ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Мне снились ангелы

 

Мне снились ангелы

article138229.jpg

 (Один день из моей жизни)


Утро, как и обычно в будние дни, началось ровно в шесть - с рингтона мобильного телефона, провозглашавшего подъём старшего сына, Джамшида, благополучно поступившего прошлой осенью в один из Киевских университетов на факультет английской и французской филологии. Несмотря на то, что, как и все студенты, он был уже взрослым и самостоятельным, мама, услышав рингтон, по обыкновению, стала прислушиваться: сразу ли встал или, как однажды уже это было, поддался искушению ещё пять минут полежать и тогда ведь всякое могло случиться. Если бы в прошлый раз не дремлющая и вечно беспокоящаяся мама (кстати, не дремлющая мама - это я), заподозрившая неладное минут через десять после звонка будильника, не потрепала бы его по плечу: "Сынуля, пора вставать. Доброе утро!" - то, возможно, пришлось бы симулировать острый отит, к примеру, или, не дай Бог, гастрит лишь для того, чтобы врач, назначив лечение, выписал справочку (хотя она и не освобождает от изучения разработанной для студентов программы) для предъявления в университет...
- Доброе утро! - провозглашал солнечный свет через прозрачные оконные стёкла.
- Доброе утро! - наперебой щебетали птицы, наполняя сердце радостью.
Приоткрыв дверь, я заглянула в детскую комнату. Всё как обычно: на нижнем ярусе поперёк кровати вперемешку четыре ноги двух моих дочерей - одиннадцатилетней Сетары и восьмилетней Ферешты и клубочек из одеяла на верхнем ярусе, с одной стороны которого - голова, а с другой - ножки сорок второго размера, принадлежащие новоиспечённому пятнадцатилетке Аджмалу (точнее, пока сорок второго, а там - кто его знает, ведь у старшего красавчика ножки сорок седьмого! ). Мои детки...
- Привет, сыночек! Доброе утро! - улыбнулась я сыну, сосредоточенному на изучении фонетики к сегодняшней контрольной.
- Салам, мамочка! - на мгновение он оторвал взгляд от распечатанных вчера на принтере листов А-4.
- У тебя всё хорошо? Денежки я положила в твою сумку. Шестьдесят две гривны. Хватит?
- О, да! Мне бы ещё двадцаточку - сегодня будет необходимо сделать много ксерокопий...
- Хорошо. Ночью шёл сильный дождь, оденься потеплее, - притворила я дверь за собой и подумала, что таки не всегда можно доверять официальным прогнозам погоды, согласно которым по всей Украине целую неделю солнце должно накалять воздух не менее чем до тридцати градусов по Цельсию.
Открыв свой шкаф, где на полке под моей одеждой я складываю стопочкой все мелкие гривны, которые равномерным потоком ежевечерне приходят сюда и так же равномерно и закономерно исчезают каждое утро, оставляя за собой изредка лишь крохи, я взяла зелёненькую двадцаточку и, благословляя, вложила её в сыновью сумку. После этого налила в мой любимый блестящий китайский электрочайник-термос около четырёх литров воды и включила его в сеть, наблюдая, как загорелась жёлтая лампочка на его панели управления. "Молодцы китайцы", - в очередной раз подумала я и мысленно поблагодарила их за  то, что позаботились о том, чтобы облегчить мне нескончаемый процесс приготовления чая для членов моей семьи, наших гостей, а также кофе для себя любимой и моих немногочисленных подруг. После этого обвела взглядом кухню: светло и чисто. Смахнула со стола какие-то неизвестного происхождения крошки и, довольная, пошла в свою комнату - теперь можно прилечь ещё на полчасика. Завтрак Джамшид приготовит себе сам: пожарит яйца или сделает бутерброд, а может, в честь диеты, просто съест банан. Взрослый, пусть привыкает понемногу к самостоятельной жизни...

Полусонная кудряшка Ферешта привычным движением похлопала меня ладошкой по ноге, в то время, как Сетара, протирая глазки, шепотом поздоровалась : "Доброе утро, мамочка!"  Надо же, я, значит, задремала и даже не попрощалась с Джамшидом... Ну, пусть едет с Богом, надеюсь, ему удалось быстро поймать попутку до Киева.
- Мама! А ты зашила мои колготки?
- Сейчас-сейчас, заюшка! - вскакиваю я, глядя на часы, ведь нужно всё успеть вовремя сделать, чтобы никто не опоздал в школу.
Зубами отрываю нитку с зашитых наспех колгот и, включив утюг, тут же в зале на полу расстилаю одеяло, чтобы погладить высохшие за ночь белые рубашечки всем троим школьникам, пока те чистят зубы и, умываясь, прикалываются, как модно сейчас выражаться, друг над другом. Пока одеваются, готовлю чай, нарезаю бутерброды и наблюдаю, как, продолжая шутить и смеяться, они с аппетитом поглощают свой завтрак.
- Что же ты, мама, чай-то малосладкий приготовила? Пожалела сахарку родному сыну! - шутит Аджмал и мама, словно спецназ, тут же подкидывает сахарку и ловким движением руки в быстром темпе его размешивает.
- Ну, а теперь-то всё нормально, Ваше Величество?
- Сыр тонковато нарезан, - ухмыляется сынок, не сдаваясь.
- Возьми весь оставшийся кусок и у тебя получится самый толстый бутерброд на свете! - выхожу из положения я.
Девчонки прыскают со смеху и Сетара тут же примеряет весь оставшийся сыр, граммов на двести весом, на свой кусок хлеба, и, на радость всем, пытается укусить этот огромный бутерброд, который никак не помещается ей в рот, как ни крути. Звонок в дверь подгоняет церемонию чаепития, потому что обычно в это время он означает, что по пути в школу пришла Настя - одноклассница Сетары и время завтрака истекло.
Я бегом кладу в портфели по яблоку, даю деньги на булочки и сок, в темпе заплетаю косы неугомонным девчатам, которые продолжают лопаться со смеху теперь уже с подружкой...

Когда дверь за школьниками закрывается, я вспоминаю, что уже больше месяца каждое своё утро я начинаю со стакана воды и, с просьбой об очищении и исцелении, молясь и одновременно нажимая на помпу двадцатилитрового бутыля с чистой артезианской водой, которую нам раз в неделю привозят по шестьдесят литров из Киева, я быстрыми глотками выпиваю свою целительную воду и начинаю уборку: сначала в кухне, а затем собираю в обязательном порядке наспех разбросанные по залу каждое утро вещи, негодуя на то, что дети абсолютно не обращают внимания на все мои ежедневные уговоры и призывы аккуратно укладывать свои чистые вещи на места, а грязные в корзину для грязного белья. Застилаю постели и в это время просыпается муж, который с недавних пор привык по ночам долго засиживаться в интернете, жалуясь на бессонницу.
- Доброе утро, Оксаночка! Я завтракать не буду, мне сегодня нужно пораньше выехать на работу, вчера обещал быстро закончить машину. Человеку нужно уезжать, просил...
- Доброе утро. Тогда с собой заверну котлеты из холодильника, я их и разогревать не буду, всё равно остынут, - предлагаю я.
- Нет, котлеты пусть вам останутся, а я найду что-нибудь...
Быстро собравшись, муж начинает ежеутреннюю церемонию поиска своей борсетки с документами. Я тоже присоединяюсь к этой церемонии и сегодня мы находим её на удивление быстро и муж, крепко обняв, целует меня перед выходом, склоняется к ногам, целует их, смотрит мне в глаза: "Любимая! Смотри, чтобы всё было так, как надо, я тебя очень люблю!" ("Всё такой же, - подумала я. - В отношении ко мне почти не изменился за вот уж скоро двадцать четыре года совместной жизни...") и закрывает дверь за собой. В это время из спальни выбегает наш самый маленький сыночек Фаридик и несётся на кухню, чтобы через оконное стекло успеть помахать папе, отъезжающему от дома на автомобиле. Папа тормозит на мгновение, улыбается усердно машущему обеими ручками сыну и отъезжает. Ему, как и Джамшиду, предстоит преодолеть ежеутренние сорок восемь километров до Киева, подобрав по пути столько народу, сколько сможет вместиться в наш семейный микроавтобус "Мерседес-Бенц", доехать до станции Метро Лесная, а потом ещё минут десять до Троещины, где он вот уже пятнадцать лет непрерывно работает, практически без выходных и совсем без отпусков...
- Мама, мне приснилось, что мне семь лет и я хожу в школу! - радостно возвещает Фаридик, которому на самом деле прошлой осенью только исполнилось пять. - А тебе?
- Мне снились ангелы, сынок, они стояли надо мной, такие большие, святые и светлые! Я видела их серьёзные и мудрые неземной красоты лица, на фоне чистого, несокрушимого неба, по два огромных размеров цвета светлого неба крыла... Они что-то говорили мне, но подробностей я не помню, к сожалению... Что тебе приготовить, сынок? Может, кашу?
- Нет! Или чипсы, или яйца, или подавленную картошку, или блинчики... Лучше блинчики, о-о-о! Ты знаешь, как от блинчиков человеки вырастают? - он становится на пол и, потихоньку поднимаясь на носки, демонстрирует бурный рост человеков от блинчиков, вытянувшись при этом насколько возможно вверх. И так как это выглядело очень убедительно, я, улыбнувшись, сразу же вынула из стола пакет с мукой, два яйца...
- Я буду тесто мешать! - вынув ложку из ящика, заявил Фаридик и принялся за работу. - Я осторожно!
Мы быстро справились с приготовлением двух блинов, которые по своему составу практически ничем не отличались от омлетов. И тут же я приступила к приготовлению следующего заказа под названием "кофе-мофе". А пока завтрак остывал, Фаридик нехотя пошёл в ванную умываться...

Собственно говоря, мой личный первый завтрак неизменен по своему составу и ощущениям уже, наверное, более года. Однажды у меня заболел желудок и я где-то вычитала, что в таких случаях хорошо помогает принятый натощак взбитый с сахаром белок, к которому тогда я добавляла чайную ложечку целительного облепихового масла. Со временем, не смотря на то, что мой крепкий желудок полностью выздоровел, я усовершенствовала этот рецепт и теперь вместо сахара за считанные секунды взбиваю электрическим миксером сначала белок, потом половинку (можно целый) банана, немного изюма и грецких орехов. Иногда для разнообразия я изменяю ингредиенты в рецепте, используя измельчённую курагу, киви или цельную (не взбитую) клубнику. Это не завтрак - это блаженство! Завтрак-десерт, он так и тает во рту. Кроме того, мне, как фитнес-инструктору, никогда не помешает дополнительная порция белка, а банан, в состав которого входят такие незаменимые для организма химические элементы, как железо, калий, натрий, магний, фосфор и кальций, как известно, не только укрепляет сердце, но и просто необходим печени, мозгу, костям, зубам, но больше всего - мышцам. Кроме того, в банане содержатся витамины A, B1, B2, B3, B6, B9, E, PP, а также вещество эфедрин, которое при систематическом употреблении улучшает деятельность центральной нервной системы, и это непосредственно влияет на общую работоспособность, внимание и настроение. Можно писать целые статьи о полезных свойствах изюма и грецких орехов, которые были известны во все времена! Издавна очень ценилась способность изюма укреплять нервную систему, действовать как успокоительное средство. Сердце и легкие также подвержены целительному действию сушеного винограда. Врачи рекомендуют изюм как средство против анемии и общей слабости, нарушений желудочно-кишечного тракта, при болезнях сердца, почек и т.д. Ещё со времён знаменитого Авиценны грецкие орехи входили и до сих пор входят в рецепты, восстанавливающие здоровье. Подобный завтрак - просто находка для женщины, изо всех сил пытающейся вести здоровый образ жизни, но организм и душа которой, не приемля строгих диет, вечно выискивают чего-нибудь вкусненького!
- Мам! - прерывает блаженство голос сыночка. - Я случайно разлил кофе-мофе! Принеси мне тряпку!
О, нет! Сладкое какао с молоком, пролитое на диван в гостиной, мгновенно впиталось в ткань и какой такой тряпкой его теперь можно оттуда вымыть?
- Ну, неужели так трудно позавтракать на кухне, сынок? Мультики никуда не убегут! Давай договоримся, что ты так больше не будешь? - с надеждой произношу я свои привычные просьбы.
Быстро-быстро Фаридик кивает головой и его округлившиеся от переживаний за судьбу дивана (и, на всякий случай, за судьбу своего собственного мягкого места) глаза, следят за каждым моим движением, в то время, когда я пытаюсь договориться с сыном, как со взрослым, в надежде, что такое больше действительно никогда не повторится.

Так, на чём я остановилась? Да - остатки десерта, которые ещё можно соскрести со стенок пиалы! Сразу после этого я достаю с полки свою прозрачную пол-литровую чашку для утреннего кофе с молоком, в который я, кроме сахара и свежего имбиря, обязательно добавляю ещё и щепотку морской соли. Знаю - странный рецепт. Я сама его придумала, когда в общей сложности девять лет и пять месяцев по очереди вскармливала грудью своих пятерых деток. С тех пор осталась привычная пол-литровая кофейная чашечка (меньшая меня перестала устраивать) и щепотка соли для того, чтобы при употреблении меньшего количества сахара, кофе оставался вкусным. Неизменный кусочек сыра (или свежего творога) без хлеба и мультивитаминка. Всё это несу на компьютерный стол (и я ещё пытаюсь детей учить есть в правильном месте!) и в этот момент начинается некий привычный ритуал, во время которого я вроде бы и отдыхаю, вроде бы и завтракаю, но, в то же время, подключившись к интернету, просматриваю почту или, сосредоточившись, записываю в рифму свои, кажущиеся мне важными в тот момент жизни, мысли. Очень часто во время этих церемоний появляются зачатки моих будущих стихотворений...
- Мама, а когда мы гулять пойдём? - прерывает мои размышления Фаридик.
Я, встрепенувшись, быстро выключаю компьютер.
- Сейчас быстренько приготовим обед и сразу гулять! Только мне нужна твоя помощь, сынок!
Пытаясь всё сделать как можно быстрее, я достаю из холодильника баранью вырезку, которую вчера привёз наш кормилец-папочка и, попытавшись разрезать её, поняла, что с первой попытки мне не удастся это сделать. Быстро поточив нож специальным приспособлением, я обрадовалась, что не всё потеряно и с лёгкостью начала нарезать мясо, мысленно анализируя достоинства и недостатки подточенных и неподточенных ножей, чувствуя себя при этом героиней кухни и даже шеф-поваром (точнее, поварицей), с гордостью осознавая, что я реально крепкая женщина, которая способна в течение считанных минут не только поточить нож, но и нарезать баранью вырезку мелкими кусочками! Промыв мясо, я забрасываю его в глубокую кастрюлю с кипящим подсолнечным маслом и накрываю крышкой. Всё, антракт, конец первой части, можно сказать. Пошли одеваться, сынок!
Церемонию одевания принца и поиски соответствующей погоде одежды прерывает звонок в дверь. Это из школы, которая находится от нас не менее, чем в километре, прибежал Аджмал, который забыл дома мобильный и почему-то не догадался найти в школе одну из сестричек, чтобы воспользоваться их телефонами.
- Мам! Срочно... в течение трёх часов ты должна зайти к директору школы. Не забудь! - и тут же побежал назад.
"Здорово, всё-таки, - подумала я. - Бегать на длинные дистанции в быстром темпе, чтобы не опоздать на урок, иногда даже очень полезно. Вот мы в своё время..."

- Оксаночка! - приоткрыв входную дверь в квартиру, заглянула соседка. - Яйца нужны?
- Нужны-нужны, тёть Ань, и побольше! Чего же я фабричные буду покупать, когда домашние под боком несутся?
Рассчитавшись с соседкой, мы с Фаридиком вошли на кухню, чтобы начать вторую часть таинства приготовления нашего так называемого жаркого (да не посмеются надо мной настоящие мастера этого нелёгкого дела). Мясо за это время успело потушиться в собственном соку, и, пока я помешивала его, чтобы оно равномерно обжарилось в большой и круглой чугунной кастрюле, которая очень даже часто выполняет роль и сковородки тоже, Фарид успел поразмышлять на тему "Пятнадцать - это не буква, а цифра", съесть одно с половиной жаренных яйца и помыть за собой тарелочку, приговаривая: "Все придут и удивятся, что тарелка та-а-ак блестит, ну та-а-ак блестит!"
Я в это время нарезала побольше запасённого с осени лука, который начал прорастать и потому, чтобы не выбрасывать, не скупясь готовила его направо и налево. Фаридик в это время убежал в зал ("чтобы глазки не плакали"), нажал на клавиатуре букву "Л" и нашёл в поисковике свой любимый мультик про Лунтика и его друзей.
Пока лук вместе с мясом обжаривались, я привычными движениями быстро начистила достаточное количество картошки, после чего добавила в кастрюлю томатную пасту, немного воды, закидала туда четвертованные картошинки, посолила, накрыла крышкой и ровно на пять минут прилегла на пол, чтобы снять накопленную за утро, непонятно откуда взявшуюся усталость. Пятиминутный отдых, прохладный душ и большое красное яблоко, съеденное мной, сделали своё воскрешающе-восстановительное дело. Мы с Фаридиком быстро оделись, отключили дошедшее до нужной кондиции содержимое кастрюли, которому предстояло сегодня удовлетворять аппетиты её прихожан - членов нашей большой семьи, приходящих с надеждой на вкусный обед в течение дня по очереди неизменно в голодном состоянии.

Красива Калита в эту пору года - обновлённая весной, вычищенная после зимы на субботниках, заботливыми хозяйками вдоль домов цветами всевозможными разукрашена, кустами жасмина цветущими, грядками зелёными на огородах, радующими глаз прохожего. Серый асфальт свеже залатан чёрными латками. Тихая, ласковая, приветливая, солнечная, яркая, переливающаяся на солнышке. Небо над ней голубое-голубое! Каждый здесь знает каждого, а потому пиветствуют друг друга, здравствуются на всём пути. Мы когда из Киева сюда на ПМЖ приехали, надышаться всё никак не могли свежим, чистым воздухом. Удивлялись, что люди незнакомые все нас приветствуют. А уже позже выяснилось, что все они нас знают: одни соседями приходятся, другие детей моих учат, третьи являются родителями наших многочисленных одноклассников, четвёртые лечат нас в местной амбулатории, пятые в магазине нас обслуживают, на базаре - все здесь "свои". И, хотя до сих пор во мне жива ностальгия и жажда вернуться... домой в Киев, этот небольшой городок приютил нас, принял всей душой, полюбил. Погода была прекрасной и слава Богу, что прогноз о тридцатиградусной жаре не сбылся! Бог лучше знает! Ночью дождь щедро поливал жаждущую землю, которой вот-вот рожать, и сейчас, проходя мимо омытых сиреневых кустов, мы вдыхали ароматы весны, впитывали в своё сердце её душистую радость и были счастливы с сыном, щебеча по дороге на самые разнообразные житейские темы.

Фаридик так и въехал в школу, как был, на роликах. Когда мы поднялись на второй этаж, я предложила ему переобуться в предусмотрительно положенные в сумку кроссовочки, чтобы предстать перед директором в приличном виде. Минут пять подождав в приёмной на стульчиках и припрятав под ними ролики, мы зашли в распахнутую дверь директорского кабинета.
- Валентина Степановна, можно войти?
- Заходьте, будь ласка, Оксана Петрiвна. - С неизменной улыбкой на лице, добродушно пригласила нас директор. - Справа у тому, що я вповноважена передати Вам деяку суму грошей, яку видiлив районний відділ освіти для сиріт та дітей із малозабеспеченних і багатодітних родин. Сума хоча i невеличка, але бiльшої нема, - будто извиняясь, проговорила Валентина Степановна. - Ну, може хоч бананiв своїм дiткам купите.
И хотя сумма, действительно, была символической в сравнении с нынешними ценами на всё, я поблагодарила эту сердечную женщину и (кстати о ценах) вспомнила, что хотела ей рассказать о телефонном звонке из известного ей издательства, которое предлагало издавать стихи одарённых детей, к которым после победы в областном конкурсе "Я - Киевщины гордость и надежда" относилась также и моя дочь Диана-Сетара, по баснословным ценам! Слово за слово, речь зашла на некоторые близкие нам обеим темы, и к концу нашей беседы Валентина Степановна вдруг раскрыла сборник моих стихотворений и, не смотря на свою занятость накануне праздника последнего звонка, о чём неоднозначно свидетельствовали многочисленные документы на её рабочем столе, начала очень душевно и чувственно читать мои стихи. Я впервые в жизни собственными глазами увидела, как люди воспринимают мои стихотворения, услышала строки своих произведений из уст женщины, которая всей душой приняла их идеи и энергии. Затаив дыхание, я наблюдала за Валентиной Степановной, не смея её прервать. В памяти на миг всплыла наша первая с ней встреча, когда лет шесть назад мы с Джамшидом, который чуть ли ни полгода проболел, встретили Валентину Степановну по пути в школу и эта чужая женщина вдруг начала нас успокаивать, что всё будет хорошо и здоровье - это самое главное в жизни...
"...Навколішки, і прошу від душі: "О, Господи! Землі допоможи!" - подняв глаза куда-то ввысь, закончила Валентина Степановна.
- Це ж яку душу треба мати, щоб так писать?

Мы покидали школу в наилучшем расположении духа и, здороваясь по пути со всеми знакомыми учителями, я мысленно радовалась, что заведением, в котором учатся и мои дети, руководит такая душевная и одновременно сильная женщина.
На улице, наконец-то, у Фаридика появилась возможность поиграть со сверстниками на детской площадке и я с удовольствием раскручивала всех желающих на новой карусели, которая отличалась от старой тем, что даже при незначительных мышечных усилиях, она набирала такую скорость, от которой малышам становилось действительно весело и не скучно жить на Земле! Вот оно - счастье на свежем воздухе! Новая детская площадка!
- Мы сами можем!
Ну, вот и замечательно! Воспользовавшись наконец-то возможностью отдохнуть, я присела рядом на лавочку и начала читать замечательную книгу, которую совсем недавно мне прислала моя подруга из Донецка Татьяна Николаенко - искренний рассказ о её жизни и душевные стихи. Я чувствовала себя так, будто в это самое время милая сердцу мудрая подруга сидит рядом и беседует со мной о жизни. Целый час для души, лишь изредка поглядывая на хороших деток, весело играющих на детской площадке. "Истинная любовь не терпит унижения, - всплывали перед глазами утверждения автора. - И любить по-настоящему умеют только независимые, самодостаточные люди..."
- Мам! Пиццу купишь? - обрывает удовольствие от прочтения нежный голосок. - А то я та-а-ак сильно проголодался!
- Хорошо, куплю такому хорошему и любимому сыну, пошли!
- Большую куриную разогрейте нам, пожалуйста, и разрежьте, пока в другом отделе мы купим сок, - прошу я продавщицу и в течение считанных минут проголодавшийся пятилетний мальчик на моих глазах поглощает кусочек за кусочком всю большую пиццу целиком, запивая соком через пластиковую трубочку!
Вот это аппетит, слава Богу! Не зря же маленьких детей ещё называют растущими (я бы даже сказала всепоглощающими) организмами! Это, наверное, слова-синонимы!
- Мам, вы где сейчас? Я уже вышла из школы! - раздаётся в телефонной трубке голос Ферешты, которая завтра, шутка ли сказать, заканчивает второй класс.
- Мы как раз идём к тебе, чтобы отдать учительнице справочку от стоматолога, который вчера удалил тебе зуб. Постой, мы сейчас!
Ферешта бежала навстречу нам такая радостная и смешная, словно косолапый мишка в образе девочки с косичками, в сарафане и новых розовых туфельках.
- Постарайся не заворачивать ножки вовнутрь, ну, вспомни, как я тебя учила ставить при ходьбе ступню, как балеринка!
- Ага! А что у вас есть поесть? - интересуется балеринка, глядя, как Фарид дожёвывает остатки пиццы.
- Большую куриную разогрейте нам, пожалуйста, и разрежьте, пока в другом отделе мы купим сок, - пришлось повторить заказ.
- Что, понравилась пицца? - интересуется продавщица.
- Да я и не пробовала, но детям, кажется, под видом пиццы можно предложить всё, что угодно в разогретом виде...
Дождь снова начинал моросить, когда мы вспомнили, что совершенно не подумали о зонтах, хотя небо с самого утра пророчило дождь.
- Пойдёшь к Александре Васильевне, или уже не будешь больше ходить - конец года, всё-таки?
- Пойду-пойду, ну, пожалуйста, пойду! - запрыгала вместе с пиццей за щеками Ферешта. - А то ведь завтра на хореографию...
Мы быстренько расстались возле дома Александры Васильевны - замечательного и любимого всеми репетитора, к которой однажды шесть лет назад наш любимый покойный дедушка отвёл старшую дочь Сетару, а в прошлом году настала очередь Ферешты. Занятия всегда проходили с удовольствием и вознаграждались чаепитием, а то и жареной картошкой в конце занятий.
Мы же с Фаридиком, как и всегда, сначала зашли в магазин, купили всё самое необходимое и, нагрузившись пакетами, быстренько пошли домой, подгоняемые моросящим дождём.
Дома никого ещё не было, когда мы дружно разложили по местам содержимое пакетов, загрузили грязное бельё в стиральную машинку и начали нарезать салат для обеда.
- Мама, ты не переживай, я сам всё нарежу! - сказал Фаридик и принялся кромсать огурец огромными кусками.
- Хорошо, только капусточку я сама нашинкую, маленьким деткам нельзя. И лучок я сама, чтобы у тебя глазки не болели, хорошо?

- О-о-о-о! Запах барашки! - простонал Джамшид с самого порога.
- Здравствуй, мама! Здравствуй, братик! Как дела? - нападая на жаркое, интересовался Джамшид, сосредоточившись на содержимом тарелки.
- Что нового в университете?
- Ужас! Ужас! Это ужас! Нам столько задали, что я даже не знаю, успею ли я до завтра всё сделать! Сейчас пришлю на твой компьютер файлы, распечатай, пожалуйста!
- Хорошо, только чуть позже, если можно. Сейчас я должна взять зонт и сходить за Ферештой. Видишь, какой дождь начался? И ещё я обещала отправить твоей тёте в Канаду свою книгу, она обижается, что я до сих пор не выслала. Я думала, что ей не интересно, она ведь не читает по-русски, но она сказала, что хоть картинки посмотрит... В общем, через час я в твоём распоряжении.

Поднявшись на последний этаж, где жила Александра Васильевна, я перевела дух от быстрого подъёма по лестнице и зашла в квартиру.
- Мы сегодня очень много работали! - встретила меня радушная хозяйка, следом за которой из кухни вышла улыбающаяся Ферешта. - А теперь пьём чай, присоединяйтесь к нам! Проходите, мы покажем вам чем мы занимались, ну, хоть на минуточку!
С улыбкой на губах отчитавшись о проделанной работе по всем предметам, Александра Васильевна пригласила меня в спальню:
- Пойдёмте, я Вам что-то покажу! Посмотрите - на этой прикроватной тумбочке среди предметов первой неотложной помощи, как-то лекарства от высокого давления, лежит сборник Ваших стихотворений, Оксаночка, который я читаю перед сном. Ваши стихотворения - лекарство для моей души, спасибо Вам за них...

Когда мы с Ферештой купили в магазине "секретную" шоколадку ("секретные" вкусности покупаются тем избранным счастливцам, которые находятся рядом с мамой в момент прогулки, если мама решает, что остальных сегодня уже достаточно баловать), мы вдруг на выходе столкнулись с Сетарой, которая, несмотря на промокшую одежду выглядела достаточно счастливой с пачкой какой-то сухой солёной рыбы в руках.
- Ага, поймались, - сказала она довольным тоном, - а мне шоколадку?
Ну, раз поймались, пришлось купить...

На кухонном столе стоял шикарный букет, обёрнутый в подарочный целлофан и соответственно перевязанный цветной праздничной лентой.
- Мама, помнишь, осенью здесь лежала синяя шёлковая лента для последнего звонка? - спросил Аджмал уже на выходе из кухни с тарелкой жаркого в руках.
- Господи! Ещё только пять часов, а я так устала, сынок! Сейчас пообедаю и вместе поищем. А откуда цветы?
- Завтра на последнем звонке каждый из нас будет дарить цветы одному из учителей. Я - твоей любимой Анне Ивановне.
- Прекрасно! Но почему-то сегодня, когда я встретила её в школе, она была очень расстроена, говорила о каком-то парне, который разбился на мопеде...

Вечером, по дороге на родительское собрание, мы с Сетарой шутили и сами над своими шутками смеялись до упаду, но когда увидели ехавший нам на встречу "Мерседес", за рулём которого сидел наш папочка, присмирели немного.
- Это куда же вы так поздно? - спросил муж, притормозив машину, на переднем сидении которой, как обычно, лежали пакеты, на этот раз с фруктами.
- На родительское собрание... - переглянувшись, ответили мы.
- Да сколько же можно на них ходить? - как-то обречённо вздохнул уставший после трудового дня папа.
- Дык, детей-то пятеро... - улыбаясь, оправдала нашу систему родительских собраний я.

Зал был полон родителей, когда я, оставив Сетару на произвол судьбы за его дверьми, вдруг осознала, что после общешкольного собрания, мне нужно будет определиться, в какой из трёх классов мне идти потом. На прошлой неделе было два родительских собрания - сначала в девятом, где учится Аджмал, а потом в шестом, где учится Сетара, но если в шестом сегодня необходимо присутствовать только тем родителям, которые пропустили прошлое собрание, то в девятом повторно нужно присутствовать для обсуждения важных вопросов, связанных с завтрашней экскурсией на теплоходе, экзаменов и выпускного вечера. А что делать с второклашкой? У неё-то вообще последний раз родителей собирали, кажется, в конце зимы!

Увидев Людмилу Николаевну, классного руководителя Аджмала, я направилась к ней с вопросом насколько важно моё присутствие на сегодняшнем собрании и в этот же самый момент совершенно случайно к нам подошла Лариса Петровна, учительница Ферешты, которая на шуточный ответ Людмилы Николаевны, мол, она не составляет конкуренцию другим учителям, не собирается отбивать у них родителей и предоставляет мне самой сделать выбор, тоже в шутку сказала, что я сама вправе выбирать куда мне "требiше" идти. Вдруг, опомнившись, она рассмеялась от новопридуманного ею слова и сказала, что я, как поэтесса, могу теперь использовать его на своё усмотрение.
"Спасибо, не надо, - мысленно усмехнулась я, несмотря на то, что с большим уважением отношусь к Ларисе Петровне - Педагогу с большой буквы. - Чтобы меня мои друзья из Украинского Портала Поэзии засмеяли потом?"

Мне очень понравилось душевное и содержательное обращение директора школы к родителям, но ещё актуальнее звучали слова школьного психолога о том, что только за последний месяц семеро (!) подростков в разных районах Киевской области совершили самоубийства. Как утверждают психологи, среди причин, толкающих детей на самоубийство, наиболее часто фигурируют конфликты со взрослыми, депрессивные состояния, спровоцированные, к примеру, разводом родителей, неразделенная любовь, ревность, подозрения в кражах и туманное определение «просто не захотелось жить», которое зачастую ни сам ребенок, ни даже опытный психолог не могут объяснить. А ещё детям просто-напросто не хватает родительской любви, их заботы и поддержки в трудный период. "Родители, где вы?" - кричит измученная детская душа. А их нет! Папа - в тюрьме или выпивает в компании алкоголиков! Мама - работает или, уставшая и нервная, кричит на ребёнка в тот самый момент, когда так нужна её ласка и доброе слово! А, может, тоже пьяная... Страшно думать, что есть такие родители! Страшно думать, что на свете существуют несчастные и обездоленные дети! А те случаи, когда после рождения моих дочек, ко мне в Киеве дважды приходили милиционеры, в первом случае проверяя, не я ли выбросила новорожденного в мусорный бак соседнего дома, а во втором случае - не мой ли это малыш голый в феврале месяце валяется на пустыре, который находится через дорогу? Не мой! Я своих люблю так, что жизнь ради них отдам! Но чьи же дети там, чьи новорожденные малыши корчатся от холода и голода, умирая? Неужели человеческие детёныши? Ответ однозначен, ведь вы и сами знаете, что звери так не поступают! Оказывается, люди делятся на две категории - люди и нелюди. Слава Богу, лично я нелюдей в жизни не встречала. Хотя, если хорошенько вспомнить... Та молодая красивая женщина, моя тёзка, которая в ночь с шестнадцатого на семнадцатое мая тысяча девятьсот девяносто восьмого года родила буквально после меня замечательного крепкого малыша и тут же отказалась, бросила его в одном из киевских роддомов, не смотря на уговоры врача-гинеколога и акушерки. Я не спрашиваю, каково ей, молодой и здоровой, жилось все эти пятнадцать лет, но ежегодно, особенно в день рождения Аджмала, я мысленно спрашиваю себя: "Что случилось с тем мальчиком? Как сложилась его судьба? Где он сейчас? Почему я не предприняла каких-нибудь, пусть даже противозаконных шагов, чтобы забрать его, словно у меня родились близнецы? Хорошо, если его усыновили добрые люди, ну, а если он бродит сейчас, никому не нужный, где-нибудь по улицам в поисках пропитания? Кто лечил его от кашля все эти годы? Кто радовался, когда прорезался первый зуб? А, может, его били или ненавидели всё это время? А вдруг..." Я понимаю, что не вправе осуждать кого бы то ни было, но брошенных и обездоленных детей мне очень-очень жалко! И, не смотря на то, что правильные ориентиры постепенно исчезают из нашей жизни, как и незыблемые эталоны, мне хочется кричать на весь мир: "Матери! Во что бы то ни стало, не оставляйте, любите своих детей! Пожалуйста..."

На собрании родителей девятиклассников обсуждались насущные вопросы завтрашней прогулки на теплоходе. Председатель родительского комитета отчиталась о купленной колбаске, балычке, помидорчиках, огурчиках и напитках, обязавшись к завтрашнему утру всё это нарезать и вовремя покормить детей.
- Алёнка, а если Аджмал не ест колбасу, в состав которой входит свинина, он будет голодным? - спросила я.
- Хорошо, что ты сказала об этом, - ответила мама Юры. - Нет проблем, на ваши деньги мы купим Аджмалу индюшиный рулет, пойдёт?

По дороге домой мы купили молоко и кексы, а заодно в быстром темпе, чтобы не задерживать очередь, рассказали продавщице, которая по совместительству является ещё и мамой одного из одноклассников Аджмала, что завтра у них уже не будет времени приходить домой, чтобы переодеться, и они в праздничной одежде и с лентами выпускников, после праздника последнего звонка так и поедут сначала на автобусе до причала, а потом уже три часа будут отдыхать на теплоходе. Для успокоения души родительницы, рассказали ей и о колбаске с балычком, и что брать с собой на прогулку ничего не нужно. Домой по дороге из магазина мы шли с нашей всегда жизнерадостной соседкой Оксаночкой, которая сегодня еле сдерживала слёзы от невыносимой душевной боли:
- Племянничек на мотоцикле разбился! Двадцать три года было! Ровесник моих сыновей, он рос вместе с ними. Да ты видела их - постоянно под вашими окнами на мопедах все вместе собирались. Завтра хороним...
Практически молча, мы медленно дошли домой, и на душе было очень тяжело от услышанного. Как же можно было разбиться на выезде из посёлка, где никогда не бывает какого-либо сильного движения? Как же так? Что делать? Как вернуть ребёнка матери? Как больно!
Это событие, действительно, имело место сегодня и никаким лезвием бритвы не вырежешь его из жизни, как и из моего рассказа. Начавшийся весело мой рассказ, переполосовала чужая боль. А весь посёлок завтра в полдень будет провожать в последний путь своего друга, сына, одноклассника, ученика, брата, племянника, соседа, жениха...

Придя домой, мы увидели, что в спальне в обнимку мирно спят уставшие за день Фаридик и папа. Как удивительно они похожи друг на друга! Мы поужинали, отыскали ленточку для Аджмала, распечатали пару рефератов для Джамшида. Я, после тщательной уборки на кухне, когда уже все спали, отсчитала шестьдесят две гривны на завтра для моего любимого студента, выставила будильник на нужное время и, воспользовавшись тишиной, села за компьютер Аджмала, решив описать этот день таким, каким он был, на долгую память.
Я писала до трёх часов ночи и, когда, затаив дыхание, потихонечку ложилась спать, муж, сквозь сон, спросил у меня:
- Ты уже пришла?
Я решила не отвечать на его вопрос, чтобы беседой не разбудить его окончательно среди ночи.
- Мама уже пришла, Фаридик!
- С фитнеса? - отчётливо сквозь сон спросил малыш.
Я решила, что притвориться спящей в три часа ночи было намного естественнее, чем поддерживать беседу двух любящих меня мужчин, которые жить без меня не могут. Поэтому я стала горячо молиться о них всей душой. О них и обо всех своих близких, насколько хватило сил. А также о чужом сыне...
Мне снились ангелы...

24 мая 2013г.

(на фото - тот самый букет)

© Copyright: Оксана Небесная (Гамза), 2013

Регистрационный номер №0138229

от 24 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0138229 выдан для произведения:

 Утро, как и всегда в будние дни, началось ровно в шесть с ренгтона мобильного телефона, провозглашавшего подъём старшего сына, благополучно поступившего прошлой осенью в один из Киевских университетов на факультет английской и французской филологии. Не смотря на то, что как и все студенты, он был уже взрослым и самостоятельным, мама, услышав рингтон, по-обыкновению стала прислушиваться - сразу ли встал или, как однажды уже это было, поддался искушению ещё пять минут полежать и тогда ведь всякое могло случиться. Если бы в прошлый раз не дремлющая и вечно беспокоящаяся мама, заподозрившая неладное минут через десять после звонка будильника, не потрепала его по плечу: "Сынуля, пора вставать. Доброе утро!.." 
- Доброе утро! - провозглашал солнечный свет через прозрачные оконные стёкла. 
- Доброе утро! - щебетали птицы, наполняя сердце радостью.
Приоткрыв дверь, я заглянула в детскую комнату, всё как обычно - четыре ноги впоперёк кровати и клубочек из одеяла на верхнем ярусе с одной стороны которого голова, а с другой ножки сорок второго размера новоиспечённого пятнадцатилетки Аджмала (когда они выросли и то ли ещё будет - у старшего красавчика ножки сорок седьмого! ). Мои детки...
- Привет, сыночек! Доброе утро! - улыбнулась я сыну, сосредоточенному на изучении фонетики к сегодняшней контрольной.
- Салам, мамочка! - на мгновение он оторвал взгляд от распечатанных вчера на принтере листов А-4.
- У тебя всё хорошо? Денежки я положила в твою сумку. Шестьдесят две гривни. Хватит?
- О, да! Мне бы ещё двадцаточку - сегодня будет необходимо сделать много ксерокопий...
- Хорошо. Ночью шёл сильный дождь, оденься потеплее, - притворила я дверь за собой и подумала, что таки не всегда можно доверять официальным прогнозам погоды, согласно которым по всей Украине целую неделю солнце должно накалять воздух не менее чем до тридцати градусов по Цельсию.
Открыв шкаф, где на полке под моей одеждой я складываю стопочкой все мелкие гривни, которые равномерным потоком ежевечерне приходят сюда и так же равномерно и закономерно исчезают каждое утро, оставляя за собой изредка лишь крохи, я взяла зелёненькую двадцаточку и, благословляя, вложила их в сыновью сумку. После этого налила в мой любимый блестящий китайский электрочайник-термос около четырёх литров воды и включила его в сеть, наблюдая, как загорелась жёлтая лампочка на его панели управления. Молодцы китайцы, в очередной раз подумала я и мысленно поблагодарила их за  то, что позаботились о том, чтобы облегчить мне нескончаемый процесс приготовления чая для членов моей семьи и кофе для себя любимой и немногочисленных подруг. После этого обвела взглядом кухню - светло и чисто, смахнула со стола какие-то неизвестного происхождения крошки и, довольная, пошла в свою комнату - теперь можно прилечь ещё на полчасика. Завтрак Джамшид приготовит себе сам - пожарит яйца или сделает бутерброд, а может, в честь диеты, просто съест банан. Взрослый, пусть привыкает понемногу к самостоятельной жизни...

Ферешта привычным движением похлопала меня ладошкой по ноге (надо же, задремала значит, даже не попрощалась с Джамшидом, ну, пусть езжает с Богом, надеюсь, ему удалось быстро поймать попутку до Киева):
- Мама! А ты зашила мои колготки?
- Сейчас-сейчас, заюшка! - вскакиваю я, глядя на часы, ведь нужно всё успеть вовремя сделать, чтобы никто не опоздал в школу.
Зубами отрываю нитку с зашитых наспех колгот и, включив утюг, тут же в зале на полу расстилаю одеяло, чтобы погладить высохшие за ночь белые рубашечки всем троим школьникам, пока те чистят зубы и,умываясь, прикалываются, как модно сейчас выражаться, друг с дружки. Пока одеваются, готовлю чай, нарезаю бутерброды и наблюдаю, как, продолжая шутить и смеяться, они с аппетитом поглощают свой завтрак.
- Что ж ты, мама, чай-то малосладкий приготовила? Пожалела сахарку родному сыну? - шутит Аджмал и мама, словно спецназ, тут же подкидывает сахарку и ловким движением руки в быстром темпе его размешивает.
- Ну, а теперь-то всё нормально, Ваше Величество? 
- Сыр тонковато порезан, - ухмыляется сынок, не сдаваясь.
- Возьми весь оставшийся кусок и у тебя получится самый толстый бутерброд на свете! - выхожу из положения я.
Девчонки пырскают со смеху и Сетара тут же примеряет весь оставшийся сыр, грамм на двести весом, на свой кусок хлеба и на радость всем пытается укусить этот огромный бутерброд, который никак не помещается в рот, как не крути. Звонок в дверь подгоняет церемонию чаепития, потому что обычно в это время он означает, что по пути в школу пришла одноклассница и время завтрака истекло. 
Мама бегом кладёт в портфели по яблоку, даёт деньги на булочки и сок, в темпе заплетает косы неугомонным девчатам, которые продолжают лопаться со смеху теперь уже с подружкой...

Когда дверь за школьниками закрывается, я вспоминаю, что уже больше месяца каждое утро я начинаю со стакана воды и, с просьбой об очищении и исцелении, молясь и одновременно нажимая на помпу двадцатилитрового бутля с чистой артезианской водой, которую нам раз в неделю привозят по шестьдесят литров из Киева, я быстрыми глотками выпиваю свою целительную воду и начинаю уборку сначала в кухне, а затем собираю в обязательном порядке наспех разбросанные по залу каждое утро вещи, негодуя на то, что дети абсолютно не обращают внимания на все мои ежедневные уговоры и призывы аккуратно укладывать свои чистые вещи на места, а грязные в корзину для грязного белья. Застилаю постели и тут просыпается муж, который с давних пор привык по ночам долго засиживаться в интернете, жалуясь на бессонницу.
- Доброе утро, Оксаночка! Я завтракать не буду, мне сегодня нужно пораньше выехать на работу, вчера обещал быстро закончить машину. Человеку нужно уезжать, просил...
- Доброе утро. Тогда с собой заверну котлеты из холодильника, я их и разогревать не буду, всё равно остынут, - предлагаю я.
- Нет, котлеты пусть вам останутся, а я найду что-нибудь...
Быстро собрашись, муж начинает ежеутреннюю церемонию поиска своей барсетки с документами, к которой присоединяюсь и я. Сегодня мы находим её на удивление быстро и он, крепко обняв, целует меня перед выходом, склоняется к ногам, целует их, смотрит мне в глаза: "Любимая! Смотри, чтобы всё было так, как надо, я тебя очень люблю!" и закрывает дверь за собой. В это время из спальни выбегает Фаридик и несётся на кухню, чтобы через оконное стекло успеть помахать папе, отъезжающему от дома на автомобиле. Папа тормозит на мгновение, улыбается усердно машущему обеими ручками сыну и отезжает. Ему, как и старшему сыну, предстоит преодолеть ежеутренние сорок восемь километров до Киева, подобрав по пути столько народу, сколько сможет вместиться в наш семейный микроавтобус "Мерседес-Бенц" до станции Метро Лесная, а потом ещё минут десять до Троещины, где он вот уже пятнадцать лет непрерывно работает, практически без выходных и совсем без отпусков...
- Мама, мне приснилось, что мне семь лет и я хожу в школу! - радостно возвещает Фаридик. - А тебе?
- Мне снились ангелы, сынок, они стояли надо мной, такие большие, святые и светлые, я видела их серьёзные неземной красоты лица, на фоне чистого, несокрушимого неба, по два огромных размеров цвета светлого неба крыла, они что-то говорили мне, но подробностей я не помню, к сожалению... Что тебе приготовить, сынок? Может, кашу?
- Нет! Или чипсы, или яичко, или подавленную картошку, или блинчики... Лучше блинчики, о-о-о! Ты знаешь, как от блинчиков человеки вырастают? - он ставновится на пол и, потихоньку поднимаясь на носки, демонстрирует бурный рост человеков от блинчиков, вытянувшись при этом насколько возможно вверх. И так как это выглядело очень убедительно, я, улыбнувшись, сразу же вытянула из стола пакет с мукой, два яйца... 
- Я буду тесто мешать! - вытянув ложку из ящика, заявил Фаридик и принялся за работу. - Я осторожно!
Мы быстро справились с приготовлением двух блинов, которые по своему составу практически ничем не отличались от омлетов. И тут же я приступила к приготовлению следующего заказа под названием "кофе-мофе". А пока завтрак остывал, Фаридик нехотя пошёл в ванную умываться...

Лично мой первый завтрак неизменен по своему составу и ощущениям уже, наверное, около года. Однажды у меня заболел желудок и я где-то вычитала, что хорошо помогает принятый натощак взбитый с сахаром белок. Со временем, не смотря на то, что мой крепкий желудок полностью выздоровел, я усовершенствовала этот рецепт и вместо сахара взбиваю белок с половинкой банана каждое утро на завтрак. Это не завтрак - это блаженство! Завтрак-десерт, он так и тает во рту. Кроме того, мне, как фитнес-инструктору, никогда не помешает дополнительная порция белка, а банан, как известно, укрепляет сердце. Это не завтрак, но просто находка для женщины, изо всех сил пытающейся вести здоровый образ жизни, но организм и душа которой, не приемля строгих диет, вечно выискивают чего-нибудь вкусненького!
- Мам! - прерывает блаженство голос сыночка. - Я случайно разлил кофе-мофе! Принеси мне тряпку!
О, нет! Сладкое какао с молоком, пролитое на диван в гостинной, мгновенно впиталось в ткань и какой такой тряпкой его теперь можно оттуда вымыть?
- Ну неужели так трудно позавтракать на кухне, сынок? Мультики никуда не убегут! Давай договоримся, что ты так больше не будешь? - с надеждой произношу я мои привычные просьбы.
Быстро-быстро Фаридик кивает головой и его округлившиеся от переживаний за судьбу дивана и на всякий случай за судьбу своего мягкого места глаза, изучающе наблюдают за каждым движением мамы, пытающейся договориться с сыном, как со взрослым, в надежде, что такое больше действительно никогда не повторится.

Так, на чём я остановилась? Да - остатки десерта, которые ещё можно соскрести со стенок пиалки! Сразу после этого я достаю с полки свою прозрачную поллитровую чашку для утреннего кофе с молоком, в который я, кроме сахара и свежего имбиря, обязательно добавляю ещё и щепотку морской соли. Знаю - странный рецепт. Я сама его придумала, когда в общей сложности девять лет и пять месяцев по очереди вскармливала грудью своих пятерых деток. С тех пор осталась привычная поллитровая кофейная чашечка (меньшая меня перестала устраивать) и щепотка соли для того, чтобы сахара употребить чуть меньше. Неизменный кусок сыра (за неименеем свежего творога) без хлеба и мультивитаминка. Всё это несу на компьютерный стол (и эта мама ещё пытается детей учить кушать в правильном месте!) и в этот момент начинается некий ритуал, во время которого я вроде бы и отдыхаю, вроде бы и завтракаю, но в то же время в течение некоторого времени успеваю просмотреть почту или, сосредоточившись, записать свои мысли на всякий случай. Иногда во время этих церемоний рождаются красивые строки, постепенно оформлящиеся в стихотворения...
- Мама, а когда мы гулять пойдём? - прерывает мои размышления Фаридик.
 Я, встрепенувшись, быстро выключаю компьютер.
- Сейчас быстренько приготовим обед и сразу гулять! Только мне нужно помочь, сынок!
Пытаясь всё сделать как можно быстрее, я достаю из холодильника баранью вырезку, которую вчера привёз наш кормилец-папочка и, попытавшись разрезать её, поняла, что с первой попытки мне не удастся это сделать. Быстро поточив нож специальным приспособлением, я обрадовалась, что не всё потеряно и с лёгкостью начала нарезать мясо, сравнивая в душе достоинства поточенного и пороки и недостатки непоточенного ножей, чувствуя себя при этом героиней кухни и даже шеф-поварицей, с гордостью осознавая, что я реально крепкая женщина, которая способна в течение считанных минут не только поточить нож, но и нарезать баранью вырезку мелкими кусочками! Промыв мясо, я забрасываю его в глубокую кастрюлю в кипящим подсолнечным маслом и накрываю крышкой. Всё, антракт, конец первой части, можно сказать. Пошли одеваться, сынок! 
Церемонию одевания принца и поиски соответствующей погоде одежды прерывает звонок в дверь. Это из школы, которая находится от нас не менее как в километре, прибежал Аджмал, который забыл дома мобильный и почему-то не догадался найти в школе одну из сестричек, чтобы воспользоваться их телефонами.
- Мам! Срочно... в течение трёх часов ты должна зайти к директору школы. Не забудь! - и тут же побежал назад.
Здорово, всё-таки, подумала я. Бегать на длинные дистанции в быстром темпе, чтобы не опоздать на урок, иногда даже очень полезно. Вот мы в своё время...

- Оксаночка! - приоткрыв входную дверь в квартиру, заглянула соседка. - Яйца не надо?
- Надо-надо, тёть Ань, и побольше! Чего ж я фабричные буду покупать, когда домашние под боком несутся?
Рассчитавшись с соседкой, мы с Фаридиком вошли на кухню, чтобы начать вторую часть таинства приготовления нашего жаркого (да не посмеются с меня настоящие мастера этого нелёгкого дела). Мясо за это время успело стушиться в собственном соку, и пока я помешивала его, чтобы оно ещё и равномерно обжарилось в большой и круглой чугунной кастрюле, которая очень даже часто выполняет роль и сковородки тоже, Фарид успел поразмышлять на тему "Пятнадыать - это не буква, а цифра", съесть одно с половиной жаренных яйца и мыл за собой тарелочку, приговаривая:
- Все придут и удивятся, что тарелка та-ак блестит, ну та-а-ак блестит!
Я в это время нарЕзала побольше запасённого с осени лука, который начал проростать и потому, чтоб не выбрасывать, не скупясь готовила его направо и налево со всеми мысленными и немысленными блюдами, во время чего Фаридик убежал в зал, чтобы глазки не плакали, нажал на клавиатуре букву "Л" и нашёл в поисковике свой любимый мультик про Лунтика и его друзей.
Пока лук вместе с мясом обжаривались, я привычными движениями быстро начистила достаточное количество картошки, после чего добавила в кастрюлю томатную пасту, воду, закидала туда четвертованные картошинки, посолила, накрыла крышкой и ровно на пять минут прилягла на пол, чтобы снять накопленную за утро, непонятно откуда взявшуюся усталость. Пятиминутный отдых и душ сделали своё воскрешающе-восстановительное дело, мы с Фаридиком оделись, отключили дошедшее до нужной кондиции содержимое кастрюли, которому предстояло сегодня удовлетворять аппетиты её прихожан, приходящих в течение дня по очереди неизменно в голодном состоянии членов нашей семьи.

Погода была прекрасной и слава Богу, что прогноз о тридцатиградусной жаре не сбылся! Бог лучше знает! Ночью дождь поливал жаждующую землю, которой вот-вот рожать, и сейчас, проходя мимо омытых сиреневых кустов, мы вдыхали ароматы весны, впитывали в своё сердце её душистую радость и были счастливы с сыном, щебеча по дороге на разные житейские темы.
Фаридик так и въехал в школу, как был, на роликах. Мы поднялись на второй этаж и перед кабинетом директора я предложила ему для приличия переобуться в предусмотрительно положенные в сумку кроссовочки. Минут пять подождав в приёмной на стульчиках и припрятав под них ролики, мы зашли в распахнутую дверь директорского кабинета. 
- Валентина Степановна, можно войти?
- Заходьте, будь ласка, Оксана Петрiвна. - С неизменной улыбкой на лице, добродушно пригласила нас директрисса. - Справа у тому, що я вповноважена передати Вам деяку суму грошей, яку видiлила районна державна адмiнiстрацiя для малозабеспеченних родин, дiтей сирiт, та учнiв з багатодiтних родин. Сума хоча i невеличка, але бiльшої нема, - будто извиняясь, проговорила Валентина Степановна. - Ну, може хоч бананiв своїм дiткам купите.
И хотя сумма, действительно, была символической в сравнении с нынешними ценами на всё, я поблагодарила эту сердечную женщину и (кстати о ценах) вспомнила, что хотела ей рассказать о телефонном звонке с известного ей издательства, которое предлагало издавать стихи одарённых детей по баснословным ценам! Слово за слово, речь зашла на некоторые близкие нам обеим темы, и к концу нашей беседы, взяв вдруг сборник моих стихотворений в свои руки, Валентина Степановна, не смотря на кучу лежавших на столе неподписанных документов и другой работы, накопившейся к концу учебного года, начала очень душевно и чувственно читать мои стихи.
- Хiба ж може бути людина настiльки розумною, щоб так писать? 

В наилучшем настроении мы с Фаридиком покинули школу и, наконец-то, у ребёнка появилась возможность поиграть со сверстниками на детской площадке в садике. Мама с удовольствием раскручивала их на новой карусели, которая отличалась от старой тем, что даже при незначительных мышечных усилиях, она набирала такую скорость, от которой малышам становилось действительно весело и не скучно жить на Земле! Вот оно - счастье на свежем воздухе! Новая детская площадка!
- Мы сами можем!
Ну, вот и замечательно! У меня появилась возможность присесть рядом на лавочке и наконец-то прочесть замечательную книгу, которую совсем недавно мне прислала моя подруга - отличные рассказы из её жизни и душевные стихи, будто в это самое время милая сердцу мудрая подруга сидит рядом и беседует со мной о жизни... Целый час для души, лишь изредка поглядывая на хороших деток, весело играющих на детской площадке...
- Мам! Пиццу купишь? - обрывает удовольствие нежный голосочек. - А то я та-а-ак сильно проголодался!
- Хорошо, куплю такому хорошему и любимому сыну, пошли!
- Большую куриную разогрейте нам, пожалуйста, и разрежьте, пока в другом отделе мы купим сок, - прошу я продавщицу и в течение считанных минут проголодавшийся пятилетний мальчик на моих глазах поглощает кусочек за кусочком всю большую пиццу целиком, запивая соком через пластиковую трубочку!
Вот это аппетит, слава Богу! Не зря же маленьких детей ещё называют растущими организмами! Это, наверное, слова-синонимы!
- Мам, вы где сейчас? Я уже вышла из школы! - раздаётся в телефонной трубке голос Ферешты, которая завтра, шутка ли сказать, заканчивает второй класс.
- Мы как раз идём к тебе, чтобы отдать учительнице справочку о том, что ты вчера пропустила школу из-за зуба, который тебе удалил стоматолог. Постой, мы сейчас!
Ферешта бежала на встречу нам такая смешная, как косолапый мишка в образе девочки с косичками, в сарафане и новых розовых туфельках. 
- Постарайся не заворачивать ножки вовнутрь, ну, вспомни, как я тебя учила ставить при ходьбе ступню, как балеринка!
- Ага! А что у вас есть поесть? - интересуется балеринка, глядя, как Фарид дожёвывает остатки пиццы.
- Большую куриную разогрейте нам, пожалуйста, и разрежьте, пока в другом отделе мы купим сок, - пришлось повторить заказ.
- Что, понравилась пицца? - интересуется продавщица.
- Да я и не пробовала, но детям, кажется, под видом пиццы можно предложить всё, что угодно в разогретом виде...
Дождь снова начинал моросить, когда мы вспомнили, что совершенно не подумали о зонтах, хотя небо с самого утра пророчило дождь.
- Пойдёшь к Александре Васильевне, или уже не будешь больше ходить - конец года, всё-таки?
- Пойду-пойду, ну, пожалуйста, пойду! - запрыгала вместе с пицей за щеками Ферешта. - А то ведь завтра на хореографию...
Мы быстренько расстались возле дома Александры Васильевны - нашего любимого репетитора, к которой однажды шесть лет назад наш любимый покойный дедушка отвёл старшую дочь Сетару, а в прошлом году настала очередь Ферешты. Занятия всегда проходили с удовольствием и вознаграждались чаепитием, а то и жаренной картошкой в конце занятий. 
Мы же с Фаридиком, как и всегда, сначала зашли в магазин, купили всё самое необходимое и, нагрузившись пакетами, быстренько пошли домой, подгоняемые моросящим дождём.
Дома никого ещё не было, когда мы дружно разложили по местам содержимое пакетов, загрузили грязное бельё в стиральную машинку и начали нарезать салат для обеда.
- Мама, ты не переживай, я сам всё нарежу! - сказал Фарид и принялся кромсать огурец огромными кусками.
- Хорошо, только капусточку я сама нашинкую, маленьким деткам нельзя. И лучок я сама, чтобы у тебя глазки не болели, хорошо?

- О-о-о-о! Запах барашки! - простонал Джамшид с самого порога. 
- Здравствуй, мама! Здравствуй, братик! Как дела? - нападая на жаркое, интересовался Джамшид, сосредоточась на содержимом тарелки.
- Что нового в Университете?
- Ужас! Ужас! Это ужас! Нам столько задали, что я даже не знаю, успею ди я до завтра всё сделать! Сейчас пришлю на твой компьютер файлы, распечатай, пожалуйста!
- Хорошо, только чуть позже, если можно. Сейчас я должна взять зонт и сходить за Ферештой. Видишь, какой дождь начался? И ещё я обещала отправить твоей тёте в Канаду свою книгу, она обижается, что я до сих пор не выслала. Я думала, что ей не интересно, она ведь не читает по-русски, но она сказала, что хоть картинки посмотрит... Вобщем, через час я в твоём распоряжении.

Поднявшись на последний этаж, где жила Александра Васильевна, я перевела дух от быстрого подъёма по лестнице и зашла в квартиру.
- Мы сегодня очень много работали! - встретила меня радушная хозяйка, следом за которой из кухни вышла улыбающаяся Ферешта. - А теперь пьём чай, присоединяйтесь к нам! Проходите, мы покажем Вам чем мы занимались, ну хоть на минуточку!
С улыбкой на губах отчитавшись о проделанной работе по всем предметам, Александра Васильевна пригласила меня в спальню:
- Пойдёмте, я Вам что-то покажу! Посмотрите - на этой прикроватной тумбочке среди предметов первой неотложной помощи, как то лекарства от высокого давления, лежит сборник Ваших стихотворений, Оксаночка, который я читаю перед сном. Ваши стихотворения - лекарство для моей души, спасибо Вам за них...

Когда мы с Ферештой купили в магазине "секретную" шоколадку ( "секретные" вкусности покупаются тем избранным счастливцам, которые находятся рядом с мамой в момент прогулки, если мама решает, что остальных сегодня уже достаточно баловать), мы вдруг на выходе столкнулись с Сетарой, которая, несмотря на промокшую одежду выглядела достаточно счастливой с пачкой какой-то сухой солёной рыбы в руках.
- Ага, поймались, - сказала она довольным тоном, - а мне шоколадку?
Ну, раз поймались, пришлось купить...

На кухонном столе стоял шикарный букет, обёрнутый в подарочный целофан и соответственно перевязанный цветной праздничной лентой.
- Мама, помнишь, осенью здесь лежала синяя шёлковая лента для последнего звонка? - спросил Аджмал уже на выходе из кухни с тарелкой жаркого в руках.
- Господи! Ещё только пять часов, а я так устала, сынок! Сейчас пообедаю... А откуда цветы?
- Завтра на последнем звонке каждый из нас будет дарить цветы одному из учителей. Я - твоей любимой Анне Ивановне.
- Прекрасно! Но почему-то сегодня, когда я встретила её в школе, она была очень расстроена, говорила о каком-то парне, который разбился на мопеде...

Вечером, по дороге на родительское собрание, мы с Сетарой шутили и сами со своих шуток смеялись до упаду, но когда увидели ехавший нам на встречу "Мерседес", за рулём которого сидел наш папочка, присмирели немного.
- Это куда ж это вы так поздно? - спросил муж, притормозив машину, на переднем сидении которой, как обычно, лежали пакеты, на этот раз с фруктами.
- На родительское собрание... - переглянувшись, ответили мы.
- Да сколько ж можно на них ходить? - как-то обречённо вздохнул уставший после трудового дня папа.
- Дык, детей-то пятеро... - оправдала нашу систему родительских собраний я.

Зал был полон родителей, когда я, оставив Сетару на произвол судьбы за его дверьми, вдруг осознала, что после общешкольного собрания, мне нужно будет определиться, в какой из трёх классов мне идти потом. На прошлой неделе было два родительских собрания - сначала в девятом, где учится Аджмал, а потом в шестом, где учится Сетара, но если в шестом сегодня необходимо присутствовать только тем родителям, которые пропустили прошлое собрание, то в девятом повторно нужно присутствовать для обсуждения важных вопросов, связанных с завтрашней экскурсией на теплоходе, экзаменов и выпускного вечера. А что делать с второклашкой? У неё-то вообще последний раз родителей собирали в конце зимы!

Увидев Людмилу Николаевну, классного руководителя Аджмала, я направилась к ней с вопросом насколько важно моё присутствие на сегодняшнем собрании и в этот же самый момент совершенно случайно к нам подошла Лариса Петровна, учительница Ферешты, которая на шуточный ответ Людмилы Николаевны, мол она не составляет конкуренцию другим учителям и не собирается отбивать у них родителей, предоставила мне самой сделать выбор, тоже в шутку сказала, что я сама вправе выбирать куда мне "требiше" идти. Вдруг, опомнившись, она рассмеялась от новопридуманного ею слова и сказала, что я, как поэтесса, могу теперь использовать его на своё усмотрение.
"Спасибо-ненадо, - подумала я. - Чтобы меня мои друзья с Украинского Портала Поэзии засмеяли потом?"

Мне очень понравилось душевное и содержательное обращение директора школы перед родителями, но ещё актуальнее звучали слова школьного психолога о том, что только за последний месяц семеро (!) подростков в разных районах Киевской области совершили самоубийства. Как утверждают психологи, среди причин, толкающих детей на самоубийство, наиболее часто фигурируют конфликты со взрослыми, депрессивные состояния, спровоцированные, к примеру, разводом родителей, неразделенная любовь, ревность, подозрения в кражах и туманное определение «просто не захотелось жить», которое зачастую ни сам ребенок, ни даже опытный психолог не могут объяснить. А ещё детям просто-напросто не хватает родительской любви, их заботы и поддержки в трудный период. "Родители, где вы?" - кричит измученная детская душа. А их нету! Папа в тюрьме или выпивает в компании алкоголиков! Мама работает или, уставшая и нервная, кричит на ребёнка в тот самый момент, когда так нужна её ласка и доброе слово! А, может, тоже пьяная... Страшно думать, что есть такие родители! Страшно думать, что на свете существуют несчастные и обездоленные дети! А те случаи, когда после рождения моих дочек, ко мне в Киеве дважды приходили миллиционеры, в первом случае проверяя, не я ли выбросила новорожденного в мусорный бак соседнего дома, а во втором случае - не мой ли это малыш голый в феврале месяце валяется на пустыре,который находится через дорогу? Не мой! Я своих люблю так, что жизнь ради них отдам! Но чьи же дети там, чьи новорожденные малыши корчатся от холода и голода, умирая? Неужели человеческие детёныши? Ответ однозначен, ведь вы и сами знаете, что звери так не поступают! Оказывается, люди делятся на две категории - люди и нелюди. Слава Богу, лично я нелюдей в жизни не встречала...

На собрании родителей девятиклассников обсуждались насущные вопросы завтрашней прогулки на теплоходе. Председатель родительского комитета отчиталась о купленной колбаске, балычке, помидорчиках, огурчиках и напитках, обязуясь к завтрашнему утру всё это нарезать и вовремя покормить детей.
- Алёнка, а если Аджмал не ест колбасу, в состав которой входит свинина, он будет голодным? - спросила я.
- Хорошо, что ты сказала об этом,- ответила мама Юры. - Нет проблем, на ваши деньги мы купим Аджмалу индюшиный рулет, пойдёт?

По дороге домой мы купили молоко и кексы, а заодно в быстром темпе, чтобы не задерживать очередь, рассказали продавщице, которая по совместительству ещё и мама одного из одноклассников Аджмала, что завтра у них уже не будет времени приходить домой, чтобы переодется, и они в праздничной одежде и с лентами выпускников, после праздника последнего звонка так и поедут сначала на автобусе до причала, а потом уже три часа отдыхать на теплоходе. Для успокоения души родительницы, рассказали ей и о колбаске с балычком, и что брать с собой на прогулку ничего не нужно. Домой по дороге из магазина мы шли с нашей всегда жизнерадостной соседкой Оксаночкой, которая сегодня еле сдерживала слёзы от невыносимой душевной боли:
- Племянничек на мотоцикле вчера разбился! Двадцать три года было! Ровесник моих сыновей, он рос вместе с ними. Да ты видела их - постоянно под вашими окнами на мопедах все вместе собирались. Завтра хороним...
Практически молча, мы медленно дошли домой, и на душе было очень тяжело от услышанного. Как же можно было разбиться на выезде из посёлка, где никогда не бывает какого-либо сильного движения? Как же так? Что делать? Как вернуть ребёнка матери? Как больно! 
Это событие, действительно, имело место сегодня и никаким лезвием бритвы не вырежешь его из жизни, как и из моего рассказа. Начавшийся весело мой рассказ, переполосовала чужая боль и весь посёлок завтра в полдень будет провожать в последний путь своего друга, сына, одноклассника, брата, племянника, соседа, жениха...

Придя домой, мы увидели, что в спальне в обнимочку мирно спят уставшие за день Фаридик и папа. Как удивительно они похожи друг на друга! Мы поужинали, отыскали ленточку, распечатали пару рефератов для Джамшида. Я, после тщательной уборки на кухне, когда уже все спали, отсчитала шестьдесят две гривни на завтра для Джамшида, выставила будильник на нужное время и, воспользовавшись тишиной, села за компьютер Аджмала и решила описать этот день таким, каким он был, на долгую память.
Я писала до трёх часов ночи и, когда потихонечку ложилась спать, муж, сквозь сон спросил у меня:
- Ты уже пришла?
Я решила не отвечать на его вопрос, чтобы беседой не разбудить его окончательно среди ночи.
- Мама уже пришла, Фаридик!
- С фитнеса? - отчётливо сквозь сон спросил малыш.
Я решила, что притвориться спящей в три часа ночи было намного естественнее, чем поддерживать беседу двух любящих меня мужчин, которые жить без меня не могут. Поэтому я стала горячо молиться о них всей душой. О них и обо всех своих близких, насколько хватило сил. А также о чужом сыне...
Мне снились ангелы...

Рейтинг: +1 183 просмотра
Комментарии (2)
Лидия Гржибовская # 11 июня 2013 в 11:15 0
Трудно быть мамой, но это так здорово, когда рядом те, кто тебя любит и кого любишь ты, а внуки появятся - это вообще чудо, у меня их четверо, и я каждый день молюсь о их здравии
Оксана Небесная (Гамза) # 26 июля 2013 в 18:24 0
Спасибо, дорогая! Я желаю счастья тебе и твоим родным! Спасибо, что заглянула и прочла! flower