ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → КОМАРИНЫЕ ГАРИКИ

 

КОМАРИНЫЕ ГАРИКИ

6 июля 2014 - Влад Устимов
article225312.jpg
КОМАРИНЫЕ ГАРИКИ
Игорю Губерману посвящается.
Рыбачили мы как-то летом на Кульпинке. Вдвоем с Михаилом. Все вроде бы хорошо: и природа, и погода. Тишина, воздух чистый, от речки прохладой веет. Лепота! Никого вокруг, полное безлюдье. Даже рыба – нет-нет, да клюнет. На уху карасей да окуней довольно быстро наловили.
Подняли тост за такое событие. Настроение – замечательное. Аж на рифму потянуло:
Главное в питье – эффект начала,
Надо по нему соображать:
Если после первой полегчало –
Значит, можно смело продолжать.
Это, правда, про похмелье, но все равно – хорошо! Одно плохо – как вечером ветерок стих – навалил комар, спасу нет! Никакие мази и лосьоны, репелленты и накомарники не помогали. Звенят, кругом лезут, кусают. Просто наказание божие. Однако, охота – пуще неволи. Раз вырвались из надоевшего города на природу – значит надо терпеть родимую. И гнус, как её неотъемлемую часть. Тут, пожалуй, водочка – лучшее средство. Подняли опять по единой, закусили. И пошли разговоры.
- Только, чур, давай, не будем о бабах, о работе, о начальстве. Немного подумав, Михаил добавил: И о политике! Светлое завтра осталось у предков, нам же досталось будущее темно-фиолетовое, как фингал под глазом.
- О чем же тогда остается?
- О прелестях природы.
- Об этих что-ли? Я махнул ногой в сторону кучи мусора под раскидистой ветлой, следов пира наших беспечных предшественников. И вспомнил рифму:
Ракеты глотают пространство,
Гонимы азартом игры
И блажью земное засранство
Продлить на иные миры.
Выпивка то и дело чередовалась цитатами, все больше в стихах. Методически шлепая на себе комара, декламировали мы друг другу запомнившиеся строки.
Люблю, с друзьями стол деля,
Поймать тот миг, на миг очнувшись,
Когда окрестная земля
Собралась плыть, слегка качнувшись.
Так уж получилось, что вышел у нас тематический вечер, посвященный творчеству Губермана.
От выпивки в нас тает дух сиротства,
На время растворяясь в наслаждении,
Вино в мужчине будит благородство
И память о мужском происхождении.
- А ведь какой философ, мудрец, умница какой!
- Да-а.
- А как он о достоинстве человеческом выдал:
Я изучил по сотням судеб
И по бесчисленным калекам
Насколько трудно выйти в люди
И сохраниться человеком.
- Лучше на скажешь.
Тут Миша сломя голову кинулся к поплавнушке. Выудив зачетного окуня и отправив его в садок, продолжил разговор о любимом поэте.
- И о лени:
Что я преступно много сплю,
С годами стало очевидно,
И мне, за то, что спать люблю,
Порой во сне бывает стыдно.
- Здорово, ведь, правда? А вот ещё о том же:
Я думаю, нежась в постели,
Что глупо спешить за верстак:
Заботиться надо о теле,
А души бессмертны и так.
Береговые камыши тихо кивали, шелестя и как бы соглашаясь со сказанным.
Высокого безделья ремесло
Меня от процветания спасло.
- Чего он только не придумал! Башка!
В любви и пьянстве есть мгновение,
Когда вдруг чувствуешь до дрожи,
Что смысла жизни откровение
Тебе сейчас явиться может.
- О смысле - нет смысла сейчас рассуждать. Это ни к чему теперь. Лучше об истине, которая на дне вот этого стакана.
А страшно подумать, что век погодя,
Свой дух освежив просвещением,
Россия, в субботу из бани придя,
Кефир будет пить с отвращением.
- Замечательно.
- А что нам Губерман? Он, философ, конечно, хотя и циник, голова, хоть и рифмоплет. Виртуозный, бесподобный поэт. Но ведь, ежели захотеть, и мы могем наподобие стих сотворить. Легко! Просто никому в голову не приходит этой ерундой заняться.
- Ну, ты скажешь тоже. Так уж и легко? А вот попробуй-ка. Посмотрим, что из этого получится.
- Тему дай.
- Вот его постоянная тема: добра без зла не бывает. Пожалуйста. Твори!
Товарищ мой залез в полог, чтобы гнус не мешал ему сосредоточиться. Минут десять Михаил шептал себе под нос, периодически мурзясь и черкая что-то в блокноте. Наконец, он вылез наружу и торжественно воскликнул: - Наливай! Запив водку остывшей ухой, продекламировал свое новоиспеченное четверостишье:
Мизантропам не веря с утра,
Человечьи приветствуя нравы,
Наварганил котел я добра
Со щепоткою зла, для приправы.
- Ну, ты, Мишань, даешь! Не хуже своего кумира. Ты ж у нас поэт настоящий. Такой талант прятал! Теперь – то, уж не отвертишься. Вытащить тебя надо на свет божий. На Парнас!
- Да брось. Это так, сущая ерунда. Давай, лучше споем песню. Русскую народную. «Из–за острова на стрежень»!
Над речной гладью, сквозь густой гул крылатых насекомых, раздались нестройные, но счастливые наши голоса.
Огненный блин заходящего солнца осторожно коснулся чернеющей щетины прибрежного леса.
Вновь закат разметался пожаром –
Это ангел на Божьем дворе
Жжет охапку дневных наших жалоб,
А ночные он жжет на заре.
В тихой темной воде, пополам перечеркнув речку, отразилась дрожащая золотом дорожка. В густеющей сини неба гулко раздались первые резкие крики квакв, перекрывающие многоголосый фон лягушачьего оркестра. Пронзительно – тонко зазвенели над самым ухом комары. Наступили сумерки. Громко плеснула крупная рыба.
Когда устал и жить не хочешь,
Полезно вспомнить в гневе белом,
Что есть такие дни и ночи,
Что жизнь оправдывают в целом.
Милый мой собутыльник долго еще возился на берегу, меняя наживку и переставляя удочки. Над водой раздавались вечные мысли, облаченные в безупречную форму губермановской рифмы. Он, как призрак, подошел к костру из ночной темени. По земле, у его ног, низко стелился дым от тлеющих углей. Огромная фигура напоминала сказочного тролля, по колено увязшего в облаках.
Последние слова, услышанные мной были:
Кто понял в жизни смысл и толк,
Давно замкнулся и умолк.
Так закончился замечательно сымпровизировнный бенефис блистательного Игоря Мироновича под пение крылатых вампиров.
11.01.13
*
ПРИМЕЧАНИЯ
С уважением и благодарностью цитирую И.М.Губермана, ссылаясь на его издания:
·Главное в питье – эффект начала,
Надо по нему соображать:
Если после первой полегчало –
Значит, можно смело продолжать.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 131).
·Ракеты глотают пространство,
Гонимы азартом игры
И блажью земное засранство
Продлить на иные миры.
(И.Губерман, Гарики на во все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Гарики из Атлантиды. Гарик № 335 с. 498).
·Люблю, с друзьями стол деля,
Поймать тот миг, на миг очнувшись,
Когда окрестная земля
Собралась плыть, слегка качнувшись.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 49).
·От выпивки в нас тает дух сиротства,
На время растворяясь в наслаждении,
Вино в мужчине будит благородство
И память о мужском происхождении.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 217) .
·Я изучил по сотням судеб
И по бесчисленным калекам.
Насколько трудно выйти в люди
И сохраниться человеком.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с.65).
·Что я преступно много сплю,
С годами стало очевидно,
И мне, за то, что спать люблю,
Порой во сне бывает стыдно.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 39).
·Я думаю, нежась в постели,
Что глупо спешить за верстак:
Заботиться надо о теле,
А души бессмертны и так.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000 ,с. 42).
·Высокого безделья ремесло
Меня от процветания спасло.
(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с.23).
·В любви пьянстве есть мгновение,
Когда вдруг чувствуешь до дрожи,
Что смысла жизни откровение
Тебе сейчас явиться может.
(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Гарики на каждый день. Гарик № 673 с. 331).
·А страшно подумать, что век погодя,
Свой дух освежив просвещением,
Россия в субботу из бани придя,
Кефир будет пить с отвращением.
(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Гарики на каждый день. Гарик № 683 с. 334).
·Вновь закат разметался пожаром –
Это ангел на Божьем дворе
Жжет охапку дневных наших жалоб,
А ночные он жжет на заре.
(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010. Гарик № 370, с. 268).
·Когда устал и жить не хочешь,
Полезно вспомнить в гневе белом,
Что есть такие дни и ночи,
Что жизнь оправдывают в целом.
(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010,Гарик № 926 с. 387).
·Кто понял в жизни смысл и толк,
Давно замкнулся и умолк.
(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 2/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Первый Иерусалимский дневник с. 63).

фото автора

© Copyright: Влад Устимов, 2014

Регистрационный номер №0225312

от 6 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0225312 выдан для произведения:

КОМАРИНЫЕ ГАРИКИ

Игорю Губерману посвящается.

Рыбачили мы как-то летом на Кульпинке. Вдвоем с Михаилом. Все вроде бы хорошо: и природа, и погода. Тишина, воздух чистый, от речки прохладой веет. Лепота! Никого вокруг, полное безлюдье. Даже рыба – нет-нет, да клюнет. На уху карасей да окуней довольно быстро наловили.

Подняли тост за такое событие. Настроение – замечательное. Аж на рифму потянуло:

Главное в питье – эффект начала,

Надо по нему соображать:

Если после первой полегчало –

Значит, можно смело продолжать.

Это, правда, про похмелье, но все равно – хорошо! Одно плохо – как вечером ветерок стих – навалил комар, спасу нет! Никакие мази и лосьоны, репелленты и накомарники не помогали. Звенят, кругом лезут, кусают. Просто наказание божие. Однако, охота – пуще неволи. Раз вырвались из надоевшего города на природу – значит надо терпеть родимую. И гнус, как её неотъемлемую часть. Тут, пожалуй, водочка – лучшее средство. Подняли опять по единой, закусили. И пошли разговоры.

- Только, чур, давай, не будем о бабах, о работе, о начальстве. Немного подумав, Михаил добавил: И о политике! Светлое завтра осталось у предков, нам же досталось будущее темно-фиолетовое, как фингал под глазом.

- О чем же тогда остается?

- О прелестях природы.

- Об этих что-ли? Я махнул ногой в сторону кучи мусора под раскидистой ветлой, следов пира наших беспечных предшественников. И вспомнил рифму:

Ракеты глотают пространство,

Гонимы азартом игры

И блажью земное засранство

Продлить на иные миры.

Выпивка то и дело чередовалась цитатами, все больше в стихах. Методически шлепая на себе комара, декламировали мы друг другу запомнившиеся строки.

Люблю, с друзьями стол деля,

Поймать тот миг, на миг очнувшись,

Когда окрестная земля

Собралась плыть, слегка качнувшись.

Так уж получилось, что вышел у нас тематический вечер, посвященный творчеству Губермана.

От выпивки в нас тает дух сиротства,

На время растворяясь в наслаждении,

Вино в мужчине будит благородство

И память о мужском происхождении.

- А ведь какой философ, мудрец, умница какой!

- Да-а.

- А как он о достоинстве человеческом выдал:

Я изучил по сотням судеб

И по бесчисленным калекам

Насколько трудно выйти в люди

И сохраниться человеком.

- Лучше на скажешь.

Тут Миша сломя голову кинулся к поплавнушке. Выудив зачетного окуня и отправив его в садок, продолжил разговор о любимом поэте.

- И о лени:

Что я преступно много сплю,

С годами стало очевидно,

И мне, за то, что спать люблю,

Порой во сне бывает стыдно.

- Здорово, ведь, правда? А вот ещё о том же:

Я думаю, нежась в постели,

Что глупо спешить за верстак:

Заботиться надо о теле,

А души бессмертны и так.

Береговые камыши тихо кивали, шелестя и как бы соглашаясь со сказанным.

Высокого безделья ремесло

Меня от процветания спасло.

- Чего он только не придумал! Башка!

В любви и пьянстве есть мгновение,

Когда вдруг чувствуешь до дрожи,

Что смысла жизни откровение

Тебе сейчас явиться может.

- О смысле - нет смысла сейчас рассуждать. Это ни к чему теперь. Лучше об истине, которая на дне вот этого стакана.

А страшно подумать, что век погодя,

Свой дух освежив просвещением,

Россия, в субботу из бани придя,

Кефир будет пить с отвращением.

- Замечательно.

- А что нам Губерман? Он, философ, конечно, хотя и циник, голова, хоть и рифмоплет. Виртуозный, бесподобный поэт. Но ведь, ежели захотеть, и мы могем наподобие стих сотворить. Легко! Просто никому в голову не приходит этой ерундой заняться.

- Ну, ты скажешь тоже. Так уж и легко? А вот попробуй-ка. Посмотрим, что из этого получится.

- Тему дай.

- Вот его постоянная тема: добра без зла не бывает. Пожалуйста. Твори!

Товарищ мой залез в полог, чтобы гнус не мешал ему сосредоточиться. Минут десять Михаил шептал себе под нос, периодически мурзясь и черкая что-то в блокноте. Наконец, он вылез наружу и торжественно воскликнул: - Наливай! Запив водку остывшей ухой, продекламировал свое новоиспеченное четверостишье:

Мизантропам не веря с утра,

Человечьи приветствуя нравы,

Наварганил котел я добра

Со щепоткою зла, для приправы.

- Ну, ты, Мишань, даешь! Не хуже своего кумира. Ты ж у нас поэт настоящий. Такой талант прятал! Теперь – то, уж не отвертишься. Вытащить тебя надо на свет божий. На Парнас!

- Да брось. Это так, сущая ерунда. Давай, лучше споем песню. Русскую народную. «Из–за острова на стрежень»!

Над речной гладью, сквозь густой гул крылатых насекомых, раздались нестройные, но счастливые наши голоса.

Огненный блин заходящего солнца осторожно коснулся чернеющей щетины прибрежного леса.

Вновь закат разметался пожаром –

Это ангел на Божьем дворе

Жжет охапку дневных наших жалоб,

А ночные он жжет на заре.

В тихой темной воде, пополам перечеркнув речку, отразилась дрожащая золотом дорожка. В густеющей сини неба гулко раздались первые резкие крики квакв, перекрывающие многоголосый фон лягушачьего оркестра. Пронзительно – тонко зазвенели над самым ухом комары. Наступили сумерки. Громко плеснула крупная рыба.

Когда устал и жить не хочешь,

Полезно вспомнить в гневе белом,

Что есть такие дни и ночи,

Что жизнь оправдывают в целом.

Милый мой собутыльник долго еще возился на берегу, меняя наживку и переставляя удочки. Над водой раздавались вечные мысли, облаченные в безупречную форму губермановской рифмы. Он, как призрак, подошел к костру из ночной темени. По земле, у его ног, низко стелился дым от тлеющих углей. Огромная фигура напоминала сказочного тролля, по колено увязшего в облаках.

Последние слова, услышанные мной были:

Кто понял в жизни смысл и толк,

Давно замкнулся и умолк.

Так закончился замечательно сымпровизировнный бенефис блистательного Игоря Мироновича под пение крылатых вампиров.

11.01.13

*

ПРИМЕЧАНИЯ

С уважением и благодарностью цитирую И.М.Губермана, ссылаясь на его издания:

·Главное в питье – эффект начала,

Надо по нему соображать:

Если после первой полегчало –

Значит, можно смело продолжать.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 131).

·Ракеты глотают пространство,

Гонимы азартом игры

И блажью земное засранство

Продлить на иные миры.

(И.Губерман, Гарики на во все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Гарики из Атлантиды. Гарик № 335 с. 498).

·Люблю, с друзьями стол деля,

Поймать тот миг, на миг очнувшись,

Когда окрестная земля

Собралась плыть, слегка качнувшись.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 49).

·От выпивки в нас тает дух сиротства,

На время растворяясь в наслаждении,

Вино в мужчине будит благородство

И память о мужском происхождении.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 217) .

·Я изучил по сотням судеб

И по бесчисленным калекам.

Насколько трудно выйти в люди

И сохраниться человеком.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с.65).

·Что я преступно много сплю,

С годами стало очевидно,

И мне, за то, что спать люблю,

Порой во сне бывает стыдно.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с. 39).

·Я думаю, нежась в постели,

Что глупо спешить за верстак:

Заботиться надо о теле,

А души бессмертны и так.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000 ,с. 42).

·Высокого безделья ремесло

Меня от процветания спасло.

(И. Губерман, Иерусалимские Гарики, Томск, 2000, с.23).

·В любви пьянстве есть мгновение,

Когда вдруг чувствуешь до дрожи,

Что смысла жизни откровение

Тебе сейчас явиться может.

(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Гарики на каждый день. Гарик № 673 с. 331).

·А страшно подумать, что век погодя,

Свой дух освежив просвещением,

Россия в субботу из бани придя,

Кефир будет пить с отвращением.

(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Гарики на каждый день. Гарик № 683 с. 334).

·Вновь закат разметался пожаром –

Это ангел на Божьем дворе

Жжет охапку дневных наших жалоб,

А ночные он жжет на заре.

(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010. Гарик № 370, с. 268).

·Когда устал и жить не хочешь,

Полезно вспомнить в гневе белом,

Что есть такие дни и ночи,

Что жизнь оправдывают в целом.

(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 1/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010,Гарик № 926 с. 387).

·Кто понял в жизни смысл и толк,

Давно замкнулся и умолк.

(И.Губерман, Гарики на все времена: в 2 т. т. 2/ Игорь Губерман. – М.: Эксмо, 2010; Первый Иерусалимский дневник с. 63).

Рейтинг: +3 276 просмотров
Комментарии (5)
Алиса Евселевская # 7 июля 2014 в 06:08 +1
super Тоже обожаю гарики! Понравилось
Светлое завтра осталось у предков, нам же досталось будущее темно-фиолетовое, как фингал под глазом
Источник: http://parnasse.ru/prose/small/stories/komarinye-gariki-225312.html
c0414
Влад Устимов # 7 июля 2014 в 07:40 +1
Благодарю Алиса за теплый отзыв. Рад что понравилось.
mozarella (Элина Маркова) # 13 августа 2014 в 02:36 +1
Замечательно! Здорово, когда общение между приятелями проходит на таком уровне! Написано просто великолепно! Браво!
Влад Устимов # 15 августа 2014 в 15:39 0
Мне приятна Ваша похвала, Элина. Спасибо.
Людмила Алексеева # 25 января 2015 в 09:09 0
super 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9