ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Как я попала на "Фантом"

Как я попала на "Фантом"

2 декабря 2012 - Татьяна Стафеева

 Как я попала на "Фантом" (отрывок романа "Реальность призрака - 1" "Маршалл и Маргарита".

 

 

Давайте знакомиться: меня зовут Маргарита Сидорова, можно просто Рита или – ласково – Ритуля. Мне - двадцать семь, молодая еще, но уже не сопливая. Некий "переходный возраст", но откуда и куда? Наверное, из юности в зрелость, не все ли равно! В лом мне задумываться о таких пустяках. Дорога моей жизни и без того совершила резкий поворот в потрясающе-фантастичное русло и принялась от души петлять в непроходимой чаще, по оврагам и буеракам. Ну и пусть себе, клево ведь! А значит, интересно – ежу понятно! Впрочем, ему одному и понятно. И еще Кому-то Великому На Небесах.

Собственно, на уровне дремучего инстинкта я всегда ощущала свою неадекватную исключительность. Теперь все конкретизировалось и в то же время невообразимо запуталось:  на лезвии бритвы стою, - ступни режу глубже и глубже, и больно, и щекотка непонятная, верите ли. Впрочем, долой никому не интересную лирику!

Считаю необходимым сказать несколько слов о месте своей работы – грандиозном и волшебном концерне "Фантом". Нива моей деятельности колышется, строго говоря, в научно-исследовательском и производственном комплексе о-о-очень секретного направления, выпускающем изделия, о коих широкая общественность, мягко говоря, не осведомлена. Причем, под общим понятием "изделия" подразумевается ну о-о-очень широкий диапазон всевозможных вещей, чьи размеры колеблются от булавочной головки до пятиэтажного дома. Наша продукция используется в не совсем мирных целях и является предметом спорным с точки зрения нравственности и гуманности.

 

Утешаю я себя противоречивой аксиомой: создавать опасные штуки необходимо для престижа страны в мировом пространстве. За них наряду с военными самолетами и автоматом Калашникова, нас ещё уважают и боятся за "дальним" кордоном. Контора, где тружусь конкретно я, условно называется "институтом" - огромное серое здание без табличек за высоким забором с лазерной защитой, именуемое в народе "серый корпус". Здесь до седьмого пота вкалывает "паршивая интеллигенция", к которой, смею надеяться, отношусь и я. В загадочном исполинском помещении располагаются многочисленные технолого-конструкторские бюро, лаборатории и прочие "бухгалтерии". Здесь же дислоцируется и начальство. Громада соединяется огромными разноуровневыми застекленными переходами с блоком цехов, где получает путевку в жизнь все то, что накумекал "серый корпус".

 

Сотрудников сюда набирают с невероятной тщательностью, как говорится, инженерную элиту. Ну и, естественно, все мы находимся под строжайшим колпаком специальных служб, прошли вязанку проверок и перепроверок. Соглядатаи, прозываемые "люди в черном", не вылезают из "института", контролируя работников на входе и выходе. Кроме того, они внедрены в производственные и научные коллективы в качестве надсмотрщиков за рабочим процессом. Конечно, такие меры вполне оправданы и приносят свои плоды: бдительность никогда не повредит и чрезмерной не бывает. Тем не менее, фискалы, постоянно торчащие в цехах, отделах и лабораториях, особой симпатией не пользуются и высмеиваются народом при малейшей возможности. За какие грехи, собственно? За то, что честно выполняют свою работу?

 

Разумеется, нет, а именно, за это самое, за недреманное око, наблюдающее за тобой везде и всегда, где бы ты ни находился. В столовой ли, в цеху ли, в курилке, в архиве, даже на толчке в сортире - всюду ты ощущаешь пристальное внимание к своей скромной персоне  как многочисленных телекамер, так и живых настороженных глаз. Но если телеобъектив - всего лишь техника и штука нейтральная, то неустанное подзыркивание живого бдительного человечка представляет собой явление смертельно надоевшее и по долгу службы веревкой волочащееся следом. Соглядатай подсекает даже недовольное выражение физиономий, делая выводы в меру своей испорченности. Этакий ходячий черный ящик. Да и то сказать, не получится дружбы и уважения между шпиком и революционером из-за различия жизненных задач.

 

Вы спросите,  каким образом я, стервозная девица, неглупая, но весьма взбалмошная, попала на работу в подобное учреждение? Отвечу. Чисто случайно. Судьба мне улыбнулась.

В конце пятого курса, перед защитой диплома, мы со Славиком – мужем лучшей подруги - победили в отборочном конкурсе на право писать экспериментальные работы. Это почетное право отстаивали лучшие студенты курса. Темы предлагались самые неожиданные, вплоть до откровенно курьезных.

К примеру, ребятам предыдущего потока достались следующие, мягко говоря, нестандартные задания: "Мини-листатель страниц для домашнего пользования" и "Гамак-перевертыш с автоматической фиксацией туловища". Неслабо, да?

Один из счастливчиков, приверженец чтения в постели с тарелкой в руках, остался на кафедре и поступил в аспирантуру. Другой, любитель повертеться вокруг своей оси на лоне природы, вывесил свое резюме в Сети и вскоре после защиты удостоился приглашения в Польшу на фабрику креативной мебели.

 

Впрочем, дело не только в блестящей перспективе! Нашим ребятам за малым исключением хотелось творчества, так уж нас заточили с первого курса. Что до меня, то я мечтала создавать роботы и манипуляторы и только так! Почему конкурс выиграл Славик, понятно – он лучший не только на нашей параллели, но и на всем факультете за десять лет его существования! Мое же сказочное везение можно объяснить лишь страстным желанием вкупе с немыслимой удачей.  Тем не менее, наш замдекана, распределявший дипломные темы, обнял меня и сказал: "Спасибо, Риточка, я очень надеялся стать твоим научным руководителем! Вот уж порадовала!" Не Славику сказал, а мне! Почему, до сих пор не понимаю! 

 

Частенько мы с другом договаривались и вместе приходили на консультацию, после шли пешком до моего дома или заскакивали в кафешку. В тот день мы также вместе появились в универе, но в назначенное время наш Илья Тимофеевич нас не принял. У него в кабинете сидел всклокоченный седой мужчина в хорошем, но помятом костюме, они о чем-то оживленно беседовали.

- Ребята, я сейчас, пожалуйста, подождите в аудитории!

Мы со Славиком начали в шутку пикироваться, как частенько делали. В тот день нас почему-то распёрло экзаменовать друг друга.

- Сидорова Маргарита Алексеевна, расскажите, пожалуйста, что изображено на первом листе вашего проекта? - менторским тоном вопрошал однокашник.

 

Надо сказать, темы нам подбросили аховские. Славке достался "Саморазбирающийся робот для студентов медвузов", а мне и того круче - "Пеленатель младенцев". Из разряда курьезов. Прикиньте, уважаемые читатели, каково мне пришлось! Если учебное пособие, вскрывающее себе брюшину, дабы продемонстрировать миру печень или селезенку, еще несло в себе какой-то смысл, то для чего нужен манипулятор, завертывающий в пеленку живого бэби? Будто кто-то доверит дитя бездушной машине! Если только безрукая – в прямом смысле слова – мама-одиночка! Абсурд в чистом виде! Тем не менее, я развесила готовые листы и стала докладывать с видимым энтузиазмом. Славик выслушать до конца не смог, ему срочно захотелось высказаться.

 

-Минуточку, Маргарита Алексеевна! – вклинился он в мой вдохновенный спич. – Поворот подвижных звеньев вокруг "суставов" – понятно. "Кисть" хороша, подушки "пальцев" оригинальные, мягкие! Тут вы хорошо прочувствовали тему. Но этот фрагмент явно лишний!

Парень смачно ткнул в схему.

- Разве? – удивилась я.

- Неужели сами не видите? Лишняя стойка, подвижный "сустав", "палец" сумасшедше сложный, из трех звеньев, гнется в бублик, да еще вертится на сто восемьдесят градусов вокруг шарнира. Для чего такие сложности?

 

- Догадайся с трех раз! – рявкнула я, выскакивая из роли экзаменуемой.

- Могу предположить, что для какой-нибудь бабской глупости! – не остался в долгу муж подруги.

- Браво! Вы догадливы! Это "крючок" для погремушки, только и всего! – с видом победителя изрекла я.

- Что-что? – поперхнулся однокашник.

- Ничего-ничего! Неужели не понятно? Надо же отвлечь внимание младенца от манипуляций с собой! Не дай Бог, разорется!

- С ума сойти! – брат всплеснул руками.

- Чему ты удивляешься, имея ребенка? – огрызнулась я.

 

- Собственно, моя девочка привыкла к бабушкиным рукам, и ей по фигу, трясут ли у нее перед носом погремушкой! Если хочешь знать мое мнение, манипулятор не должен быть идейно перегружен, ибо является вещью лаконичной и функциональной. А твою схему никак не назовешь достаточно надежной! Мой тебе совет – убери!

Славик безжалостно рубанул рукой воздух. Я взвилась на дыбы:

- Никогда! Я – автор проекта! И не стану упрощать пеленатель только на том основании, что у твоего ребенка семь нянек!

- Риточка, зая, не злись! Право, если хочешь, сама бренчи игрушкой перед Дашкиным личиком, ты крестная, имеешь право, только ее я твоей машине не доверил бы, уж извини! И, ради Бога, не цепляйся за воздух, – примирительно произнес друг, но мне уже шлея под хвост попала.

 

-Я творю, черт возьми! Если художник изобразит женщину с синей кожей и фиолетовыми волосами, тебе же не придет в голову искать такую среди людей!

- Спустись с небес, ты – технарь и создаешь манипулятор - пусть фантастическую и абсурдную, но машину, которая должна быть надежной и простой!

-Она должна быть частью жизни и стремиться к совершенству! И мой "крюк" ничуть не усложнит схему, я докажу!     

 

В процессе работы мы со Славиком ковыряли материал, как могли, фактически издеваясь над ним и внося самые неожиданные новшества. Илье Тимофеевичу частенько приходилось нас окорачивать, дабы остановить поток  разыгравшейся фантазии. Постепенно у нас  вошло в привычку делать из обычной консультации маленькую конференцию, все вопросы обсуждать вместе. Думаю, и зам декана доставляли удовольствие наши бурные диспуты, а уж мы со Славиком вовсе были в восторге - исчезала рутина учебного процесса. Вообще на нашем факультете сложились необычайно доверительные отношения между преподавателями и студентами, фактически семейная атмосфера, и мы частенько слышали от своих наставников, дескать, такой сильный курс нечасто встречается, и раздувались от гордости.

 

В школе я получила лишь серебряную медаль - помешала пара затесавшихся четверок,  Славик - золотую, Ириша, его жена, медали не имела, но всегда училась хорошо. Действительно, большинство студентов нашего курса - цепкие способные ребята, каждый из которых достоин трудиться на самых престижных предприятиях страны и мира. Честное слово, я ничуть не преувеличиваю! Но вот беда, всем сразу ТАК свезти не может. К сожалению или к счастью.

В тот день я действительно хотела убедить товарища в своей правоте, потому и лезла вон из кожи, отстаивая целесообразность своего  "пальца". Однако Славик качал головой со скептической улыбочкой:

- Согласен, с точки зрения механики сюда еще можно напихать с три короба. Но твоя функциональная хреновина – лишняя ветка гидравлико-электрической части проекта. Игра не стоит свеч!

- Неужели? Когда ты ввел совершенно лишний тумблер в панель своего живого учебного пособия со звуковым сигналом: "Прощу прощения, этот орган у меня больной" с последующим отбрасыванием оного в сторону, я тебя поддержала, а ты вредничаешь!

 

- Мне просто хотелось пошутить! Должны же студенты-медики немного разрядиться!

-Ага! В своем глазу, значит, бревна не видно! Эмоции! А я тем временем очень серьезна!

- Но мое нововведение ничего не усложняет! – сопротивлялся Славик.

- По фигу! Чем лучше издевательство над человеческой анатомией стремления успокоить детеныша! Да спроси у любой матери, хотя бы у Иришки! Тебе не дает покоя мой манипулятор, потому что у самого руки чесались его разрабатывать! Но если кому-то когда-то и доверят подобную деликатную машинку, то только женщине! Потому что вы, мужики, вообще ничего не понимаете, ну ничегошеньки! Вам механоступня для подкачки шин – самое то! – не на шутку разошлась я.  

 

Наш запальчивый диалог неожиданно прервал заразительный смех. Оказывается, Илья Тимофеевич и незнакомый посетитель сидели за первой партой и слушали. Когда они пришли, ни один из нас не заметил.

- Будь моя женушка столь несговорчивой, я до сих пор ходил бы холостой, - произнес гость.

Илья Тимофеевич со Славиком покатились со смеху.

- Знакомься - мои лучшие студенты, - произнес наш руководитель, - Рита Сидорова и Слава Горелов - самые творческие личности на курсе. Он – мистер Четкость Мышления, зато она – огонь и страсть! Из них получилась бы отличная команда!

 

Мы в очередной раз раздулись от гордости.

- Вот бы услышать продолжение диспута! - по-доброму улыбнулся незнакомец.

- Боюсь, очарование беседы необратимо разрушено, мы по-стариковски привыкли лезть в дела молодых, - Илья Тимофеевич приобнял нас со Славиком за плечи. - Ребята, знакомьтесь, Сергей Афанасьевич Сафонов, академик, руководит отделом роботов и манипуляторов в таком учреждении, которое и назвать-то страшно...

- Всего лишь концерн "Фантом", - скромно вставил гость замдекана.

 

Мы со Славиком разинули рты от изумления и обалдело уставились на обаятельного академика. О суперпредприятии в городе ходили легенды, распространялись слухи о всяких страстях-мордастях, а тут такой симпатяга - и академик мегапредприятия.

- Рита, можно вопрос личного характера? - проговорил Сафонов.

- Да, конечно.

- Скажите, а сами вы в ближайшее время не собираетесь обзаводиться потомством?

 

В вопросе академика ощущался некий подтекст. Я ответила незамедлительно:

- Боже упаси! – и тут же покраснела. – В смысле, у меня даже нет подходящей кандидатуры на роль будущего мужа!

- Роль...хм… полагаете, супружеская жизнь – театр?

- Вся наша жизнь – сложная и многогранная ролевая игра.

- Интересная версия, - Сергей Афанасьевич уже не улыбался, – хоть и не новая. И все же, вы бы доверили своего ребенка машине?

- Разумеется, если бы у меня не было обеих рук! Но постоянно держала бы нос на кнопке управления!

-Находчивая девушка! Кстати, мне понравилась идея насчет погремушки! - Сергей Афанасьевич широко улыбнулся.

 

Я оценила деликатность человека, достигшего немыслимых высот, по отношению к простой студентке. Вскоре академик принял участие в привычном мини-диспуте и как-то сразу органично вписался в наш небольшой коллектив. После его ухода Илья Тимофеевич сказал:

- Замечательный человек и мой большой друг. В его отдел срочно требуются два специалиста, так сложились обстоятельства. Я рекомендовал ему вас, как лучших студентов. Полагаю, он уже сейчас сделает запрос личных дел, и вы успеете пройти проверку до того, как защититесь. Искренне желаю, чтобы все завершилось благополучно: вашу жизнь станут рассматривать под микроскопом, начиная с рождения, биографии ближайших родственников вывернут наизнанку. Но если дело выгорит, можете считать себя счастливчиками - работать с академиком Сафоновым - огромная удача, поверьте мне.

 

- Кажется, ему не понравились мои рассуждения о ролевой игре, - произнесла я в сердцах.

- Рита, не переживай, думаю, он понял тебя правильно. Главное, ты говорила искренне. Да и вообще, в данном случае неважно, о чем вы там разглагольствовали, ему нужны творческие личности, а их он в вас увидел. Могу сказать точно, вы оба понравились Сергею - я хорошо знаю своего друга, кстати, мы с ним, как и вы - однокашники.

Проверку мы прошли благополучно, хотя она длилась ещё целый месяц после нашей защиты и вплоть до сего дня трудились под руководством академика Сафонова.  Действительно, три необыкновенных, фантастичных, захватывающих года пролетели, как миг! В отделе сложилась на редкость благоприятная обстановка, несмотря даже на соглядатаев. Коллектив  подобрался обалденный, с такими людьми не просто интересно работать, рядом с ними растешь и крепчаешь. А мы со Славиком при поддержке  опытных и знающих спецов представляли собой страшную силу! Нас называли "золотой фонд Сафонова". Мы действительно трудились на совесть.

 

Изделия, производимые концерном "Фантом", окупались с лихвой, новые разработки хорошо финансировались. Разновсяческие воротилы бились между собой за право вкладывать свои капиталы в новшества предприятия. Мало того, что лучшей возможности отмывать грязные мафиозные деньги просто не существует в природе, так ещё и прибыли баснословные. В стране свирепствовали кризисы, росла безработица, люди месяцами сидели без зарплаты. Нас не коснулись подобные неурядицы под надежной защитой могучего колосса - концерна "Фантом". Всем, кто здесь трудился, платили ну очень приличные деньги! И премии подкидывали, за удачные идеи дополнительно стимулировали. Нужды Славик и я не знали. Идеи из нас так и перли, а работать мы умели и любили. "Золотой фонд Сафонова" - дорогого стоит. Во всех смыслах. Хотя, конечно, деньги являлись только дополнительной приятностию, но такая стабильность помогала нашим семьям выживать в трудных условиях. Мои родители, например, называли меня "кормилицей", когда у них на работе начались перебои с зарплатой. То ж самое происходило в семьях остальных сотрудников, в том числе, Славика.

 

Возможно, именно из-за сверхинтересной работы я и не торопилась устроить личную жизнь. Ведь и стервы в конце концов выходят замуж. А мне оно сто лет не сдалось. У нас работает чрезвычайно много интересных мужчин, отнюдь не обделяющих меня вниманием, частенько пытающихся ухаживать. Иногда (довольно редко) я отвечаю взаимностью, а в основном на работе не до амуров, взглядов и вздохов. Славик все удивлялся: "Ритка, за тобой такие мужики бегают, а ты умудряешься до сих пор оставаться незамужней, уметь надо!" Я отвечала со вздохом: "Прикинь! Видать, помру такой дурой!" Однако я-то жива, а вот брат...

 

Вместе с женой, моей лучшей подругой Иришей, он погиб в автомобильной аварии. С ними ехала и я – мы отправились к друзьям на годовщину свадьбы, когда в нас на практически пустой трассе врезался грузовик с пьяным водителем за рулем. Я выжила каким-то чудом, провела шесть дней в коме – дух мой унесло в одно небезынтересное местечко…

Но это совсем другая история. 

 

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0098520

от 2 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0098520 выдан для произведения:

 Как я попала на "Фантом" (отрывок романа "Реальность призрака - 1" "Маршалл и Маргарита".

 

 

Давайте знакомиться: меня зовут Маргарита Сидорова, можно просто Рита или – ласково – Ритуля. Мне - двадцать семь, молодая еще, но уже не сопливая. Некий "переходный возраст", но откуда и куда? Наверное, из юности в зрелость, не все ли равно! В лом мне задумываться о таких пустяках. Дорога моей жизни и без того совершила резкий поворот в потрясающе-фантастичное русло и принялась от души петлять в непроходимой чаще, по оврагам и буеракам. Ну и пусть себе, клево ведь! А значит, интересно – ежу понятно! Впрочем, ему одному и понятно. И еще Кому-то Великому На Небесах.

Собственно, на уровне дремучего инстинкта я всегда ощущала свою неадекватную исключительность. Теперь все конкретизировалось и в то же время невообразимо запуталось:  на лезвии бритвы стою, - ступни режу глубже и глубже, и больно, и щекотка непонятная, верите ли. Впрочем, долой никому не интересную лирику!

Считаю необходимым сказать несколько слов о месте своей работы – грандиозном и волшебном концерне "Фантом". Нива моей деятельности колышется, строго говоря, в научно-исследовательском и производственном комплексе о-о-очень секретного направления, выпускающем изделия, о коих широкая общественность, мягко говоря, не осведомлена. Причем, под общим понятием "изделия" подразумевается ну о-о-очень широкий диапазон всевозможных вещей, чьи размеры колеблются от булавочной головки до пятиэтажного дома. Наша продукция используется в не совсем мирных целях и является предметом спорным с точки зрения нравственности и гуманности. Утешаю я себя противоречивой аксиомой: создавать опасные штуки необходимо для престижа страны в мировом пространстве. За них наряду с военными самолетами и автоматом Калашникова, нас ещё уважают и боятся за "дальним" кордоном. Контора, где тружусь конкретно я, условно называется "институтом" - огромное серое здание без табличек за высоким забором с лазерной защитой, именуемое в народе "серый корпус". Здесь до седьмого пота вкалывает "паршивая интеллигенция", к которой, смею надеяться, отношусь и я. В загадочном исполинском помещении располагаются многочисленные технолого-конструкторские бюро, лаборатории и прочие "бухгалтерии". Здесь же дислоцируется и начальство. Громада соединяется огромными разноуровневыми застекленными переходами с блоком цехов, где получает путевку в жизнь все то, что накумекал "серый корпус".

Сотрудников сюда набирают с невероятной тщательностью, как говорится, инженерную элиту. Ну и, естественно, все мы находимся под строжайшим колпаком специальных служб, прошли вязанку проверок и перепроверок. Соглядатаи, прозываемые "люди в черном", не вылезают из "института", контролируя работников на входе и выходе. Кроме того, они внедрены в производственные и научные коллективы в качестве надсмотрщиков за рабочим процессом. Конечно, такие меры вполне оправданы и приносят свои плоды: бдительность никогда не повредит и чрезмерной не бывает. Тем не менее, фискалы, постоянно торчащие в цехах, отделах и лабораториях, особой симпатией не пользуются и высмеиваются народом при малейшей возможности. За какие грехи, собственно? За то, что честно выполняют свою работу? Разумеется, нет, а именно, за это самое, за недреманное око, наблюдающее за тобой везде и всегда, где бы ты ни находился. В столовой ли, в цеху ли, в курилке, в архиве, даже на толчке в сортире - всюду ты ощущаешь пристальное внимание к своей скромной персоне  как многочисленных телекамер, так и живых настороженных глаз. Но если телеобъектив - всего лишь техника и штука нейтральная, то неустанное подзыркивание живого бдительного человечка представляет собой явление смертельно надоевшее и по долгу службы веревкой волочащееся следом. Соглядатай подсекает даже недовольное выражение физиономий, делая выводы в меру своей испорченности. Этакий ходячий черный ящик. Да и то сказать, не получится дружбы и уважения между шпиком и революционером из-за различия жизненных задач.

Вы спросите,  каким образом я, стервозная девица, неглупая, но весьма взбалмошная, попала на работу в подобное учреждение? Отвечу. Чисто случайно. Судьба мне улыбнулась.

В конце пятого курса, перед защитой диплома, мы со Славиком – мужем лучшей подруги - победили в отборочном конкурсе на право писать экспериментальные работы. Это почетное право отстаивали лучшие студенты курса. Темы предлагались самые неожиданные, вплоть до откровенно курьезных.

К примеру, ребятам предыдущего потока достались следующие, мягко говоря, нестандартные задания: "Мини-листатель страниц для домашнего пользования" и "Гамак-перевертыш с автоматической фиксацией туловища". Неслабо, да?

Один из счастливчиков, приверженец чтения в постели с тарелкой в руках, остался на кафедре и поступил в аспирантуру. Другой, любитель повертеться вокруг своей оси на лоне природы, вывесил свое резюме в Сети и вскоре после защиты удостоился приглашения в Польшу на фабрику креативной мебели.

Впрочем, дело не только в блестящей перспективе! Нашим ребятам за малым исключением хотелось творчества, так уж нас заточили с первого курса. Что до меня, то я мечтала создавать роботы и манипуляторы и только так! Почему конкурс выиграл Славик, понятно – он лучший не только на нашей параллели, но и на всем факультете за десять лет его существования! Мое же сказочное везение можно объяснить лишь страстным желанием вкупе с немыслимой удачей.  Тем не менее, наш замдекана, распределявший дипломные темы, обнял меня и сказал: "Спасибо, Риточка, я очень надеялся стать твоим научным руководителем! Вот уж порадовала!" Не Славику сказал, а мне! Почему, до сих пор не понимаю! 

Частенько мы с другом договаривались и вместе приходили на консультацию, после шли пешком до моего дома или заскакивали в кафешку. В тот день мы также вместе появились в универе, но в назначенное время наш Илья Тимофеевич нас не принял. У него в кабинете сидел всклокоченный седой мужчина в хорошем, но помятом костюме, они о чем-то оживленно беседовали.

- Ребята, я сейчас, пожалуйста, подождите в аудитории!

Мы со Славиком начали в шутку пикироваться, как частенько делали. В тот день нас почему-то распёрло экзаменовать друг друга.

- Сидорова Маргарита Алексеевна, расскажите, пожалуйста, что изображено на первом листе вашего проекта? - менторским тоном вопрошал однокашник.

Надо сказать, темы нам подбросили аховские. Славке достался "Саморазбирающийся робот для студентов медвузов", а мне и того круче - "Пеленатель младенцев". Из разряда курьезов. Прикиньте, уважаемые читатели, каково мне пришлось! Если учебное пособие, вскрывающее себе брюшину, дабы продемонстрировать миру печень или селезенку, еще несло в себе какой-то смысл, то для чего нужен манипулятор, завертывающий в пеленку живого бэби? Будто кто-то доверит дитя бездушной машине! Если только безрукая – в прямом смысле слова – мама-одиночка! Абсурд в чистом виде! Тем не менее, я развесила готовые листы и стала докладывать с видимым энтузиазмом. Славик выслушать до конца не смог, ему срочно захотелось высказаться.

-Минуточку, Маргарита Алексеевна! – вклинился он в мой вдохновенный спич. – Поворот подвижных звеньев вокруг "суставов" – понятно. "Кисть" хороша, подушки "пальцев" оригинальные, мягкие! Тут вы хорошо прочувствовали тему. Но этот фрагмент явно лишний!

Парень смачно ткнул в схему.

- Разве? – удивилась я.

- Неужели сами не видите? Лишняя стойка, подвижный "сустав", "палец" сумасшедше сложный, из трех звеньев, гнется в бублик, да еще вертится на сто восемьдесят градусов вокруг шарнира. Для чего такие сложности?

- Догадайся с трех раз! – рявкнула я, выскакивая из роли экзаменуемой.

- Могу предположить, что для какой-нибудь бабской глупости! – не остался в долгу муж подруги.

- Браво! Вы догадливы! Это "крючок" для погремушки, только и всего! – с видом победителя изрекла я.

- Что-что? – поперхнулся однокашник.

- Ничего-ничего! Неужели не понятно? Надо же отвлечь внимание младенца от манипуляций с собой! Не дай Бог, разорется!

- С ума сойти! – брат всплеснул руками.

- Чему ты удивляешься, имея ребенка? – огрызнулась я.

- Собственно, моя девочка привыкла к бабушкиным рукам, и ей по фигу, трясут ли у нее перед носом погремушкой! Если хочешь знать мое мнение, манипулятор не должен быть идейно перегружен, ибо является вещью лаконичной и функциональной. А твою схему никак не назовешь достаточно надежной! Мой тебе совет – убери!

Славик безжалостно рубанул рукой воздух. Я взвилась на дыбы:

- Никогда! Я – автор проекта! И не стану упрощать пеленатель только на том основании, что у твоего ребенка семь нянек!

- Риточка, зая, не злись! Право, если хочешь, сама бренчи игрушкой перед Дашкиным личиком, ты крестная, имеешь право, только ее я твоей машине не доверил бы, уж извини! И, ради Бога, не цепляйся за воздух, – примирительно произнес друг, но мне уже шлея под хвост попала.

-Я творю, черт возьми! Если художник изобразит женщину с синей кожей и фиолетовыми волосами, тебе же не придет в голову искать такую среди людей!

- Спустись с небес, ты – технарь и создаешь манипулятор - пусть фантастическую и абсурдную, но машину, которая должна быть надежной и простой!

-Она должна быть частью жизни и стремиться к совершенству! И мой "крюк" ничуть не усложнит схему, я докажу!     

В процессе работы мы со Славиком ковыряли материал, как могли, фактически издеваясь над ним и внося самые неожиданные новшества. Илье Тимофеевичу частенько приходилось нас окорачивать, дабы остановить поток  разыгравшейся фантазии. Постепенно у нас  вошло в привычку делать из обычной консультации маленькую конференцию, все вопросы обсуждать вместе. Думаю, и зам декана доставляли удовольствие наши бурные диспуты, а уж мы со Славиком вовсе были в восторге - исчезала рутина учебного процесса. Вообще на нашем факультете сложились необычайно доверительные отношения между преподавателями и студентами, фактически семейная атмосфера, и мы частенько слышали от своих наставников, дескать, такой сильный курс нечасто встречается, и раздувались от гордости. В школе я получила лишь серебряную медаль - помешала пара затесавшихся четверок,  Славик - золотую, Ириша, его жена, медали не имела, но всегда училась хорошо. Действительно, большинство студентов нашего курса - цепкие способные ребята, каждый из которых достоин трудиться на самых престижных предприятиях страны и мира. Честное слово, я ничуть не преувеличиваю! Но вот беда, всем сразу ТАК свезти не может. К сожалению или к счастью.

В тот день я действительно хотела убедить товарища в своей правоте, потому и лезла вон из кожи, отстаивая целесообразность своего  "пальца". Однако Славик качал головой со скептической улыбочкой:

- Согласен, с точки зрения механики сюда еще можно напихать с три короба. Но твоя функциональная хреновина – лишняя ветка гидравлико-электрической части проекта. Игра не стоит свеч!

- Неужели? Когда ты ввел совершенно лишний тумблер в панель своего живого учебного пособия со звуковым сигналом: "Прощу прощения, этот орган у меня больной" с последующим отбрасыванием оного в сторону, я тебя поддержала, а ты вредничаешь!

- Мне просто хотелось пошутить! Должны же студенты-медики немного разрядиться!

-Ага! В своем глазу, значит, бревна не видно! Эмоции! А я тем временем очень серьезна!

- Но мое нововведение ничего не усложняет! – сопротивлялся Славик.

- По фигу! Чем лучше издевательство над человеческой анатомией стремления успокоить детеныша! Да спроси у любой матери, хотя бы у Иришки! Тебе не дает покоя мой манипулятор, потому что у самого руки чесались его разрабатывать! Но если кому-то когда-то и доверят подобную деликатную машинку, то только женщине! Потому что вы, мужики, вообще ничего не понимаете, ну ничегошеньки! Вам механоступня для подкачки шин – самое то! – не на шутку разошлась я.  

Наш запальчивый диалог неожиданно прервал заразительный смех. Оказывается, Илья Тимофеевич и незнакомый посетитель сидели за первой партой и слушали. Когда они пришли, ни один из нас не заметил.

- Будь моя женушка столь несговорчивой, я до сих пор ходил бы холостой, - произнес гость.

Илья Тимофеевич со Славиком покатились со смеху.

- Знакомься - мои лучшие студенты, - произнес наш руководитель, - Рита Сидорова и Слава Горелов - самые творческие личности на курсе. Он – мистер Четкость Мышления, зато она – огонь и страсть! Из них получилась бы отличная команда!

Мы в очередной раз раздулись от гордости.

- Вот бы услышать продолжение диспута! - по-доброму улыбнулся незнакомец.

- Боюсь, очарование беседы необратимо разрушено, мы по-стариковски привыкли лезть в дела молодых, - Илья Тимофеевич приобнял нас со Славиком за плечи. - Ребята, знакомьтесь, Сергей Афанасьевич Сафонов, академик, руководит отделом роботов и манипуляторов в таком учреждении, которое и назвать-то страшно...

- Всего лишь концерн "Фантом", - скромно вставил гость замдекана.

Мы со Славиком разинули рты от изумления и обалдело уставились на обаятельного академика. О суперпредприятии в городе ходили легенды, распространялись слухи о всяких страстях-мордастях, а тут такой симпатяга - и академик мегапредприятия.

- Рита, можно вопрос личного характера? - проговорил Сафонов.

- Да, конечно.

- Скажите, а сами вы в ближайшее время не собираетесь обзаводиться потомством?

В вопросе академика ощущался некий подтекст. Я ответила незамедлительно:

- Боже упаси! – и тут же покраснела. – В смысле, у меня даже нет подходящей кандидатуры на роль будущего мужа!

- Роль...хм… полагаете, супружеская жизнь – театр?

- Вся наша жизнь – сложная и многогранная ролевая игра.

- Интересная версия, - Сергей Афанасьевич уже не улыбался, – хоть и не новая. И все же, вы бы доверили своего ребенка машине?

- Разумеется, если бы у меня не было обеих рук! Но постоянно держала бы нос на кнопке управления!

-Находчивая девушка! Кстати, мне понравилась идея насчет погремушки! - Сергей Афанасьевич широко улыбнулся.

Я оценила деликатность человека, достигшего немыслимых высот, по отношению к простой студентке. Вскоре академик принял участие в привычном мини-диспуте и как-то сразу органично вписался в наш небольшой коллектив. После его ухода Илья Тимофеевич сказал:

- Замечательный человек и мой большой друг. В его отдел срочно требуются два специалиста, так сложились обстоятельства. Я рекомендовал ему вас, как лучших студентов. Полагаю, он уже сейчас сделает запрос личных дел, и вы успеете пройти проверку до того, как защититесь. Искренне желаю, чтобы все завершилось благополучно: вашу жизнь станут рассматривать под микроскопом, начиная с рождения, биографии ближайших родственников вывернут наизнанку. Но если дело выгорит, можете считать себя счастливчиками - работать с академиком Сафоновым - огромная удача, поверьте мне.

- Кажется, ему не понравились мои рассуждения о ролевой игре, - произнесла я в сердцах.

- Рита, не переживай, думаю, он понял тебя правильно. Главное, ты говорила искренне. Да и вообще, в данном случае неважно, о чем вы там разглагольствовали, ему нужны творческие личности, а их он в вас увидел. Могу сказать точно, вы оба понравились Сергею - я хорошо знаю своего друга, кстати, мы с ним, как и вы - однокашники.

Проверку мы прошли благополучно, хотя она длилась ещё целый месяц после нашей защиты и вплоть до сего дня трудились под руководством академика Сафонова.  Действительно, три необыкновенных, фантастичных, захватывающих года пролетели, как миг! В отделе сложилась на редкость благоприятная обстановка, несмотря даже на соглядатаев. Коллектив  подобрался обалденный, с такими людьми не просто интересно работать, рядом с ними растешь и крепчаешь. А мы со Славиком при поддержке  опытных и знающих спецов представляли собой страшную силу! Нас называли "золотой фонд Сафонова". Мы действительно трудились на совесть.

Изделия, производимые концерном "Фантом", окупались с лихвой, новые разработки хорошо финансировались. Разновсяческие воротилы бились между собой за право вкладывать свои капиталы в новшества предприятия. Мало того, что лучшей возможности отмывать грязные мафиозные деньги просто не существует в природе, так ещё и прибыли баснословные. В стране свирепствовали кризисы, росла безработица, люди месяцами сидели без зарплаты. Нас не коснулись подобные неурядицы под надежной защитой могучего колосса - концерна "Фантом". Всем, кто здесь трудился, платили ну очень приличные деньги! И премии подкидывали, за удачные идеи дополнительно стимулировали. Нужды Славик и я не знали. Идеи из нас так и перли, а работать мы умели и любили. "Золотой фонд Сафонова" - дорогого стоит. Во всех смыслах. Хотя, конечно, деньги являлись только дополнительной приятностию, но такая стабильность помогала нашим семьям выживать в трудных условиях. Мои родители, например, называли меня "кормилицей", когда у них на работе начались перебои с зарплатой. То ж самое происходило в семьях остальных сотрудников, в том числе, Славика.

Возможно, именно из-за сверхинтересной работы я и не торопилась устроить личную жизнь. Ведь и стервы в конце концов выходят замуж. А мне оно сто лет не сдалось. У нас работает чрезвычайно много интересных мужчин, отнюдь не обделяющих меня вниманием, частенько пытающихся ухаживать. Иногда (довольно редко) я отвечаю взаимностью, а в основном на работе не до амуров, взглядов и вздохов. Славик все удивлялся: "Ритка, за тобой такие мужики бегают, а ты умудряешься до сих пор оставаться незамужней, уметь надо!" Я отвечала со вздохом: "Прикинь! Видать, помру такой дурой!" Однако я-то жива, а вот брат...

Вместе с женой, моей лучшей подругой Иришей, он погиб в автомобильной аварии. С ними ехала и я – мы отправились к друзьям на годовщину свадьбы, когда в нас на практически пустой трассе врезался грузовик с пьяным водителем за рулем. Я выжила каким-то чудом, провела шесть дней в коме – дух мой унесло в одно небезынтересное местечко…

Но это совсем другая история. 

 

Рейтинг: +11 533 просмотра
Комментарии (24)
Андрей Мараков # 2 декабря 2012 в 19:05 +1
buket1
Татьяна Стафеева # 3 декабря 2012 в 10:13 +1
Спасибо! hi
Ольга Постникова # 2 декабря 2012 в 20:01 +1
Таня, я в полном восторге от Вашего таланта!С любым жанром - на ты!(Таня, око - не дремлющее? "....за это самое, за недреманное око..." И не поняла, Славика Вы дважды назвали братом. Это для подчёркивания дружбы? Оговорка?) super 38
Татьяна Стафеева # 3 декабря 2012 в 07:35 +2
Спасибо, Олечка, за высокую оценку! Ваше мнение ценю и со своей стороны восхищаюсь Вашим творчеством! Око недремлющее или недреманное, точно не знала, как правильно, спасибо за замечание! Компьютер не подчеркнул красным, на том и основывалась. Правильно заметили - он ей не брат, просто героиня одна у родителей и считает подругу и ее мужа братом и сестрой. Верно, не уследила, раз автономный рассказ, то и непоняток быть не должно! Вот уж сколько недочетов, и все это ушло "туда"! Огромная благодарность! Успехов!
korzina
Ольга Постникова # 3 декабря 2012 в 12:19 +1
Таня, мелочи. Недрёманное-устаревшее, ироническое. Так что -всё-ок.
Татьяна Стафеева # 4 декабря 2012 в 11:35 +1
kapusta
Света Цветкова # 5 декабря 2012 в 20:49 0
...по взрослому пишешь, Танечка!!!!!!!!! elka2 elka2
Татьяна Стафеева # 7 декабря 2012 в 10:53 +1
Светочка, очень благодарю, всегда рада твоим оценкам, как автора и человека!
super
Сергей Сухонин # 17 декабря 2012 в 07:45 0
Очень хороший слог, прочитал с большим интересом. Спасибо.
Татьяна Стафеева # 17 декабря 2012 в 14:50 0
Спасибо, Сергей, за добрый отзыв! Продолжу знакомство с Вашим творчеством с воодушевлением!
big_smiles_138
юрий елистратов # 23 декабря 2012 в 10:28 0
Начало очень похоже на описание
рабочего дня в моём авиационном КБ.
Дальше описание проблем современных
женщин, стремящихся утвердиться и
обозначить себя.
При этом забывают о своём предназначении
на Земле. Потом рыдают в подушки, понимая,что
как ЖЕНЩИНА они не состоялись.
Далее - превращение в брюзжащих и скандальных
неудачниц. flo
Татьяна Стафеева # 23 декабря 2012 в 16:32 0
Юрий, Вы не уважаете женщин, стремящихся стать кем-то, не просто придатком мужа? "Босая, беременная и на кухне" - это прошлый век. Она в первую очередь станет неинтересной самому мужу, который держит ее за домработницу и кухарку. К тому же, умная женщина успеет все в жизни - нигде не пролетит. В частности, такова эта героиня. Как ни крути, брюзжащие и скандальные встречаются с обеих сторон - и среди благочинных мамаш, и из тех, кто предпочитает делать карьеру. В любом случае, все зависит от индивидуального решения, которое следует уважать, если женщина дорога мужчине. С уважением к авиационному КБ - серьезно! Спасибо за высказанное мнение.
osenzolot
Жданна # 16 января 2013 в 17:37 0
Восхищена вашей героиней- самодостаточной ,умной и ироничной женщиной!!!! Слог рассказа легок и захватывающь!!!
Собственно, на уровне дремучего инстинкта я ощущаю вашу, Татьяна, неадекватную исключительность.(с)
apl Особенно радует отсутствие "чисто женских" штампов - слёз и соплей... Ирония, наполненность, оптимизм! Виват!
Татьяна Стафеева # 16 января 2013 в 19:10 0
Анна, очень Вам признательна за такие замечательные слова и добрые отзывы,
Отдельная благодарность за "отсутствие слез и соплей" - это здОрово,
просто в восторг пришла!
Правы, Анечка, приведенную Вами фразу сочиняла в несколько подходов!
У Вас чутье великолепное! Супер!
buket1 soln
Ольга Баранова # 16 марта 2013 в 20:46 0
Таня, очень хорошо написано, с долей юмора. А женщины разные, Вы правы, кто-то делает карьеру, занимается наукой, творчеством и делает это хорошо, и почему бы и нет? У каждого свое призвание и предназначение. Правда, быть женой - это тоже требует определенного таланта ))
Спасибо!
Татьяна Стафеева # 17 марта 2013 в 14:12 +1
Спасибо, Оля, за прочтение и добрые слова!
Согласна - на все нужен свой талант! И быть просто женой сможет не каждая! А уже реализоваться в нескольких ипостасях, вообще могут ну очень неординарные женщины! С наилучшими пожеланиями!
buket2 soln
Елена Нацаренус # 27 июня 2013 в 00:17 +1
Какой слог! БРАВО! Работа(за исключением мелочей) КЛАССНАЯ! Вам надо издаваться!
Татьяна Стафеева # 27 июня 2013 в 09:50 +2
Леночка, спасибо за такой КЛАССНЫЙ отзыв! Пробовала посылать этот роман,
он довольно большой - ничего не получила, видимо, там и без меня авторов хватает,
давно поняла, что в эту сферу чрезвычайно трудно пробиться, нужно или
фантастическое везение или большие связи. А если нет ни того, ни другого...
Хорошо, есть сайты, где мы можем сами себя издавать!!! Спасибо за Вашу душевность!
Владимир Проскуров # 2 июля 2013 в 21:14 0
Есть женщины,
Их встретишь каждый день,
Чья грудь хранит,
Ни сердце, а кремень …

СПАСИБО!!!
Татьяна Стафеева # 3 июля 2013 в 09:31 +1
Владимир, восхищена таким замечательным четверостишием!
Бывает сложно покорить таких женщин - кремнёвых, но тем интереснее!
Спасибо за отзыв!

c0137
Елена Нацаренус # 19 июля 2013 в 15:31 +1
Танечка, такие рассказы, как у Вас, не дают покоя потому, что так мастерски написаны! Я ещё не смотрела прозу в последнем конкурсе о море, надеюсь найти там и Вашу работу!
Дмитрий Милёв # 8 августа 2013 в 08:19 +1
big_smiles_138
Татьяна Стафеева # 8 августа 2013 в 12:10 +1
Спасибо, Дмитрий!
ura
Владимир Проскуров # 18 августа 2013 в 22:07 0
Смысл жизни, что дает,
То дает и смысл смерти …
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
88
85
84
84
82
81
81
77
73
61
52
50