ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Кое-что из жизни облаков...

Кое-что из жизни облаков...

17 февраля 2012 - Вера Климова
article27589.jpg

- Так не бывает, - сказал Медвежонок.
- Я тоже так думаю, - сказал Ёжик. - Но вдруг вот - меня совсем нет.
- Ты один. Ну что ты будешь делать?..
- Переверну все вверх дном, и ты отыщешься!
- Нет меня, нигде нет!!!
- Тогда, тогда… Тогда я выбегу в поле, - сказал Медвежонок. - И закричу:
"Ё-ё-ё-жи-и-и-к!", и ты услышишь и закричишь: "Медвежоно-о-о-ок!". Вот.
- Нет, - сказал Ёжик. - Меня ни капельки нет. Понимаешь?
- Что ты ко мне пристал? - рассердился Медвежонок. - Если тебя нет, то
и меня нет. Понял?..."

С.Козлов
      

 

    Тогда Перышку повезло - оно опустилось легким, почти истаявшим Облачком в руки человека, разговаривающего в тот момент с пустыней. Это был просто Человек, но немножко и Волшебник. Тот бережно принял его в свои руки и, прикрывая, спасая собой от немилосердно палившего солнца, отнес его к морю, и что самое важное - подарил Облачку веру в него.
      Облачко за прошедшее время прожило целую жизнь. Выполнило попутно несколько важных мечтаний и детских, и взрослых, но оно должно было выполнить еще одно важное желание. Желание того, кто тогда спас его, подарив свою веру. Конечно, он - Волшебник, и сам привык выполнять- воплощать чужие желания - мечтания, но ведь и у него было сокровенное мечтание. Но вот исполнить свое собственное желание он не мог - права не имел, он призван был на службу по исполнению самых важных поручений, от которых зависели судьбы мира.
        Теперь пришло время выполнить и его сокровенное желание. К тому же остались всего одни сутки до Нового года и Облачко должно было успеть это сделать в этом году - тогда оно точно исполнится именно так, как мечтал об этом Волшебник. Сегодня у Волшебника было целых три часа свободного времени между самолетами. Он устроился в своем любимом кресле на своем любимом балконе. Рассветное море, солнышко сладко потягивающееся и окрашивающее своей улыбкой море в разноцветье счастья, ветерок, такой ласковый, правда немного прохладный, но такой нежный, как будто поставил своей целью он убаюкать уставшего в земных хлопотах Человека, чтобы тот мог за эти три часа набраться новых сил для работы по творению чудес на земле, маленьких и больших, которые люди считают просто работой, просто жизнью, - все это было так прекрасно, что Волшебник улыбнулся и устало прикрыл глаза, как ему казалось, всего на минутку. У него на три «свободных» часа была отложена еще работа - надо было придумать, как помочь одному Маленькому Человеку.
      Облачко улыбнулось, увидев, что Волшебник просто уснул под убаюкивающий шепот моря, обласканный нежным Ветерком - другом Облачка. Оно опустилось рядом с Волшебником на поручень кресла. Теперь оно могло провести рукой по волосам спящего человека. И там, где оно касалось волос, исчезали серебряные печальные паутинки.
        А Волшебник во сне улыбался. Ему грезилось, что это мама, как в детстве, гладит его по голове, успокаивая, забирая себе все его печали и горести. Как же нежна мамина рука, как ласкова и неповторима. Никто никогда больше не дарил ему такого счастья, как в те минуты мама, когда он, уже совсем взрослый, ставший на путь Служения, приезжал домой и она гладила его по голове. Как в детстве, даря покой и радость. Что-то говорил отец, улыбаясь и озорно подмигивая. Как же давно все это было. Но он был сейчас рядом с ними. И ему было хорошо. Спокойно. Он видел себя маленьким мальчишкой, потом ершистым юнцом и совсем взрослым. Но рядом с ними всегда оставался просто сыном.
       Облачко засмотрелось на спокойное, счастливое лицо спящего человека. Тот почему-то вдруг нахмурился, дрогнули ресницы, и Облачку показалось, что он вот-вот откроет глаза. Облачко встревожилось - оно не могло допустить, чтобы Волшебник проснулся, - тогда не будет исполнено его сокровенное желание. Оно оглянулось - небо затягивала Черная Туча, целая Тучища. Она хохотала громом, разбрасывала в разные стороны сердитые взгляды- молнии.
        Почему Туча черная? Откуда она могла взяться, если облака - это перышки из ангельских крыльев? Так ведь не все Ангелы с крыльями белыми, а люди - с чистыми помыслами и добрыми мечтаниями. Даже если Перышко оказывалось слегка испачканным пылью, так сереньким слегка, но попалось на глаза тому, кто пожелал зла другому, вот тогда и начинало чернеть это Облачко, наполняясь черной силой, подаренной ему той верой, с какой на него смотрят люди мечтающие. Постепенно оно становится вот такой Тучей, переполненной громовыми сердитыми раскатами, острыми градинами злых слов, колючими песчинками зависти. И прорывается это все злым хохотом, туманами серыми, в которых теряются самые важные друг для друга существа.
        Тучища радовалась - она сумела незаметно подобраться к этому Облачку. Ух, как она хотела порушить все его планы! Ведь если исполнится желание Волшебника, то рассыплется Туча, исчезнет насовсем и не будет больше злобствовать, сея разрушения и слезы. А этого туча допустить ну никак не могла. Вот по пути сюда и закружила, затеряла в тумане двух смешных до невозможности в своей наивной вере в добро друзей - Медвежонка и Ежика. Пусть теперь поищут друг дружку. А то: «Если нет тебя, нет и меня» Подумаешь, тоже мне! Ну, как теперь вы там в тумане? Все ищите? Ну-ну, ищите, пока мир не закончится. А она, Туча, посмотрит, как это вы не сможете друг без друга.
       Туча хохотала. В злом веселье она швырялась пригоршнями колючих градин в так любимое Волшебником Море. И тогда, когда эти острющие градины вспарывали ласковую поверхность моря, вот тогда и морщился Волшебник как от боли. Это-то и могло его разбудить. Облачко коснулось еще раз волос Волшебника, скользнуло по щеке и бросилось к Морю. Оно должно было торопиться.
         Солнышко только наполовину встало над морем, но было готово вновь нырнуть за его кромку. Не любило оно, страдало вот от такой наглости Тучищи. И сейчас, сонное, еще не в силах было с ней справиться.
Облачко успело раскинуться над Морем легким, почти невидимым, но прочным в уверенности своей силы и правоты щитом - покрывалом, которое не могли больше пробить колючие градины-слова. Молнии, отражаясь от этого щита, разили свою хозяйку-Тучищу. Ее злой хохот - гром метался между небом и морем, отражался от них и, становясь невозможно-громким, оглушал Тучу. Она терялась в этой какофонии, как-то линяла в своей бессильной злобе, не успевая уворачиваться от своих же градин. Они ее ранили, рвали на части и вот уже вместо одной грозной тучи на небе метались в растерянности несколько мелких тучек, постепенно тающих в небесной синеве. Вот уже только солнышко встало в свой полный рост на небе, бросив свою искрящуюся смешинками дорожку к самому балкону Волшебника.
         А Облачко, ставшее совсем прозрачным, почти невесомым, все лежало на поверхности моря, набиралось сил. Море нежно ласкало его, что-то нашептывало и они тихонько смеялись, чтобы не потревожить сна Волшебника и покоя наступающего дня. Волны своей лаской штопали раны Облачка, нанесенные ему градинами. Облачко покачивалось на волнах и уже было достаточно сильным, чтобы взмыть в небо и довести дело до конца. Вот Море поцеловало его в последний раз, Облачко уткнулось ему на секунду в плечо, улыбнулось и полетело к дому Волшебника.
      Оно напоследок еще раз провело рукой по волосам - там осталось еще несколько грустных серебряных дорожек. Потом набралось храбрости и прикоснулось губами к щеке Волшебника. Тот улыбнулся, дрогнули его ресницы и он открыл глаза. Провел рукой по волосам, приводя их в порядок. Волосы были почему-то влажными и пахли морем. По его щеке стекала какая-то капелька, как оказалось немного соленая. Он удивленно поднял брови: был дождик? Но почему соленый? Посмотрел на море. Там по солнечной дороожке топали два существа - Ежик и Медвежонок. Они весело смеялись, держались за руки. Над ними плыло облако, так похожее на эту парочку по форме. Волшебник прислушался:
     - Вот, а ты говорил нет меня, нет меня. А вот он я! Есть! И ты есть! - веселился Ежик. Он вприпрыжку обежал Медвежонка, и потащил его за руку по солнечной дорожке вперед.
Медвежонок остановился, серьезно очень посмотрел на Ежика:
- Есть МЫ. А если бы не было тебя, не было меня, не было бы и НАС. Понял?
- Не было бы НАС? Без тебя или без меня?
- Да. Не было бы тебя. Не было бы меня. МЫ не были бы МЫ. Понимаешь?
Ежик, внимательно посмотрел на Медвежонка, вздохнул, и засмеялся, легко, радостно: ведь вот они, есть же!

     Волшебник улыбнулся, посмотрел на часы - ему уже надо было спешить. Скоро придет машина.Облачко оглянулось. Кажется, получилось - исполнив это желание двух малышей, - одно на двоих, - оно выполнило и сокровенное желание Волшебника, о котором мог знать только он сам. Ничего ведь не бывает случайного в мире. И одно малое, крошечное, незаметное событие может определять иногда судьбу всего мира.

        Когда Волшебник выходил из дома, ему в ладошку опустилось легкое перышко. Он посмотрел на небо - там, где-то очень высоко плыла чУдная птица. Он таких еще не видел. Но он точно знал, что если вот так перед дорогой с неба падает перышко в руку - это к добру. Оно теперь будет беречь путника в дороге. Волшебник задумчиво улыбнулся, дунул на перышко. Сел в машину. Он уже опаздывал к самолету. Машина, подняв почти несуществующую пыль, будто растаяла в горячем воздухе. На дороге осталось лежать перышко, смятое ее колесами. Человек же был Волшебником и не нуждался ни в чьей помощи и заботе.

     В небе играло солнце. Оно наслаждалось покойной радостью неба, его свободной от черной Тучи почти бирюзовой безбрежностью, где-то у горизонта перетекающей в морскую синь. На небе больше никого не было. Облачко, в нарушении всех правил посмевшее вновь стать перышком ангельского крыла, подгоняемое ветерком, изломанное колесами автомобиля, катилось по дороге. Стать вновь облачком оно уже не могло - слишком велико было нарушение облачной дисциплины, и самое главное - не было больше важнейшего условия существования облаков: в него больше никто не верил, никто не искал на небе именно его, именно это Облачко. Ведь у таких облаков есть только один человек, способный длить их жизнь. Это облако было больше никому не нужно. Это-то и отобрало последние силы облака, не дало ему возможности вернуться на небо. Неожиданно резкий и холодный порыв ветра закружил его над дорогой и швырнул в море. Каким-то сиплым шорохом прозвучал чей-то почти смех.
      Море бережно приняло перышко в свои волны. Море убаюкивало, качало его, будто рассказывало сказку, в которой Облачко вновь встречало рассвет, исполняя мечту человека.

 

 

© Copyright: Вера Климова, 2012

Регистрационный номер №0027589

от 17 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027589 выдан для произведения:

- Как всё-таки хорошо, что мы друг у друга есть!
Медвежонок кивнул.
- Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем.
- А ты где?
- А меня нет.
- Так не бывает, - сказал Медвежонок.
- Я тоже так думаю, - сказал Ёжик. - Но вдруг вот - меня совсем нет.
- Ты один. Ну что ты будешь делать?..
- Переверну все вверх дном, и ты отыщешься!
- Нет меня, нигде нет!!!
- Тогда, тогда… Тогда я выбегу в поле, - сказал Медвежонок. - И закричу:
"Ё-ё-ё-жи-и-и-к!", и ты услышишь и закричишь: "Медвежоно-о-о-ок!". Вот.
- Нет, - сказал Ёжик. - Меня ни капельки нет. Понимаешь?
- Что ты ко мне пристал? - рассердился Медвежонок. - Если тебя нет, то
и меня нет. Понял?..."

С.Козлов
      

        Облачко вспоминало тот день, когда оно вдруг стало Облачком. Было очень жарко, но ему, легкому Перышку в крыле его Ангела, было хорошо - они летели над морем, над пустыней. Вот там-то и потерялось это Перышко. Вначале оно обрадовалось свободе, самостоятельности: кружилось в танце, беззаботно играло с пролетающим мимо ветерком. А потом… Потом вдруг начало падать и таять - немного не хватило пока силенок, которые дает вот таким Перышкам -облачкам вера в них людей: если какой-то человек верит, что облачко, именно это облачко способно выполнить его самую сокровенную мечту, то перышко - вначале почти незаметное на фоне неба легко-легкое облачко - становится сильнее и превращается в реальное воплощение сокровенного желания этого человека. Если же нет такой веры, то облачко просто погибает.
    Тогда Перышку повезло - оно опустилось легким, почти истаявшим Облачком в руки человека, разговаривающего в тот момент с пустыней. Это был просто Человек, но немножко и Волшебник. Тот бережно принял его в свои руки и, прикрывая, спасая собой от немилосердно палившего солнца, отнес его к морю, и что самое важное - подарил Облачку веру в него.
      Облачко за прошедшее время прожило целую жизнь. Выполнило попутно несколько важных мечтаний и детских, и взрослых, но оно должно было выполнить еще одно важное желание. Желание того, кто тогда спас его, подарив свою веру. Конечно, он - Волшебник, и сам привык выполнять- воплощать чужие желания - мечтания, но ведь и у него было сокровенное мечтание. Но вот исполнить свое собственное желание он не мог - права не имел, он призван был на службу по исполнению самых важных поручений, от которых зависели судьбы мира.
        Теперь пришло время выполнить и его сокровенное желание. К тому же остались всего одни сутки до Нового года и Облачко должно было успеть это сделать в этом году - тогда оно точно исполнится именно так, как мечтал об этом Волшебник. Сегодня у Волшебника было целых три часа свободного времени между самолетами. Он устроился в своем любимом кресле на своем любимом балконе. Рассветное море, солнышко сладко потягивающееся и окрашивающее своей улыбкой море в разноцветье счастья, ветерок, такой ласковый, правда немного прохладный, но такой нежный, как будто поставил своей целью он убаюкать уставшего в земных хлопотах Человека, чтобы тот мог за эти три часа набраться новых сил для работы по творению чудес на земле, маленьких и больших, которые люди считают просто работой, просто жизнью, - все это было так прекрасно, что Волшебник улыбнулся и устало прикрыл глаза, как ему казалось, всего на минутку. У него на три «свободных» часа была отложена еще работа - надо было придумать, как помочь одному Маленькому Человеку.
      Облачко улыбнулось, увидев, что Волшебник просто уснул под убаюкивающий шепот моря, обласканный нежным Ветерком - другом Облачка. Оно опустилось рядом с Волшебником на поручень кресла. Теперь оно могло провести рукой по волосам спящего человека. И там, где оно касалось волос, исчезали серебряные печальные паутинки.
        А Волшебник во сне улыбался. Ему грезилось, что это мама, как в детстве, гладит его по голове, успокаивая, забирая себе все его печали и горести. Как же нежна мамина рука, как ласкова и неповторима. Никто никогда больше не дарил ему такого счастья, как в те минуты мама, когда он, уже совсем взрослый, ставший на путь Служения, приезжал домой и она гладила его по голове. Как в детстве, даря покой и радость. Что-то говорил отец, улыбаясь и озорно подмигивая. Как же давно все это было. Но он был сейчас рядом с ними. И ему было хорошо. Спокойно. Он видел себя маленьким мальчишкой, потом ершистым юнцом и совсем взрослым. Но рядом с ними всегда оставался просто сыном.
       Облачко засмотрелось на спокойное, счастливое лицо спящего человека. Тот почему-то вдруг нахмурился, дрогнули ресницы, и Облачку показалось, что он вот-вот откроет глаза. Облачко встревожилось - оно не могло допустить, чтобы Волшебник проснулся, - тогда не будет исполнено его сокровенное желание. Оно оглянулось - небо затягивала Черная Туча, целая Тучища. Она хохотала громом, разбрасывала в разные стороны сердитые взгляды- молнии.
        Почему Туча черная? Откуда она могла взяться, если облака - это перышки из ангельских крыльев? Так ведь не все Ангелы с крыльями белыми, а люди - с чистыми помыслами и добрыми мечтаниями. Даже если Перышко оказывалось слегка испачканным пылью, так сереньким слегка, но попалось на глаза тому, кто пожелал зла другому, вот тогда и начинало чернеть это Облачко, наполняясь черной силой, подаренной ему той верой, с какой на него смотрят люди мечтающие. Постепенно оно становится вот такой Тучей, переполненной громовыми сердитыми раскатами, острыми градинами злых слов, колючими песчинками зависти. И прорывается это все злым хохотом, туманами серыми, в которых теряются самые важные друг для друга существа.
        Тучища радовалась - она сумела незаметно подобраться к этому Облачку. Ух, как она хотела порушить все его планы! Ведь если исполнится желание Волшебника, то рассыплется Туча, исчезнет насовсем и не будет больше злобствовать, сея разрушения и слезы. А этого туча допустить ну никак не могла. Вот по пути сюда и закружила, затеряла в тумане двух смешных до невозможности в своей наивной вере в добро друзей - Медвежонка и Ежика. Пусть теперь поищут друг дружку. А то: «Если нет тебя, нет и меня» Подумаешь, тоже мне! Ну, как теперь вы там в тумане? Все ищите? Ну-ну, ищите, пока мир не закончится. А она, Туча, посмотрит, как это вы не сможете друг без друга.
       Туча хохотала. В злом веселье она швырялась пригоршнями колючих градин в так любимое Волшебником Море. И тогда, когда эти острющие градины вспарывали ласковую поверхность моря, вот тогда и морщился Волшебник как от боли. Это-то и могло его разбудить. Облачко коснулось еще раз волос Волшебника, скользнуло по щеке и бросилось к Морю. Оно должно было торопиться.
         Солнышко только наполовину встало над морем, но было готово вновь нырнуть за его кромку. Не любило оно, страдало вот от такой наглости Тучищи. И сейчас, сонное, еще не в силах было с ней справиться.
Облачко успело раскинуться над Морем легким, почти невидимым, но прочным в уверенности своей силы и правоты щитом - покрывалом, которое не могли больше пробить колючие градины-слова. Молнии, отражаясь от этого щита, разили свою хозяйку-Тучищу. Ее злой хохот - гром метался между небом и морем, отражался от них и, становясь невозможно-громким, оглушал Тучу. Она терялась в этой какофонии, как-то линяла в своей бессильной злобе, не успевая уворачиваться от своих же градин. Они ее ранили, рвали на части и вот уже вместо одной грозной тучи на небе метались в растерянности несколько мелких тучек, постепенно тающих в небесной синеве. Вот уже только солнышко встало в свой полный рост на небе, бросив свою искрящуюся смешинками дорожку к самому балкону Волшебника.
         А Облачко, ставшее совсем прозрачным, почти невесомым, все лежало на поверхности моря, набиралось сил. Море нежно ласкало его, что-то нашептывало и они тихонько смеялись, чтобы не потревожить сна Волшебника и покоя наступающего дня. Волны своей лаской штопали раны Облачка, нанесенные ему градинами. Облачко покачивалось на волнах и уже было достаточно сильным, чтобы взмыть в небо и довести дело до конца. Вот Море поцеловало его в последний раз, Облачко уткнулось ему на секунду в плечо, улыбнулось и полетело к дому Волшебника.
      Оно напоследок еще раз провело рукой по волосам - там осталось еще несколько грустных серебряных дорожек. Потом набралось храбрости и прикоснулось губами к щеке Волшебника. Тот улыбнулся, дрогнули его ресницы и он открыл глаза. Провел рукой по волосам, приводя их в порядок. Волосы были почему-то влажными и пахли морем. По его щеке стекала какая-то капелька, как оказалось немного соленая. Он удивленно поднял брови: был дождик? Но почему соленый? Посмотрел на море. Там по солнечной дороожке топали два существа - Ежик и Медвежонок. Они весело смеялись, держались за руки. Над ними плыло облако, так похожее на эту парочку по форме. Волшебник прислушался:
     - Вот, а ты говорил нет меня, нет меня. А вот он я! Есть! И ты есть! - веселился Ежик. Он вприпрыжку обежал Медвежонка, и потащил его за руку по солнечной дорожке вперед.
Медвежонок остановился, серьезно очень посмотрел на Ежика:
- Есть МЫ. А если бы не было тебя, не было меня, не было бы и НАС. Понял?
- Не было бы НАС? Без тебя или без меня?
- Да. Не было бы тебя. Не было бы меня. МЫ не были бы МЫ. Понимаешь?
Ежик, внимательно посмотрел на Медвежонка, вздохнул, и засмеялся, легко, радостно: ведь вот они, есть же!

     Волшебник улыбнулся, посмотрел на часы - ему уже надо было спешить. Скоро придет машина.Облачко оглянулось. Кажется, получилось - исполнив это желание двух малышей, - одно на двоих, - оно выполнило и сокровенное желание Волшебника, о котором мог знать только он сам. Ничего ведь не бывает случайного в мире. И одно малое, крошечное, незаметное событие может определять иногда судьбу всего мира.

        Когда Волшебник выходил из дома, ему в ладошку опустилось легкое перышко. Он посмотрел на небо - там, где-то очень высоко плыла чУдная птица. Он таких еще не видел. Но он точно знал, что если вот так перед дорогой с неба падает перышко в руку - это к добру. Оно теперь будет беречь путника в дороге. Волшебник задумчиво улыбнулся, дунул на перышко. Сел в машину. Он уже опаздывал к самолету. Машина, подняв почти несуществующую пыль, будто растаяла в горячем воздухе. На дороге осталось лежать перышко, смятое ее колесами. Человек же был Волшебником и не нуждался ни в чьей помощи и заботе.

     В небе играло солнце. Оно наслаждалось покойной радостью неба, его свободной от черной Тучи почти бирюзовой безбрежностью, где-то у горизонта перетекающей в морскую синь. На небе больше никого не было. Облачко, в нарушении всех правил посмевшее вновь стать перышком ангельского крыла, подгоняемое ветерком, изломанное колесами автомобиля, катилось по дороге. Стать вновь облачком оно уже не могло - слишком велико было нарушение облачной дисциплины, и самое главное - не было больше важнейшего условия существования облаков: в него больше никто не верил, никто не искал на небе именно его, именно это Облачко. Ведь у таких облаков есть только один человек, способный длить их жизнь. Это облако было больше никому не нужно. Это-то и отобрало последние силы облака, не дало ему возможности вернуться на небо. Неожиданно резкий и холодный порыв ветра закружил его над дорогой и швырнул в море. Каким-то сиплым шорохом прозвучал чей-то почти смех.
      Море бережно приняло перышко в свои волны. Море убаюкивало, качало его, будто рассказывало сказку, в которой Облачко вновь встречало рассвет, исполняя мечту человека.

 

Рейтинг: +1 221 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
58
56
54