ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ЛЮБОВЬ И КОЛДОВСТВО

 

ЛЮБОВЬ И КОЛДОВСТВО

article216007.jpg
- Знаешь, Андрюшка, как мне хорошо с тобой? – громкий шёпот Кати проникал в мозг вместе с запахом разгорячённого женского тела.
Андрей лежал на сеновале раскинув ноги, поглаживая по волосам, прижавшуюся к его груди, Катю, и испытывал верх блаженства после проведённого сеанса интимной любви.
- Андрюша, ты меня любишь? – с детской наивностью в голосе спросила Катя.
«Люблю ли я её? Наверное, люблю. А может это мне только кажется? Она мне, ведь, не жена, а просто подружка. А хотел бы я её иметь женой? Наверное, да. А может быть, и нет. Это, наверное, не любовь, когда не можешь дать определённый ответ на конкретный вопрос: любишь или нет?» Мысли Андрея путались в голове, рассеиваясь блаженным состоянием.
- Что молчишь? Да или нет? – не унималась Катя.
- Наверное люблю. – честно признался Андрей.
- Так, наверное, или точно? – Катя отстранилась от его груди и приподнялась на локте.
- Наверное точно. – констатировал он в своём духе.
- Ты невыносимый! – простонала она и улеглась на него. – Но я   знаю, точно, что я тебя люблю, и никто другой мне не будет нужен.
 Во Дворце Культуры не было, куда яблоку упасть. Вокально-танцевальный коллектив «Травушка-муравушка» в последние дни был у всех на устах.
Андрей, сидевший на первом ряду рядом с Катей, с восхищением следил за вступлением артистов, и вдруг, узнал в одной из них свою бывшую одноклассницу, в которую, в течение всех школьных лет, был безумно влюблён. Он стал внимательно наблюдать за ней, не видя больше никого. Да, это была она, Оля! Сердце его бешено забилось, кровь ударила в виски. Сколько же лет они не виделись? Целых восемь лет! После окончания школы, Оля уехала в столицу, устроив перед отъездом прощальный ужин. Андрей помнил, как они с Олей, покинув гостей, спустились к речке. Он до сих пор помнил запах её волос, вкус её губной помады, её ласковые руки обвивающие его шею. Он помнил её гибкий стан под облегающей, бисторовой блузкой, который он прижимал к себе. Он помнил её слова, сказанные ею шёпотом, но прогремевшие для него весенним громом в тишине этой ночи.
- Андрюшка, мы предназначен друг для друга. Сколько бы наша разлука ни длилась, так или иначе, мы будем вместе. Если об этом забудешь ты, я тебе напомню. Если об этом забуду я, напомни мне об этом ты. Я люблю тебя, знай и помни об этом.
И вот, наконец, эта встреча. Почему же она так долго молчала, не давая о себе знать? А может она вышла замуж, и слова, сказанные тогда у реки, были ею забыты навсегда?
Андрей, еле дождавшись окончания концерта, рванул за кулисы.
- Ты куда? – удивлённо спросила его Катя.
- Мне надо… очень надо… А ты подожди меня у входа… - растерянно ответил он и бросился за кулисы.
Спросив у тусующихся там артистов, как найти Ольгу Кремневу, он с замирающим сердцем подошёл к указанной ему женской гримёрной. Он постучал.
- Войдите. – женский голос позволил ему войти.
Он осторожно приоткрыл дверь и вошёл. Оля сидела перед зеркалом с сигаретой в руке, и отрешённо смотрела на своё отражение.
- Здравствуй, Оленька… - голос, дрогнув, выдал его волнение.
Она вздрогнула и медленно повернула голову.
- Ан-дрюшка-а?!
Её глаза округлились, и сигарета упала на пол. Она медленно поднялась и, вытянув вперёд руку, двинулась к нему. Подойдя, она ощупала его лицо и волосы.
- Боже мой! Андрюшка, ты живой?! А мне говорили, что ты погиб в Афгане. Я тебя уже давно оплакала…
- Да нет. Я не погиб, хотя и был близок к этому. Пять пулевых ранений, два года по госпиталям… К чему это всё вспоминать? Главное, что жив. А то, что ты меня оплакала, это хорошо. Долго жить буду. А как ты? Моя мнимая смерть, наверное, развязала тебе руки, и ты вышла замуж? Как муж?
- Я не замужем, Андрюша… Я настолько сильно тебя любила, что до сих пор искала парня, друга, подобного тебе. Но всё безуспешно. Видимо судьба не давала мне никого, давая понять, что ты жив, и что замены искать не стоит. А как ты? Неужели женился?
Она застыла в ожидании ответа.
- Нет, не женился. Подруга есть, но до женитьбы дело не доходило. Видимо судьба и мне давала понять, что у меня есть ты и никто не сможет занять твоё место.
- Андрюшка-а-а, милый мой! – вдруг, завопила Ольга, и обхватив его руками за шею, крепко прижалась к его груди. – Я тебя теперь никуда не отпущу! Сегодня мы возвращаемся в Киев. Ты поедешь со мной. Там мы распишемся, и уже ничто и никогда не сможет нас разлучить!
В тот же день Андрей и Оля уехали с труппой в Киев.
Перед отъездом Андрей встретился с Катей.
- Прости меня, милая подруга, но мы с тобой должны расстаться навсегда. Пусть это будет с моей стороны жестоко, но, по крайней мере, честно. Я встретил ту, которую давно любил, и которую продолжал и продолжаю любить. Она мне дороже всех на свете. Я сегодня уезжаю с ней и вскоре м с ней распишемся. Понимаешь, я не знал где она, что с ней… Я пытался её найти, но концы потерялись,… Она тоже думала, что я погиб в Афганистане. Пойми, мы ждали друг друга даже не осознавая этого. Прости меня, Катюша, и благодарю тебя за всё.
Катя глядела на него глазами полными слёз.
- Андрюша, но ведь я люблю тебя! – выкрикнула в сердцах она. – Как же так?! Я не потерплю разлучницы! Как же, не было её, не было и, вдруг, явилась! «Прости и благодарю», это всё, что ты можешь мне сказать?! За всё, что между нами было?! Эх, Андрей! Но, как бы там ни было, я тебя ей не отдам! Запомни это! Я всё сделаю, чтоб ты ей не достался! Мне плевать на ваши прошлые отношения. Ты мой, Андрей, и этим всё сказано. Уедешь с ней, горько пожалеешь! Я за свои поруганные чувства отомщу! Отомщу жестоко! Так и знай!
Она заплакала.
- Перестань. Слёзы не помогут. Всё решено. Прощай. 
Андрей поглядел долгим взглядом в глаза, поднявшей голову, Кати, и, вздохнув, пошёл прочь.
- Ты пожалеешь, Андрей, ох, как пожалеешь!
Слова брошенные, смотрящей ему в след Кати, Андрей уже не слышал.
Свадьбу Андрей и Оля отгуляли  прекрасно. Подарки и напутствия друзей и родственников по всему обещали им долгую и счастливую жизнь. Оля была беременна и находилась в декретном отпуске, когда Андрей, вдруг, почувствовал себя плохо. У него началась беспричинная рвота. Он полностью потерял аппетит и перестал есть. С каждым днём ему становилось всё хуже, и он был госпитализирован в больницу. Масса клинических исследований никаких результатов не дали. Врачи собирали консилиум, совещались, приглашали лучших профессоров, но в результате развели руками, признав свою некомпетентность. Для Оли, весь этот период болезни Андрея, был словно кошмарный сон. Она обивала пороги больницы, рыдала и умоляла врачей спасти дорогого ей человека. Но, увидев безрезультатность медицины, решилась на крайний, последний шаг.
Дом Ивана Колодия стоял на краю села. Никто не знал, сколько ему лет и откуда он появился в этом селе. Все считали так, что он был, есть и будет. Слава о нём разошлась далеко за пределы Прикарпатья. К нему, за советом или помощью, приезжали со всех уголков Советского Союза, и были случаи, когда его посещали посетители из-за рубежа. Иван никогда и никому не отказывал. Однако, всегда оговаривал, что его возможности не безграничны, и не всё, что хотелось бы, могло быть осуществлено.
Вот и теперь, когда Оля, приехавшая за помощью к сельскому колдуну, рассказала ему обо всём случившемся, он взяв фотографию Андрея и внимательно изучив её, сказал.
- Сложный случай, дочка, очень сложный. Но, я всё же рискну помочь. Так или иначе, твой муж обречён на смерть. Так, почему бы ни попробовать эту самую смерть перевести на виновника наславшего смертельное проклятие на твоего Андрея? Но, только смотри, сегодня ночью будь возле него рядом. Будь всё время начеку. Я попытаюсь определить и увидеть наславшего смерть. Если я это узнаю, твой муж будет жить. Если не узнаю или ошибусь, он этой ночью умрёт. Больше мне тебе сказать нечего. Оплату с тебя не беру. Если твой муж останется жив, сами решите, как меня, старика, отблагодарить. Ну, а если нет, то…
Он замолчал и положил свою огромную и тяжёлую руку на, лежащую на столе, руку, вздрогнувшей при последних словах, Оли.
- Иди, дочка, и надейся на лучшее!
С огромным трудом Оле удалось получить разрешение подежурить ночь возле, находящегося в бессознательном состоянии, Андрея. Он находился в отдельной палате предназначенной для безнадёжных больных, чьи дни, а может быть и часы, уже сочтены. По всему его телу были расположены датчики, контролирующие его состояние. Вся информация фиксировалась на самопишущем приборе с энцефалографом. По внешнему виду можно было подумать, что Андрей мёртв, и только зелёная, скачущая линия кардиографа показывала, что жизнь не покинула это высохшее, измученное до предела, тело. Оля сидела в белом халате возле койки, держа высохшую, горячую руку Андрея в своих руках, и с несказанной горечью и любовью смотрела на изуродованные, страшным проклятием, черты любимого человека. Непрекращающийся поток слёз лился из её глаз, пропитывая белоснежный халат. Таймер на её часах пискнул. Оля взглянула на часы. Была полночь. Внезапно тело Андрея дёрнулось. Лицо исказила гримаса неописуемой боли. Он застонал и, вдруг, хрипло вскрикнул. Его тело забилось в конвульсиях, на губах показалась пена. Его лицо покрывал обильный пот. Что только Оля ни делала, чтоб ему облегчить страдания. А в голове билась, лишь, одна мысль: «удастся или не удастся? Неужели, я вижу моего любимого в последний раз? Нет! Этого не может быть! Он будет жить! У колдуна всё получиться. Я верю!» Прибежавшие врачи с медсёстрами хотели сделать Андрею инъекции, но Оля им не дала, закричав:
- Вы же знаете, сами, что он обречён! Так для чего это всё?! Оставьте нас двоих! Не прикасайтесь к нему! Вы же, всё равно, ничем ему не поможете!
- Но, это же, - всё! – врачи сочувственно смотрели на Олю, - Это предсмертные конвульсии. Мы рекомендуем Вам выйти, на время, из палаты.
- Во-о-он! – закричала не своим голосом Оля, сама его испугавшись, - Вон отсюда все!! Когда он умрёт, тогда зайдёте! Про-очь!!!
Врачи, сокрушённо покачав головами, вышли из палаты. Тело Андрея извивалось, как будто находилось под разрядами электрошока. Из его горла вырывались хриплые крики и стоны. Вдруг, тело прошила волна конвульсии от головы до ног, и оно замерло.
- Андрюша… - шёпотом, вырвавшемся из пересохшего горла, выдохнула Оля, - Андрюшенька!
Она, боясь самого худшего, с большим трудом заставила себя поднять голову и взглянуть на экран энцефалографа. 
- Что?!! – не веря своим глазам прошептала она, - Жив… Мой Андрюша жив… Получилось!
Она, всё ещё не веря показаниям приборов, бросилась на грудь Андрея и припала к нему ухом. Ритмичные удары сердца отозвались в мозгу Оли небесной музыкой.
- Жив!!!
Её крик, вырвавшийся из её сердца, вырвавшись из палаты, разнёсся по всем этажам больницы. Дверь палаты распахнулась, и в палату вбежали врачи с медсёстрами.
- Что?! – они задали этот вопрос в один голос.
- Он жив! – крикнула им, плачущая от счастья и одновременно смеющаяся, Оля, - Он жив, и уже никогда не умрёт!
Врачи, подбежавшие к приборам и взглянувшие на них, недоумённо переглянулись.
- Сердцебиение в норме, температура тела пошла на спад, давление в норме… Ничего не понимаю… Могу сказать одно, что кризис миновал. – растерянно глядя на окружающих, проговорил заведующий отделением.
Через две недели Андрей был выписан из больницы абсолютно здоровым, лишь, нуждающимся в восстановлении сил.
Через месяц Андрей и Оля поехали к колдуну, купив ему в подарок переносной компьютер и положив в упаковочную коробку конверт с денежной благодарностью. По пути они заехали в своё родное село. Из рассказов односельчан они узнали, что полтора месяца назад у них в селе скончались в страшных муках местная знахарка и, бывшая подруга Андрея, Катя.
               РАССКАЗ НАПИСАННЫЙ МНОЙ ПО СЛОВАМ ОЧЕВИДЦЕВ 

© Copyright: Владимир Гликов, 2014

Регистрационный номер №0216007

от 20 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216007 выдан для произведения:
- Знаешь, Андрюшка, как мне хорошо с тобой? – громкий шёпот Кати проникал в мозг вместе с запахом разгорячённого женского тела.
Андрей лежал на сеновале раскинув ноги, поглаживая по волосам, прижавшуюся к его груди, Катю, и испытывал верх блаженства после проведённого сеанса интимной любви.
- Андрюша, ты меня любишь? – с детской наивностью в голосе спросила Катя.
«Люблю ли я её? Наверное, люблю. А может это мне только кажется? Она мне, ведь, не жена, а просто подружка. А хотел бы я её иметь женой? Наверное, да. А может быть, и нет. Это, наверное, не любовь, когда не можешь дать определённый ответ на конкретный вопрос: любишь или нет?» Мысли Андрея путались в голове, рассеиваясь блаженным состоянием.
- Что молчишь? Да или нет? – не унималась Катя.
- Наверное люблю. – честно признался Андрей.
- Так, наверное, или точно? – Катя отстранилась от его груди и приподнялась на локте.
- Наверное точно. – констатировал он в своём духе.
- Ты невыносимый! – простонала она и улеглась на него. – Но я   знаю, точно, что я тебя люблю, и никто другой мне не будет нужен.
 Во Дворце Культуры не было, куда яблоку упасть. Вокально-танцевальный коллектив «Травушка-муравушка» в последние дни был у всех на устах.
Андрей, сидевший на первом ряду рядом с Катей, с восхищением следил за вступлением артистов, и вдруг, узнал в одной из них свою бывшую одноклассницу, в которую, в течение всех школьных лет, был безумно влюблён. Он стал внимательно наблюдать за ней, не видя больше никого. Да, это была она, Оля! Сердце его бешено забилось, кровь ударила в виски. Сколько же лет они не виделись? Целых восемь лет! После окончания школы, Оля уехала в столицу, устроив перед отъездом прощальный ужин. Андрей помнил, как они с Олей, покинув гостей, спустились к речке. Он до сих пор помнил запах её волос, вкус её губной помады, её ласковые руки обвивающие его шею. Он помнил её гибкий стан под облегающей, бисторовой блузкой, который он прижимал к себе. Он помнил её слова, сказанные ею шёпотом, но прогремевшие для него весенним громом в тишине этой ночи.
- Андрюшка, мы предназначен друг для друга. Сколько бы наша разлука ни длилась, так или иначе, мы будем вместе. Если об этом забудешь ты, я тебе напомню. Если об этом забуду я, напомни мне об этом ты. Я люблю тебя, знай и помни об этом.
И вот, наконец, эта встреча. Почему же она так долго молчала, не давая о себе знать? А может она вышла замуж, и слова, сказанные тогда у реки, были ею забыты навсегда?
Андрей, еле дождавшись окончания концерта, рванул за кулисы.
- Ты куда? – удивлённо спросила его Катя.
- Мне надо… очень надо… А ты подожди меня у входа… - растерянно ответил он и бросился за кулисы.
Спросив у тусующихся там артистов, как найти Ольгу Кремневу, он с замирающим сердцем подошёл к указанной ему женской гримёрной. Он постучал.
- Войдите. – женский голос позволил ему войти.
Он осторожно приоткрыл дверь и вошёл. Оля сидела перед зеркалом с сигаретой в руке, и отрешённо смотрела на своё отражение.
- Здравствуй, Оленька… - голос, дрогнув, выдал его волнение.
Она вздрогнула и медленно повернула голову.
- Ан-дрюшка-а?!
Её глаза округлились, и сигарета упала на пол. Она медленно поднялась и, вытянув вперёд руку, двинулась к нему. Подойдя, она ощупала его лицо и волосы.
- Боже мой! Андрюшка, ты живой?! А мне говорили, что ты погиб в Афгане. Я тебя уже давно оплакала…
- Да нет. Я не погиб, хотя и был близок к этому. Пять пулевых ранений, два года по госпиталям… К чему это всё вспоминать? Главное, что жив. А то, что ты меня оплакала, это хорошо. Долго жить буду. А как ты? Моя мнимая смерть, наверное, развязала тебе руки, и ты вышла замуж? Как муж?
- Я не замужем, Андрюша… Я настолько сильно тебя любила, что до сих пор искала парня, друга, подобного тебе. Но всё безуспешно. Видимо судьба не давала мне никого, давая понять, что ты жив, и что замены искать не стоит. А как ты? Неужели женился?
Она застыла в ожидании ответа.
- Нет, не женился. Подруга есть, но до женитьбы дело не доходило. Видимо судьба и мне давала понять, что у меня есть ты и никто не сможет занять твоё место.
- Андрюшка-а-а, милый мой! – вдруг, завопила Ольга, и обхватив его руками за шею, крепко прижалась к его груди. – Я тебя теперь никуда не отпущу! Сегодня мы возвращаемся в Киев. Ты поедешь со мной. Там мы распишемся, и уже ничто и никогда не сможет нас разлучить!
В тот же день Андрей и Оля уехали с труппой в Киев.
Перед отъездом Андрей встретился с Катей.
- Прости меня, милая подруга, но мы с тобой должны расстаться навсегда. Пусть это будет с моей стороны жестоко, но, по крайней мере, честно. Я встретил ту, которую давно любил, и которую продолжал и продолжаю любить. Она мне дороже всех на свете. Я сегодня уезжаю с ней и вскоре м с ней распишемся. Понимаешь, я не знал где она, что с ней… Я пытался её найти, но концы потерялись,… Она тоже думала, что я погиб в Афганистане. Пойми, мы ждали друг друга даже не осознавая этого. Прости меня, Катюша, и благодарю тебя за всё.
Катя глядела на него глазами полными слёз.
- Андрюша, но ведь я люблю тебя! – выкрикнула в сердцах она. – Как же так?! Я не потерплю разлучницы! Как же, не было её, не было и, вдруг, явилась! «Прости и благодарю», это всё, что ты можешь мне сказать?! За всё, что между нами было?! Эх, Андрей! Но, как бы там ни было, я тебя ей не отдам! Запомни это! Я всё сделаю, чтоб ты ей не достался! Мне плевать на ваши прошлые отношения. Ты мой, Андрей, и этим всё сказано. Уедешь с ней, горько пожалеешь! Я за свои поруганные чувства отомщу! Отомщу жестоко! Так и знай!
Она заплакала.
- Перестань. Слёзы не помогут. Всё решено. Прощай. 
Андрей поглядел долгим взглядом в глаза, поднявшей голову, Кати, и, вздохнув, пошёл прочь.
- Ты пожалеешь, Андрей, ох, как пожалеешь!
Слова брошенные, смотрящей ему в след Кати, Андрей уже не слышал.
Свадьбу Андрей и Оля отгуляли  прекрасно. Подарки и напутствия друзей и родственников по всему обещали им долгую и счастливую жизнь. Оля была беременна и находилась в декретном отпуске, когда Андрей, вдруг, почувствовал себя плохо. У него началась беспричинная рвота. Он полностью потерял аппетит и перестал есть. С каждым днём ему становилось всё хуже, и он был госпитализирован в больницу. Масса клинических исследований никаких результатов не дали. Врачи собирали консилиум, совещались, приглашали лучших профессоров, но в результате развели руками, признав свою некомпетентность. Для Оли, весь этот период болезни Андрея, был словно кошмарный сон. Она обивала пороги больницы, рыдала и умоляла врачей спасти дорогого ей человека. Но, увидев безрезультатность медицины, решилась на крайний, последний шаг.
Дом Ивана Колодия стоял на краю села. Никто не знал, сколько ему лет и откуда он появился в этом селе. Все считали так, что он был, есть и будет. Слава о нём разошлась далеко за пределы Прикарпатья. К нему, за советом или помощью, приезжали со всех уголков Советского Союза, и были случаи, когда его посещали посетители из-за рубежа. Иван никогда и никому не отказывал. Однако, всегда оговаривал, что его возможности не безграничны, и не всё, что хотелось бы, могло быть осуществлено.
Вот и теперь, когда Оля, приехавшая за помощью к сельскому колдуну, рассказала ему обо всём случившемся, он взяв фотографию Андрея и внимательно изучив её, сказал.
- Сложный случай, дочка, очень сложный. Но, я всё же рискну помочь. Так или иначе, твой муж обречён на смерть. Так, почему бы ни попробовать эту самую смерть перевести на виновника наславшего смертельное проклятие на твоего Андрея? Но, только смотри, сегодня ночью будь возле него рядом. Будь всё время начеку. Я попытаюсь определить и увидеть наславшего смерть. Если я это узнаю, твой муж будет жить. Если не узнаю или ошибусь, он этой ночью умрёт. Больше мне тебе сказать нечего. Оплату с тебя не беру. Если твой муж останется жив, сами решите, как меня, старика, отблагодарить. Ну, а если нет, то…
Он замолчал и положил свою огромную и тяжёлую руку на, лежащую на столе, руку, вздрогнувшей при последних словах, Оли.
- Иди, дочка, и надейся на лучшее!
С огромным трудом Оле удалось получить разрешение подежурить ночь возле, находящегося в бессознательном состоянии, Андрея. Он находился в отдельной палате предназначенной для безнадёжных больных, чьи дни, а может быть и часы, уже сочтены. По всему его телу были расположены датчики, контролирующие его состояние. Вся информация фиксировалась на самопишущем приборе с энцефалографом. По внешнему виду можно было подумать, что Андрей мёртв, и только зелёная, скачущая линия кардиографа показывала, что жизнь не покинула это высохшее, измученное до предела, тело. Оля сидела в белом халате возле койки, держа высохшую, горячую руку Андрея в своих руках, и с несказанной горечью и любовью смотрела на изуродованные, страшным проклятием, черты любимого человека. Непрекращающийся поток слёз лился из её глаз, пропитывая белоснежный халат. Таймер на её часах пискнул. Оля взглянула на часы. Была полночь. Внезапно тело Андрея дёрнулось. Лицо исказила гримаса неописуемой боли. Он застонал и, вдруг, хрипло вскрикнул. Его тело забилось в конвульсиях, на губах показалась пена. Его лицо покрывал обильный пот. Что только Оля ни делала, чтоб ему облегчить страдания. А в голове билась, лишь, одна мысль: «удастся или не удастся? Неужели, я вижу моего любимого в последний раз? Нет! Этого не может быть! Он будет жить! У колдуна всё получиться. Я верю!» Прибежавшие врачи с медсёстрами хотели сделать Андрею инъекции, но Оля им не дала, закричав:
- Вы же знаете, сами, что он обречён! Так для чего это всё?! Оставьте нас двоих! Не прикасайтесь к нему! Вы же, всё равно, ничем ему не поможете!
- Но, это же, - всё! – врачи сочувственно смотрели на Олю, - Это предсмертные конвульсии. Мы рекомендуем Вам выйти, на время, из палаты.
- Во-о-он! – закричала не своим голосом Оля, сама его испугавшись, - Вон отсюда все!! Когда он умрёт, тогда зайдёте! Про-очь!!!
Врачи, сокрушённо покачав головами, вышли из палаты. Тело Андрея извивалось, как будто находилось под разрядами электрошока. Из его горла вырывались хриплые крики и стоны. Вдруг, тело прошила волна конвульсии от головы до ног, и оно замерло.
- Андрюша… - шёпотом, вырвавшемся из пересохшего горла, выдохнула Оля, - Андрюшенька!
Она, боясь самого худшего, с большим трудом заставила себя поднять голову и взглянуть на экран энцефалографа. 
- Что?!! – не веря своим глазам прошептала она, - Жив… Мой Андрюша жив… Получилось!
Она, всё ещё не веря показаниям приборов, бросилась на грудь Андрея и припала к нему ухом. Ритмичные удары сердца отозвались в мозгу Оли небесной музыкой.
- Жив!!!
Её крик, вырвавшийся из её сердца, вырвавшись из палаты, разнёсся по всем этажам больницы. Дверь палаты распахнулась, и в палату вбежали врачи с медсёстрами.
- Что?! – они задали этот вопрос в один голос.
- Он жив! – крикнула им, плачущая от счастья и одновременно смеющаяся, Оля, - Он жив, и уже никогда не умрёт!
Врачи, подбежавшие к приборам и взглянувшие на них, недоумённо переглянулись.
- Сердцебиение в норме, температура тела пошла на спад, давление в норме… Ничего не понимаю… Могу сказать одно, что кризис миновал. – растерянно глядя на окружающих, проговорил заведующий отделением.
Через две недели Андрей был выписан из больницы абсолютно здоровым, лишь, нуждающимся в восстановлении сил.
Через месяц Андрей и Оля поехали к колдуну, купив ему в подарок переносной компьютер и положив в упаковочную коробку конверт с денежной благодарностью. По пути они заехали в своё родное село. Из рассказов односельчан они узнали, что полтора месяца назад у них в селе скончались в страшных муках местная знахарка и, бывшая подруга Андрея, Катя.
               РАССКАЗ НАПИСАННЫЙ МНОЙ ПО СЛОВАМ ОЧЕВИДЦЕВ 
Рейтинг: +2 176 просмотров
Комментарии (4)
ЛИТЛЕДИ (Рина Воронцова) # 20 мая 2014 в 20:47 0
Как сложно коммкнтировать чужую судьбу, когда в своей толком не возможно разобраться
Владимир Гликов # 20 мая 2014 в 20:52 0
Ничего,Иринка...всему своё время....
Людмила Кузнецова # 20 мая 2014 в 22:38 0
ух, какие вы вещи пишите! Насквозь пробирают!
Владимир Гликов # 21 мая 2014 в 00:05 0
Спасибо,Людочка,за оценку! rose