ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Любовь на сцене и вне...

 

Любовь на сцене и вне...

22 апреля 2013 - Диана Лунит
Я открыла свою электронную почту. Это был не ежедневный ритуал, я ждала критического письма о постановке своего нового спектакля. Уже заранее готовилась к тому, что на меня выльется ведро желчи. Так оно и было. Мысленно я готовила реплики, которые помогли бы мне вести дуэль. Ответы были ни в коем случае не обвинительные, а только оправдательные. Я чувствовала через полчаса себя уже почти подготовленной, и тут же ко мне пришла Маргарита.
- Рада тебя видеть, - сказала я, - Обещанный фотоотчёт мы, конечно, посмотрим, но сначала посмотри на критическое письмо, которое мне прислали.
Мы сидели вместе в комнате у компьютера. Маргарита просмотрела письмо, то смеясь, то задумчиво смотря на строки.
- Вот, посмотри, - сказала я, - Какие мне замечания делают. Читаю и разбираю всё по пунктам. "Вы Луизу де Лавальер выставили типичной тупой блондинкой". А какой её ещё выставлять, если она по тексту такая? Мне кажется, что подобное замечание могла сделать только похожая особа. Дальше читаем: "Рауль у Вас весь такой идеальный, а на королеву Анну Австрийскую каким-то особым взглядом смотрит. А если Вы хотите ввести новую сюжетную линию, так введите до конца, пусть будет ещё страсть между ними". Ну, критик вообще не соображает, что пишет! Никакой новой сюжетной линии я не вводила, каждый думает в меру своей испорченности. И вообще, в театральном зале не каждый взгляд можно уловить. Следующее замечание: "У королевы очень большое декольте и огромные накладные ресницы".
Мы с Маргаритой засмеялись.
- Так вот в чём провокация, - сказала она мне, - Значит, у вас главный актёр такой, которому всё это понравилось.
- Маргарита, ну понравилось, ради бога, - ответила я, - В этом нет намёка на что-то серьёзное. Вообще-то я на роль Рауля хотела взять Романа, но он в это время был на заграничных гастролях.
- Диана, вы хоть успели с ним как-то встретиться, поговорить? - спросила Маргарита.
- Один раз. Я ему сказала, что люблю его. А он мне ответил: "Вы мне понравились. Но лучше Вы смотритесь с такой причёской, как на фотке "В контакте".
Дело в том, что я в Романа давно влюблена, просто видела его в спектаклях, на которые всё время ходила. А Маргарита была с ним знакома, им удалось общаться, когда они в Сочи отдыхали. Теперь удивительная вещь произошла - я два месяца ставила спектакли в театре, где он в последнее время работал, но он в этот период был на гастролях.
Сейчас я мысленно фантазировала, что бы могло произойти, если бы мы общались подольше. Но вернулась к чтению письма:
- "У вас спектакль такой длинный, что в конце кто заснуть, кто проголодаться успеет. Интересно, откуда такие подробности? - поинтересовалась я, - Спектакль по "Десяти лет спустя" сам собой должен быть длинным, или тогда нужно разбить действие на несколько небольших частей с несколькими антрактами. Я подумаю над этой идеей. Как раз будет в стиле Дюма, он тоже рассказывал о Мерлизонском балете в нескольких частях.
- Предложи, - согласилась Маргарита, - Роман это оценит, он любит оригинальность.
- Решено! - сказала я с гордостью, - Отправляю ответ на письмо, где будут все мои попытки контратаки плюс новая идея спектакля - с несколькими антрактами. Ещё узнаю у кого-нибудь электронный адрес Романа и пришлю ему эту идею с предложением сыграть главную роль.
Маргарита мне ответила, что на месте Романа она бы в меня влюбилась. Она так любит говорить. Мне в особо странных снах казалось, как будто мы живём в состоянии единого целого - Роман, Маргарита и я. Не понимала я, кто нас объединил в такую мутантную субстанцию, но кому из вас не хотелось когда-нибудь иметь, скажем, крылья или третий глаз, и какая разница, откуда.
Все свои жалобы и предложения я легко отослала по известному мне адресу. Мы с Маргаритой после этого вышли на улицу. Немного посмеялись над письмом дамы-критика, да ещё вспомнив, какие язвительные комментарии о её книге писали на форумах. Да, именно о её книге: "Полина Волкова пишет, кого как надо играть, как будто лично знакома со всеми авторами, начиная с Софокла. Но судя по текстам, сама пьес не читала, а слышала пересказ. Возле каждой второй зарубежной цитаты пишет "Шекспир", возле каждой второй русской - "Грибоедов". Потом стали обмениваться каждая своими главными впечатлениями. Маргарита рассказывала о своих двух собаках и о том, как была рада встрече со своим давним другом из института. Они познакомились, когда она была на первом курсе, а он - на пятом. Когда он закончил институт, они разминулись. А теперь случайно встретились, и между ними назревали серьёзные отношения. Я рассказывала все самые яркие воспоминания про Романа. Мне вспоминалось, какие яркие и все драматические по-своему роли он сыграл в разных спектаклях. Эмоциональный, порывистый, он вызывал восхищение и безусловную любовь. Он сам не один раз говорил, что искренне верит в любовь, которой жили его персонажи. На сцене он был то сентиментальным, то весёлым и энергичным, его герои всегда несли в себе пылкую страсть, которую искренне передавали его глаза. Он наделял персонажей как будто ещё своими собственными чувствами и переживаниями. Единственное, на мой взгляд, чего ему не хватало, вернее, что бы ещё очень подошло, это роль Рауля. Красивый брюнет с мягкими чертами лица, он был словно рождён для этой роли. Я мечтала, что он сыграет заветную роль в моей пьесе по известному произведению, и я буду восхищена больше всего. Правда, ещё сильнее я мечтала, что мы познакомимся очень близко, и истории любви у нас продолжатся в жизни.
Прошло два дня. Я получила письмо от самого Романа. С фотографии, прилагающейся к письму, на меня смотрело его улыбающееся лицо. Было безумно приятно. Ощущения были, как будто бы мы с ним лично разговаривали. Вообще в последнее время стирается разница - по Интернету с тобой поздоровались или в реале. Роман писал о том, что ему очень интересно моё предложение насчёт спектакля и предназначенной для него роли, что он охотно принимает его. Особенно ему сейчас близок образ, созданный великим Дюма, потому что он в эти дни переживает тяжёлое расставание с девушкой, которую любит. Он утверждал, что, скорее всего, никого так не любил, как её.
Я хотела позвонить Маргарите и спросить у неё совет, нужно ли говорить ему: "А я люблю Вас. Может, Вы подумаете..." Потом я передумала звонить и спрашивать. Надо дожить теперь до премьеры обновлённого спектакля.
Вечером я прочитала очень приятные слова на сайте любимого театра: "Мы благодарны за спектакль всем актёрам (перечислили всех) и режиссёру Диане Рассветовой" (то есть мне). Было приятно, как от чашки горячего чая с мороза. Написала гостям страницы свою благодарность и приписала: "Ждите очень скоро версии с Романом Рубиновым в главной роли. Не забудьте написать благодарность, потому что он справится с ролью определённо блестяще".
Вот такое признание в любви, пусть скромное, я оставила на странице. А как будто выплеснула весь поток энергии из себя. От надвигающейся весны, кажется, я опять напишу миллионы бредовых стихов и выложу на все сайты (особенно доступные Роману), но всё-таки моим главным признанием в любви будет спектакль. Пусть он чувствует в процессе игры то, что хочет, любит, кого хочет... Господи, дай мне дожить до дня, когда я всё увижу это на сцене...

© Copyright: Диана Лунит, 2013

Регистрационный номер №0132367

от 22 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0132367 выдан для произведения:
Я открыла свою электронную почту. Это был не ежедневный ритуал, я ждала критического письма о постановке своего нового спектакля. Уже заранее готовилась к тому, что на меня выльется ведро желчи. Так оно и было. Мысленно я готовила реплики, которые помогли бы мне вести дуэль. Ответы были ни в коем случае не обвинительные, а только оправдательные. Я чувствовала через полчаса себя уже почти подготовленной, и тут же ко мне пришла Маргарита.
- Рада тебя видеть, - сказала я, - Обещанный фотоотчёт мы, конечно, посмотрим, но сначала посмотри на критическое письмо, которое мне прислали.
Мы сидели вместе в комнате у компьютера. Маргарита просмотрела письмо, то смеясь, то задумчиво смотря на строки.
- Вот, посмотри, - сказала я, - Какие мне замечания делают. Читаю и разбираю всё по пунктам. "Вы Луизу де Лавальер выставили типичной тупой блондинкой". А какой её ещё выставлять, если она по тексту такая? Мне кажется, что подобное замечание могла сделать только похожая особа. Дальше читаем: "Рауль у Вас весь такой идеальный, а на королеву Анну Австрийскую каким-то особым взглядом смотрит. А если Вы хотите ввести новую сюжетную линию, так введите до конца, пусть будет ещё страсть между ними". Ну, критик вообще не соображает, что пишет! Никакой новой сюжетной линии я не вводила, каждый думает в меру своей испорченности. И вообще, в театральном зале не каждый взгляд можно уловить. Следующее замечание: "У королевы очень большое декольте и огромные накладные ресницы".
Мы с Маргаритой засмеялись.
- Так вот в чём провокация, - сказала она мне, - Значит, у вас главный актёр такой, которому всё это понравилось.
- Маргарита, ну понравилось, ради бога, - ответила я, - В этом нет намёка на что-то серьёзное. Вообще-то я на роль Рауля хотела взять Романа, но он в это время был на заграничных гастролях.
- Диана, вы хоть успели с ним как-то встретиться, поговорить? - спросила Маргарита.
- Один раз. Я ему сказала, что люблю его. А он мне ответил: "Вы мне понравились. Но лучше Вы смотритесь с такой причёской, как на фотке "В контакте".
Дело в том, что я в Романа давно влюблена, просто видела его в спектаклях, на которые всё время ходила. А Маргарита была с ним знакома, им удалось общаться, когда они в Сочи отдыхали. Теперь удивительная вещь произошла - я два месяца ставила спектакли в театре, где он в последнее время работал, но он в этот период был на гастролях.
Сейчас я мысленно фантазировала, что бы могло произойти, если бы мы общались подольше. Но вернулась к чтению письма:
- "У вас спектакль такой длинный, что в конце кто заснуть, кто проголодаться успеет. Интересно, откуда такие подробности? - поинтересовалась я, - Спектакль по "Десяти лет спустя" сам собой должен быть длинным, или тогда нужно разбить действие на несколько небольших частей с несколькими антрактами. Я подумаю над этой идеей. Как раз будет в стиле Дюма, он тоже рассказывал о Мерлизонском балете в нескольких частях.
- Предложи, - согласилась Маргарита, - Роман это оценит, он любит оригинальность.
- Решено! - сказала я с гордостью, - Отправляю ответ на письмо, где будут все мои попытки контратаки плюс новая идея спектакля - с несколькими антрактами. Ещё узнаю у кого-нибудь электронный адрес Романа и пришлю ему эту идею с предложением сыграть главную роль.
Маргарита мне ответила, что на месте Романа она бы в меня влюбилась. Она так любит говорить. Мне в особо странных снах казалось, как будто мы живём в состоянии единого целого - Роман, Маргарита и я. Не понимала я, кто нас объединил в такую мутантную субстанцию, но кому из вас не хотелось когда-нибудь иметь, скажем, крылья или третий глаз, и какая разница, откуда.
Все свои жалобы и предложения я легко отослала по известному мне адресу. Мы с Маргаритой после этого вышли на улицу. Немного посмеялись над письмом дамы-критика, да ещё вспомнив, какие язвительные комментарии о её книге писали на форумах. Да, именно о её книге: "Полина Волкова пишет, кого как надо играть, как будто лично знакома со всеми авторами, начиная с Софокла. Но судя по текстам, сама пьес не читала, а слышала пересказ. Возле каждой второй зарубежной цитаты пишет "Шекспир", возле каждой второй русской - "Грибоедов". Потом стали обмениваться каждая своими главными впечатлениями. Маргарита рассказывала о своих двух собаках и о том, как была рада встрече со своим давним другом из института. Они познакомились, когда она была на первом курсе, а он - на пятом. Когда он закончил институт, они разминулись. А теперь случайно встретились, и между ними назревали серьёзные отношения. Я рассказывала все самые яркие воспоминания про Романа. Мне вспоминалось, какие яркие и все драматические по-своему роли он сыграл в разных спектаклях. Эмоциональный, порывистый, он вызывал восхищение и безусловную любовь. Он сам не один раз говорил, что искренне верит в любовь, которой жили его персонажи. На сцене он был то сентиментальным, то весёлым и энергичным, его герои всегда несли в себе пылкую страсть, которую искренне передавали его глаза. Он наделял персонажей как будто ещё своими собственными чувствами и переживаниями. Единственное, на мой взгляд, чего ему не хватало, вернее, что бы ещё очень подошло, это роль Рауля. Красивый брюнет с мягкими чертами лица, он был словно рождён для этой роли. Я мечтала, что он сыграет заветную роль в моей пьесе по известному произведению, и я буду восхищена больше всего. Правда, ещё сильнее я мечтала, что мы познакомимся очень близко, и истории любви у нас продолжатся в жизни.
Прошло два дня. Я получила письмо от самого Романа. С фотографии, прилагающейся к письму, на меня смотрело его улыбающееся лицо. Было безумно приятно. Ощущения были, как будто бы мы с ним лично разговаривали. Вообще в последнее время стирается разница - по Интернету с тобой поздоровались или в реале. Роман писал о том, что ему очень интересно моё предложение насчёт спектакля и предназначенной для него роли, что он охотно принимает его. Особенно ему сейчас близок образ, созданный великим Дюма, потому что он в эти дни переживает тяжёлое расставание с девушкой, которую любит. Он утверждал, что, скорее всего, никого так не любил, как её.
Я хотела позвонить Маргарите и спросить у неё совет, нужно ли говорить ему: "А я люблю Вас. Может, Вы подумаете..." Потом я передумала звонить и спрашивать. Надо дожить теперь до премьеры обновлённого спектакля.
Вечером я прочитала очень приятные слова на сайте любимого театра: "Мы благодарны за спектакль всем актёрам (перечислили всех) и режиссёру Диане Рассветовой" (то есть мне). Было приятно, как от чашки горячего чая с мороза. Написала гостям страницы свою благодарность и приписала: "Ждите очень скоро версии с Романом Рубиновым в главной роли. Не забудьте написать благодарность, потому что он справится с ролью определённо блестяще".
Вот такое признание в любви, пусть скромное, я оставила на странице. А как будто выплеснула весь поток энергии из себя. От надвигающейся весны, кажется, я опять напишу миллионы бредовых стихов и выложу на все сайты (особенно доступные Роману), но всё-таки моим главным признанием в любви будет спектакль. Пусть он чувствует в процессе игры то, что хочет, любит, кого хочет... Господи, дай мне дожить до дня, когда я всё увижу это на сцене...
Рейтинг: +2 535 просмотров
Комментарии (2)
Бен-Иойлик # 22 апреля 2013 в 00:26 0
best
Диана Лунит # 25 апреля 2013 в 01:05 0
Спасибо!