Кодла

article142405.jpg

 

             День стоял осенний, промозглый. Мелко моросил холодный дождь. По мостовой мчались машины, разбрызгивая

             лужи и обливая друг друга грязной водой.


Инна вышла из школы. Домой идти ей не хотелось. Там, в двухкомнатной квартире, ей не было места: родители, сестра Машка с мужем и с полугодовалым Борькой, придурочный братец Лёшка, продолжающий и в десять лет ссаться в штаны, занимали все полезные метры.
Не хотелось идти, а куда деваться ей, тринадцатилетней девчонке? Хоть и медленно брела Инна, загребая мокрую листву старенькими сапожками, перешедшими ей по наследству от Машки, но у любой дороги есть конец. Пришла домой и Инна.

Во дворе дома, в детской беседке сидели Генка Грищук, Пашка Терентьев и Гошка Горюнов -три приятеля, называвшмим себя тремя мушкетёрами по недавно прошедшему на экранах города фильму. Их девиз был: "Один за всех, и все на одного". Старшим среди них был Генка. Ему уже исполнилось пятнадцать. Его брат Мишка сидел в тюрьме за грабёж, а сам Генка состоял на учёте в детской комнате милиции. "Е-ал в рот я этих ментов, - цыкая слюной сквозь зубы, говорил он приятелям. - Ничё мне они не сделают"... 

Пашка и Гошка Иннины ровесники, но учились они в седьмом классе, когда Инна, отстав от них на два года за неуспеваемость, в пятом. Она была в их компании четвёртой.

- Инка, айда с нами в подвал, - позвал её Генка.

Генкина мать работала дворником. У неё имелся ключ от служебной клетушки, где в плохую погоду и собиралась их компания. Там, среди лопат и веников, можно было разговаривать, пить самогонку, которую Генка крал у матери, играть в карты на портрете Никитки Хрущёва, найденном Генкой год назад на помойке. Портрет был наклеен на толстый фанерный лист и его было удобно использовать вместо стола. И барались они там же, на засаленном продавленном диване. Правда, Инна была у них на троих одна.

- Щас, только сумку брошу, - откликнулась Инна.

Едва она вошла в квартиру, на неё обрушилась растрёпанная Машка с Лёшкой у груди:
- Где шаталась, шалава? Пелёнки не стираны...

- В школе, - ответила Инна, забрасывая в шкаф сумку с учебниками и тетрадками. - У нас после уроков сбор отряда был.

И, больше ни слова не говоря, выскочила за дверь. В спину Машка выстрелила ей:
- Во, блядь! Куда?..

Генка с приятелями уже поджидал её у входа в подвал.

- А твоя мать не застукает нас, как в прошлый раз, - спросил Генку трусоватый Пашка, отгревая руки в карманах курточки.

- Не, она с очередным кобелём самогонку лакает, напьются, начнут бараться, - ответил Генка.

Отопление в доме дали ещё на прошлой неделе и в безоконной клетушке, примыкавшей к элеватору, было жарко и душно. Пацаны разделись, положили на колени портрет Никитки мордой вверх. Генка поставил поллитровку с мутной жидкостью.

- Мамкина катанка, - сказал он.

Самогон разделили на четверых. Пили из одной алюминиевой кружки с оторванной ручкой. Закусили яблоком, кислым - жуть. Звучно отрыгнув, Генка достал замусоленные карты, перетасовал, положил колоду на стол и сказал:
- Ну, кому сёдня Инку барать?

Играли пацаны в "очко" честно. Инка в игре не участвовала. Пацаны играли на неё. Кто выигрывал, тому первому Инка и доставалась. 

Пока шла игра, Инна сняла чулки и трусы и легла на диван. Игра у пацанов не бывала долгой. С конца зимы она это делала уже не раз. Тогда она пришла сюда впервые и проиграла рубль, которого у неё отродясь не было. Те копейки, выуживаемые ею из карманов родителей, не могли идти в счёт. Вот Генка и предложил ей рассчитаться натурой. Она согласилась. Дело это было ей уже знакомо. Колька, Машкин муж, как только у той пузо полезло на нос, стал потихоньку заигрывать со свояченицей, когда ни Машки, ни родителей не было дома: хватать за задницу, за начавшие наливаться сиськи, стаскивать с неё трусы... Инна принимала эти заигрывания. Они ей даже нравились. И извлечённый Колькой из штанов напряжённый член не испугал её. Колька попросил дать ему, и она дала. Было немного больно, но не страшно. 

В прошлый раз первым был Генка. Едва он кончил, как в клетушку вломилась его мать. Увидев сына со спущенными штанами и девчонку без трусов на диване, она заорала, что не хочет, чтобы он притащил в дом выблядка и выгнала их из подвала. Но мать Генке не указ...

...На этот раз выпало быть первым Гошке, вторым Генке, Пашке третьим. Едва Пашка кончил, Инна вскочила с дивана и, раскорячившись над ведром, помочилась. Она слышала, что это предохраняет от "залёта". Способ действовал исправно.

Пацаны, не обращая на неё внимания, принялись играть на щелбаны. Денег ни у кого не было. Игра шла скучно, и через полчаса Генка бросил карты на Никитку, то есть, на стол.
- Айда, на палубу, прошвырнёмся по Бродвею, - предложил он.

- Холодно, - ответил Пашка. - Да и жрать охота.
- Вот и разживёмся чем-нибудь вкусненьким, - сказал Генка.
- Так тебе и дали, - усмехнулся Гошка.
- А это видели? - Генка вытащил из кармана пистолет. Нет, не пугач, а настоящий, боевой. - "Вальтер". Немецкий. Трофейный, - пояснил он опешившим приятелям.
- Дай подержать, - попросил Гошка.
Генка протянул ему.
- Где взял? - поинтересовался Пашка.
- Где-где... Много будешь знать, нос оторвут, - усмехнулся Генка, но не стал тихарить, ответил: - Мишкин. Он прятал его здесь, а я нашёл.
- Дашь стрельнуть? - спросил Гошка.
- А у тебя патроны есть? - в свою очередь спросил его Генка.
- Откель, - ответил Гошка.
- У меня только один. Куда Мишка заховал маслята, не знаю. А девке в "стекляшке" достаточно только показать пушку, и она отдаст нам всё, что потребуем: и деньги, и выпивку, и закусон. Шоколадки любишь, Гошка?
- Кто ж их не любит? - ответил Гошка, возвращая пистолет Генке.
- Вот пойдём и попросим у девки, - хохотнул тот.

На улице уже совсем стемнело. Редкие уличные фонари слабо разбавляли тьму своим жёлтым светом. В холодном воздухе висела изморось.

Кодла, не обращая внимания на погоду, весело и шумно шагали по тротуару, отпугивая редких прохожих на другую сторону улицы. В тёмном конце её пацаны различили двух пьяных девиц. Они шли, держась друг за друга и о чём-то громко говорили. В руке одной из них болталась сумочка. Генка подскочил к ним и выхватил сумочку. 

Гошка подошёл ко второй, сразу же повисшей у него на шее, и обшарил карманы плаща. Первая, потеряв опору упала на колени, ткнулась лицом в лужу.

Генка вытащил из сумочки кошелёк, но он оказался пуст. Сумочку он протянул Инне:
- Бери, чего добру пропадать.

Генка, вслед за карманами, сунувший руку девице под подол, оттолкнул её, ругнулся:
- Блядь, она обоссалась. 

Кодла бросила девиц и двинулась дальше. "Стекляшка", маленький магазинчик в центре города, единственный на весь город работал круглосуточно. Здесь люди могли купить себе самое необходимое из еды и, главное, вино, хотя и с ночной наценкой. 

Время близилось к полуночи. Пашка заглянул в магазин через стеклянную дверь и сообщил:
- Никого нет, одна продавщица.
- Я вхожу первым, - сказал Генка. - Навожу пистолет и требую деньги. Вы - за мной. Хватаете сколько можете бухалово, шоколадки, жратву. Я беру монеты. И дёру. Понятно?
- А вдруг в это время кто зайдёт? - спросил Пашка.
- Трусишь? - усмехнулся Генка. 
- Не, интересуюсь.
- Тогда разбегаемся в разные стороны. Через полчаса соберёмся в сквере у "картавого".
- А вдруг кто попадётся? - спросил Пашка.
- Лей слёзы, распусти сопли: больше не буду, дяденька... Нам ничего не сделают. Мы ещё несовершеннолетние. Ну, поставят на учёт. Ни хрена страшного...
- А может не надо, Ген, - продолжал осторожничать Пашка. - Возьмём сигареты. Гошка у бляди выгреб из кармана сколько-то мелочи...
- Трусишь? - Генка презрительно посмотрел на приятеля, цыкнул длинным плевком ему под ноги. - Забыл: один за всех...
Пашка замотал головой:
- Нет, Гена...
- То-то же, - сказал Генка и, толкнув дверь, вошёл в магазин.

За прилавком вместо ожидаемой им хрупкой девчонки стояла крупная баба на голову выше Генки и в полтора раза шире его в плечах. Но Генка не сдрейфил. Он выхватил из кармана пистолет, заправски щёлкнул предохранителем и по-киношному устрашающе крикнул:
- Это ограбление! Деньги на стол!

Продавщица посмотрела на Генку, на пистолет в его подрагивающей руке и сердито ответила:
- Убери пугач, говнюк, и беги отсюда, пока я не вызвала милицию.
- Это не пугач, тётя, - рявкнул Генка и нажал на курок.
 
Раздался хлопок. Продавщица застыла. На её лбу, под белой накрахмаленной наколкой вдруг появилась красная звёздочка. Постояв секунду, она осела. Голова её стукнула о плиточный пол.

Генка от неожиданности чуть не выронил пистолет, но, сообразив, что продавщица мертва, бросился к кассе. Денежный ящик был заперт. Пока ворвавшаяся кодла чистила прилавки с вином и снедью, он финкой взломал ящик и к своему удивлению увидел там несколько рублёвок и мелочь. Это был полный облом. Хотя нет, пацаны и Инна загрузились основательно. Тогда и Генка схватил две бутылки водки и скомандовал:
- Атас! Смываемся...

Через полчаса кодла сидела у себя в подвале и пила сладкий ликёр, закусывая его шоколадом.

 

 

 

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0142405

от 17 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0142405 выдан для произведения:

 

День стоял осенний, промозглый. Мелко моросил холодный дождь. По мостовой мчались машины, разбрызгивая лужи и обливая друг друга грязной водой.


Инна вышла из школы. Домой идти ей не хотелось. Там, в двухкомнатной квартире, ей не было места: родители, сестра Машка с мужем и с полугодовалым Борькой, придурочный братец Лёшка, продолжающий и в десять лет ссаться в штаны, занимали все полезные метры.
Не хотелось идти, а куда деваться ей, тринадцатилетней девчонке? Хоть и медленно брела Инна, загребая мокрую листву старенькими сапожками, перешедшими ей по наследству от Машки, но у любой дороги есть конец. Пришла домой и Инна.

Во дворе дома, в детской беседке сидели Генка Грищук, Пашка Терентьев и Гошка Горюнов -три приятеля, называвшмим себя тремя мушкетёрами по недавно прошедшему на экранах города фильму. Их девиз был: "Один за всех, и все на одного". Старшим среди них был Генка. Ему уже исполнилось пятнадцать. Его брат Мишка сидел в тюрьме за грабёж, а сам Генка состоял на учёте в детской комнате милиции. "Е-ал в рот я этих ментов, - цыкая слюной сквозь зубы, говорил он приятелям. - Ничё мне они не сделают"... 

Пашка и Гошка Иннины ровесники, но учились они в седьмом классе, когда Инна, отстав от них на два года за неуспеваемость, в пятом. Она была в их компании четвёртой.

- Инка, айда с нами в подвал, - позвал её Генка.

Генкина мать работала дворником. У неё имелся ключ от служебной клетушки, где в плохую погоду и собиралась их компания. Там, среди лопат и веников, можно было разговаривать, пить самогонку, которую Генка крал у матери, играть в карты на портрете Никитки Хрущёва, найденном Генкой год назад на помойке. Портрет был наклеен на толстый фанерный лист и его было удобно использовать вместо стола. И барались они там же, на засаленном продавленном диване. Правда, Инна была у них на троих одна.

- Щас, только сумку брошу, - откликнулась Инна.

Едва она вошла в квартиру, на неё обрушилась растрёпанная Машка с Лёшкой у груди:
- Где шаталась, шалава? Пелёнки не стираны...

- В школе, - ответила Инна, забрасывая в шкаф сумку с учебниками и тетрадками. - У нас после уроков сбор отряда был.

И, больше ни слова не говоря, выскочила за дверь. В спину Машка выстрелила ей:
- Во, блядь! Куда?..

Генка с приятелями уже поджидал её у входа в подвал.

- А твоя мать не застукает нас, как в прошлый раз, - спросил Генку трусоватый Пашка, отгревая руки в карманах курточки.

- Не, она с очередным кобелём самогонку лакает, напьются, начнут бараться, - ответил Генка.

Отопление в доме дали ещё на прошлой неделе и в безоконной клетушке, примыкавшей к элеватору, было жарко и душно. Пацаны разделись, положили на колени портрет Никитки мордой вверх. Генка поставил поллитровку с мутной жидкостью.

- Мамкина катанка, - сказал он.

Самогон разделили на четверых. Пили из одной алюминиевой кружки с оторванной ручкой. Закусили яблоком, кислым - жуть. Звучно отрыгнув, Генка достал замусоленные карты, перетасовал, положил колоду на стол и сказал:
- Ну, кому сёдня Инку барать?

Играли пацаны в "очко" честно. Инка в игре не участвовала. Пацаны играли на неё. Кто выигрывал, тому первому Инка и доставалась. 

Пока шла игра, Инна сняла чулки и трусы и легла на диван. Игра у пацанов не бывала долгой. С конца зимы она это делала уже не раз. Тогда она пришла сюда впервые и проиграла рубль, которого у неё отродясь не было. Те копейки, выуживаемые ею из карманов родителей, не могли идти в счёт. Вот Генка и предложил ей рассчитаться натурой. Она согласилась. Дело это было ей уже знакомо. Колька, Машкин муж, как только у той пузо полезло на нос, стал потихоньку заигрывать со свояченицей, когда ни Машки, ни родителей не было дома: хватать за задницу, за начавшие наливаться сиськи, стаскивать с неё трусы... Инна принимала эти заигрывания. Они ей даже нравились. И извлечённый Колькой из штанов напряжённый член не испугал её. Колька попросил дать ему, и она дала. Было немного больно, но не страшно. 

В прошлый раз первым был Генка. Едва он кончил, как в клетушку вломилась его мать. Увидев сына со спущенными штанами и девчонку без трусов на диване, она заорала, что не хочет, чтобы он притащил в дом выблядка и выгнала их из подвала. Но мать Генке не указ...

...На этот раз выпало быть первым Гошке, вторым Генке, Пашке третьим. Едва Пашка кончил, Инна вскочила с дивана и, раскорячившись над ведром, помочилась. Она слышала, что это предохраняет от "залёта". Способ действовал исправно.

Пацаны, не обращая на неё внимания, принялись играть на щелбаны. Денег ни у кого не было. Игра шла скучно, и через полчаса Генка бросил карты на Никитку, то есть, на стол.
- Айда, на палубу, прошвырнёмся по Бродвею, - предложил он.

- Холодно, - ответил Пашка. - Да и жрать охота.
- Вот и разживёмся чем-нибудь вкусненьким, - сказал Генка.
- Так тебе и дали, - усмехнулся Гошка.
- А это видели? - Генка вытащил из кармана пистолет. Нет, не пугач, а настоящий, боевой. - "Вальтер". Немецкий. Трофейный, - пояснил он опешившим приятелям.
- Дай подержать, - попросил Гошка.
Генка протянул ему.
- Где взял? - поинтересовался Пашка.
- Где-где... Много будешь знать, нос оторвут, - усмехнулся Генка, но не стал тихарить, ответил: - Мишкин. Он прятал его здесь, а я нашёл.
- Дашь стрельнуть? - спросил Гошка.
- А у тебя патроны есть? - в свою очередь спросил его Генка.
- Откель, - ответил Гошка.
- У меня только один. Куда Мишка заховал маслята, не знаю. А девке в "стекляшке" достаточно только показать пушку, и она отдаст нам всё, что потребуем: и деньги, и выпивку, и закусон. Шоколадки любишь, Гошка?
- Кто ж их не любит? - ответил Гошка, возвращая пистолет Генке.
- Вот пойдём и попросим у девки, - хохотнул тот.

На улице уже совсем стемнело. Редкие уличные фонари слабо разбавляли тьму своим жёлтым светом. В холодном воздухе висела изморось.

Кодла, не обращая внимания на погоду, весело и шумно шагали по тротуару, отпугивая редких прохожих на другую сторону улицы. В тёмном конце её пацаны различили двух пьяных девиц. Они шли, держась друг за друга и о чём-то громко говорили. В руке одной из них болталась сумочка. Генка подскочил к ним и выхватил сумочку. 

Гошка подошёл ко второй, сразу же повисшей у него на шее, и обшарил карманы плаща. Первая, потеряв опору упала на колени, ткнулась лицом в лужу.

Генка вытащил из сумочки кошелёк, но он оказался пуст. Сумочку он протянул Инне:
- Бери, чего добру пропадать.

Генка, вслед за карманами, сунувший руку девице под подол, оттолкнул её, ругнулся:
- Блядь, она обоссалась. 

Кодла бросила девиц и двинулась дальше. "Стекляшка", маленький магазинчик в центре города, единственный на весь город работал круглосуточно. Здесь люди могли купить себе самое необходимое из еды и, главное, вино, хотя и с ночной наценкой. 

Время близилось к полуночи. Пашка заглянул в магазин через стеклянную дверь и сообщил:
- Никого нет, одна продавщица.
- Я вхожу первым, - сказал Генка. - Навожу пистолет и требую деньги. Вы - за мной. Хватаете сколько можете бухалово, шоколадки, жратву. Я беру монеты. И дёру. Понятно?
- А вдруг в это время кто зайдёт? - спросил Пашка.
- Трусишь? - усмехнулся Генка. 
- Не, интересуюсь.
- Тогда разбегаемся в разные стороны. Через полчаса соберёмся в сквере у "картавого".
- А вдруг кто попадётся? - спросил Пашка.
- Лей слёзы, распусти сопли: больше не буду, дяденька... Нам ничего не сделают. Мы ещё несовершеннолетние. Ну, поставят на учёт. Ни хрена страшного...
- А может не надо, Ген, - продолжал осторожничать Пашка. - Возьмём сигареты. Гошка у бляди выгреб из кармана сколько-то мелочи...
- Трусишь? - Генка презрительно посмотрел на приятеля, цыкнул длинным плевком ему под ноги. - Забыл: один за всех...
Пашка замотал головой:
- Нет, Гена...
- То-то же, - сказал Генка и, толкнув дверь, вошёл в магазин.

За прилавком вместо ожидаемой им хрупкой девчонки стояла крупная баба на голову выше Генки и в полтора раза шире его в плечах. Но Генка не сдрейфил. Он выхватил из кармана пистолет, заправски щёлкнул предохранителем и по-киношному устрашающе крикнул:
- Это ограбление! Деньги на стол!

Продавщица посмотрела на Генку, на пистолет в его подрагивающей руке и сердито ответила:
- Убери пугач, говнюк, и беги отсюда, пока я не вызвала милицию.
- Это не пугач, тётя, - рявкнул Генка и нажал на курок.
 
Раздался хлопок. Продавщица застыла. На её лбу, под белой накрахмаленной наколкой вдруг появилась красная звёздочка. Постояв секунду, она осела. Голова её стукнула о плиточный пол.

Генка от неожиданности чуть не выронил пистолет, но, сообразив, что продавщица мертва, бросился к кассе. Денежный ящик был заперт. Пока ворвавшаяся кодла чистила прилавки с вином и снедью, он финкой взломал ящик и к своему удивлению увидел там несколько рублёвок и мелочь. Это был полный облом. Хотя нет, пацаны и Инна загрузились основательно. Тогда и Генка схватил две бутылки водки и скомандовал:
- Атас! Смываемся...

Через полчаса кодла сидела у себя в подвале и пила сладкий ликёр, закусывая его шоколадом.

 

 

 

Рейтинг: +5 326 просмотров
Комментарии (10)
Тая Кузмина # 18 июня 2013 в 09:59 +1
ИЗ ЖИЗНЕННЫХ РЕАЛИЙ. МНЕ НРАВЯТСЯ РАССКАЗЫ, НАПИСАННЫЕ ТОБОЙ! ЗДОРОВО, ОТЛИЧНЫЙ СТИЛЬ, ЧИТАТЬ ЛЕГКО

Лев Казанцев-Куртен # 18 июня 2013 в 11:02 +1
Да, Тая,
это один из любимых моих рассказов.
Владимир Проскуров # 20 июня 2013 в 11:24 +1
В обмен на галстук и Артек,
Взяла тирана власть разбег,
А детям – смерти соцпакет,
В притоны волчий дан билет …
Лев Казанцев-Куртен # 20 июня 2013 в 11:26 0
Да, много разговоров о детях, а как доходит до дела: нет мани...
Андрей Мудров # 22 июня 2013 в 16:20 0
ТОЛКОВО СДЕЛАНО! С УВАЖЕНИЕМ, Андрей Мудров
Лев Казанцев-Куртен # 22 июня 2013 в 16:23 0

Рад видеть Вас у себя, Андрей. Спасибо.

Галина Дашевская # 26 октября 2013 в 23:01 +1
Лев, интересный рассказ, но кровь не люблю. Мне всё понятно, но...
Лев Казанцев-Куртен # 26 октября 2013 в 23:33 0
Увы, но такова жизнь... жестокая...
Денис Маркелов # 5 июля 2014 в 11:57 +1
Страшный рассказ. Но... написан мастерски. Этакая чернуха времён социализма
Лев Казанцев-Куртен # 5 июля 2014 в 18:50 0
Да, было и такое, Денис, на фоне достижений народного хозяйства.

 

Популярная проза за месяц
164
139
133
129
111
106
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
91
91
86
78
78
78
77
76
76
76
74
73
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
70
69
68
67
67
65