожиданно остался на планетке, и домой я летела одна. Злая и обиженная, как Вогран знает кто… Но свечка так и осталась.

Совместными же усилиями мы с Деоной установили, где надо может быть искомый предмет, и я его успешно обнаружила в тумбочке, на дне нижнего ящика. Что касается способа, каким эту самую свечу можно было поджечь, то я точно помнила, что у меня в ящике с инструментами болталась зажигалка, тоже на случай непредвиденных неприятностей, типа аварийной посадки на неизвестной планете…

На роль клейма был выбран один из сборочных ключей, используемых для снятия с дверей шлюза дополнительных креплений. Наконечник был как раз нужной формы: два полукольца, соединённых перемычкой. Не слишком большие, и не слишком маленькие. Я, памятуя старинную притчу о хозяине, слишком сильно любившем свою собаку, и поэтому отрубавшем ей хвост каждый день по чуть-чуть, не собиралась эту процедуру повторять. Хватит одного раза!

Пока я бегала по катеру, обыскивая помещения в поисках то одного, то другого, лягушонок, как тень, ходил за мной следом. Не пытался помочь или как-то поучаствовать, но не отставал ни на шаг. Когда я собрала всё, что требовалось, в каюте (процедуру клеймения было решено проводить именно там, поближе к медицинскому оборудованию) и села ещё раз перечитать сведения о том, какие медицинские препараты необходимы, чтобы лечить термические ожоги, он уселся на пол, возле моих ног и задумчиво сказал:

- Госпожа сама делать надо что? Не лекарь?

- Нет, не лекарь, - отозвалась я. – Нет лекарь космос. Но не беспокоиться, Тэш знать, как надо делать.

Кикиморыш торжественно кивнул и сказал:

- Если что-то плохо, не страшно. Вайятху не бояться смерть.

Я оторвалась от экрана.

- Зачем смерть? Всё быть хорошо.

Он снова торжественно кивнул головой, словно заранее меня прощая. Вот ещё придумал: каркать мне под руку! Я постаралась отодвинуть от себя все мысли, кроме тех, что относились непосредственно к предстоящему действию. Всё остальное потом, если это безумие благополучно закончится…

На всякий случай, я сводила заморыша к его любимому вакуумному туалету и получила в конце всё тот же результат. Впрочем, сейчас мне это было только на руку. Ключ уже давно грелся в пламени свечи, лекарства были расставлены рядом с кроватью, медицинский модуль завис над изголовьем, фразы для перепрограммирования я записала в блокноте, чтобы не забыть в самый ответственный момент.

- Ложись, - велела я, наконец, кикиморышу, перепроверив всё, наверное, в пятидесятый раз.

Он послушался и принял точно ту позу, в которой лежал на полу, когда сообщил мне о клейме.

- Теперь Тэш привязывать Маугли, - негромко сказала я и принялась закреплять его тело ремнями, как в прошлый раз.

- Вайятху лежать смирно, - уверил лягушонок и улыбнулся, вызвав у меня что-то вроде шока.

Его жечь собираются, а он улыбается! Вот, паршивец… Такое ощущение, что я одна тут в предобморочном состоянии. А все остальные, прямо-таки, герои-спартанцы! Закрепив его, как следует, я посмотрела на орган лягушонка, упрямо торчащий вверх. Что-то там Деона вещала насчёт эндорфинов… А почему, собственно, нет? И я решительно приступила к делу.

Сначала глаза заморыша от неожиданности расширились. Но он тут же принялся вертеться, всячески пытаясь подставить как можно большую поверхность тела под мои ладони. Почти невольно я втянулась в процесс. Тем более, что цветовые эффекты не заставили себя ждать - сначала, почти привычно, проступил сиреневый, а потом, сменяя друг друга, разлились бордовый и малиновый. Им на смену пришли фиолетовый и синий, бирюзовый и голубой, а потом завертелась такая вьюга, что я уже не успевала понять, какие оттенки вижу.

На этот раз я не стала растягивать удовольствие, как ни хотелось мне отдалить момент клеймения. Всего через пару минут лягушонок затрепетал в судорогах оргазма. Но, даже сумасшедший калейдоскоп цветов, вспыхивающих на его теле диковинными росчерками, вместе с восторгом вызвал у меня в этот раз почти болезненное ощущение страха. Всё, больше откладывать нельзя, пришло время Х.

Я осторожно взяла накалившийся ключ, мысленно взмолилась Всевидящему об успешном окончании этой экзекуции и мысленно же приказала Деоне контролировать состояние лягушонка. Только болевого шока мне тут не хватало, если что… Дождавшись момента, когда он почти успокоился, я сильно прижала ключ к его бедру, в том месте, которое обычно закрыто бельём. Деона тут же начала отсчёт секунд у меня в мозгу:

- Раз…

Лягушонок вздрогнул, хрипло застонал, и с его тела начали стремительно исчезать все цвета.

- Два…

Стон стал громче, постепенно переходя в сдавленный крик.

- Три…

Он задёргался, пытаясь отодвинуться от обжигающей его железки.

- Четыре…

Лягушонок кричал уже, не сдерживаясь, в глазах стоял ужас.

- Пять…

И вдруг что-то случилось: крик стих, как будто выключили звук. Я убрала ключ и испуганно посмотрела на кикиморыша. У него было совершенно спокойное, даже немного отстранённое лицо. Глаза смотрели прямо перед собой, в потолок, но казались совершенно пустыми. Я положила ключ трясущимися руками и наклонилась  к нему:

- Маугли?.. Маугли, ты слышишь меня? Маугли, ответь… Это Тэш! Ты слышишь?

И он ответил! Тихим, монотонным голосом:

- Я слышу тебя.

Но, вместо радости, я испытала очередной шок. Лягушонок говорил на лингве! Причём, совершенно чисто, без малейшего акцента!

Рейтинг: +8 212 просмотров
Комментарии (10)
Надежда Рыжих # 9 декабря 2013 в 09:45 +2
Ничего себе, какой поворот! Бедненький!
Татьяна Французова # 9 декабря 2013 в 09:50 +1
Угу, а что поделать? sad
Елена Разумова # 9 декабря 2013 в 20:40 +2
..на самом интересном месте... comp
Шайбу!Шайбу!Шайбу!В смысле, продолжение! dance
Татьяна Французова # 9 декабря 2013 в 22:30 +1
Спасибо, Леночка! Продолжение скоро будет, очень скоро! faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Вероника Малышева # 9 декабря 2013 в 21:11 +2
Танюша, ОЧЕНЬ интересно smile Так хочется узнать че там ДАЛЬШЕ будет! )) )) Вот читаю, а сама поглядываю на ползущую линейку страницы справа - СКОЛЬКО мне ещё интересностей на сегодня отпущено? ;)) и хочется, что бы эта линейка подольше бы не опускалась в конец этой электронной страницы... super super
Татьяна Французова # 9 декабря 2013 в 22:31 +1
Спасибо, спасибо! Очень приятно, когда то, что пишешь, так нравится)) Я сама несколько ошарашена! rolf
Анна Магасумова # 10 декабря 2013 в 18:03 +2
Да...необычно! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Французова # 10 декабря 2013 в 21:43 +1
Угу... Согласна... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Зинаида Левенко # 27 декабря 2013 в 21:29 +1
Да уж, Танечка!!! Так непредсаказуемо ВСЕ развивается...
Читаю иии... дивлюсь вообще ВСЕМУ!!! В первую очередь мышлению, изложением... развитием событий.
Одним словом, ФАНТАСТИКА!!!!
Татьяна Французова # 27 декабря 2013 в 22:17 0
Вы правы, Зиноидочка Ивановна! ТАкая вот неожиданная история начала мне рассказываться... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd