Лохушники

17 июня 2012 - Игорь Коркин

    Костя Слепин пришёл в порт. На горизонте показалось научное судно «Дубровский», на котором его мать работала поваром. Слепину недавно исполнилось сорок пять лет, но жители небольшого приморского городка, которые его хорошо знали, прозвали его «Седым» за соответствующий кличке цвет волос. Никто из них даже и не помнил, какие волосы у Кости были до службы в Афганистане. Легендой городка Седой не стал, как не старались сделать это горожане – Седой никому ничего не рассказывал, ничего не вспоминал, - как будто там и не был.
Городок жил за счёт рыбы, которую ловил и перерабатывал народ. Официально Костя работал в рыболовецкой артели, а кроме этого, с двумя своими друзьями иногда выходил в море, чтобы подработать. Свои рыбинспекторы были прикормлены, они сообщали, когда и где ожидается облава областных «драконов», приезжающих внезапно.
Два дня тому назад все местные браконьеры получили сигнал, что приезжают «иностранцы» с области, да ещё и с «ОМОНом». Все, кого успели предупредить, пережидали «бурю» на суше, а кого нет..
Костя не беспокоился на этот счёт – его мать работала на государственном судне, которое, при желании, могло даже не реагировать на сигналы инспекторов.
Слепин не был женат. Так вышло. Сначала Афганистан, потом служба по контракту, ранение, инвалидность, низкая пенсия, тяжёлая работа в море и тихая жизнь с матерью.
Когда судно зашло в фарватер, в порт заехала карета «скорой» помощи.
«С чего бы это ещё..» - заволновался Константин.
Он знал всё команду, поэтому, когда судно пришвартовалось, вместе с санитарами поднялся на борт. На носилках несли человека с перевязанной головой. По прядям седых волос Костя узнал свою мать.
- Что случилось, Вега? – спросил он у боцмана.
- Когда мы уже шли взяли курс к берегу, к нам подошли «драконы» с «ОМОНом». Мы разрешили им подняться на борт, зная, что мы не в игре, а они наставили на нас автоматы, собрали всю команду на палубе и положили лицом вниз. Когда после десятиминутного шмона, «драконы» собирались покинуть судно, Наталия Николаевна сказала, что судно научное, не рыболовецкое, что они должны видеть знаки отличия и извиниться. Один из бойцов три раза ударил твою мать ногой по голове. Всё произошло так быстро и неожиданно, что мы ничего не успели сделать.
- Ты запомнил их?
- Все они были в масках.
- А где они остановились?
Пострадавшую погрузили в фургон «скорой». Костя попытался подойти к матери, но санитар сказал:
- Не мешайте, она в тяжёлом состоянии.
Боцман продолжал:
- Где остановились? Откуда я знаю, я был в море. Они, когда приезжают, шифруются, ты же знаешь. В этот раз наши даже не всех предупредили..

Мать сразу отправили в реанимацию.
- Она сейчас в коме, вызвали вертолёт, мы такие операции не делаем, - сказал врач
- Кто с ней полетит?
- Я.
Костя дал врачу номер своего мобильного.
- Позвони, я очень прошу..
В милиции у Кости отказались принимать заявление.
- Знаете, здесь особый случай, идите в прокуратуру.
- Вы возбудили уголовное дело против отморозков, которые покалечили мою мать? – спросил Седой у помощника прокурора.
- Не переживайте, гражданин Слепин, мы разбираемся. По предварительным данным, поступивших к нам, ваша мать напала на бойцов «ОМОна.
- И нанесла им тяжёлые увечья, - с иронией добавил Константин.
- Может быть. Сейчас ведётся следствие.

Наступил вечер. Стемнело. Костя не спал, шёл одиннадцатый час вечера. Он оделся и через двадцать минут сидел за столиком в ночном баре. Конечно, бутылка водки с салатом не могла успокоить его нервы. Музыка не играла, посетителей было мало, рыжеволосая официантка, смахивающая на работника мясокомбината, убирала со столиков. Бутылка водки опустела на две трети, но афганец не пьянел – слишком сильный стресс он получил.
Со стороны лестницы послышались шаги. Даже по их звуку Седой понял, что это человек в армейских берцах. Нагнув голову, чтобы не удариться о косяк, хозяин тяжёлых ботинок зашёл и сел за столик, соседний с Костей. Это был молодой мужчина лет тридцати, коротко стриженый, довольно крепкого телосложения. По манере его поведения Седой понял, что этот человек привык брать от жизни, а не просить. Крепыш откинулся на спинку стула, вытянул длинные ноги и закричал:
- В этой дыре знают, что такое официант?
Костя вспомнил себя, когда служил в учебке, а потом в Афгане. Ничем не отличался он тогда от этого крепыша – давай, давай, подавай всё сразу, кулаком по столу, море по колено. А потом, когда попал в плен к душманам и провёл там два месяца, понял, что такое жизнь, выдержка, смекалка, холодный трезвый ум. Вот и сейчас, закурив сигарету, он спокойно посмотрел на бравого Швейка. А крепыш подтвердил свои права на жизнь, ударив стальным кулаком по столу:
- Чёрт подери, есть тут кто-нибудь или нет?
На крик подбежала официантка, которую ночной гость тотчас же шлёпнул по мясистому заду.
- Пампушка, быстро водки и огурцов. Только огурцы не режь!
Когда команда была исполнена, крепыш налил две трети стакана, выпил спиртное залпом и захрустел солёным огурцом. Через минуту, когда наступила алкогольная эйфория, крепыш своим мутным взглядом оглядел зал.
- Эй, ты, ко мне! – громким командным голосом сказал верзила Константину.
Ни одна жилка не дрогнула на лице Седого, он довольно часто встречал таких людей на службе и прекрасно знал тактику общения с ними.
- Подойди сам и спроси, - коротко и спокойно ответил Седой, глядя наглецу прямо в глаза.
- А ты, я вижу, не из пугливых, - ответил крепыш, встал, подошёл к Седому и поставил свою недопитую бутылку на его стол.
- Чего мне тебя пугаться, ты, что, Змей Горыныч?
Верзила умерил свой пыл и сел за столик.
- Ты местный? – спросил он Седого.
- Тебе, зачем знать?
- Ты не заметил, случайно, что народ тут какой-то лоховской? Вижу, что ты на местного не похож, взгляд у тебя довольно умный..Да, ты, что, воевал?
- Какое тебе дело?
- Да я так, компания мне попалась идиотская. Сегодня весь день с ними «бракосов» на море шерстили, а расслабиться из них никто не захотел, кроме меня, естественно..
- Ну, и как в море? Хороший улов?
- Улов? Да мне не нужна эта тухлая рыбёшка. Что конфисковали у браконьеров, сдали своим купцам. Они с нами приехали. Мы скинули им добычу, бабки на карман и все дела..
Крепыш налил дозу, выпил, закурил сигарету.
- Ну, и как народ, не сопротивлялся? – сжав кулаки, спросил Седой.
- Это не народ, это сморчки. Мы на одно судёнышко поднялись и сразу всю команду на пол положили, мордой вниз.
- Так они же безоружные, они учёные..
- Мне наплевать, кто они такие, я при исполнении. Мне, если что, разрешено вести огонь на поражение. Я весь на нервах, а тут какая-то старая лохушка обругала меня. Ей дома надо сидеть, а она по морям ходит. Ну, я её и отделал хорошо, чтобы местные знали, кто мы есть и с нами шутки плохи.
Костя понял, кто перед ним сидел.
- А кто ты есть? – набравшись терпения, спросил Седой.
- Я – ОМОН, терминатор.
На сотовый телефон Кости позвонили. Это был врач.
- Извините, Константин, но ваша мать скончалась, не приходя в сознание.
А крепыш между тем продолжал:
- Короче, зёма, прекращай свои гнилые базары. Ты же бываешь в этих местах. Мне нужна шмара, разрядиться надо.
- Шмара? Есть, только она замужем, но любит это дело. Видать, мужа ей не хватает. Хочешь рискнуть?
Крепыш рассмеялся:
- Рискнуть? Это я подумаю, бить ему морду или нет.
- Ладно, шмара неплохая. Слушай. Сейчас 23.30. Я выхожу из бара и иду с ней договариваться. Ну, сам понимаешь, надо мужа напоить. А ты ровно через полчаса выходи отсюда, и встречаемся у сельмага. Знаешь, где это?
- А как же, водку там вчера брали. Сколько я тебе должен за это?
- Немного, только запомни, ты должен быть в условленном месте ровно в начале первого. Уйди от фонарного столба, жди нас под одним из деревьев. Я свистну.
- Смотри, если кинешь меня, денег не получишь и сам на четыре кости встанешь, - заревел детина.

Семья Тархановых смотрела сериал на «ДИВИДИ».
- Папа, - запричитала 15-ти летняя дочь, давай ещё одну серию посмотрим, а потом спать.
- Что же ты в школе будешь делать? Спать?
Во дворе залаяла собака и сразу замолчала.
- Наверное, свои, раз Полкан затих, - сказал хозяин, сорокалетний Дмитрий. - Пойду, посмотрю.
Через минуту вместе с хозяином в дом вошёл Константин.
- Что случилось? – спросила Седого Наталья, жена Дмитрия.
- Наташ, горе, у него горе..мать убили «ОМОНовцы», - ответил хозяин дома.
- Я принёс водки, давайте помянем её, просто поменям..не о чём не спрашивайте.
Хозяйка отправила дочь спать, а сама собрала на стол.
В двенадцать ночи Седой незаметно посмотрел на часы и сказал:
- У вас туалет всё ещё на улице?
- Да, там же, денег нет провести всё внутри дома, - ответил Дима. – Иди по тропинке и направо, не заблудишься, я фонарик тебе дам.
- Спасибо, не надо, сам дойду, наверное, в баре отравился. Если долго не будет, не ищите, я посижу..

Когда Седой подошёл к углу сельмага, с противоположной стороны улицы, от дерева, оторвалась тень и метнулась к Косте.
- Ну, что зёма, где твоя шмара?
- Пойдём, она недалеко отсюда, ждёт тебя..
- Почему она так шифруется?
- Муж у неё дурак.
- Ха, ха, сейчас поставлю рога этому дураку.
Узкая тропинка привела мужчин в небольшую рощу. Тусклая луна вырывала из темноты покосившиеся кресты и стелы.
- Ха, ха, она, что, вампир?
Костя посмотрел на светящийся циферблат своих часов.
- Вот, смотри сюда, - тихо сказал он верзиле.
Крепыш подошёл вплотную к Седому, а чтобы понять, в чём дело, не успел – заточка точно и мягко вошла в его грудь и заставила сердце гиганта остановиться навсегда. Седой успел воспользоваться тем коротким временем, когда мозг умирающего человека ещё успевает воспринять и переварить полученную информацию.
- Помнишь старую лохушку на судне?
Верзила рухнул на колени, жадно ловя воздух широко открытым ртом.
- Так, я её сын, тоже лохушник..

- Ну, как Костя, нормально? Я хотел уже навыручку идти, думал, ты провалился в яму.
- Нет, Дима, сильно живот прихватил..
Выбежала дочь.
- Дядя Костя, у нас такой фильм интересный есть, хотите посмотреть?
- Ну, ладно, давай посмотрим, если на самом деле, интересный.























 

 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0056423

от 17 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0056423 выдан для произведения:

    Костя Слепин пришёл в порт. На горизонте показалось научное судно «Дубровский», на котором его мать работала поваром. Слепину недавно исполнилось сорок пять лет, но жители небольшого приморского городка, которые его хорошо знали, прозвали его «Седым» за соответствующий кличке цвет волос. Никто из них даже и не помнил, какие волосы у Кости были до службы в Афганистане. Легендой городка Седой не стал, как не старались сделать это горожане – Седой никому ничего не рассказывал, ничего не вспоминал, - как будто там и не был.
Городок жил за счёт рыбы, которую ловил и перерабатывал народ. Официально Костя работал в рыболовецкой артели, а кроме этого, с двумя своими друзьями иногда выходил в море, чтобы подработать. Свои рыбинспекторы были прикормлены, они сообщали, когда и где ожидается облава областных «драконов», приезжающих внезапно.
Два дня тому назад все местные браконьеры получили сигнал, что приезжают «иностранцы» с области, да ещё и с «ОМОНом». Все, кого успели предупредить, пережидали «бурю» на суше, а кого нет..
Костя не беспокоился на этот счёт – его мать работала на государственном судне, которое, при желании, могло даже не реагировать на сигналы инспекторов.
Слепин не был женат. Так вышло. Сначала Афганистан, потом служба по контракту, ранение, инвалидность, низкая пенсия, тяжёлая работа в море и тихая жизнь с матерью.
Когда судно зашло в фарватер, в порт заехала карета «скорой» помощи.
«С чего бы это ещё..» - заволновался Константин.
Он знал всё команду, поэтому, когда судно пришвартовалось, вместе с санитарами поднялся на борт. На носилках несли человека с перевязанной головой. По прядям седых волос Костя узнал свою мать.
- Что случилось, Вега? – спросил он у боцмана.
- Когда мы уже шли взяли курс к берегу, к нам подошли «драконы» с «ОМОНом». Мы разрешили им подняться на борт, зная, что мы не в игре, а они наставили на нас автоматы, собрали всю команду на палубе и положили лицом вниз. Когда после десятиминутного шмона, «драконы» собирались покинуть судно, Наталия Николаевна сказала, что судно научное, не рыболовецкое, что они должны видеть знаки отличия и извиниться. Один из бойцов три раза ударил твою мать ногой по голове. Всё произошло так быстро и неожиданно, что мы ничего не успели сделать.
- Ты запомнил их?
- Все они были в масках.
- А где они остановились?
Пострадавшую погрузили в фургон «скорой». Костя попытался подойти к матери, но санитар сказал:
- Не мешайте, она в тяжёлом состоянии.
Боцман продолжал:
- Где остановились? Откуда я знаю, я был в море. Они, когда приезжают, шифруются, ты же знаешь. В этот раз наши даже не всех предупредили..

Мать сразу отправили в реанимацию.
- Она сейчас в коме, вызвали вертолёт, мы такие операции не делаем, - сказал врач
- Кто с ней полетит?
- Я.
Костя дал врачу номер своего мобильного.
- Позвони, я очень прошу..
В милиции у Кости отказались принимать заявление.
- Знаете, здесь особый случай, идите в прокуратуру.
- Вы возбудили уголовное дело против отморозков, которые покалечили мою мать? – спросил Седой у помощника прокурора.
- Не переживайте, гражданин Слепин, мы разбираемся. По предварительным данным, поступивших к нам, ваша мать напала на бойцов «ОМОна.
- И нанесла им тяжёлые увечья, - с иронией добавил Константин.
- Может быть. Сейчас ведётся следствие.

Наступил вечер. Стемнело. Костя не спал, шёл одиннадцатый час вечера. Он оделся и через двадцать минут сидел за столиком в ночном баре. Конечно, бутылка водки с салатом не могла успокоить его нервы. Музыка не играла, посетителей было мало, рыжеволосая официантка, смахивающая на работника мясокомбината, убирала со столиков. Бутылка водки опустела на две трети, но афганец не пьянел – слишком сильный стресс он получил.
Со стороны лестницы послышались шаги. Даже по их звуку Седой понял, что это человек в армейских берцах. Нагнув голову, чтобы не удариться о косяк, хозяин тяжёлых ботинок зашёл и сел за столик, соседний с Костей. Это был молодой мужчина лет тридцати, коротко стриженый, довольно крепкого телосложения. По манере его поведения Седой понял, что этот человек привык брать от жизни, а не просить. Крепыш откинулся на спинку стула, вытянул длинные ноги и закричал:
- В этой дыре знают, что такое официант?
Костя вспомнил себя, когда служил в учебке, а потом в Афгане. Ничем не отличался он тогда от этого крепыша – давай, давай, подавай всё сразу, кулаком по столу, море по колено. А потом, когда попал в плен к душманам и провёл там два месяца, понял, что такое жизнь, выдержка, смекалка, холодный трезвый ум. Вот и сейчас, закурив сигарету, он спокойно посмотрел на бравого Швейка. А крепыш подтвердил свои права на жизнь, ударив стальным кулаком по столу:
- Чёрт подери, есть тут кто-нибудь или нет?
На крик подбежала официантка, которую ночной гость тотчас же шлёпнул по мясистому заду.
- Пампушка, быстро водки и огурцов. Только огурцы не режь!
Когда команда была исполнена, крепыш налил две трети стакана, выпил спиртное залпом и захрустел солёным огурцом. Через минуту, когда наступила алкогольная эйфория, крепыш своим мутным взглядом оглядел зал.
- Эй, ты, ко мне! – громким командным голосом сказал верзила Константину.
Ни одна жилка не дрогнула на лице Седого, он довольно часто встречал таких людей на службе и прекрасно знал тактику общения с ними.
- Подойди сам и спроси, - коротко и спокойно ответил Седой, глядя наглецу прямо в глаза.
- А ты, я вижу, не из пугливых, - ответил крепыш, встал, подошёл к Седому и поставил свою недопитую бутылку на его стол.
- Чего мне тебя пугаться, ты, что, Змей Горыныч?
Верзила умерил свой пыл и сел за столик.
- Ты местный? – спросил он Седого.
- Тебе, зачем знать?
- Ты не заметил, случайно, что народ тут какой-то лоховской? Вижу, что ты на местного не похож, взгляд у тебя довольно умный..Да, ты, что, воевал?
- Какое тебе дело?
- Да я так, компания мне попалась идиотская. Сегодня весь день с ними «бракосов» на море шерстили, а расслабиться из них никто не захотел, кроме меня, естественно..
- Ну, и как в море? Хороший улов?
- Улов? Да мне не нужна эта тухлая рыбёшка. Что конфисковали у браконьеров, сдали своим купцам. Они с нами приехали. Мы скинули им добычу, бабки на карман и все дела..
Крепыш налил дозу, выпил, закурил сигарету.
- Ну, и как народ, не сопротивлялся? – сжав кулаки, спросил Седой.
- Это не народ, это сморчки. Мы на одно судёнышко поднялись и сразу всю команду на пол положили, мордой вниз.
- Так они же безоружные, они учёные..
- Мне наплевать, кто они такие, я при исполнении. Мне, если что, разрешено вести огонь на поражение. Я весь на нервах, а тут какая-то старая лохушка обругала меня. Ей дома надо сидеть, а она по морям ходит. Ну, я её и отделал хорошо, чтобы местные знали, кто мы есть и с нами шутки плохи.
Костя понял, кто перед ним сидел.
- А кто ты есть? – набравшись терпения, спросил Седой.
- Я – ОМОН, терминатор.
На сотовый телефон Кости позвонили. Это был врач.
- Извините, Константин, но ваша мать скончалась, не приходя в сознание.
А крепыш между тем продолжал:
- Короче, зёма, прекращай свои гнилые базары. Ты же бываешь в этих местах. Мне нужна шмара, разрядиться надо.
- Шмара? Есть, только она замужем, но любит это дело. Видать, мужа ей не хватает. Хочешь рискнуть?
Крепыш рассмеялся:
- Рискнуть? Это я подумаю, бить ему морду или нет.
- Ладно, шмара неплохая. Слушай. Сейчас 23.30. Я выхожу из бара и иду с ней договариваться. Ну, сам понимаешь, надо мужа напоить. А ты ровно через полчаса выходи отсюда, и встречаемся у сельмага. Знаешь, где это?
- А как же, водку там вчера брали. Сколько я тебе должен за это?
- Немного, только запомни, ты должен быть в условленном месте ровно в начале первого. Уйди от фонарного столба, жди нас под одним из деревьев. Я свистну.
- Смотри, если кинешь меня, денег не получишь и сам на четыре кости встанешь, - заревел детина.

Семья Тархановых смотрела сериал на «ДИВИДИ».
- Папа, - запричитала 15-ти летняя дочь, давай ещё одну серию посмотрим, а потом спать.
- Что же ты в школе будешь делать? Спать?
Во дворе залаяла собака и сразу замолчала.
- Наверное, свои, раз Полкан затих, - сказал хозяин, сорокалетний Дмитрий. - Пойду, посмотрю.
Через минуту вместе с хозяином в дом вошёл Константин.
- Что случилось? – спросила Седого Наталья, жена Дмитрия.
- Наташ, горе, у него горе..мать убили «ОМОНовцы», - ответил хозяин дома.
- Я принёс водки, давайте помянем её, просто поменям..не о чём не спрашивайте.
Хозяйка отправила дочь спать, а сама собрала на стол.
В двенадцать ночи Седой незаметно посмотрел на часы и сказал:
- У вас туалет всё ещё на улице?
- Да, там же, денег нет провести всё внутри дома, - ответил Дима. – Иди по тропинке и направо, не заблудишься, я фонарик тебе дам.
- Спасибо, не надо, сам дойду, наверное, в баре отравился. Если долго не будет, не ищите, я посижу..

Когда Седой подошёл к углу сельмага, с противоположной стороны улицы, от дерева, оторвалась тень и метнулась к Косте.
- Ну, что зёма, где твоя шмара?
- Пойдём, она недалеко отсюда, ждёт тебя..
- Почему она так шифруется?
- Муж у неё дурак.
- Ха, ха, сейчас поставлю рога этому дураку.
Узкая тропинка привела мужчин в небольшую рощу. Тусклая луна вырывала из темноты покосившиеся кресты и стелы.
- Ха, ха, она, что, вампир?
Костя посмотрел на светящийся циферблат своих часов.
- Вот, смотри сюда, - тихо сказал он верзиле.
Крепыш подошёл вплотную к Седому, а чтобы понять, в чём дело, не успел – заточка точно и мягко вошла в его грудь и заставила сердце гиганта остановиться навсегда. Седой успел воспользоваться тем коротким временем, когда мозг умирающего человека ещё успевает воспринять и переварить полученную информацию.
- Помнишь старую лохушку на судне?
Верзила рухнул на колени, жадно ловя воздух широко открытым ртом.
- Так, я её сын, тоже лохушник..

- Ну, как Костя, нормально? Я хотел уже навыручку идти, думал, ты провалился в яму.
- Нет, Дима, сильно живот прихватил..
Выбежала дочь.
- Дядя Костя, у нас такой фильм интересный есть, хотите посмотреть?
- Ну, ладно, давай посмотрим, если на самом деле, интересный.























 

 

Рейтинг: 0 355 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!