Марш-бросок

20 января 2014 - Андрей Семенов
  - Первые пять человек поедут в отпуск, - сказал командир роты. – Если, конечно, мы первое место займем. Вне зависимости от срока службы.
 Предстоял марш-бросок на 10 километров с полной выкладкой. То есть с автоматом, шинелью в скатке, противогазом.
 Наша разведрота была самым спортивным подразделением в полку. И соревновались мы с такими же лучшими подразделениями других полков нашей танковой дивизии. На приз газеты «Красная Звезда». Какой это приз для наших командиров мы не знали. Наш приз нам озвучили.
 Я представил себе пироги, которые печет моя мама, остальные вкусности, дни без приказов, без «рота-подъема», без бесконечного мозговынимания и решился. Я буду в числе этих пятерых!
 Бегали мы и так каждое утро по 3 километра. Кроме воскресенья. В воскресенье был вроде как отдых, но работа для солдат всегда находилась.
 Так вот, кроме этих утренних пробежек наш командир решил нас еще потренировать. Бегать мы стали чаще.
 И, наконец, он решил проверить нашу подготовку. Не облажаемся ли мы на марш-броске. Был намечен маршрут: 10 километров по лесу возле стрельбища. Мы должны были дать большой круг и вернуться на место старта.
 Старшина засек время и махнул рукой:
 - Пошли!
 И мы побежали, преодолевая внутренний мандраж. Добежали до леса и растянулись по ухоженной асфальтированной дороге среди деревьев. В Польше даже посреди леса, где рядом в основном только небольшие деревни, дороги, как на картинке.
 И тут появился автобус. Голубого цвета. Хосиев его в шутку тормознул. Но автобус остановился.
 - Пан, подвези! – задорно попросил Хосиев.
 - Прошу, прошу! – поляк гостеприимно повел рукой.
 Мы ломанулись, радуясь неожиданному спасению. Быстро набились внутрь, и автобус поехал.
 Лебедь, Раков и Щучкин бежали последними. Они не успели в автобус. Мы сидели и смотрели в окно на их беззвучно открывающиеся рты и протянутые к нам руки.
 Пан провез нас большую часть маршрута.
 Мы добежали до края леса и спрятались в кустах. Дальше было открытое пространство для эффектного финиша. Там дожидалось наше командование.
 - Надо не наколоться, - сказал Молоков. – Время точно высчитать, когда выбегать.
 - И чтобы каждая сука выглядела уставшей! – прикрикнул Хосиев.
 Показались наши отстающие. В фильме «Смок и Малыш» по Джеку Лондону Смок идет с тяжелым рюкзаком за носильщиками-индейцами. Индейцы с большим грузом идут быстрее. Они сделали привал, отдохнули. А Смок еле-еле дошел до них. И только он собирается снять свою поклажу, индейцы встают. Привал окончен!
 Троица только добегала до нас, с красными лицами, облитыми потом, когда мы стартанули, вернее, финишировали!
 Бежать было радостно и легко. Мы на этот раз не растратили свои драгоценные силы в угоду начальству. Они остались с носом!
 Добежали, притворно тяжело дыша. Кто-то опускался на колени.
 Лебедь, Раков и Щучкин, наверное, растратились, чтобы нас догнать. На финише они уже сдохли.
 Раков и Щучкин поддерживали спотыкающегося Лебедя за руки, как за крылья.
 - А ну, быстрей! – заорал старшина.- Мать вашу, бойцы!
 Бойцы доплелись и упали.
 - Не уложились! – горестно сказал старшина. – Эти совсем, а основная группа тоже херово пробежала.
 Мы слишком пересидели в кустах.
 Ротный наливался красной краской. Но, на удивление, ругаться не стал. Мы построились и пошли в казарму.
 И гонять нас прекратили. Видно, дали отдохнуть перед боем.
 Утром, в день марш-броска, всем выдали по несколько кусочков сахара.
 - Это глюкоза, - сказал ротный. – Сразу всасывается в кровь. Когда начнете уставать, съешьте кусочек, придут силы. Еще устанете, еще кусочек.
 Я настраивался. Всего лишь час! Выложиться! И домой!!! Увидеть родных!!! Мамины пирожки!!! Заехать в Москву!!!
 Беговыми победами я никогда не отличался. В школе в 10 классе надо было сдать норматив по бегу. Я еле-еле его сдал. Отец сказал, что надо бежать за сильными бегунами и стараться от них не отстать. Я прикрепился к Вовке Рылько. Он худой, с длинными ногами, бежал быстро, и приходилось туго. В конце я стал задыхаться и отстал, но норматив выполнил.
 А, вообще, в школе, когда бегали, у меня часто кололо в боку. Одна девчонка сказала, что надо набрать в рот побольше воздуха и задержать дыхание. Тогда пройдет. Иногда проходило, иногда нет.
 По утрам еще бегал на первом курсе в лесу возле нашего общежития. Готовился к армии. Но трусцой и не каждый день.
 Дали время на подготовку. Шинель надо было скатать правильно. Чтобы она была компактной и не мешала. Скатанную шинель перевязывали брючным ремнем. Продевали внутрь скатки голову, сверху одевали автомат. Еще подсумок с магазинами на ремень и сумку с противогазом. В подсумке были магазины с боевыми патронами. Пробежав, надо было еще отстреляться. В смысле, успешно поразить мишени автоматным огнем. И, естественно, бежали не в кроссовках, которые в армии не полагались, а в сапогах. Это и была полная выкладка.
 Нас вывезли на место старта. Бежать надо было по дороге, по асфальту.
 Я был готов. Дали старт, и я рванул. Сразу за первыми. Это были Абсурдямов, еще кто-то. Я бежал след в след за Гадалкиным. Он бегал хорошо. Мы сразу оторвались от всех. Я замыкал передовую группу.
 Мой командир взвода Маринин стоял на обочине дороги через некоторое расстояние. Я поймал на себе его удивленный взгляд. «А ты думал!» - мысленно сказал я ему. А может, и не сказал, не стал терять на это энергию. Берег.
 Первое время бежать было тяжело. Но вскоре всех объединил общий размеренный темп. Я не отстал!!!
 Мы бежали, светило Солнце! Жизнь прекрасна! Я добегу!
 Впереди показались бегущие солдаты. Наверное, мы стали догонять танкистов. Вот это мы! Но, поравнявшись, я похолодел. Это наши! Наша рота, которая оставалась сзади! Оказывается, ротный договорился с машиной, и их всех довезли на полдороги вперед.
 Ситуация повторилась с точностью до наоборот. Они бежали со свежими силами. Мы сильно потратились на старте.
 Я разозлился. Весь мой настрой, вся моя мечта грозили обернуться прахом. Нет! Я добегу! Я выполню то, что хотел! Вам не отобрать мои пирожки!
 Я прибавил скорости и начал всех обгонять. Ребята с нашей передовой группы тоже.
 И вот я бегу за Гадалкиным. Больше рядом никого нет. Кто-то впереди, кто-то сзади. Мы бежим вдвоем. Он дышит с трудом. Бег уже не тот, что на старте. Как будто замедленная съемка. Я обгоняю его. Он поворачивает голову, но прибавить уже не может.
 Бегу. Впереди еще чья-то спина. Догоняю. Талыпов.
 - Осталось…- говорит он, - чуть-чуть... Когда мало осталось…бежать тяжелей…
 Я ничего не отвечаю, немного бегу рядом с ним, потом обгоняю. Впереди никого не вижу, бегу один.
 Мама, я приеду! Осталось…чуть-чуть…
 Впереди много людей, что-то кричат.
 Вот наш начальник разведки тучный майор Кастьян.
 - Молодец! – кричит он и ловит меня. Ноги меня уже не держат. Майор отпускает руки, и я падаю.
 - Вперед! – кричит Кастьян. – На позицию!
 Я вспоминаю о стрельбе. Снимаю автомат, вставляю магазин и «поражаю мишени». Попал - не попал, тут уже не важно. Я добежал!!!
 Оказалось, пришел я к финишу третьим. Первым был Абсурдямов, вторым Гуляшов.
 Сахар не понадобился.
 Через несколько дней я попал в санчасть. Отравился чем-то. Болел живот, кружилась голова. В санчасть меня отвел Олежка Сафонов. Он же и пришел навестить через несколько дней.
 - В отпуск все деды поедут, - сообщил он. – Хосиев и другие. Старшина за тебя выступил. «Пускай Семен едет. Он честно пробежал». Но ротный сказал, мол, он еще успеет. А у дедов последняя возможность.
 Я был только на втором периоде. «Молодой». Обиды сильной я не испытывал. Была санчастная расслабуха. Как есть, так есть.
 Недели через две ротный позвал меня в свой кабинет и вручил значок «1 разряд по бегу» и книжку к нему. Там было время, за которое я пробежал. 45 минут и 46 секунд.
 Значок у меня хотел забрать Молоков. Он был в числе отпускников. Не помню точно, что я ему сказал, но значок он не взял. Хотя мог просто отобрать.
 В отпуск я поехал через год.

© Copyright: Андрей Семенов, 2014

Регистрационный номер №0182749

от 20 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182749 выдан для произведения:   - Первые пять человек поедут в отпуск, - сказал командир роты. – Если, конечно, мы первое место займем. Вне зависимости от срока службы.
 Предстоял марш-бросок на 10 километров с полной выкладкой. То есть с автоматом, шинелью в скатке, противогазом.
 Наша разведрота была самым спортивным подразделением в полку. И соревновались мы с такими же лучшими подразделениями других полков нашей танковой дивизии. На приз газеты «Красная Звезда». Какой это приз для наших командиров мы не знали. Наш приз нам озвучили.
 Я представил себе пироги, которые печет моя мама, остальные вкусности, дни без приказов, без «рота-подъема», без бесконечного мозговынимания и решился. Я буду в числе этих пятерых!
 Бегали мы и так каждое утро по 3 километра. Кроме воскресенья. В воскресенье был вроде как отдых, но работа для солдат всегда находилась.
 Так вот, кроме этих утренних пробежек наш командир решил нас еще потренировать. Бегать мы стали чаще.
 И, наконец, он решил проверить нашу подготовку. Не облажаемся ли мы на марш-броске. Был намечен маршрут: 10 километров по лесу возле стрельбища. Мы должны были дать большой круг и вернуться на место старта.
 Старшина засек время и махнул рукой:
 - Пошли!
 И мы побежали, преодолевая внутренний мандраж. Добежали до леса и растянулись по ухоженной асфальтированной дороге среди деревьев. В Польше даже посреди леса, где рядом в основном только небольшие деревни, дороги, как на картинке.
 И тут появился автобус. Голубого цвета. Хосиев его в шутку тормознул. Но автобус остановился.
 - Пан, подвези! – задорно попросил Хосиев.
 - Прошу, прошу! – поляк гостеприимно повел рукой.
 Мы ломанулись, радуясь неожиданному спасению. Быстро набились внутрь, и автобус поехал.
 Лебедь, Раков и Щучкин бежали последними. Они не успели в автобус. Мы сидели и смотрели в окно на их беззвучно открывающиеся рты и протянутые к нам руки.
 Пан провез нас большую часть маршрута.
 Мы добежали до края леса и спрятались в кустах. Дальше было открытое пространство для эффектного финиша. Там дожидалось наше командование.
 - Надо не наколоться, - сказал Молоков. – Время точно высчитать, когда выбегать.
 - И чтобы каждая сука выглядела уставшей! – прикрикнул Хосиев.
 Показались наши отстающие. В фильме «Смок и Малыш» по Джеку Лондону Смок идет с тяжелым рюкзаком за носильщиками-индейцами. Индейцы с большим грузом идут быстрее. Они сделали привал, отдохнули. А Смок еле-еле дошел до них. И только он собирается снять свою поклажу, индейцы встают. Привал окончен!
 Троица только добегала до нас, с красными лицами, облитыми потом, когда мы стартанули, вернее, финишировали!
 Бежать было радостно и легко. Мы на этот раз не растратили свои драгоценные силы в угоду начальству. Они остались с носом!
 Добежали, притворно тяжело дыша. Кто-то опускался на колени.
 Лебедь, Раков и Щучкин, наверное, растратились, чтобы нас догнать. На финише они уже сдохли.
 Раков и Щучкин поддерживали спотыкающегося Лебедя за руки, как за крылья.
 - А ну, быстрей! – заорал старшина.- Мать вашу, бойцы!
 Бойцы доплелись и упали.
 - Не уложились! – горестно сказал старшина. – Эти совсем, а основная группа тоже херово пробежала.
 Мы слишком пересидели в кустах.
 Ротный наливался красной краской. Но, на удивление, ругаться не стал. Мы построились и пошли в казарму.
 И гонять нас прекратили. Видно, дали отдохнуть перед боем.
 Утром, в день марш-броска, всем выдали по несколько кусочков сахара.
 - Это глюкоза, - сказал ротный. – Сразу всасывается в кровь. Когда начнете уставать, съешьте кусочек, придут силы. Еще устанете, еще кусочек.
 Я настраивался. Всего лишь час! Выложиться! И домой!!! Увидеть родных!!! Мамины пирожки!!! Заехать в Москву!!!
 Беговыми победами я никогда не отличался. В школе в 10 классе надо было сдать норматив по бегу. Я еле-еле его сдал. Отец сказал, что надо бежать за сильными бегунами и стараться от них не отстать. Я прикрепился к Вовке Рылько. Он худой, с длинными ногами, бежал быстро, и приходилось туго. В конце я стал задыхаться и отстал, но норматив выполнил.
 А, вообще, в школе, когда бегали, у меня часто кололо в боку. Одна девчонка сказала, что надо набрать в рот побольше воздуха и задержать дыхание. Тогда пройдет. Иногда проходило, иногда нет.
 По утрам еще бегал на первом курсе в лесу возле нашего общежития. Готовился к армии. Но трусцой и не каждый день.
 Дали время на подготовку. Шинель надо было скатать правильно. Чтобы она была компактной и не мешала. Скатанную шинель перевязывали брючным ремнем. Продевали внутрь скатки голову, сверху одевали автомат. Еще подсумок с магазинами на ремень и сумку с противогазом. В подсумке были магазины с боевыми патронами. Пробежав, надо было еще отстреляться. В смысле, успешно поразить мишени автоматным огнем. И, естественно, бежали не в кроссовках, которые в армии не полагались, а в сапогах. Это и была полная выкладка.
 Нас вывезли на место старта. Бежать надо было по дороге, по асфальту.
 Я был готов. Дали старт, и я рванул. Сразу за первыми. Это были Абсурдямов, еще кто-то. Я бежал след в след за Гадалкиным. Он бегал хорошо. Мы сразу оторвались от всех. Я замыкал передовую группу.
 Мой командир взвода Маринин стоял на обочине дороги через некоторое расстояние. Я поймал на себе его удивленный взгляд. «А ты думал!» - мысленно сказал я ему. А может, и не сказал, не стал терять на это энергию. Берег.
 Первое время бежать было тяжело. Но вскоре всех объединил общий размеренный темп. Я не отстал!!!
 Мы бежали, светило Солнце! Жизнь прекрасна! Я добегу!
 Впереди показались бегущие солдаты. Наверное, мы стали догонять танкистов. Вот это мы! Но, поравнявшись, я похолодел. Это наши! Наша рота, которая оставалась сзади! Оказывается, ротный договорился с машиной, и их всех довезли на полдороги вперед.
 Ситуация повторилась с точностью до наоборот. Они бежали со свежими силами. Мы сильно потратились на старте.
 Я разозлился. Весь мой настрой, вся моя мечта грозили обернуться прахом. Нет! Я добегу! Я выполню то, что хотел! Вам не отобрать мои пирожки!
 Я прибавил скорости и начал всех обгонять. Ребята с нашей передовой группы тоже.
 И вот я бегу за Гадалкиным. Больше рядом никого нет. Кто-то впереди, кто-то сзади. Мы бежим вдвоем. Он дышит с трудом. Бег уже не тот, что на старте. Как будто замедленная съемка. Я обгоняю его. Он поворачивает голову, но прибавить уже не может.
 Бегу. Впереди еще чья-то спина. Догоняю. Талыпов.
 - Осталось…- говорит он, - чуть-чуть... Когда мало осталось…бежать тяжелей…
 Я ничего не отвечаю, немного бегу рядом с ним, потом обгоняю. Впереди никого не вижу, бегу один.
 Мама, я приеду! Осталось…чуть-чуть…
 Впереди много людей, что-то кричат.
 Вот наш начальник разведки тучный майор Кастьян.
 - Молодец! – кричит он и ловит меня. Ноги меня уже не держат. Майор отпускает руки, и я падаю.
 - Вперед! – кричит Кастьян. – На позицию!
 Я вспоминаю о стрельбе. Снимаю автомат, вставляю магазин и «поражаю мишени». Попал - не попал, тут уже не важно. Я добежал!!!
 Оказалось, пришел я к финишу третьим. Первым был Абсурдямов, вторым Гуляшов.
 Сахар не понадобился.
 Через несколько дней я попал в санчасть. Отравился чем-то. Болел живот, кружилась голова. В санчасть меня отвел Олежка Сафонов. Он же и пришел навестить через несколько дней.
 - В отпуск все деды поедут, - сообщил он. – Хосиев и другие. Старшина за тебя выступил. «Пускай Семен едет. Он честно пробежал». Но ротный сказал, мол, он еще успеет. А у дедов последняя возможность.
 Я был только на втором периоде. «Молодой». Обиды сильной я не испытывал. Была санчастная расслабуха. Как есть, так есть.
 Недели через две ротный позвал меня в свой кабинет и вручил значок «1 разряд по бегу» и книжку к нему. Там было время, за которое я пробежал. 45 минут и 46 секунд.
 Значок у меня хотел забрать Молоков. Он был в числе отпускников. Не помню точно, что я ему сказал, но значок он не взял. Хотя мог просто отобрать.
 В отпуск я поехал через год.
Рейтинг: 0 261 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!