ЛИПИМ-2

10 апреля 2014 - Филипп Магальник

Водитель предложил Матвею подвезти его домой, это было по пути, так что он успел побриться и чаю выпить перед работой. В обед на базар заскочил, накупил фруктов и овощей на неделю, хлеба длинный батон взял и поехал домой пировать и блаженствовать под запах ароматного кофе. Матери по телефону доложился о встрече с братом и о предстоящей встрече через две недели. Вторую половину дня провел на техсовете по новым разработкам, пока сырым, незаконченным. С завода в гараж направился, выкатил машину, погладил и на заправку поехал: помыть, бензина и масла залить. С работы он обычно домой пешком ходил, чтобы размяться и среди людей потолкаться, и тратил на дорогу тридцать, тридцать пять минут, то есть к 19-00 всегда дома был. Сегодня же на машине на двадцать минут опоздал, к удивлению ожидающих его гостей.

Матвей снимал комнату в бывшем общежитии завода. Некий Гаврилов выкупил приватизированные клетушки у жильцов общежития за бесценок, переоборудовал под однокомнатные квартиры и теперь сдает их в аренду. На входе дежурная, все как было, но более ответственно спрашивает и проверяет входящих, следит за порядком. В начале восьмого к дежурной обратилась очень солидная дама средних лет с просьбой пройти к Беликову, очень надо мол... Подошедший мужчина сказал, что он тоже к Матвею Беликову. Дежурная резко вскочила и доложила Филатову, бывшему директору, (а это был он) что Матвей Ильич еще не вернулся, но скоро будет, наверное, пригласила гостей присесть.

Филатов: - Здравствуйте, Любовь Михайловна, рад видеть вас. Благодарен за профилактику сердца, работает исправно, жалоб нет. Но позвольте узнать, чем мой друг вас заинтересовал? Он же технарь до мозга костей…

Цветкова: - Скажу позже, чем вызван визит. Очень прошу, Виталий Иванович, мне вкратце о Беликове поведать, что за человек, как сдружиться с ним?

Филатов: - Боюсь, что как представителю медицинского цеха, у вас это не получится, больно настрадался он от ваших собратьев, до могилы чуть не довели.

Виталии Иванович вкратце изложил собеседнице судьбу молодого человека, у которого все складывалось хорошо в жизни – карьера, жилье, семья. Конечно, он всего добивался усиленным трудом, иногда в ущерб здоровью, и... надорвался. Что не съест – все насквозь стало проскакивать из организма, без задержки. Плюс боли. А далее два года изнурительных анализов, поисков, диет, и почти дистрофиком стал, из больниц не вылезал. И, наконец, вердикт профессора Гутницкого в присутствии жены, врачей, студентов, что у моего друга хронические заболевания целого ряда органов пищеварения, лишающие его возможность трудиться и стать отцом в обозримом будущем. Студентки глазки потупили. И все, Матвей оставил жене квартиру при разводе, переселился сюда и продолжает жить силой воли. Так что к медикам...

- Добрый вечер, извините за опоздание, увлекся сбором ягод на брошенных виноградниках. Смотрите, сколько насобирал, заходите. Привет, Виталий, а вы мама докторши Маши? Правда. Очень хорошо, что пришли. Только виноград помою, минутку, садитесь.

Любовь Михайловна не в упор, но тщательно разглядывала молодого человека среднего роста, очкарика, темноволосого, с очень внимательным и цепким взглядом. Симпатичный.. Ничего в нем не выдавало признаков подавленного болезнью человека.

- Вот и фрукты, угощайтесь. Виталий, я тебе домой мешочек наполню, Тоню угостишь. Зачем собирал, спрашиваешь, коль есть сам не буду? Не знаю. Наверное, по привычке, друзей угостить. Любовь Михайловна, вы, понимаю, бумаги принесли. Не волнуйтесь только так, я все сделаю, от меня зависящее, для положительного решения, а ты, друг, оставь нас. Надо.

- Я тебе направления принес для медицинской прививки, чтоб Африку посетить… Посекретничайте без меня, господа. Позвони вечерком, ладно! А виноград возьму, на халяву…

- Я вас правильно понял, что хотели со мной остаться наедине. Предполагаю, что какие-то подробности нежелательны для огласки, я это учту. Итак, данные зятя здесь, но почему он под вашей фамилией – Цветков? Возраст мой – двадцать девять, врач, женат... Ясно. Что, хотите мне рассказать о постигших несчастьях?.. Может чай? Сделаем, а вы начинайте...

- Маша не решалась сама поведать вам о трагедии шестилетней давности, ворошить боялась, да и стыдно ей. Уже перед самым уходом к вам позволила с условием, что пообещаете никому и никогда ни слова. Опять плакать стала, как тогда. Итак, в тюрьме сидит не муж Маши, а мой сын Леонид, который отомстил за поруганную сестру, Машу. А искалечил Леонид изверга, который изнасиловал мою дочь вовремя пикника студентов с ночевкой. Маша в больнице пробыла более месяца. А сын… я уже сказала, покалечил негодяя, глаз ему выбил, челюсть свернул. В тюрьме оба – насильник и сын. Мы жили в городе N тогда. Дочь учебу здесь уже продолжила, старается забыть постигшее ее, замкнуто живет, одинокий мир себе создала, успешно работает, а сыну еще три года сидеть. Вот, втянула постороннего человека в нашу драму, а у вас, как Филатов рассказал, своих болячек хватает. Простите меня, ради Бога, за такое, но я мать своих детей. Шесть лет уже в тюрьме мой сын, семья его распалась, диссертацию забросил, жизнь искалечил…

Мать своих детей, сдержанно вначале, разрыдалась во всю, как самая обычная женщина, позабыв о титулах и званиях. Скрытая боль матери вырвалась наружу впервые за последние годы, а маленький луч надежды по освобождению сына ее потряс, поверить боится, поблагодарить не знает, как Матвея. Дав женщине вволю выплакаться и высказаться, хозяин повел гостью в малюсенькую умывалку, дал чистое полотенце и предложил домой ее на машине отвезти. Выйдя на улицу, дама попросилась пешком пройтись, если не возражает, ибо в двух кварталах всего отсюда их дом, где сразу по лицу все заметят. Матвей повел женщину к парку прогуляться, где розы массово цвели и природа вокруг покоем веяла.

Если разбогатеет, похвастался Матвей, то обязательно дом в пригороде купит, собаку-дворнягу заведет, попугай есть уже, волнистый, забавный, покупать не понадобиться. Что касается болезни, то, конечно, она доставляет много хлопот с едой, стал избегать застолий, ресторана – традиционных мест общения. Больше времени один проводить стал, с компьютером, с книгами. Что делать, если так судьба с ним обошлась… Нет, от развода не очень переживал, жена уже тяготилась мужем-калекой, заметно стало. Напоследок, он попросил не касаться более его личной жизни – тогда все Окей в их отношениях сложится.

Они подошли к распахнутому окну первого этажа высотного дома, из которого с ними приветливо поздоровалась пожилая, аккуратная женщина, представившись бабушкой Маши и Леонида, ее любимых внуков. И, несмотря на оговорки о занятости, Матвей к бабуле зашел на несколько минут, чтобы познакомиться. В небольшой квартире Наталии Максимовны, так бабулю звали, было очень тепло, уютно и пахло ароматом вкусного печенья, ну точь-в-точь, как у своей бабушки в детстве. Поэтому, когда она, едва познакомившись, подвела его за руку к компьютеру с просьбой наладить, он воспринял это нормально и вскорости запустил его. А далее было чаепитие с вкуснейшим пирогом творожным и, конечно, очень деликатным допросом медицинских проверок и расплывчатых диагнозов. Дочь – профессорша – в больницу поехала, консультировать чиновника высокого. Бабуля похвасталась своим пятидесятичетырёхлетним стажем врача спец-клиники по желудкам, «собаку по животикам съела…»

Что касается Матвея, то поиски-анализы прекратить надобно, раз не получилось. Необходим другой путь – избирательный, она им часто пользовалась, иногда успешно. У него для химических реакций переработки пищи в желудок не поступают, видимо, в нужный момент необходимые компоненты поджелудочной железы и других органов пищеварения, поэтому процесс нарушается, и последствия – боли и истощение. Не всегда удается определить отсутствующий компонент анализом, а датчиков нет. Что делать тогда, спрашивается? Приступаем к избирательной системе подачи пищи в организм, осторожненько находим, что переваривается желудком, при этом еда вкусной должна быть и нужной калорийности. Все тетрадки третьей полки ею исписаны, на все случаи, не с нуля начинать будет... Со временем у больного восстанавливается часть органов, они функционировать начинают, и почти забываются болячки. Но необходимо терпеливо заниматься поиском с женой, которая...

...Что, нет никого у тебя, сынок, плохо, но... есть выход. Можешь обижаться, но твои усилия по освобождению внука многого стоят, поэтому малую мою жертву прими в благодарность…

Штурмом бабуля уговорила Матвея приходить к ней на обед питаться, не бесплатно, за гроши. Не понравится или плохо что – прекратят. Для нее же это занятием будет.

Конечно, нашему герою выздороветь хотелось, это был шанс, и он согласился. Еще, помучив его опросом любимых блюд и наблюдениями, что вредило, доктор предложила меню на завтра. Матвей тепло попрощался, домой пошел. Наталия Максимовна подсела к компьютеру и, открыв новый файл, вывела «БЕЛИКОВ МАТВЕЙ, 29 лет, проживает... План назавтра: – запросить все по мед. обследованию, резко поругать старпера профессора, у Голикова трав купить, настойки. На базаре курицу, овощи. Приготовить супчик легкий, перцы фаршировать мясом, рисом, так… компот из яблок, айвы, водочки еще купим… Волнуюсь, Господи, помоги мне и... Моте. Надо же, вспомнила Мотю Липскера из школы, красавчиком был. Все, спать пора...» И спала крепким сном в преддверии завтра.

13-00,стучат.

- Входи, Матвей. За цветы спасибо, но больше не носи, не на свидании. Водочки себе налей и мне капни, хватит. Будь, Мотя, здоров, я тоже постараюсь. По глазам вижу, что-то сказать хочешь, что?.. Еще перец с мясом дать, конечно... Если бурчать живот будет?.. Пусть попробует, говоришь. Рада, что понравилось. Говори.

- Майор Трунин, из тюрьмы, очень просил в эту субботу приехать. Сейчас поясню. Дело в том, что заключенные там лишь тапочки шьют, камыш режут, авоськи вяжут, а, выйдя на свободу, с такой профессией не разгонишься. Вот почему Алеша, майор, так в меня вцепился, желая современное производство там создать. Хороший мужик. Я-то причем, спрашиваете? Забываюсь, Наталия Максимовна, я нашел ребят с разработкой идеального изделия и бизнесменов с деньгами. Рабочих рук в местах заключения полно, площади есть, воровать не будут. Только разок туда съезжу, честное слово. Не автобусом, на своей машине, в пятницу после работы. Конечно, с докторшей. Как стесняется меня? Да она самая чистая, ей сказать, ладно. Вечером только спросим ее, а позвонить…

Бабуля уже набрала внучку, включила «громкую связь», спросив, может ли Маша с Матвеем поехать и тд. Маша молчала. Матвей попытался объяснить обстановку, но девушка резко остановила его.

-Я поеду, бабуля, коль ты просишь и нужно. До свидания. Привет технарю.

-Я чем-то обидел Машу, или ей нянчиться со мной надоело?.. Да и дорога…

- Все из-за того, что ты посвящен в ее постыдную тайну, а не что-то другое, ясно. Снимай обувь и на диван ложись, восемнадцать минут на дремоту осталось, ну! Все ему надо, зэков обучить специальности, вдаль мотаться, малахольный, такой я была в молодости.

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0208109

от 10 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0208109 выдан для произведения:

Водитель предложил Матвею подвезти его домой, это было по пути, так что он успел побриться и чаю выпить перед работой. В обед на базар заскочил, накупил фруктов и овощей на неделю, хлеба длинный батон взял и поехал домой пировать и блаженствовать под запах ароматного кофе. Матери по телефону доложился о встрече с братом и о предстоящей встрече через две недели. Вторую половину дня провел на техсовете по новым разработкам, пока сырым, незаконченным. С завода в гараж направился, выкатил машину, погладил и на заправку поехал: помыть, бензина и масла залить. С работы он обычно домой пешком ходил, чтобы размяться и среди людей потолкаться, и тратил на дорогу тридцать, тридцать пять минут, то есть к 19-00 всегда дома был. Сегодня же на машине на двадцать минут опоздал, к удивлению ожидающих его гостей.

Матвей снимал комнату в бывшем общежитии завода. Некий Гаврилов выкупил приватизированные клетушки у жильцов общежития за бесценок, переоборудовал под однокомнатные квартиры и теперь сдает их в аренду. На входе дежурная, все как было, но более ответственно спрашивает и проверяет входящих, следит за порядком. В начале восьмого к дежурной обратилась очень солидная дама средних лет с просьбой пройти к Беликову, очень надо мол... Подошедший мужчина сказал, что он тоже к Матвею Беликову. Дежурная резко вскочила и доложила Филатову, бывшему директору, (а это был он) что Матвей Ильич еще не вернулся, но скоро будет, наверное, пригласила гостей присесть.

Филатов: - Здравствуйте, Любовь Михайловна, рад видеть вас. Благодарен за профилактику сердца, работает исправно, жалоб нет. Но позвольте узнать, чем мой друг вас заинтересовал? Он же технарь до мозга костей…

Цветкова: - Скажу позже, чем вызван визит. Очень прошу, Виталий Иванович, мне вкратце о Беликове поведать, что за человек, как сдружиться с ним?

Филатов: - Боюсь, что как представителю медицинского цеха, у вас это не получится, больно настрадался он от ваших собратьев, до могилы чуть не довели.

Виталии Иванович вкратце изложил собеседнице судьбу молодого человека, у которого все складывалось хорошо в жизни – карьера, жилье, семья. Конечно, он всего добивался усиленным трудом, иногда в ущерб здоровью, и... надорвался. Что не съест – все насквозь стало проскакивать из организма, без задержки. Плюс боли. А далее два года изнурительных анализов, поисков, диет, и почти дистрофиком стал, из больниц не вылезал. И, наконец, вердикт профессора Гутницкого в присутствии жены, врачей, студентов, что у моего друга хронические заболевания целого ряда органов пищеварения, лишающие его возможность трудиться и стать отцом в обозримом будущем. Студентки глазки потупили. И все, Матвей оставил жене квартиру при разводе, переселился сюда и продолжает жить силой воли. Так что к медикам...

- Добрый вечер, извините за опоздание, увлекся сбором ягод на брошенных виноградниках. Смотрите, сколько насобирал, заходите. Привет, Виталий, а вы мама докторши Маши? Правда. Очень хорошо, что пришли. Только виноград помою, минутку, садитесь.

Любовь Михайловна не в упор, но тщательно разглядывала молодого человека среднего роста, очкарика, темноволосого, с очень внимательным и цепким взглядом. Симпатичный.. Ничего в нем не выдавало признаков подавленного болезнью человека.

- Вот и фрукты, угощайтесь. Виталий, я тебе домой мешочек наполню, Тоню угостишь. Зачем собирал, спрашиваешь, коль есть сам не буду? Не знаю. Наверное, по привычке, друзей угостить. Любовь Михайловна, вы, понимаю, бумаги принесли. Не волнуйтесь только так, я все сделаю, от меня зависящее, для положительного решения, а ты, друг, оставь нас. Надо.

- Я тебе направления принес для медицинской прививки, чтоб Африку посетить… Посекретничайте без меня, господа. Позвони вечерком, ладно! А виноград возьму, на халяву…

- Я вас правильно понял, что хотели со мной остаться наедине. Предполагаю, что какие-то подробности нежелательны для огласки, я это учту. Итак, данные зятя здесь, но почему он под вашей фамилией – Цветков? Возраст мой – двадцать девять, врач, женат... Ясно. Что, хотите мне рассказать о постигших несчастьях?.. Может чай? Сделаем, а вы начинайте...

- Маша не решалась сама поведать вам о трагедии шестилетней давности, ворошить боялась, да и стыдно ей. Уже перед самым уходом к вам позволила с условием, что пообещаете никому и никогда ни слова. Опять плакать стала, как тогда. Итак, в тюрьме сидит не муж Маши, а мой сын Леонид, который отомстил за поруганную сестру, Машу. А искалечил Леонид изверга, который изнасиловал мою дочь вовремя пикника студентов с ночевкой. Маша в больнице пробыла более месяца. А сын… я уже сказала, покалечил негодяя, глаз ему выбил, челюсть свернул. В тюрьме оба – насильник и сын. Мы жили в городе N тогда. Дочь учебу здесь уже продолжила, старается забыть постигшее ее, замкнуто живет, одинокий мир себе создала, успешно работает, а сыну еще три года сидеть. Вот, втянула постороннего человека в нашу драму, а у вас, как Филатов рассказал, своих болячек хватает. Простите меня, ради Бога, за такое, но я мать своих детей. Шесть лет уже в тюрьме мой сын, семья его распалась, диссертацию забросил, жизнь искалечил…

Мать своих детей, сдержанно вначале, разрыдалась во всю, как самая обычная женщина, позабыв о титулах и званиях. Скрытая боль матери вырвалась наружу впервые за последние годы, а маленький луч надежды по освобождению сына ее потряс, поверить боится, поблагодарить не знает, как Матвея. Дав женщине вволю выплакаться и высказаться, хозяин повел гостью в малюсенькую умывалку, дал чистое полотенце и предложил домой ее на машине отвезти. Выйдя на улицу, дама попросилась пешком пройтись, если не возражает, ибо в двух кварталах всего отсюда их дом, где сразу по лицу все заметят. Матвей повел женщину к парку прогуляться, где розы массово цвели и природа вокруг покоем веяла.

Если разбогатеет, похвастался Матвей, то обязательно дом в пригороде купит, собаку-дворнягу заведет, попугай есть уже, волнистый, забавный, покупать не понадобиться. Что касается болезни, то, конечно, она доставляет много хлопот с едой, стал избегать застолий, ресторана – традиционных мест общения. Больше времени один проводить стал, с компьютером, с книгами. Что делать, если так судьба с ним обошлась… Нет, от развода не очень переживал, жена уже тяготилась мужем-калекой, заметно стало. Напоследок, он попросил не касаться более его личной жизни – тогда все Окей в их отношениях сложится.

Они подошли к распахнутому окну первого этажа высотного дома, из которого с ними приветливо поздоровалась пожилая, аккуратная женщина, представившись бабушкой Маши и Леонида, ее любимых внуков. И, несмотря на оговорки о занятости, Матвей к бабуле зашел на несколько минут, чтобы познакомиться. В небольшой квартире Наталии Максимовны, так бабулю звали, было очень тепло, уютно и пахло ароматом вкусного печенья, ну точь-в-точь, как у своей бабушки в детстве. Поэтому, когда она, едва познакомившись, подвела его за руку к компьютеру с просьбой наладить, он воспринял это нормально и вскорости запустил его. А далее было чаепитие с вкуснейшим пирогом творожным и, конечно, очень деликатным допросом медицинских проверок и расплывчатых диагнозов. Дочь – профессорша – в больницу поехала, консультировать чиновника высокого. Бабуля похвасталась своим пятидесятичетырёхлетним стажем врача спец-клиники по желудкам, «собаку по животикам съела…»

Что касается Матвея, то поиски-анализы прекратить надобно, раз не получилось. Необходим другой путь – избирательный, она им часто пользовалась, иногда успешно. У него для химических реакций переработки пищи в желудок не поступают, видимо, в нужный момент необходимые компоненты поджелудочной железы и других органов пищеварения, поэтому процесс нарушается, и последствия – боли и истощение. Не всегда удается определить отсутствующий компонент анализом, а датчиков нет. Что делать тогда, спрашивается? Приступаем к избирательной системе подачи пищи в организм, осторожненько находим, что переваривается желудком, при этом еда вкусной должна быть и нужной калорийности. Все тетрадки третьей полки ею исписаны, на все случаи, не с нуля начинать будет... Со временем у больного восстанавливается часть органов, они функционировать начинают, и почти забываются болячки. Но необходимо терпеливо заниматься поиском с женой, которая...

...Что, нет никого у тебя, сынок, плохо, но... есть выход. Можешь обижаться, но твои усилия по освобождению внука многого стоят, поэтому малую мою жертву прими в благодарность…

Штурмом бабуля уговорила Матвея приходить к ней на обед питаться, не бесплатно, за гроши. Не понравится или плохо что – прекратят. Для нее же это занятием будет.

Конечно, нашему герою выздороветь хотелось, это был шанс, и он согласился. Еще, помучив его опросом любимых блюд и наблюдениями, что вредило, доктор предложила меню на завтра. Матвей тепло попрощался, домой пошел. Наталия Максимовна подсела к компьютеру и, открыв новый файл, вывела «БЕЛИКОВ МАТВЕЙ, 29 лет, проживает... План назавтра: – запросить все по мед. обследованию, резко поругать старпера профессора, у Голикова трав купить, настойки. На базаре курицу, овощи. Приготовить супчик легкий, перцы фаршировать мясом, рисом, так… компот из яблок, айвы, водочки еще купим… Волнуюсь, Господи, помоги мне и... Моте. Надо же, вспомнила Мотю Липскера из школы, красавчиком был. Все, спать пора...» И спала крепким сном в преддверии завтра.

13-00,стучат.

- Входи, Матвей. За цветы спасибо, но больше не носи, не на свидании. Водочки себе налей и мне капни, хватит. Будь, Мотя, здоров, я тоже постараюсь. По глазам вижу, что-то сказать хочешь, что?.. Еще перец с мясом дать, конечно... Если бурчать живот будет?.. Пусть попробует, говоришь. Рада, что понравилось. Говори.

- Майор Трунин, из тюрьмы, очень просил в эту субботу приехать. Сейчас поясню. Дело в том, что заключенные там лишь тапочки шьют, камыш режут, авоськи вяжут, а, выйдя на свободу, с такой профессией не разгонишься. Вот почему Алеша, майор, так в меня вцепился, желая современное производство там создать. Хороший мужик. Я-то причем, спрашиваете? Забываюсь, Наталия Максимовна, я нашел ребят с разработкой идеального изделия и бизнесменов с деньгами. Рабочих рук в местах заключения полно, площади есть, воровать не будут. Только разок туда съезжу, честное слово. Не автобусом, на своей машине, в пятницу после работы. Конечно, с докторшей. Как стесняется меня? Да она самая чистая, ей сказать, ладно. Вечером только спросим ее, а позвонить…

Бабуля уже набрала внучку, включила «громкую связь», спросив, может ли Маша с Матвеем поехать и тд. Маша молчала. Матвей попытался объяснить обстановку, но девушка резко остановила его.

-Я поеду, бабуля, коль ты просишь и нужно. До свидания. Привет технарю.

-Я чем-то обидел Машу, или ей нянчиться со мной надоело?.. Да и дорога…

- Все из-за того, что ты посвящен в ее постыдную тайну, а не что-то другое, ясно. Снимай обувь и на диван ложись, восемнадцать минут на дремоту осталось, ну! Все ему надо, зэков обучить специальности, вдаль мотаться, малахольный, такой я была в молодости.

Рейтинг: 0 183 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!