ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Конфуций говорит

 

Конфуций говорит

article218391.jpg
     Негоже, не по чину мне, похмельному философу, этой порочной привязанностью своей, самим же собою, своими руками помещенному в стан людей малокультурных, рассуждать о нравственности и морали, но читать-то книги людей нравственных я еще могу? Мой пес, будучи еще щенком, когда грыз все подряд от башмаков до диванов, здорово растерзал книжку Конфуция, переплет и углы страниц, но рукописи не горят, нельзя сжевать мудрость человеческую. Раскрываю наугад…

     Конфуций говорит, что сын должен носить траур по родителям в течение трех лет на том хотя бы основании, что родители носили сына на руках первые три года. Сам черт не разберет китайский менталитет, его формальную логику, особливо ежели две с половиной тысячи лет назад, но в том же катрене есть мысль более достойная внимания европейца, более доступная его разумению: «Если благородный муж в течение трех лет не будет заниматься ритуалами, то ритуалы неминуемо придут в упадок; если он в течение трех лет не будет заниматься музыкой, то музыка потерпит неизбежный крах».

     Какая неожиданная, но и вызывающая доверие параллель! Недостижимо стать виртуозом, ну или хотя бы сколько-то сносным музыкантом (да такое можно сказать и о любом поприще), не посвящая инструменту ежедневно достаточной доли суток; иллюзорно оставаться хоть сколько-то культурным человеком, хотя бы выглядеть таковым, не соблюдая ежедневно правил культурного человека. Профессор Лотман писал, что всякая культура начинается с табу, что не бывает никакой культуры без системы табу. Начиная с запрета на ковыряние в носу и погрыз ногтей и заканчивая вето на подлость – все ежедневный труд преодоления. Деградация нравственности всегда стартует с послаблений себе. Единый раз, пусть в силу оправдания запредельной усталостью или даже сломанной ноги, не уступишь женщине место в метро – скоро уже забудешь, как надо поступать всегда; однажды, будучи гол как сокол, не вернешь сто рублей обсчитавшейся в твою пользу продавщице – украдешь и больше и в большем; раз не вступишься на улице за избиваемого, да пусть и за коллегу против начальника-самодура – так и проживешь и закончишь жизнь свою трусом. Более молодая и уже Востока Среднего мудрость гласит: «что случилось однажды, может не повториться никогда, но что произошло дважды – будет повторяться всегда».

     Может, потому так далека мировосприятию европейскому Восточная культура, что там только и есть, осталась еще она, культура как таковая? Европейская же культура, это даже не понятие – нонсенс, оксиморон. Святое и чистое христианство как этическое уложение, родившись на пускай и Ближнем, но все ж таки Востоке, лишь только перебралось в Европу, - тут же стало обрастать индульгенциями да разрешительными буллами, скатившись сегодня до алтарного освящения однополых браков и присутствия в доме Отца человеческого, на амвоне Его, святых отцов-педофилов. Возможно оно и трудно, соблюдая ритуал траура, не есть вкусной пищи в течении трех лет, но никак иначе не сохранишь почтения к родителям, да и к прошлому вообще, к истории собственной нации.

     Не знаю кто мы, русские, волею судеб иль Богом помещенные меж Востоком и Западом, рассветом и закатом - посредники и наследники глубочайшей культуры Лао Цзы и Конфуция или толстозадые православные попы, сидящие на двух стульях, за строгостью нравственных законов своих прячущие необязательность их исполнения, ничтоже сумняшеся отпускающие себе всякий грех за десяток прочтений Отче наш; сумасшедшие Чаадаевы, со слюною у рта вожделеющие, без разбору впитывающие любые европейские ценности, в экстатическом угаре топча и собственные и Восточные? Остановиться бы, отдышаться, опомниться, взглянуть в небо, поглядеть как движется солнце… Ведь спел же уже Высоцкий: «Я доказал ему, что запад – где закат».

© Copyright: Владимир Степанищев, 2014

Регистрационный номер №0218391

от 2 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218391 выдан для произведения:      Негоже, не по чину мне, похмельному философу, этой порочной привязанностью своей, самим же собою, своими руками помещенному в стан людей малокультурных, рассуждать о нравственности и морали, но читать-то книги людей нравственных я еще могу? Мой пес, будучи еще щенком, когда грыз все подряд от башмаков до диванов, здорово растерзал книжку Конфуция, переплет и углы страниц, но рукописи не горят, нельзя сжевать мудрость человеческую. Раскрываю наугад…

     Конфуций говорит, что сын должен носить траур по родителям в течение трех лет на том хотя бы основании, что родители носили сына на руках первые три года. Сам черт не разберет китайский менталитет, его формальную логику, особливо ежели две с половиной тысячи лет назад, но в том же катрене есть мысль более достойная внимания европейца, более доступная его разумению: «Если благородный муж в течение трех лет не будет заниматься ритуалами, то ритуалы неминуемо придут в упадок; если он в течение трех лет не будет заниматься музыкой, то музыка потерпит неизбежный крах».

     Какая неожиданная, но и вызывающая доверие параллель! Недостижимо стать виртуозом, ну или хотя бы сколько-то сносным музыкантом (да такое можно сказать и о любом поприще), не посвящая инструменту ежедневно достаточной доли суток; иллюзорно оставаться хоть сколько-то культурным человеком, хотя бы выглядеть таковым, не соблюдая ежедневно правил культурного человека. Профессор Лотман писал, что всякая культура начинается с табу, что не бывает никакой культуры без системы табу. Начиная с запрета на ковыряние в носу и погрыз ногтей и заканчивая вето на подлость – все ежедневный труд преодоления. Деградация нравственности всегда стартует с послаблений себе. Единый раз, пусть в силу оправдания запредельной усталостью или даже сломанной ноги, не уступишь женщине место в метро – скоро уже забудешь, как надо поступать всегда; однажды, будучи гол как сокол, не вернешь сто рублей обсчитавшейся в твою пользу продавщице сто рублей – украдешь и больше и в большем; раз не вступишься на улице за избиваемого, да пусть и за коллегу против начальника-самодура – так и проживешь и закончишь жизнь свою трусом. Более молодая и уже Востока Среднего мудрость гласит: «что случилось однажды, может не повториться никогда, но что произошло дважды – будет повторяться всегда».

     Может, потому так далека мировосприятию европейскому Восточная культура, что там только и есть, осталась еще она, культура как таковая? Европейская же культура, это даже не понятие – нонсенс, оксиморон. Святое и чистое христианство как этическое уложение, родившись на пускай и Ближнем, но все ж таки Востоке, лишь только перебралось в Европу, - тут же стало обрастать индульгенциями да разрешительными буллами, скатившись сегодня до алтарного освящения однополых браков и присутствия в доме Отца человеческого, на амвоне Его, святых отцов-педофилов. Возможно оно и трудно, соблюдая ритуал траура, не есть вкусной пищи в течении трех лет, но никак иначе не сохранишь почтения к родителям, да и к прошлому вообще, к истории собственной нации.

     Не знаю кто мы, русские, волею судеб иль Богом помещенные меж Востоком и Западом, рассветом и закатом - посредники и наследники глубочайшей культуры Лао Цзы и Конфуция или толстозадые православные попы, сидящие на двух стульях, за строгостью нравственных законов своих прячущие необязательность их исполнения, ничтоже сумняшеся отпускающие себе всякий грех за десяток прочтений Отче наш; сумасшедшие Чаадаевы, со слюною у рта вожделеющие, без разбору впитывающие любые европейские ценности, в экстатическом угаре топча и собственные и Восточные? Остановиться бы, отдышаться, опомниться, взглянуть в небо, поглядеть как движется солнце… Ведь спел же уже Высоцкий: «Я доказал ему, что запад – где закат».
Рейтинг: 0 223 просмотра
Комментарии (1)
Серов Владимир # 3 июня 2014 в 07:53 0
К чему на кого-то пенять! Начните с себя!