Колдовство

16 октября 2014 - Вадим Ионов

Колдуем….

Колдовство – заманчивая возможность пощекотать мироздание при нехватке аргументов и знаний.

Оно притягивает своей таинственностью и сулит быстрые результаты, хоть те в подавляющем большинстве и сомнительны.

 

Для того чтобы начать колдовать, необходимо всего лишь убедить себя в неоднозначности прописных истин. Ну, например, в том, что дважды два не просто четыре, а четыре с неким налётом дряхлости (этакой патиной, что неизбежно должна проступить за прошедшие тысячелетия), и что теперь это самое «четыре» вроде бы то же «четыре», но и не совсем.

  

При таком подходе можно легко уверовать в наличие мистической лазейки в математической крепости мироздания, а значит смело приниматься за заговоры, причитания и мысленные посылы.

 

Шептать, требовать, грозить, делая страшные глаза и, заставляя их излучать в атмосферные выси сокрушительные энергетические бомбы. При этом следует бескомпромиссно верить в то, что бомбы эти долетят куда нужно, а долетев непременно взорвутся. И что они, эти бомбы, в самом деле, бомбы, а не коровьи лепёшки.

 

Задача эта достаточно трудная, при тотальном невежестве в сфере аэродинамики, артиллеристских началах и счислении тротилового эквивалента органических удобрений. Однако все эти препятствия не смущают адептов колдовства, к числу которых можно отнести каждого мыслящего индивида, с той самой минуты, когда в его голове родилось первое желание.

 

В связи с этим, определение нашего вида как «человек разумный» – крайне неразумно. Нам более бы подошло звание «человек желающий» - эдакий «гомо-желанимус», держащий за спиной сжатые кулаки или перекрещенные пальцы, и бормочущий себе под нос то ли заклинания, то ли просьбы.

 

Однако, просьбы эти, отправленные в самые Высшие Инстанции, как правило, остаются безответными, а устав от односторонней связи, мы начинаем беспокоить своей назойливостью силы менее могущественные, призывая их к защите, помощи, или же, наоборот, к избавлению от беспокойства.

 

При этом являясь колдунами-самоучками, мы невольно испытываем некое благоговение, то открытое, а то припрятанное за забором сарказма, к колдунам со спец образованием, считая их колдовскими авторитетами, к которым никогда не зарастает народная тропа, тропа «гомо – желанимусов».

 

***

 

Бабка Серафима была известна не только в своём селе, что стояло на окраине Пятигорска. Приезжали к ней страждущие и со ставропольских равнин и с кавказских ущелий.

 

Была она небольшого роста, но стройная, с пристальным взглядом и с правильной речью, что немудрено – шутка ли тридцать лет проработать в школе учителем русского языка.

 

Известность ей принесла её способность по заговору нехороших демонических хулиганов, что поселялись в человеке или в его жилье, и устраивали там разгул, толкая страдальца к неблаговидным поступкам.

 

Страдальцы эти приезжали к ней по предварительной договорённости, иные усаживали заслуженную ведунью в автомобиль и везли в свой дом, дабы она изгнала прилипчивую нечисть из кухонь и спален.

И говорили так, что не было ещё ни одного случая, чтобы бабка Серафима не помогла.

 

Само таинство очищения от скверны всегда проходило одинаково. Ворожея долго молча смотрела на несчастного, после чего ходила вокруг и неслышно одними губами читала свой тайный всепобеждающий заговор. Сила вот этого заговора и творила чудеса. Произнести же слова заклинания вслух колдунья отказывалась наотрез, лишь говорила, что слова эти она услышала ещё от своей бабки, и хранит в памяти всю жизнь.

 

Так бы всё это и продолжалось, если бы не приехал к ней за помощью один хитрый лукавец-кабардинец. Пеняя на то, что в его доме поселился совсем не святой дух, он уговорил бабку Серафиму поехать к нему в дом и провести обряд. Сам же за пару дней до своего приезда к ней нашёл в Нальчике сурдопереводчика читающего по губам и нанял его, чтобы тот прочёл бабкино заклинание и записал его на бумажке.

 

Всё прошло так, как он и задумал. Бабка Серафима ходила кругами, шептала свой заговор, сам он сидел в середине комнаты на стуле, а переводчик стоял за дверью и в щёлочку наблюдал за колдуньей.

 

Когда таинство было закончено, мнимый терпимец проводил ворожею во двор, усадил в машину и отправил со своим сыном восвояси.

Сам же побежал в дом за тайными письменами. Увидев переводчика, он нетерпеливо спросил, - Ну, что? Получилось?

Тот в ответ утвердительно кивнул и передал ему листок бумаги.

 

Лукавец уселся на стул и стал читать…. Через пару секунд он поднял глаза и ничего не понимая спросил, - Это что?

- Это то, что шептала эта женщина.

- Она шептала это?

- Да это. Причём много раз…  по кругу. Я не стал записывать всё целиком. Вам ведь и так всё понятно.

Хозяин дома вновь опустил глаза и прочитал уже вслух: «Белеет парус одинокий в тумане моря голубом….»

 

Новость об этом случае быстро разлетелась по кавказским предгорьям и по ставропольским полям. Однако никакого ущерба репутации колдуньи не нанесла. Народ пару дней походил, покачал головой, хитро улыбаясь и решил, что Михаил Юрьевич хорошему колдовству не помеха! А такая ведунья как бабка Серафима сама лучше знает, в каких рукописях и фолиантах добывать свои заговоры….

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0245936

от 16 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245936 выдан для произведения:

Колдуем….

Колдовство – заманчивая возможность пощекотать мироздание при нехватке аргументов и знаний.

Оно притягивает своей таинственностью и сулит быстрые результаты, хоть те в подавляющем большинстве и сомнительны.

 

Для того чтобы начать колдовать, необходимо всего лишь убедить себя в неоднозначности прописных истин. Ну, например, в том, что дважды два не просто четыре, а четыре с неким налётом дряхлости (этакой патиной, что неизбежно должна проступить за прошедшие тысячелетия), и что теперь это самое «четыре» вроде бы то же «четыре», но и не совсем.

  

При таком подходе можно легко уверовать в наличие мистической лазейки в математической крепости мироздания, а значит смело приниматься за заговоры, причитания и мысленные посылы.

 

Шептать, требовать, грозить, делая страшные глаза и, заставляя их излучать в атмосферные выси сокрушительные энергетические бомбы. При этом следует бескомпромиссно верить в то, что бомбы эти долетят куда нужно, а долетев непременно взорвутся. И что они, эти бомбы, в самом деле, бомбы, а не коровьи лепёшки.

 

Задача эта достаточно трудная, при тотальном невежестве в сфере аэродинамики, артиллеристских началах и счислении тротилового эквивалента органических удобрений. Однако все эти препятствия не смущают адептов колдовства, к числу которых можно отнести каждого мыслящего индивида, с той самой минуты, когда в его голове родилось первое желание.

 

В связи с этим, определение нашего вида как «человек разумный» – крайне неразумно. Нам более бы подошло звание «человек желающий» - эдакий «гомо-желанимус», держащий за спиной сжатые кулаки или перекрещенные пальцы, и бормочущий себе под нос то ли заклинания, то ли просьбы.

 

Однако, просьбы эти, отправленные в самые Высшие Инстанции, как правило, остаются безответными, а устав от односторонней связи, мы начинаем беспокоить своей назойливостью силы менее могущественные, призывая их к защите, помощи, или же, наоборот, к избавлению от беспокойства.

 

При этом являясь колдунами-самоучками, мы невольно испытываем некое благоговение, то открытое, а то припрятанное за забором сарказма, к колдунам со спец образованием, считая их колдовскими авторитетами, к которым никогда не зарастает народная тропа, тропа «гомо – желанимусов».

 

***

 

Бабка Серафима была известна не только в своём селе, что стояло на окраине Пятигорска. Приезжали к ней страждущие и со ставропольских равнин и с кавказских ущелий.

 

Была она небольшого роста, но стройная, с пристальным взглядом и с правильной речью, что немудрено – шутка ли тридцать лет проработать в школе учителем русского языка.

 

Известность ей принесла её способность по заговору нехороших демонических хулиганов, что поселялись в человеке или в его жилье, и устраивали там разгул, толкая страдальца к неблаговидным поступкам.

 

Страдальцы эти приезжали к ней по предварительной договорённости, иные усаживали заслуженную ведунью в автомобиль и везли в свой дом, дабы она изгнала прилипчивую нечисть из кухонь и спален.

И говорили так, что не было ещё ни одного случая, чтобы бабка Серафима не помогла.

 

Само таинство очищения от скверны всегда проходило одинаково. Ворожея долго молча смотрела на несчастного, после чего ходила вокруг и неслышно одними губами читала свой тайный всепобеждающий заговор. Сила вот этого заговора и творила чудеса. Произнести же слова заклинания вслух колдунья отказывалась наотрез, лишь говорила, что слова эти она услышала ещё от своей бабки, и хранит в памяти всю жизнь.

 

Так бы всё это и продолжалось, если бы не приехал к ней за помощью один хитрый лукавец-кабардинец. Пеняя на то, что в его доме поселился совсем не святой дух, он уговорил бабку Серафиму поехать к нему в дом и провести обряд. Сам же за пару дней до своего приезда к ней нашёл в Нальчике сурдопереводчика читающего по губам и нанял его, чтобы тот прочёл бабкино заклинание и записал его на бумажке.

 

Всё прошло так, как он и задумал. Бабка Серафима ходила кругами, шептала свой заговор, сам он сидел в середине комнаты на стуле, а переводчик стоял за дверью и в щёлочку наблюдал за колдуньей.

 

Когда таинство было закончено, мнимый терпимец проводил ворожею во двор, усадил в машину и отправил со своим сыном восвояси.

Сам же побежал в дом за тайными письменами. Увидев переводчика, он нетерпеливо спросил, - Ну, что? Получилось?

Тот в ответ утвердительно кивнул и передал ему листок бумаги.

 

Лукавец уселся на стул и стал читать…. Через пару секунд он поднял глаза и ничего не понимая спросил, - Это что?

- Это то, что шептала эта женщина.

- Она шептала это?

- Да это. Причём много раз…  по кругу. Я не стал записывать всё целиком. Вам ведь и так всё понятно.

Хозяин дома вновь опустил глаза и прочитал уже вслух: «Белеет парус одинокий в тумане моря голубом….»

 

Новость об этом случае быстро разлетелась по кавказским предгорьям и по ставропольским полям. Однако никакого ущерба репутации колдуньи не нанесла. Народ пару дней походил, покачал головой, хитро улыбаясь и решил, что Михаил Юрьевич хорошему колдовству не помеха! А такая ведунья как бабка Серафима сама лучше знает, в каких рукописях и фолиантах добывать свои заговоры….

 

Рейтинг: +3 204 просмотра
Комментарии (2)
Любовь Сабеева # 23 октября 2014 в 03:41 0
Да уж...ведунья.. super
Вадим Ионов # 23 октября 2014 в 07:26 0
Спасибо, Любовь!