ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ Главы 10, 11,12 - рассказ

 

КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ Главы 10, 11,12 - рассказ

19 августа 2014 - юрий елистратов
article234023.jpg

10. КТО ЕЩЁ С НАМИ ИДЁТ В ПОХОД

 

Выяснилось также, что вместе с нами в поход идут ещё четыре  училища, в том числе, которое готовит политработников. Зачем политработнику штурманская практика, нам тогда было не понятно, пока по флоту не разошлись два анекдотичных случая с замполитом линкора «Севастополь».

Анекдот – первый.

Линкор снимается с якоря и выходит в море. Вечером идет командирский разбор у адмирала. Замечаний ни у кого нет. Вдруг поднимается замполит корабля:

- Товарищи! Мы вводим адмирала в заблуждение. Матросы неправильно передают информацию на командирский мостик. Сегодня утром после подъема якоря, что крикнули – «Якорь чист!». Это не правда. Якорь был весь в иле. Матроса, по-моему, надо наказать.

Говорят, что от хохота адмирал свалился под стол, где они с командиром линкора долго и весело ржали.

Каждый, мало-мальски считающий себя моряком знает, что – «Якорь чист!» означает - на поднятом якоре не висит якорная цепь соседа, или подводный кабель. То есть, на якоре ничего постороннего нет.

Анекдот второй.

Этот же линкор. Адмирал объявлет учебную тревогу и вводную – «Пожар на командирском мостике!». По этой команде, молодой матросик хватает огнетушитель и начинает с ним возиться. Нервничает. Ничего не получается. Тогда, стоящий рядом замполит, хватает огнетушитель и хрясь его об палубу. Долбил он этот огнетушитель долго, пока командир у него этот огнетушитель не отнял. Вечером адмирал на разборе учения делает замечание замполиту:

- Товарищ капитан второго ранга! Как это получается - вы не можете отличить пенный огнетушитель от углекислотного. Там просто надо было отвернуть вентиль, а вы его беднягу о палубу! Я не понимаю, как можно учить матросов военному делу, если сами не знаете?

- А я товарищ адмирал если чего не знаю, то матросов учу партийным словом!

В этих анекдотах ещё раз о скрытых пружинах развала СССР.

Этого замполита за «партийное слово» и чистоту морских якорей, конечно же, с флота немедленно отправили в отставку. Политическое управление флота, узнав о том, что анекдоты про замполита уже ходят в матросских курилках и офицерских кают-компаниях, сделало свои выводы. Первым шагом этих выводов и было участие курсантов политучилища в штурманском походе. Учить политруков морскому делу, решили на штурманской практике.

Как мы выяснили у ребят из этого училища, о штурманском деле они знали только понаслышке. Потому весь поход они, скучая, простояли у бортовых лееров, покуривая хорошие папиросы «Казбек», нам всем на зависть. Вместо махорки и сигарет «Прима» им выдавали эти папиросы.

Сглаживало отношения между нами то, что они под гитару очень хорошо пели и папиросами делились, если попросишь – «Закурить не найдется?». Скучно им было от безделья. Мы их поэтому жалели, но времени на жаление было в обрез, так как надо было выспаться перед следующей вахтой.

И ещё раз! А мы говорим почему «перестройка»? Потому что …!

 

 

11. КАК КУРСАНТА МУЧАЮТ ПО УТРАМ

 

Итак, цели были поставлены, задачи на предстоящий переход почти ясны, и мы начали подготовку к непонятному, но страшно интересному периоду в нашей курсантской жизни.

Каждый курсант имеет несколько комплектов обмундирования на все времена года. Самая ненавистная команда была по утрам – «Подъем! Форма одежды на физзарядку - трусы, берет!» Если в окне моросил дождь, то жизнь казалась с копейку. Синея замерзшими телами, протирая спросонья глаза, спрятав ладони под мышки, для теплоты курсанты, кляня почем зря начальство, разгонял свои «давы» в утренней пробежке вокруг огромного плаца.

Вид у такого воинства по утрам был отвратительный. Главный спортивный командир в училище полковник Горидзе, за акцент, прозванный нами «полковник прижки с вишки», бледнел от отчаяния и, морщась от омерзения, гонял эту толпу на утренней пробежке круг за кругом, пытаясь разгорячить кровь у молодежи.

Ничего не помогало. Воинство обреченно трусило за разогнавшимися «давами», тихо матерясь, проклиная эту физзарядку, обещая себе забыть о ней на всю жизнь, как только это обучение в училище закончится.

Я запомнил эти клятвы, и когда вся страна побежала «трусцой» по улицам, эффекту толпы не поддался. Выбрал более спокойный и комфортный способ утреннего «оживления» организма, подглядев в журнале «Наука и жизнь» несколько упражнений индийских йогов.

Очень советую, но только позы, а не философию! Йоги эту философию на жаре придумали, а у нас холодно. Нам бы согреться!

Нам, предстоящий поход нравился ещё и потому, что на корабле этой ненавистной утренней училищной пробежки голышом не будет. Уже одно это вселяло в нас энтузиазм. Знали об этом и арт-минеры-торпедисты, завидовали и, невольно, ненависть к физзарядке переносили и на нас.

Затем утренняя водная процедура. В умывальнике гальюна в это время обязательно присутствовал офицер медицинской службы. В его задачу входило подставлять палец под струю воды и следить, чтобы курсанты чистили зубы и полоскались под ледяной водой. Врача мы не любили.

А вы бы любили? Представьте себе картину: голяком пробежали по утреннему холодку, замерзли как «цуцики», кожа вся в гусиных пупырышках, а тут ещё отнимают последнюю возможность погреться под  краном с горячей водой и ещё палец суют между «мордой лица» и водой, а? Представили? Вот!

Народ возмущался страшно, ругались с медиками почем зря. Пытались вступать в пререкания, тут же получали наряд на мытьё гальюнов. Драили эти гальюны до блеска, бегали в партком жаловаться, там же получали очередную головомойку, но уже «не злым, добрым партийным словом», и все равно пытались чистить зубы тепленькой водой.

«Война» с холодной водой  шла каждое утро, периодически с поля боя выносили очередного занаряженного драить гальюн, но не смирялись.

Я оценил эту суровую заботу только потом. За все годы пребывания в училище ни у меня, ни у моих товарищей горло не болело ни разу. Советую внедрить в вашу практику! Не пожалеете!

 

12. КАК ОДЕВАЛИ В ПОХОД

 

Теперь о форме одежды. Для обыденной жизни в училище нам выдавали второго срока не только бутся-«давы», но и форменку, шкары и бушлаты. Все это требовалось содержать в неизменной чистоте и опрятном виде.

Но как придать опрятный вид штанам, которые не один год уже носили до тебя? Пузыри на коленях доставляли особенные хлопоты.

Морские штаны шьются из хорошего сукна, которое держит форму, пока новое. По мере истирания на заднице, а особенно на коленях, стареньким штанам форму стрелок держать не удается. В результате к концу дня они становились пузатыми как спереди, так и сзади.

И если к вечеру, старшины, зная это суконное свойство, стыдливо отводили глаза, то уж на утренней поверке, за каждый такой пузырь от них же можно было получить в руки внеочередную швабру для гальюна.

Пусть вас не коробит, что я часто вспоминаю про гальюн. Всякий моряк меня поймет - гальюн на флоте встречается с моряком очень часто, и совсем не для причинного дела, а в силу большой любви к ним корабельных старшин. Они считают, что для моряка это самое подходящее место обдумывания своей недисциплинированности, плохой выучки военному делу, попыткам пререкаться с начальством.

По окончании службы, моряк чаще вспоминает о времени проведенном в гальюнах, чем тоску по любимой женщине.

Итак, пузыри на штанах второго срока.

Борьба с ними должна происходить ежевечерне, перед отбоем. В специальной гладильной комнате образуется живая очередь, при этом происходит обмен мнениями, кто, и что думает о начальстве, вынуждающее бедных курсантов работать ежевечерне утюгом.

Пузырь на суконных штанах опадает если:

- его сильно смочить водой, до лужи на материале;

- наложить на эту лужу газету;

- сверху этой газеты надо приложить утюг, и довести лужу до кипения.

Далее, задыхаясь в поднимающихся клубах пара, зажимая нос от ужасно вонючего амбре, надо постепенно прессовать утюг, сладострастно наблюдая, как под этой процедурой пузырь опадает, и сукно стягивается в идеальную поверхность. Оп ля! Всё! Вы имеете чудесную стрелку на штанах, о которую можно порезаться.

Для этой процедуры подходят именно те газеты, которые не годятся на курение махорки. Забыли какие?

Если курсанта каждый вечер тренировать с утюгом, он и в дальнейшей жизни будет прекрасно гладить и не только собственные штаны.

Девушки! С удивлением за долгую жизнь узнал, что все вы любите стирать, но ненавидите гладить.

Советую - искать в мужья бывшего моряка. Моряк с утюгом будет всегда на «ты»! А? Какой я секрет спокойствия в семье выдал!

Комплект формы первого срока, отдельная песня. Эту форму моряк холит и лелеет, дабы предстать на берегу под восторженные взгляды знакомых и не знакомых девушек браво и мужественно.

После получения на складе новой формы, моряк уединяется с ней в тихий закуток и начинает над ней колдовать. Сначала надо привести в боевой порядок морские штаны.

Штаны моряка имеют значительное отличие от привычных  гражданских. У них нет ширинок. Вместо этого на боковых пуговицах спереди отстегивается и сбрасывается вниз квадратный клапан.

Наши мудрые морские прадеды придумали эту конструкцию для удобного, гигиеничного и быстрого осуществления как малой нужды, так и, если повезет, любовь с девушками «по быстрому».

Про малую нужду понятно! Когда море штормит, нужно за переборку гальюна держаться обеими руками, третьей руки для ширинки уже не хватает. А тут - откинул клапан, привел прибор в рабочее положение, прицелился, а руками схватился за переборку. Очень удобно и устойчиво.

Про другие обстоятельства то же понятно. Мужское устройство взводится в боевое положение при минимальной суете. Времени у моряка на снимание штанов на берегу нет. Все делается быстро: две пуговицы - раз, клапан падает - два, никакой опасности защемления молнией нет - три.

Очень важно знать секрет! В любой ситуации штаны на моряке всегда остаются надетыми!

Я сам неоднократно видел, как по боевой тревоге из гальюнов на корабле, из кустов в городе, выбегали взволнованные сигналом боевой тревоги моряки и, не обращая внимания на отстегнутые клапаны морских «шкар», становились к пушкам или лезли на мачты к парусам. Служить Родине отстегнутые морские штаны не мешают.

Боевые товарищи понимающе хихикнут, если в таком виде с берега прибежал, а грозный старшина, проходя мимо, без слов ткнет пальцем – «Прикрой, свой срам моряк!». Не моргнув глазом, моряк равнодушно пристегивает клапан и ничего, можно воевать дальше.

Если говорят, «театр начинается с вешалки», то моряк начинается со штанов, точнее с клешей. «Клёш» немецкое слово и переводится как колокол. Только такая форма брючины, закрывает собой носок ботинка.

Сюда надо добавить, острейшие стрелки на брючинах и плотно обтянутые моряцкие ягодицы. Это только недавно сексологи выяснили, что женщины сначала смотрят на мужскую корму, а потом на все остальное. Морячки про этот эффект знали задолго до сегодняшних открытий сексологов. Спасибо нашим дедам мариманам, знали способы, как и чем, валить женский пол штабелями.

Выдаваемые со складов флота «шкары», совсем не выглядят клешами. Довести их до этого состояния, дело чести моряка.

В училище для этого существовала особая технология. Ей обучался каждый молоденький курсантик, сразу же после принятия присяги.

Наука такая. Курсант обязан знать: если сукно штанов сильно намочить, а потом с усилием натянуть на фанеру имеющую расширение внизу – «торпеда» - то сукно благополучно растянется. Иногда, правда, сукно лопается. За такую порчу военного имущества, полагается гауптвахта.

Отсидев положенный срок, горемыка уже знает меру суконной растяжки и передаёт этот опыт новичкам. Трудности возникали у высоких парней с сорок пятым размером ноги. У них носок ботинка не прикрывался никак, ну хоть ты тресни.

В таких случаях обращались к «профи». Среди них были мастера, по растяжке клешей до сорок восьмого размера ботинка.

У малорослых проблем с клешами не было. Таких ребят на флоте называют «шкентеля», так как в строю они последние. Обычно это шустрые, очень хитрые и ловкие ребята. Пытаясь скрыть свою несостоятельность у девушек, рядом с высокими гренадерами, они компенсируют это мелкими «делишками». Особое недовольство у гренадеров они вызывали, когда пятящаяся задом колонна медленно обтекала вытянутый в одну линию обеденный стол.

Проходя вдоль стола первыми, шкентеля хватали с передних мест хлебные горбушки, а иногда и вкусные куски. Протянувшись вдоль стола, они усаживались в конце и устраивали горбушечное пиршество, не обращая внимания на кулаки сердитых гренадеров.

Особенно страдали от отсутствия горбушек высокорослые украинцы Чаговец и Дубинин. Они дома были приучены жирно натирать горбушку чесноком, а потом, уложив на неё куски сала, жмурясь сладострастно, всё это «кушали» на глазах всего нашего «бачка». Делиться не хотели. За это подвергались нашему осмеянию.

«Бачок» – это неизменная группа из шести моряков, которая на все время службы, обречена принимать пищу именно в этой компании. По очереди, назначается дежурный – бочковой, обязанность которого получать пищу на камбузе, раздавать порции, нарезать хлеб и масло.

Отвратительное в этой должности, собирать и мыть грязную посуду. На корабле бочковой моет тарелки забортной морской водой. Представляете, как противно мыть миску после жирного флотского борща, да ещё холодной водой? Представили! А моряки ничего, живут.

Девушки! Муж – бывший моряк, всегда вас подменит на кухне, не сомневайтесь. Это ещё одно «ноу-хау» в вопросе кого брать в мужья!

На флоте полагается все полученные из дому гостинцы делит в бачке поровну. Так все и делали. Особенно, лакомил нас рыбкой Генка Корохов. После возвращения из увольнения за утренним завтраком он клал на хлеб с маслом, кусок жирной солёной сельди, запивал это все сладким чаем. Пытался нас угощать. Мы в ужасе смотрели на это варварство и отказывались. Вот за обедом тогда другое дело.

Каспийская селедка «залом», выловленная Генкиным отцом бакинским рыбаком и засоленная его матушкой была объедением, и мы все ею лакомились, зажмурив глаза.

А вот Чаговец с Дубининым, как я уже говорил выше, так не делали. Из украинских деревень они получали посылки с неизменным салом и чесноком. Поедали это в одиночестве. Некоторое время мы пытались коллективно воздействовать на такую жадность, но потом махнули рукой.

Нежелание делиться объясняли просто. Так как в бачке трое из нас были бакинцами, украинцы апеллировали к этому обстоятельству – « Вам-то хорошо! У вас родители под боком, а у нас …» - и они горестно махали руками вдаль.

«Местные» старались загладить свою вину, делили поровну домашние гостинцы со снедью, чем и сохраняли мир в «бачке».

Честно говоря, несмотря на приличную училищную еду, «жрать» (именно это слово, а не «есть») мы хотели все время. Особым почетом у нас пользовалась сгущенка, закупаемая в училищном продуктовом ларьке.

Можете ли вы за один присест через дырку высосать всю банку? Не можете? А мы могли! Сверху укладывали печенье «Коровка».

Молоко с печеньем оседало в животах густым клейким комом. Организм, долго и с трудом переваривал эту тяжелую смесь. Любой нормальный человек, мучился бы несварением. А мы переваривали! Да так быстро, что к ужину в животах от молока не оставалось ничего, ну ни крошечки. Думаю, этому помогала утренняя физзарядка. Помните – форма одежды трусы – берет! Брр!
Создано
Юрий Елистратво
Москва
19 августа 2014г.

© Copyright: юрий елистратов, 2014

Регистрационный номер №0234023

от 19 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0234023 выдан для произведения:

10. КТО ЕЩЁ С НАМИ ИДЁТ В ПОХОД

 

Выяснилось также, что вместе с нами в поход идут ещё четыре  училища, в том числе, которое готовит политработников. Зачем политработнику штурманская практика, нам тогда было не понятно, пока по флоту не разошлись два анекдотичных случая с замполитом линкора «Севастополь».

Анекдот – первый.

Линкор снимается с якоря и выходит в море. Вечером идет командирский разбор у адмирала. Замечаний ни у кого нет. Вдруг поднимается замполит корабля:

- Товарищи! Мы вводим адмирала в заблуждение. Матросы неправильно передают информацию на командирский мостик. Сегодня утром после подъема якоря, что крикнули – «Якорь чист!». Это не правда. Якорь был весь в иле. Матроса, по-моему, надо наказать.

Говорят, что от хохота адмирал свалился под стол, где они с командиром линкора долго и весело ржали.

Каждый, мало-мальски считающий себя моряком знает, что – «Якорь чист!» означает - на поднятом якоре не висит якорная цепь соседа, или подводный кабель. То есть, на якоре ничего постороннего нет.

Анекдот второй.

Этот же линкор. Адмирал объявлет учебную тревогу и вводную – «Пожар на командирском мостике!». По этой команде, молодой матросик хватает огнетушитель и начинает с ним возиться. Нервничает. Ничего не получается. Тогда, стоящий рядом замполит, хватает огнетушитель и хрясь его об палубу. Долбил он этот огнетушитель долго, пока командир у него этот огнетушитель не отнял. Вечером адмирал на разборе учения делает замечание замполиту:

- Товарищ капитан второго ранга! Как это получается - вы не можете отличить пенный огнетушитель от углекислотного. Там просто надо было отвернуть вентиль, а вы его беднягу о палубу! Я не понимаю, как можно учить матросов военному делу, если сами не знаете?

- А я товарищ адмирал если чего не знаю, то матросов учу партийным словом!

В этих анекдотах ещё раз о скрытых пружинах развала СССР.

Этого замполита за «партийное слово» и чистоту морских якорей, конечно же, с флота немедленно отправили в отставку. Политическое управление флота, узнав о том, что анекдоты про замполита уже ходят в матросских курилках и офицерских кают-компаниях, сделало свои выводы. Первым шагом этих выводов и было участие курсантов политучилища в штурманском походе. Учить политруков морскому делу, решили на штурманской практике.

Как мы выяснили у ребят из этого училища, о штурманском деле они знали только понаслышке. Потому весь поход они, скучая, простояли у бортовых лееров, покуривая хорошие папиросы «Казбек», нам всем на зависть. Вместо махорки и сигарет «Прима» им выдавали эти папиросы.

Сглаживало отношения между нами то, что они под гитару очень хорошо пели и папиросами делились, если попросишь – «Закурить не найдется?». Скучно им было от безделья. Мы их поэтому жалели, но времени на жаление было в обрез, так как надо было выспаться перед следующей вахтой.

И ещё раз! А мы говорим почему «перестройка»? Потому что …!

 

 

11. КАК КУРСАНТА МУЧАЮТ ПО УТРАМ

 

Итак, цели были поставлены, задачи на предстоящий переход почти ясны, и мы начали подготовку к непонятному, но страшно интересному периоду в нашей курсантской жизни.

Каждый курсант имеет несколько комплектов обмундирования на все времена года. Самая ненавистная команда была по утрам – «Подъем! Форма одежды на физзарядку - трусы, берет!» Если в окне моросил дождь, то жизнь казалась с копейку. Синея замерзшими телами, протирая спросонья глаза, спрятав ладони под мышки, для теплоты курсанты, кляня почем зря начальство, разгонял свои «давы» в утренней пробежке вокруг огромного плаца.

Вид у такого воинства по утрам был отвратительный. Главный спортивный командир в училище полковник Горидзе, за акцент, прозванный нами «полковник прижки с вишки», бледнел от отчаяния и, морщась от омерзения, гонял эту толпу на утренней пробежке круг за кругом, пытаясь разгорячить кровь у молодежи.

Ничего не помогало. Воинство обреченно трусило за разогнавшимися «давами», тихо матерясь, проклиная эту физзарядку, обещая себе забыть о ней на всю жизнь, как только это обучение в училище закончится.

Я запомнил эти клятвы, и когда вся страна побежала «трусцой» по улицам, эффекту толпы не поддался. Выбрал более спокойный и комфортный способ утреннего «оживления» организма, подглядев в журнале «Наука и жизнь» несколько упражнений индийских йогов.

Очень советую, но только позы, а не философию! Йоги эту философию на жаре придумали, а у нас холодно. Нам бы согреться!

Нам, предстоящий поход нравился ещё и потому, что на корабле этой ненавистной утренней училищной пробежки голышом не будет. Уже одно это вселяло в нас энтузиазм. Знали об этом и арт-минеры-торпедисты, завидовали и, невольно, ненависть к физзарядке переносили и на нас.

Затем утренняя водная процедура. В умывальнике гальюна в это время обязательно присутствовал офицер медицинской службы. В его задачу входило подставлять палец под струю воды и следить, чтобы курсанты чистили зубы и полоскались под ледяной водой. Врача мы не любили.

А вы бы любили? Представьте себе картину: голяком пробежали по утреннему холодку, замерзли как «цуцики», кожа вся в гусиных пупырышках, а тут ещё отнимают последнюю возможность погреться под  краном с горячей водой и ещё палец суют между «мордой лица» и водой, а? Представили? Вот!

Народ возмущался страшно, ругались с медиками почем зря. Пытались вступать в пререкания, тут же получали наряд на мытьё гальюнов. Драили эти гальюны до блеска, бегали в партком жаловаться, там же получали очередную головомойку, но уже «не злым, добрым партийным словом», и все равно пытались чистить зубы тепленькой водой.

«Война» с холодной водой  шла каждое утро, периодически с поля боя выносили очередного занаряженного драить гальюн, но не смирялись.

Я оценил эту суровую заботу только потом. За все годы пребывания в училище ни у меня, ни у моих товарищей горло не болело ни разу. Советую внедрить в вашу практику! Не пожалеете!

 

12. КАК ОДЕВАЛИ В ПОХОД

 

Теперь о форме одежды. Для обыденной жизни в училище нам выдавали второго срока не только бутся-«давы», но и форменку, шкары и бушлаты. Все это требовалось содержать в неизменной чистоте и опрятном виде.

Но как придать опрятный вид штанам, которые не один год уже носили до тебя? Пузыри на коленях доставляли особенные хлопоты.

Морские штаны шьются из хорошего сукна, которое держит форму, пока новое. По мере истирания на заднице, а особенно на коленях, стареньким штанам форму стрелок держать не удается. В результате к концу дня они становились пузатыми как спереди, так и сзади.

И если к вечеру, старшины, зная это суконное свойство, стыдливо отводили глаза, то уж на утренней поверке, за каждый такой пузырь от них же можно было получить в руки внеочередную швабру для гальюна.

Пусть вас не коробит, что я часто вспоминаю про гальюн. Всякий моряк меня поймет - гальюн на флоте встречается с моряком очень часто, и совсем не для причинного дела, а в силу большой любви к ним корабельных старшин. Они считают, что для моряка это самое подходящее место обдумывания своей недисциплинированности, плохой выучки военному делу, попыткам пререкаться с начальством.

По окончании службы, моряк чаще вспоминает о времени проведенном в гальюнах, чем тоску по любимой женщине.

Итак, пузыри на штанах второго срока.

Борьба с ними должна происходить ежевечерне, перед отбоем. В специальной гладильной комнате образуется живая очередь, при этом происходит обмен мнениями, кто, и что думает о начальстве, вынуждающее бедных курсантов работать ежевечерне утюгом.

Пузырь на суконных штанах опадает если:

- его сильно смочить водой, до лужи на материале;

- наложить на эту лужу газету;

- сверху этой газеты надо приложить утюг, и довести лужу до кипения.

Далее, задыхаясь в поднимающихся клубах пара, зажимая нос от ужасно вонючего амбре, надо постепенно прессовать утюг, сладострастно наблюдая, как под этой процедурой пузырь опадает, и сукно стягивается в идеальную поверхность. Оп ля! Всё! Вы имеете чудесную стрелку на штанах, о которую можно порезаться.

Для этой процедуры подходят именно те газеты, которые не годятся на курение махорки. Забыли какие?

Если курсанта каждый вечер тренировать с утюгом, он и в дальнейшей жизни будет прекрасно гладить и не только собственные штаны.

Девушки! С удивлением за долгую жизнь узнал, что все вы любите стирать, но ненавидите гладить.

Советую - искать в мужья бывшего моряка. Моряк с утюгом будет всегда на «ты»! А? Какой я секрет спокойствия в семье выдал!

Комплект формы первого срока, отдельная песня. Эту форму моряк холит и лелеет, дабы предстать на берегу под восторженные взгляды знакомых и не знакомых девушек браво и мужественно.

После получения на складе новой формы, моряк уединяется с ней в тихий закуток и начинает над ней колдовать. Сначала надо привести в боевой порядок морские штаны.

Штаны моряка имеют значительное отличие от привычных  гражданских. У них нет ширинок. Вместо этого на боковых пуговицах спереди отстегивается и сбрасывается вниз квадратный клапан.

Наши мудрые морские прадеды придумали эту конструкцию для удобного, гигиеничного и быстрого осуществления как малой нужды, так и, если повезет, любовь с девушками «по быстрому».

Про малую нужду понятно! Когда море штормит, нужно за переборку гальюна держаться обеими руками, третьей руки для ширинки уже не хватает. А тут - откинул клапан, привел прибор в рабочее положение, прицелился, а руками схватился за переборку. Очень удобно и устойчиво.

Про другие обстоятельства то же понятно. Мужское устройство взводится в боевое положение при минимальной суете. Времени у моряка на снимание штанов на берегу нет. Все делается быстро: две пуговицы - раз, клапан падает - два, никакой опасности защемления молнией нет - три.

Очень важно знать секрет! В любой ситуации штаны на моряке всегда остаются надетыми!

Я сам неоднократно видел, как по боевой тревоге из гальюнов на корабле, из кустов в городе, выбегали взволнованные сигналом боевой тревоги моряки и, не обращая внимания на отстегнутые клапаны морских «шкар», становились к пушкам или лезли на мачты к парусам. Служить Родине отстегнутые морские штаны не мешают.

Боевые товарищи понимающе хихикнут, если в таком виде с берега прибежал, а грозный старшина, проходя мимо, без слов ткнет пальцем – «Прикрой, свой срам моряк!». Не моргнув глазом, моряк равнодушно пристегивает клапан и ничего, можно воевать дальше.

Если говорят, «театр начинается с вешалки», то моряк начинается со штанов, точнее с клешей. «Клёш» немецкое слово и переводится как колокол. Только такая форма брючины, закрывает собой носок ботинка.

Сюда надо добавить, острейшие стрелки на брючинах и плотно обтянутые моряцкие ягодицы. Это только недавно сексологи выяснили, что женщины сначала смотрят на мужскую корму, а потом на все остальное. Морячки про этот эффект знали задолго до сегодняшних открытий сексологов. Спасибо нашим дедам мариманам, знали способы, как и чем, валить женский пол штабелями.

Выдаваемые со складов флота «шкары», совсем не выглядят клешами. Довести их до этого состояния, дело чести моряка.

В училище для этого существовала особая технология. Ей обучался каждый молоденький курсантик, сразу же после принятия присяги.

Наука такая. Курсант обязан знать: если сукно штанов сильно намочить, а потом с усилием натянуть на фанеру имеющую расширение внизу – «торпеда» - то сукно благополучно растянется. Иногда, правда, сукно лопается. За такую порчу военного имущества, полагается гауптвахта.

Отсидев положенный срок, горемыка уже знает меру суконной растяжки и передаёт этот опыт новичкам. Трудности возникали у высоких парней с сорок пятым размером ноги. У них носок ботинка не прикрывался никак, ну хоть ты тресни.

В таких случаях обращались к «профи». Среди них были мастера, по растяжке клешей до сорок восьмого размера ботинка.

У малорослых проблем с клешами не было. Таких ребят на флоте называют «шкентеля», так как в строю они последние. Обычно это шустрые, очень хитрые и ловкие ребята. Пытаясь скрыть свою несостоятельность у девушек, рядом с высокими гренадерами, они компенсируют это мелкими «делишками». Особое недовольство у гренадеров они вызывали, когда пятящаяся задом колонна медленно обтекала вытянутый в одну линию обеденный стол.

Проходя вдоль стола первыми, шкентеля хватали с передних мест хлебные горбушки, а иногда и вкусные куски. Протянувшись вдоль стола, они усаживались в конце и устраивали горбушечное пиршество, не обращая внимания на кулаки сердитых гренадеров.

Особенно страдали от отсутствия горбушек высокорослые украинцы Чаговец и Дубинин. Они дома были приучены жирно натирать горбушку чесноком, а потом, уложив на неё куски сала, жмурясь сладострастно, всё это «кушали» на глазах всего нашего «бачка». Делиться не хотели. За это подвергались нашему осмеянию.

«Бачок» – это неизменная группа из шести моряков, которая на все время службы, обречена принимать пищу именно в этой компании. По очереди, назначается дежурный – бочковой, обязанность которого получать пищу на камбузе, раздавать порции, нарезать хлеб и масло.

Отвратительное в этой должности, собирать и мыть грязную посуду. На корабле бочковой моет тарелки забортной морской водой. Представляете, как противно мыть миску после жирного флотского борща, да ещё холодной водой? Представили! А моряки ничего, живут.

Девушки! Муж – бывший моряк, всегда вас подменит на кухне, не сомневайтесь. Это ещё одно «ноу-хау» в вопросе кого брать в мужья!

На флоте полагается все полученные из дому гостинцы делит в бачке поровну. Так все и делали. Особенно, лакомил нас рыбкой Генка Корохов. После возвращения из увольнения за утренним завтраком он клал на хлеб с маслом, кусок жирной солёной сельди, запивал это все сладким чаем. Пытался нас угощать. Мы в ужасе смотрели на это варварство и отказывались. Вот за обедом тогда другое дело.

Каспийская селедка «залом», выловленная Генкиным отцом бакинским рыбаком и засоленная его матушкой была объедением, и мы все ею лакомились, зажмурив глаза.

А вот Чаговец с Дубининым, как я уже говорил выше, так не делали. Из украинских деревень они получали посылки с неизменным салом и чесноком. Поедали это в одиночестве. Некоторое время мы пытались коллективно воздействовать на такую жадность, но потом махнули рукой.

Нежелание делиться объясняли просто. Так как в бачке трое из нас были бакинцами, украинцы апеллировали к этому обстоятельству – « Вам-то хорошо! У вас родители под боком, а у нас …» - и они горестно махали руками вдаль.

«Местные» старались загладить свою вину, делили поровну домашние гостинцы со снедью, чем и сохраняли мир в «бачке».

Честно говоря, несмотря на приличную училищную еду, «жрать» (именно это слово, а не «есть») мы хотели все время. Особым почетом у нас пользовалась сгущенка, закупаемая в училищном продуктовом ларьке.

Можете ли вы за один присест через дырку высосать всю банку? Не можете? А мы могли! Сверху укладывали печенье «Коровка».

Молоко с печеньем оседало в животах густым клейким комом. Организм, долго и с трудом переваривал эту тяжелую смесь. Любой нормальный человек, мучился бы несварением. А мы переваривали! Да так быстро, что к ужину в животах от молока не оставалось ничего, ну ни крошечки. Думаю, этому помогала утренняя физзарядка. Помните – форма одежды трусы – берет! Брр!
Создано
Юрий Елистратво
Москва
19 августа 2014г.
Рейтинг: 0 144 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!