ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Китайская подделка

 

Китайская подделка

23 марта 2012 - Николай Ветров

 

По Ленинградскому проспекту, за Тверской заставой ясным солнечным утром шли множество людей. Выходили из беспрестанно открывающихся дверей метро, спускались с лестниц моста, растекались по переулкам, магазинам, проходным дворам, спешили в учреждения, офисы, остатки залов бывших здесь когда-то в изобилии казино.

 

Стрелок Лев Петрович Тирлиц спешил на работу. Он обогнул ограду на спуске Белорусского моста, пробежал по «зебре» и нырнул в двери небольшого часового магазина.

Магазин как магазин, ничего особенного. Два этажа и отремонтированный полуподвал, заполненные шкафами с браслетами, наручными, настенными и напольными часами. Вот только с той разницей, что Тирлиц здесь работал.

Лев Петрович забежал в раздевалку, надел синюю форму с бляхой на груди, нацепил кобуру с пистолетом. И вот, контролёр важной охранной организации центрального округа столицы к работе на объекте готов!

Пистолет в кобуре, правда, был пневматический, но об этом кроме охранника и его начальника никто ничего не подозревал.

В большие прозрачные двери из толстого стекла вплыла в длинной норковой шубе директор магазина Алла Михайловна.

- Вы слишком близко к проходу сидите, отодвиньтесь, - обратилась она к Тирлицу. – И улыбайтесь, Вы – лицо магазина.

Алла Михайловна улыбнулась в видеокамеру, прицеливающуюся на вход, и пронесла шубу в свой кабинет.

Одна за другой в дверь посыпались продавщицы.

- Пойдёмте со мной, - обратилась директор к охраннику. – Я покажу, где Вы будете обедать.

Они спустились в нижний этаж. Алла Михайловна покрутила ручку замка, и открылся подвал. В полумраке виднелся старый холодильник и потёртая школьная парта.

- А микроволновка? – спросил Тирлиц.

- Микроволновой печи пока нет, но скоро будет, - ответила директор. – Можете прямо сейчас перекусить.

Директор удалилась, гордо стуча каблуками по бетонному полу.

В дальнем углу подвала открылась заслонка, из неё вылезли и прошли мимо Льва Петровича мигранты азиатской внешности. Один из них, как ни в чём ни бывало, заглянул в обшарпанный холодильник.

Тирлиц скушал содержимое своих консервных банок и поспешил наверх, к ярко освещённым витринам. Контролёр обошёл зал и прислушался к разговору продавщиц.   

- Я с мужем на дискотеке познакомилась, - рассказывала новенькая продавщица Галя. – Он к нам в Юрюзань приехал в командировку. Таким интересным мне показался. Из Москвы, предприниматель. Шустрый, разговорчивый. Потанцевали, погуляли. Он меня с собой, в столицу позвал. У него квартира, дача, собственное дело – магазин, машина – чёрный джип… Вчера катались по ночной Москве, ходили в танцевальный клуб… Вот только живот мне у него не нравится. Не люблю я пузо у мужчин. А вообще, меня в школе Керенкой звали. Я ведь Керенская по маме. Такая была у неё фамилия…

Лев Петрович вернулся на свой стул.

- А новые люди проходят какую-то проверку? – спросил Тирлиц у старшей продавщицы Лены, проходившей мимо.

- Нет, такого вроде бы не было.

- А вдруг новенькая связана с ненадёжными людьми? – усомнился контролёр. – Мало ли у нас бандитов в глубинке!

- Ну, это дело хозяев, пусть думают, - ответила Лена.

- А Вы заметили, - интересовался охранник, - что у магазина вывески нет? Как же вы без вывески торгуете? И дверь чёрного хода открыта. Что будет, если через неё грабители войдут? Оставят машину во дворе, сгребут всё в мешки и уедут. Вы даже номера её не увидите!

- Если войдут грабители, я им канделябром засвечу по башке! – Лена показала на часы с канделябром и то, как она это сделает. – А вообще – разберутся, сделают. Вот бы вас поставить директором магазина! – сказала он с восхищением.

Скучающий Тирлиц подошёл к стойке кассы, за которой в молчании пребывала новенькая Галя.

- А Вы ведь издалека в Москву приехали, правда? – уточнил он.

- Да, с Урала. Из Юрюзани. Есть такой город.

- И откуда только к нам народ не приезжает! – удивился Лев Петрович. – И всё едут и едут! Скоро уже некуда будет девать! Метро переполнено, на улицах пробки, коллекторы с водой лопаются, электроподстанции горят. Ничто уже не выдерживает. А кем Вы были у себя в городе? – смягчился он.

- Инженером. На предприятии работала.

- И что, мало платили?

- Мало. Вы только за стойку кассы не заходите. Вам не положено.

Галя замкнулась и всем своим видом показывала, что разговор ей не интересен.

Тирлиц надел наушники, включил в кармане радиоприёмник.

К стеклянным дверям подошли двое рабочих и стали примеривать, как повесить вывеску над входом.

Молодой человек, сын директора бродил по залу с фотоаппаратом и снимал шкафы с часами, счастливые лица продавщиц и полусонного охранника.

Льва Петровича разбудил стук падающих гроздьями часов. Новенькая Галя протирала прозрачные полки и уронила драгоценный товар.

Тирлиц сделал вид, что ничего не заметил.

Вновь по лестнице поскакала радостная Лена.

- Как я хочу купить вот эти часы с розовым ремешком! – Лена вертела в руках дамские часики. – Ладно, беру их. Нам ведь со скидкой положено.

Лена надела часы на руку, заполнила чек, отдала деньги в кассу.

- Новенькая Галя, зайдите ко мне! – крикнула директор Анна Михайловна в приоткрытую дверь кабинета. – У нас здесь бутик, послушайте мои инструкции.

- Когда Вас будут спрашивать о происхождении часов, - отрывисто говорила директор, - Вы должны отвечать, что часы у нас только из Европы: Бельгии, Швейцарии, Франции. Только некоторые фирмы имеют незначительное производство в Китае. И хотя в наше время многое уже перемешалось, и некоторыми швейцарскими фирмами владеют богатые китайцы – мы китайским товаром не торгуем! Те, кто хочет подешевле, пусть идут на рынок. Там всё по сто рублей!

И улыбайтесь! Вы лицо нашего магазина!

- Сейчас Вы дадите подписку о неразглашении, коммерческих тайн нашего бутика, - продолжала директор.

Директора положила перед новенькой лист бумаги. Керенская неуверенно поставила свою подпись.

- И дверь чёрного хода нужно держать закрытой. Даже если жарко! Поняли?

- Будет исполнено, - согласилась продавщица.

 

Настенные часы с боем отзвонили восемь часов вечера. Галя и Лев Петрович наперегонки ринулись в раздевалку. Тирлиц не так быстро, как юная леди.

Лев Петрович приоткрыл дверь комнатки, когда Галя уже сняла фирменную магазинную юбку.

- Какие ажурные трусики! – восхитился стрелок и вошёл в комнату.

Галя густо покраснела. Лев Петрович обнял Керенскую за ягодицы и прижался. Продавщица оттолкнула навязчивого охранника.

В раздевалку вбежала Лена.

- Я директору пожалуюсь! Что Вы к продавщицам пристаёте! – прокричала Лена.

- Ну ладно, ладно… Не шумите. Я пошутил! – отвернулся Тирлиц, облизывая губы.

 

Утром следующего дня старший продавец Елена Курочкина с огорчением положила часы с розовым ремешком на стол директору.

- Они не ходят! – сказала он чуть не плача.

- Ничего страшного, - ответила директор. – Отдадим мастеру, в ремонт. Оставьте их у меня.

- И ещё, - добавила Лена. – Охранник нас достал своими разговорами и своим вниманием. Нет ли у Вас другого? И его консервные банки, которые он в мусорное ведро бросает, так сильно воняют!

- Хорошо. Подумаю над этим вопросом, - согласилась директор.

 

P. S. Каждый получил то, что хотел. Директриса поехала в командировку в Швейцарию. Её сын стал заведовать похожим магазином в городе Пекине. Охранника перевели на другой объект. И лишь улыбающиеся продавщицы Лена и Галя и по сей день предлагают покупателям часы в сверкающем витринами магазине на центральной улице большого и шумного города.

© Copyright: Николай Ветров, 2012

Регистрационный номер №0037172

от 23 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0037172 выдан для произведения:

 

По Ленинградскому проспекту, за Тверской заставой ясным солнечным утром шли множество людей. Выходили из беспрестанно открывающихся дверей метро, спускались с лестниц моста, растекались по переулкам, магазинам, проходным дворам, спешили в учреждения, офисы, остатки залов бывших здесь когда-то в изобилии казино.

 

Стрелок Лев Петрович Тирлиц спешил на работу. Он обогнул ограду на спуске Белорусского моста, пробежал по «зебре» и нырнул в двери небольшого часового магазина.

Магазин как магазин, ничего особенного. Два этажа и отремонтированный полуподвал, заполненные шкафами с браслетами, наручными, настенными и напольными часами. Вот только с той разницей, что Тирлиц здесь работал.

Лев Петрович забежал в раздевалку, надел синюю форму с бляхой на груди, нацепил кобуру с пистолетом. И вот, контролёр важной охранной организации центрального округа столицы к работе на объекте готов!

Пистолет в кобуре, правда, был пневматический, но об этом кроме охранника и его начальника никто ничего не подозревал.

В большие прозрачные двери из толстого стекла вплыла в длинной норковой шубе директор магазина Алла Михайловна.

- Вы слишком близко к проходу сидите, отодвиньтесь, - обратилась она к Тирлицу. – И улыбайтесь, Вы – лицо магазина.

Алла Михайловна улыбнулась в видеокамеру, прицеливающуюся на вход, и пронесла шубу в свой кабинет.

Одна за другой в дверь посыпались продавщицы.

- Пойдёмте со мной, - обратилась директор к охраннику. – Я покажу, где Вы будете обедать.

Они спустились в нижний этаж. Алла Михайловна покрутила ручку замка, и открылся подвал. В полумраке виднелся старый холодильник и потёртая школьная парта.

- А микроволновка? – спросил Тирлиц.

- Микроволновой печи пока нет, но скоро будет, - ответила директор. – Можете прямо сейчас перекусить.

Директор удалилась, гордо стуча каблуками по бетонному полу.

В дальнем углу подвала открылась заслонка, из неё вылезли и прошли мимо Льва Петровича мигранты азиатской внешности. Один из них, как ни в чём ни бывало, заглянул в обшарпанный холодильник.

Тирлиц скушал содержимое своих консервных банок и поспешил наверх, к ярко освещённым витринам. Контролёр обошёл зал и прислушался к разговору продавщиц.   

- Я с мужем на дискотеке познакомилась, - рассказывала новенькая продавщица Галя. – Он к нам в Юрюзань приехал в командировку. Таким интересным мне показался. Из Москвы, предприниматель. Шустрый, разговорчивый. Потанцевали, погуляли. Он меня с собой, в столицу позвал. У него квартира, дача, собственное дело – магазин, машина – чёрный джип… Вчера катались по ночной Москве, ходили в танцевальный клуб… Вот только живот мне у него не нравится. Не люблю я пузо у мужчин. А вообще, меня в школе Керенкой звали. Я ведь Керенская по маме. Такая была у неё фамилия…

Лев Петрович вернулся на свой стул.

- А новые люди проходят какую-то проверку? – спросил Тирлиц у старшей продавщицы Лены, проходившей мимо.

- Нет, такого вроде бы не было.

- А вдруг новенькая связана с ненадёжными людьми? – усомнился контролёр. – Мало ли у нас бандитов в глубинке!

- Ну, это дело хозяев, пусть думают, - ответила Лена.

- А Вы заметили, - интересовался охранник, - что у магазина вывески нет? Как же вы без вывески торгуете? И дверь чёрного хода открыта. Что будет, если через неё грабители войдут? Оставят машину во дворе, сгребут всё в мешки и уедут. Вы даже номера её не увидите!

- Если войдут грабители, я им канделябром засвечу по башке! – Лена показала на часы с канделябром и то, как она это сделает. – А вообще – разберутся, сделают. Вот бы вас поставить директором магазина! – сказала он с восхищением.

Скучающий Тирлиц подошёл к стойке кассы, за которой в молчании пребывала новенькая Галя.

- А Вы ведь издалека в Москву приехали, правда? – уточнил он.

- Да, с Урала. Из Юрюзани. Есть такой город.

- И откуда только к нам народ не приезжает! – удивился Лев Петрович. – И всё едут и едут! Скоро уже некуда будет девать! Метро переполнено, на улицах пробки, коллекторы с водой лопаются, электроподстанции горят. Ничто уже не выдерживает. А кем Вы были у себя в городе? – смягчился он.

- Инженером. На предприятии работала.

- И что, мало платили?

- Мало. Вы только за стойку кассы не заходите. Вам не положено.

Галя замкнулась и всем своим видом показывала, что разговор ей не интересен.

Тирлиц надел наушники, включил в кармане радиоприёмник.

К стеклянным дверям подошли двое рабочих и стали примеривать, как повесить вывеску над входом.

Молодой человек, сын директора бродил по залу с фотоаппаратом и снимал шкафы с часами, счастливые лица продавщиц и полусонного охранника.

Льва Петровича разбудил стук падающих гроздьями часов. Новенькая Галя протирала прозрачные полки и уронила драгоценный товар.

Тирлиц сделал вид, что ничего не заметил.

Вновь по лестнице поскакала радостная Лена.

- Как я хочу купить вот эти часы с розовым ремешком! – Лена вертела в руках дамские часики. – Ладно, беру их. Нам ведь со скидкой положено.

Лена надела часы на руку, заполнила чек, отдала деньги в кассу.

- Новенькая Галя, зайдите ко мне! – крикнула директор Анна Михайловна в приоткрытую дверь кабинета. – У нас здесь бутик, послушайте мои инструкции.

- Когда Вас будут спрашивать о происхождении часов, - отрывисто говорила директор, - Вы должны отвечать, что часы у нас только из Европы: Бельгии, Швейцарии, Франции. Только некоторые фирмы имеют незначительное производство в Китае. И хотя в наше время многое уже перемешалось, и некоторыми швейцарскими фирмами владеют богатые китайцы – мы китайским товаром не торгуем! Те, кто хочет подешевле, пусть идут на рынок. Там всё по сто рублей!

И улыбайтесь! Вы лицо нашего магазина!

- Сейчас Вы дадите подписку о неразглашении, коммерческих тайн нашего бутика, - продолжала директор.

Директора положила перед новенькой лист бумаги. Керенская неуверенно поставила свою подпись.

- И дверь чёрного хода нужно держать закрытой. Даже если жарко! Поняли?

- Будет исполнено, - согласилась продавщица.

 

Настенные часы с боем отзвонили восемь часов вечера. Галя и Лев Петрович наперегонки ринулись в раздевалку. Тирлиц не так быстро, как юная леди.

Лев Петрович приоткрыл дверь комнатки, когда Галя уже сняла фирменную магазинную юбку.

- Какие ажурные трусики! – восхитился стрелок и вошёл в комнату.

Галя густо покраснела. Лев Петрович обнял Керенскую за ягодицы и прижался. Продавщица оттолкнула навязчивого охранника.

В раздевалку вбежала Лена.

- Я директору пожалуюсь! Что Вы к продавщицам пристаёте! – прокричала Лена.

- Ну ладно, ладно… Не шумите. Я пошутил! – отвернулся Тирлиц, облизывая губы.

 

Утром следующего дня старший продавец Елена Курочкина с огорчением положила часы с розовым ремешком на стол директору.

- Они не ходят! – сказала он чуть не плача.

- Ничего страшного, - ответила директор. – Отдадим мастеру, в ремонт. Оставьте их у меня.

- И ещё, - добавила Лена. – Охранник нас достал своими разговорами и своим вниманием. Нет ли у Вас другого? И его консервные банки, которые он в мусорное ведро бросает, так сильно воняют!

- Хорошо. Подумаю над этим вопросом, - согласилась директор.

 

P. S. Каждый получил то, что хотел. Директриса поехала в командировку в Швейцарию. Её сын стал заведовать похожим магазином в городе Пекине. Охранника перевели на другой объект. И лишь улыбающиеся продавщицы Лена и Галя и по сей день предлагают покупателям часы в сверкающем витринами магазине на центральной улице большого и шумного города.

Рейтинг: 0 636 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!