ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Я потеряла тебя, дочь!

 

Я потеряла тебя, дочь!

19 декабря 2012 - Тая Кузмина
article103179.jpg

Осеннее небо затянули тяжёлые тучи, накрапывал дождь.


Люба стояла у гроба дочери и пристально изучала застывшее, родное лицо. Уговоры родственников не успокаивали боль материнского сердца, слова утешения мало, что значили для неё. Глаза матери были сухими, слёзы выплакала за последние три года. Правой рукой женщина поправила платок на голове умершей, медленно провела пальцами по лбу, носу, губам. Левой рукой неторопливо опустила белые гвоздики на покрывало, прикрывающее тело.

Люди, собравшиеся в зале, стояли со свечками в руках. Тихая траурная музыка заглушала вздохи матери. Рядом кто-то негромко переговаривался, а некоторые осуждали Любу:
-Вот ведь какая крепкая баба, кремень, даже не заплачет, слезинки не уронит. Дочь же хоронит, -толстая женщина тихо шептала на ухо своей соседке в сером пальто.
-Мы же не знаем какие у них были проблемы. Возможно плакала, но только дома,-пыталась защитить несчастную мать тётка, топтавшаяся рядом.

Появилась служащая крематория и попросила всех присутствующих начинать прощание с умершей. Работа в крематории двигалась своим чередом, за Любиной дочкой ещё три покойника шли в очередь на кремацию.
Друзья, подруги, родственники потянулись цепочкой к гробу. Кто-то просто проходил мимо не глядя на девушку, а некоторые дотрагивались пальцами до холодной руки усопшей.

Вереница людей, попрощавшись с дочкой Любы,отошла в сторонку, и только одна мать застыла у гроба. Она вглядывалась в лицо дочери в последний раз, а посеревшие губы шептали:
-Прости доченька, прости Настенька! Я потеряла тебя, дочь.
Мать наклонилась к лицу дочки, поцеловала в лоб, дотронулась до её рук, погладила их своей ладонью и повернувшись в строну начала заваливаться набок. Подбежали два мужика, подхватили под локти.

Бабы засуетились, стали искать в сумочках валидол. Люба закрыла глаза, побледнела, но быстро пришла в себя и снова произнесла, обращаясь к дочери:
-Настенька, прости меня, прости!
С этими словами мать с трудом подошла к родственникам и гроб медленно начал опускаться вниз.

Любовь Васильевна не могла понять когда она "потеряла" дочь. Что послужило толчком для падения вниз по лестнице жизни? В девятом классе Настя начала прогуливать школу. Сначала последние уроки пропускала, а дальше больше. Если мать будила дочь утром, то она отвечала:
-Отстань, я не пойду никуда. Я хочу спать!
Разными уговорами женщина пыталась вытолкать девушку на занятия. Это ей редко удавалось.
Мать несколько раз вызывали в школу к директору, проводили беседы и с ученицей. Худо-бедно Настя закончила девять классов.

Разговор о дальнейшей учёбе не обсуждался. Девушка открыто заявила матери, что не собирается горбатиться ещё за партой. Как говорится в народе: села на шею матери и ножки свесила.

Люба работала на стройке маляром, получала зарплату и муж после развода не оказался сволочью, а исправно приносил деньги.
Всё бы ничего, думала женщина, если бы Настя не начала гулять и пить. Шестнадцать лет сложный возраст, подростки часто поддаются влиянию окружающих их друзей. А в этом районе, где жила Любаша с дочерью все пили по-чёрному, начиная от взрослых и заканчивая вот такими ребятами.

Мать никогда не ложилась спать, пока не вернётся дочка с гуляния. А та приходила в час ночи или позднее и требовала еды, материлась, если мать делала замечания.

Такая жизнь продолжалась три года. Наcте в мае исполнилось девятнадцать лет. Она нигде не училась и не работала. Одни парни, выпивка на уме да тряпки. Мать покупала дочери всё, что та не попросит, думая при этом, что может девушка оценит заботу матери. А Настя не только не ценила, а презрительно скривив губы цедила:
-Дай денег на сигареты, и ещё завтра хочу купить новые джинсы. Ты поняла меня?

Мать кивала головой, боясь перечить дочери. Если что было не по ней, то в адрес матери летел трёхэтажный мат. Люба молча уходила в свою комнату и плакала навзрыд. Дочка слышала этот плач и орала:
-Хватит выть, сука, достала уже!
Были моменты, когда женщина ненавидела свою дочь и тихо шептала про себя:
-Чтоб ты сдохла! Сил моих нет больше терпеть эти издевательства.
Время быстротечно, оно не стоит на месте, а отношения матери и дочери лучше не становились.

Иногда Любе хотелось прижать дочь к себе, как в детстве, поговорить по душам, ведь сердце матери отходчиво, обиды забываются. Но приблизившись к Насте, мать видела презрение в глазах дочки и застывала на месте, молча теребила фартук и уходила в свою комнату.

В тот вечер, а вернее ночь, Настя пришла домой в двенадцать часов. Люба не спала, лежала на кровати и прислушивалась, в каком состоянии находится дочь, ловя каждый её шорох. Девушка прошла по коридору, пнула ногой дверь материнской спальни и крикнула:
-Дай денег на бутылку. У меня горе, Кирилл меня бросил. Что молчишь, не слышишь что ли?
Женщина села на постели, но молчала. Она боялась сказать, что денег у неё на бутылку нет, что в кошельке осталась мелочь, ведь зарплату задержали на несколько дней.
-Я долго буду ждать, тварь? Давай деньги, выпить ещё хочу, горе у меня, поняла?

Мать встала с кровати, накинула халат и вышла в коридор. Посмотрела в лицо дочери и увидела в её взгляде ненависть. Красивые глаза горели таким огнём злобы, что мать испугалась ещё больше.
-Не дашь денег? Да? Тогда я сама их возьму!
Настя шмыгнула в комнату, начала шарить в сумке матери. Достала кошелек, открыла его, там лежало сто рублей.
-Это что, всё? Да? Где деньги? Слышишь, где деньги? Дай мне их, дай!,-требовала дочь, треся в воздухе сторублёвкой.

Мать начала оправдываться, что денег нет. Настя выскочила из комнаты, со всей силы толкнула женщину кулаком в грудь, загремела ключами и скрылась за входной дверью.
Люба охнула, заплакала, запричитала,но остановить дочь не смогла. Та умчалась на улицу .
Прошёл час, два, три, а дочь всё не возвращалась. Люба не сомкнула глаз и ждала непутёвую.

Утром отправилась на работу. Звонила Насте на сотовый телефон, беспокоилась, но девушка не отвечала. Вечером Настя не пришла домой. Мать встревожилась ещё больше, обзвонила двух подружек, но девчонки Настю не видели.
На следующий день Люба пошла в милицию подавать заявление об исчезновении девушки. В милиции, узнав сколько лет девице, посмеялись, уверяя, что дочь отдыхает у мужика, но заявление приняли.

Потекли дни ожидания. Результатов поиска не было. Люба почернела от горя. Ходила, как помешанная, глаза покраснели и опухли от ежедневных слёз.
Через неделю дочь Любы нашли мёртвой в канализационном люке.

Возвращаясь из крематория на автобусе домой, Люба сидела и смотрела в окно. Ветер гнал по земле опавшие листья, скелеты деревьев чернели, осень повсюду хозяйничала в городе. На ветке сидела ворона, вдруг она встрепенулась и улетела.
Люба вспомнила, как Настя в школе учила стихотворение "Вот ворона сидит на заборе…"

Мысли окунули женщину в прошлое, в то счастливое время, когда дочка была маленькой.
Она увидела Настю в розовом платьице с белым бантом на голове, а вот дочка пришла с прогулки вся в снегу, а вот милая девчушка в костюме снежинки выступает на празднике в первом классе... и эти "вот" стучали в мозгу.

-Прости меня, доченька, за всё! Не уберегла я тебя. Я потеряла тебя, дочь. Простииииии,- произнесла мать и вдруг на весь автобус раздался громкий плач.

© Copyright: Тая Кузмина, 2012

Регистрационный номер №0103179

от 19 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0103179 выдан для произведения:

Осеннее небо затянули тяжёлые тучи, накрапывал дождь. Боль материнского сердца не успокаивали уговоры родственников, сейчас для неё слова утешения мало что значили.

Люба стояла у гроба дочери и пристально изучала застывшее, родное лицо. Глаза матери были сухими, слёзы выплаканы за последние три года. Правой рукой женщина поправила платок на голове умершей, нежно провела пальцами по лбу, носу, губам. Левой рукой неторопливо опустила белые гвоздики на покрывало, прикрывающее тело.

Люди, собравшиеся в зале, стояли со свечками в руках. Тихая траурная музыка не заглушала вздохов матери. Рядом кто-то негромко переговаривался, а некоторые осуждали Любу:
-Вот ведь какая крепкая баба, кремень, даже не заплачет, слезинки не уронит. Дочь же хоронит, -толстая женщина тихо шептала на ухо своей соседке в сером пальто.
-Мы же не знаем какие у них были проблемы. Возможно плакала, но только дома,-пыталась защитить несчастную мать тётка, топтавшаяся рядом.

Появилась служащая крематория и попросила всех присутствующих начинать прощание с умершей. Работа в крематории двигалась своим чередом, за Любиной дочкой ещё три покойника шли в очередь на кремацию.
Друзья, подруги, родственники потянулись цепочкой к гробу. Кто-то просто проходил мимо не глядя на девушку, а некоторые дотрагивались пальцами до холодной руки усопшей.

Вереница людей, попрощавшись с дочкой Любы,отошла в сторонку, и только одна мать застыла у гроба. Она вглядывалась в лицо дочери в последний раз, а посеревшие губы шептали:
-Прости доченька, прости Настенька! Я потеряла тебя, дочь.
Мать наклонилась к лицу дочки, поцеловала в лоб, дотронулась до её рук, погладила их своей ладонью и повернувшись в строну начала заваливаться набок. Подбежали два мужика, подхватили под локти.

Бабы засуетились, стали искать в сумочках валидол. Люба закрыла глаза, побледнела, но быстро пришла в себя и снова произнесла, обращаясь к дочери:
-Настенька, прости меня, прости!
С этими словами мать с трудом подошла к родственникам и гроб медленно начал опускаться вниз.

Любовь Васильевна не могла понять когда она "потеряла" дочь. Что послужило толчком для падения вниз по лестнице жизни? В девятом классе Настя начала прогуливать школу. Сначала последние уроки пропускала, а дальше больше. Если мать будила дочь утром, то она отвечала:
-Отстань, я не пойду никуда. Я хочу спать!
Разными уговорами женщина пыталась вытолкать девушку на занятия. Это ей редко удавалось.
Мать несколько раз вызывали в школу к директору, проводили беседы и с ученицей. Худо-бедно Настя закончила девять классов.

Разговор о дальнейшей учёбе не обсуждался. Девушка открыто заявила матери, что не собирается горбатиться ещё за партой. Как говорится в народе: села на шею матери и ножки свесила.

Люба работала на стройке маляром, получала зарплату и муж после развода не оказался сволочью, а исправно приносил деньги.
Всё бы ничего, думала женщина, если бы Настя не начала гулять и пить. Шестнадцать лет сложный возраст, подростки часто поддаются влиянию окружающих их друзей. А в этом районе, где жила Любаша с дочерью все пили по-чёрному, начиная от взрослых и заканчивая вот такими ребятами.

Мать никогда не ложилась спать, пока не вернётся дочка с гуляния. А та приходила в час ночи или позднее и требовала еды, материлась, если мать делала замечания.

Такая жизнь продолжалась три года. Наcте в мае исполнилось девятнадцать лет. Она нигде не училась и не работала. Одни парни, выпивка на уме да тряпки. Мать покупала дочери всё, что та не попросит, думая при этом, что может девушка оценит заботу матери. А Настя не только не ценила, а презрительно скривив губы цедила:
-Дай денег на сигареты, и ещё завтра хочу купить новые джинсы. Ты поняла меня?

Мать кивала головой, боясь перечить дочери. Если что было не по ней, то в адрес матери летел трёхэтажный мат. Люба молча уходила в свою комнату и плакала навзрыд. Дочка слышала этот плач и орала:
-Хватит выть, сука, достала уже!
Были моменты, когда женщина ненавидела свою дочь и тихо шептала про себя:
-Чтоб ты сдохла! Сил моих нет больше терпеть эти издевательства.
Время быстротечно, оно не стоит на месте, а отношения матери и дочери лучше не становились.

Иногда Любе хотелось прижать дочь к себе, как в детстве, поговорить по душам, ведь сердце матери отходчиво, обиды забываются. Но приблизившись к Насте, мать видела презрение в глазах дочки и застывала на месте, молча теребила фартук и уходила в свою комнату.

В тот вечер, а вернее ночь, Настя пришла домой в двенадцать часов. Люба не спала, лежала на кровати и прислушивалась, в каком состоянии находится дочь, ловя каждый её шорох. Девушка прошла по коридору, пнула ногой дверь материнской спальни и крикнула:
-Дай денег на бутылку. У меня горе, Кирилл меня бросил. Что молчишь, не слышишь что ли?
Женщина села на постели, но молчала. Она боялась сказать, что денег у неё на бутылку нет, что в кошельке осталась мелочь, ведь зарплату задержали на несколько дней.
-Я долго буду ждать, тварь? Давай деньги, выпить ещё хочу, горе у меня, поняла?

Мать встала с кровати, накинула халат и вышла в коридор. Посмотрела в лицо дочери и увидела в её взгляде ненависть. Красивые глаза горели таким огнём злобы, что мать испугалась ещё больше.
-Не дашь денег? Да? Тогда я сама их возьму!
Настя шмыгнула в комнату, начала шарить в сумке матери. Достала кошелек, открыла его, там лежало сто рублей.
-Это что, всё? Да? Где деньги? Слышишь, где деньги? Дай мне их, дай!,-требовала дочь, треся в воздухе сторублёвкой.

Мать начала оправдываться, что денег нет. Настя выскочила из комнаты, со всей силы толкнула женщину кулаком в грудь, загремела ключами и скрылась за входной дверью.
Люба охнула, заплакала, запричитала,но остановить дочь не смогла. Та умчалась на улицу .
Прошёл час, два, три, а дочь всё не возвращалась. Люба не сомкнула глаз и ждала непутёвую.

Утром отправилась на работу. Звонила Насте на сотовый телефон, беспокоилась, но девушка не отвечала. Вечером Настя не пришла домой. Мать встревожилась ещё больше, обзвонила двух подружек, но девчонки Настю не видели.
На следующий день Люба пошла в милицию подавать заявление об исчезновении девушки. В милиции, узнав сколько лет девице, посмеялись, уверяя, что дочь отдыхает у мужика, но заявление приняли.

Потекли дни ожидания. Результатов поиска не было. Люба почернела от горя. Ходила, как помешанная, глаза покраснели и опухли от ежедневных слёз.
Через неделю дочь Любы нашли мёртвой в канализационном люке.

Возвращаясь из крематория на автобусе домой, Люба сидела и смотрела в окно. Ветер гнал по земле опавшие листья, скелеты деревьев чернели, осень повсюду хозяйничала в городе. На ветке сидела ворона, вдруг она встрепенулась и улетела.
Люба вспомнила, как Настя в школе учила стихотворение "Вот ворона сидит на заборе…"

Мысли окунули женщину в прошлое, в то счастливое время, когда дочка была маленькой.
Она увидела Настю в розовом платьице с белым бантом на голове, а вот дочка пришла с прогулки вся в снегу, а вот милая девчушка в костюме снежинки выступает на празднике в первом классе... и эти "вот" стучали в мозгу.

-Прости меня, доченька, за всё! Не уберегла я тебя. Я потеряла тебя, дочь. Простииииии,- произнесла мать и вдруг на весь автобус раздался громкий плач.

Рейтинг: +9 1430 просмотров
Комментарии (18)
Валентина Попова # 19 декабря 2012 в 14:48 +2
Да, история, и к сожалению, таких много. Действительно сломаешь голову над вопросом: "Когда же пошёл перелом в их отношениях?". Часто дети так ведут после развода родителей, как бы протестуя. А может это для Любы такая Карма из-за ошибок в прошлой жизни? Возможно, она в прошлой жизни также относилась к своей матери, а теперь приходиться платить. Но во всех случаях проклятие матери действует на 100%, если даже оно произнесено в состоянии эффекта. Не дай Бог испытать это никому. Тяжёлая расплата: одновременно любить и ненавидеть. Рассказ тронул своей реальностью и безысходностью.
Тая Кузмина # 19 декабря 2012 в 15:01 +1
Этот рассказ написан на основе наблюдений одной семьи. Мать есть мать.
Как бы ребенок не сделал, на его прощает...
Спасибо за ваш отзыв!!
ЗВЁЗДНЫЙ СТРАННИК # 19 декабря 2012 в 20:22 +1
Тронуло до глубины души!Но это реальная жизнь!От этого никуда не скрытся!Спасибо!
Тая Кузмина # 19 декабря 2012 в 20:26 +1
Это так сказать наблюдения мои...из них родился рассказ....
Людмила Глебова # 20 декабря 2012 в 15:05 +1
Наблюдения можно подать по-разному.Вы сумели так рассказать эту печальную историю, что она глубоко затрагивает душу.Начиная читать рассказ,не откладываешь в сторону, а дочитываешь до конца.А потом еще какое-то время осмысливаешь его.Слава богу, что минула меня чаша сия, думаешь про себя.И как же больно за матерей, которые тем или иным способом теряют своих детей. спасибо Вам.
Тая Кузмина # 20 декабря 2012 в 17:06 0
Это рассказ-наблюдение за одной семьей, что-то я добавила свое,
и получилась вот такая история. Спасибо вам за отличный комментарий!!
Рената Андреева # 20 декабря 2012 в 20:07 0
Жутко читать такое. И ведь действительно, это наша жизнь, никуда от неё не уйти. А подход к детям бывает найти очень сложно. Сломается что-то в отношениях, а потом не знаешь, как и поправить.
СПАСИБО! supersmile 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Тая Кузмина # 20 декабря 2012 в 20:12 0
ТЫ ПРАВА, отношения сложно наладить, если ребенок не хочет этого.....
Елена Нацаренус # 20 декабря 2012 в 23:41 +1
Как страшно...не всегда удаётся детей отгородить от влияния улицы. Конечно, потом приходится корить себя, но от этого не легче... Сильно.
Тая Кузмина # 21 декабря 2012 в 00:02 0
Из наблюдений родился рассказ. Порой улица затягивает детей.
Если дома ребенку неуютно, его ругают, от бежит к друзьям, а там ему весело...

НО не будем о грустном, скоро праздник!!

Галина Карташова # 22 декабря 2012 в 10:35 +1
В такой ситуации трудно судить, кто прав, кто виноват. И как было бы, если бы... и, несмотря на всю кощунственность, хочется сказать, что такой исход, пожалуй, лучший. Такая дочка, со временем, могла бы вогнать мать в могилу. А можно предположить, что женщине где-то 40-45 лет, вполне может встретить хорошего человека и как-то сгладить ужас последних лет взаимоотношений с дочерью.

Хорошо написано!

big_smiles_138
Тая Кузмина # 22 декабря 2012 в 10:38 0
Спасибо. В данной ситуации такой исход некое избавление матери от мук.
Но сердце все же не может смириться, несмотря на обиды, оно болит,
дочь же...Со временем боль утихнет, останется
светлое воспоминание о ребенке!
Таня Гофицкая # 22 декабря 2012 в 21:52 +1
Страшно... И еще страшнее думать о том, что это, к сожалению, реально.
Спасибо за сильный рассказ, Таисия!
Тая Кузмина # 22 декабря 2012 в 22:14 0
ЭТО ТРАГЕДИЯ МАТЕРИ. ОЧЕНЬ ПЕЧАЛЬНО!!
Светлана Дергачева # 6 января 2013 в 17:20 +1
Грустно... страшно... Вам хорошо удается передать зарисовки из жизни...
Тая Кузмина # 6 января 2013 в 17:28 0
Вы правы...я много пишу о жизни, разной.
Мои наблюдения мне в этом помогают...
ТАТЬЯНА СП (Кляксой) # 5 мая 2013 в 03:24 +1
как жизнь скупа на подарки одиноким матерям... даже единственный ребенок и тот ... вот вырос... печальная история... до глубины души... и никуда от реальности не деться! спасибо, Тая!!!
Тая Кузмина # 5 мая 2013 в 11:35 0
Здесь очень сложная ситуация. Как матери быть? Но она мать и терять дитя страшно.....