КОЗИЙ СЫСК

5 августа 2014 - Владимир Макарченко
article230742.jpg

  - Да! Агентство! Детективное! – Федя отчаянно кричал в трубку телефона, словно голос его должен был еще и самостоятельно добраться до уха неизвестного абонента. – Можем!  И это можем! Чего?! – Тут Федя на миг оторвал трубку от уха, прикрыл ее ладонью и тихо, почти шепотом обратился к директору. – Коза у нее… Паслась на веревке… Теперь нету. Участковый ее послал… Нет, не козу, а хозяйку… Вслед за козой. Просит помочь. Что делать?
- Скажи, что выезжаем. -. Порекомендовал директор и, вскочив из-за стола, напялил на голову зеленую шляпу, в которой, очевидно, еще его дедушка-академик воплощал с Никитой Сергеевичем Хрущевым замысел всеобщего окукурузивания  Страны Советов.
- Выезжаем! – Рявкнул в трубку Федя. А затем, снова прикрыв ее ладонью, обратился к директору. – Когда будем?
- А где это? – Последовал вопрос крупного специалиста по сыску… коз.
- В Березовке. Пригород. – Поделился с ним Федя знанием географии родного края.
- Туда только трамвай от нас?
- Только.
- Скажи, что через полчаса будем. – Вынес руководящее решение директор.

  Стоя на трамвайной остановке второй десяток минут, Федя позволил себе неосторожное сомнение в заявление директора.
- Скоро уже двадцать минут, как стоим. Да еще езды с полчаса. Как бы кто заказ у нас не перехватил…
- Сыщик хренов! Заметил, что мы только здесь и стоим?! – Указывая не его место в строю, повысил тональность своего полу-баритона , явно заскучавший от ожидания,  директор. Отчего бы такое? Вона, на табличке указано, что перерыв пять-семь минут. Сгоняй-ка к тому киоску, поинтересуйся! Что-то тут не так!
  Федя рванул в указанную перстом директора сторону и начал добиваться диалога с киоскершей, которая успела скрасить грусть безлюдия возлиянием согревающего душу напитка. Она долго не могла понять, чего от нее добиваются. Потом прервала поток сложных вопросов о периодичности движения трамваев, которые травмировали ее нетрезвую душу, привычной фразой:
- С собой? Или стакан с закусью?
- О чем это Вы? – Опешил Федя.
- Пить будешь? – Грозно выдавила  из себя киоскерша.
- Нет! – Конкретно обозначил свое отношение к спиртному Федя.
- А чего… по мозгам ездишь… как на трамвае? – На остатке выдоха прошипела киоскерша.
- Я, собственно, о трамвае и пытаюсь спросить.
- У меня не трамвайный парк.! – В глазах киоскерши начали разгораться какие-то пугающие искры.
- Одно скажите, почему трамвая так долго нет. – Заумолял Федя.
- Не ходят они…
- Как так?! – Федя оглянулся на остановку, где в грозной позе Пилата, выносившего приговор, стоял его директор.
- Ремонт… Там на столбе объявление… - Киоскерша, поняв наконец, что Федя ничего покупать не хочет, вытолкнула его голову из окошка и опустила металлическую шторку.

- Что?! – Лицо директора напомнило Феде помидор-малиновку, что жена с парой кусочков хлеба завернула ему на обед. Только, тут могли пообедать им самим. – Сыщик хренов!    Объявления он, видите ли, не заметил! Теперь до автобусной остановки минимум километр топать!
  Федя развел в стороны свои предательски дрожавшие руки, указывая на то, что прошляпил, но все осознал. При этом голова его как-то неприятно вжалась в плечи, окончательно обнулив и без того короткую шею.

- А сколько мы с нее гонорарчику  получим? – Осмелился задавать вопросы Федя, когда успешно разместил директора на освободившемся сиденье. – Я сейчас прокатываю те деньги, что жена мне на хлеб и молоко для семьи выдала. Что, по Вашему, домой принесу?
- Не волнуйся. – Уверенно успокоил его директор. – Сколько, думаешь, коза стоить может? Тысяч пять? Загибаешь! Три, наверное… За ее возврат тысчонку востребовать можно. Купишь ты сегодня не только хлеб с молоком! – После последней фразы губы директора расплылись в улыбке инквизитора, отложившего решение о казни.
  Федя радостно вздохнул и представил себе удивленное лицо жены, когда он выложит перед ней рядом с хлебом и молоком пакет вареных сосисок . «Ты говорила, что я у тебя на шее прочно обосновался? Видишь, как дела повернулись. Первый гонорар! Отметим?» - Так мысленно беседовал он с женой, пока автобус достигал нужной остановки.
- Выходим! – Вырвал Федю из мира иллюзий голос директора. – Какой номер дома?
- Это – шестнадцатый.
- Тот, который нам нужен!
- Девяносто шестой…
  Директор застонал и выдохнул с горечью:
- Мы когда туда доберемся, до этой чертовой козы?
- Теперь уже скоро. – Поспешил успокоить Федя, пропустив директора вперед и следуя за ним в шлейфе пыли, поднятой ботинками директора на видавшей виды поселковой дороге. Все выглядело мелочью по сравнению с тем эффектом, которым он сегодня ошеломит жену.

- Пришли. – Вынырнул Федя из-за спины директора, отирая носовым платком покрытое потом лицо, от чего его кожа приняла вид пятнистого загара. Хозяйка! Вызывали?!
  Вышедшая из калитки женщина грозно смотрела на них, уперев руки в упитанные бока.
- И где это вас битых три часа носило?! Сыщики! Вас только за смертью посылать.
  Мужчины стойко проглотили ее оскорбительное высказывание.
- Вы нас, конечно, извините за некоторую задержку… - Начал подключать дипломатию директор.
  Но женщина осталась равнодушна к этому приему.
- Некоторую?! Да, пока вы сюда явится изволили, моя Манька сама домой прибежала. – И женщина расхохоталась с таким удовольствием, словно смеяться ей до того вообще не было дозволено.
- Как – вернулась? – Лицо директора стало бледнее его застиранной кремовой рубашки.
- На четырех копытах.
- А вызов как?
- Я помощь приглашала, а не гостей. Чайком могу угостить из уважения за попытку помощь оказать. Попьете чайку. У меня и пирожки имеются. С вареньем.
- Хоть чаю. – Зашептал Федя на ухо директору. – Соглашайтесь…
   

 

© Copyright: Владимир Макарченко, 2014

Регистрационный номер №0230742

от 5 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0230742 выдан для произведения:
  - Да! Агентство! Детективное! – Федя отчаянно кричал в трубку телефона, словно голос его должен был еще и самостоятельно добраться до уха неизвестного абонента. – Можем!  И это можем! Чего?! – Тут Федя на миг оторвал трубку от уха, прикрыл ее ладонью и тихо, почти шепотом обратился к директору. – Коза у нее… Паслась на веревке… Теперь нету. Участковый ее послал… Нет, не козу, а хозяйку… Вслед за козой. Просит помочь. Что делать?
- Скажи, что выезжаем. -. Порекомендовал директор и, вскочив из-за стола, напялил на голову зеленую шляпу, в которой, очевидно, еще его дедушка-академик воплощал с Никитой Сергеевичем Хрущевым замысел всеобщего окукурузивания  Страны Советов.
- Выезжаем! – Рявкнул в трубку Федя. А затем, снова прикрыв ее ладонью, обратился к директору. – Когда будем?
- А где это? – Последовал вопрос крупного специалиста по сыску… коз.
- В Березовке. Пригород. – Поделился с ним Федя знанием географии родного края.
- Туда только трамвай от нас?
- Только.
- Скажи, что через полчаса будем. – Вынес руководящее решение директор.

  Стоя на трамвайной остановке второй десяток минут, Федя позволил себе неосторожное сомнение в заявление директора.
- Скоро уже двадцать минут, как стоим. Да еще езды с полчаса. Как бы кто заказ у нас не перехватил…
- Сыщик хренов! Заметил, что мы только здесь и стоим?! – Указывая не его место в строю, повысил тональность своего полу-баритона , явно заскучавший от ожидания,  директор. Отчего бы такое? Вона, на табличке указано, что перерыв пять-семь минут. Сгоняй-ка к тому киоску, поинтересуйся! Что-то тут не так!
  Федя рванул в указанную перстом директора сторону и начал добиваться диалога с киоскершей, которая успела скрасить грусть безлюдия возлиянием согревающего душу напитка. Она долго не могла понять, чего от нее добиваются. Потом прервала поток сложных вопросов о периодичности движения трамваев, которые травмировали ее нетрезвую душу, привычной фразой:
- С собой? Или стакан с закусью?
- О чем это Вы? – Опешил Федя.
- Пить будешь? – Грозно выдавила  из себя киоскерша.
- Нет! – Конкретно обозначил свое отношение к спиртному Федя.
- А чего… по мозгам ездишь… как на трамвае? – На остатке выдоха прошипела киоскерша.
- Я, собственно, о трамвае и пытаюсь спросить.
- У меня не трамвайный парк.! – В глазах киоскерши начали разгораться какие-то пугающие искры.
- Одно скажите, почему трамвая так долго нет. – Заумолял Федя.
- Не ходят они…
- Как так?! – Федя оглянулся на остановку, где в грозной позе Пилата, выносившего приговор, стоял его директор.
- Ремонт… Там на столбе объявление… - Киоскерша, поняв наконец, что Федя ничего покупать не хочет, вытолкнула его голову из окошка и опустила металлическую шторку.

- Что?! – Лицо директора напомнило Феде помидор-малиновку, что жена с парой кусочков хлеба завернула ему на обед. Только, тут могли пообедать им самим. – Сыщик хренов!    Объявления он, видите ли, не заметил! Теперь до автобусной остановки минимум километр топать!
  Федя развел в стороны свои предательски дрожавшие руки, указывая на то, что прошляпил, но все осознал. При этом голова его как-то неприятно вжалась в плечи, окончательно обнулив и без того короткую шею.

- А сколько мы с нее гонорарчику  получим? – Осмелился задавать вопросы Федя, когда успешно разместил директора на освободившемся сиденье. – Я сейчас прокатываю те деньги, что жена мне на хлеб и молоко для семьи выдала. Что, по Вашему, домой принесу?
- Не волнуйся. – Уверенно успокоил его директор. – Сколько, думаешь, коза стоить может? Тысяч пять? Загибаешь! Три, наверное… За ее возврат тысчонку востребовать можно. Купишь ты сегодня не только хлеб с молоком! – После последней фразы губы директора расплылись в улыбке инквизитора, отложившего решение о казни.
  Федя радостно вздохнул и представил себе удивленное лицо жены, когда он выложит перед ней рядом с хлебом и молоком пакет вареных сосисок . «Ты говорила, что я у тебя на шее прочно обосновался? Видишь, как дела повернулись. Первый гонорар! Отметим?» - Так мысленно беседовал он с женой, пока автобус достигал нужной остановки.
- Выходим! – Вырвал Федю из мира иллюзий голос директора. – Какой номер дома?
- Это – шестнадцатый.
- Тот, который нам нужен!
- Девяносто шестой…
  Директор застонал и выдохнул с горечью:
- Мы когда туда доберемся, до этой чертовой козы?
- Теперь уже скоро. – Поспешил успокоить Федя, пропустив директора вперед и следуя за ним в шлейфе пыли, поднятой ботинками директора на видавшей виды поселковой дороге. Все выглядело мелочью по сравнению с тем эффектом, которым он сегодня ошеломит жену.

- Пришли. – Вынырнул Федя из-за спины директора, отирая носовым платком покрытое потом лицо, от чего его кожа приняла вид пятнистого загара. Хозяйка! Вызывали?!
  Вышедшая из калитки женщина грозно смотрела на них, уперев руки в упитанные бока.
- И где это вас битых три часа носило?! Сыщики! Вас только за смертью посылать.
  Мужчины стойко проглотили ее оскорбительное высказывание.
- Вы нас, конечно, извините за некоторую задержку… - Начал подключать дипломатию директор.
  Но женщина осталась равнодушна к этому приему.
- Некоторую?! Да, пока вы сюда явится изволили, моя Манька сама домой прибежала. – И женщина расхохоталась с таким удовольствием, словно смеяться ей до того вообще не было дозволено.
- Как – вернулась? – Лицо директора стало бледнее его застиранной кремовой рубашки.
- На четырех копытах.
- А вызов как?
- Я помощь приглашала, а не гостей. Чайком могу угостить из уважения за попытку помощь оказать. Попьете чайку. У меня и пирожки имеются. С вареньем.
- Хоть чаю. – Зашептал Федя на ухо директору. – Соглашайтесь…
   

 

Рейтинг: +1 148 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!