ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Из коротких рассказов. Предательство или подвиг

 

Из коротких рассказов. Предательство или подвиг

7 мая 2014 - Вячеслав Голуб

Я  всегда  преклонялся, да  и  буду всю  жизнь  преклоняться перед  нашими  ветеранами войны. Мне  пришлось застать   начало  шестидесятых , когда  искалеченные войной  на  костылях , без  протезов   на тележках  с  колёсиками, при  параде  с медалями, пусть  и  одной медалью  чинно  собирались в  Доме  Культуры, не только  на  9  мая, а  где кто-то  в  биллиард, кто-то в  домино, а кто-то  просто  пообщаться за  рюмкой  водки  и поговорить  о  насущных вопросах , а  кто-то  под духовой  оркестр  потанцевать или  спеть  под гармошку  или  трофейный аккордеон,  чтобы   провести своё  свободное  время.  Потом инвалиды,  куда- то  исчезли, а  в  лихих девяностых  и  вообще стали  бояться  появляться с  медалями  и орденами. Но  рассказ  мой не  о  том, а о предательской  сущности  пропаганды или  о  тех, кто за  этим  стоял и  стоит, а  попросту рассказать  об  одном из  таких  эпизодов, о  котором  не пишут  в  книгах и  не  сочиняют песен,  а  всё остаётся  в  памяти народной.   В  феврале 1942  года  на Полесье  ещё  не было  партизанских  отрядов, а разрозненные  группы  советских солдат,  скрываясь  в лесах, пытались  пробиться  до своих  войск  или вели  жизнь  на выживание. В  белорусских  деревнях оставались  матери   и в  основном,  это были  семьи  из пяти, шести  детей, днём  в такие  деревни  заезжали немцы  и  забирали всё  съестное, а  ночью приходили  советские  солдаты и  подбирали  всё под  чистую. Как-то  в один  из  осенних дней,  мать  моей жены  рассказала  об одном  эпизоде,  который как  не  странно засел  в  моей памяти  и  так остался  на  всю жизнь. В  один  из воскресных  дней  1942 года, в  деревню  немцы ещё  не  приезжали, и Пелагея  мать  шестерых детей  решила  напечь хлеба, приготовить  еды, накормить  детей  и остатки  припрятать в  укромном месте. В   разгаре  своей трудовой  деятельности  в  окно  кто-то постучал, Пелагея испугавшись,  посмотрела  в окошко, и  увидела  парнишку лет  19, в  красноармейской  форме, при  автомате  в полной  боевой  амуниции. Открыв  дверь она  пропустила  незнакомца в  избу, а тот,  назвавшись Колей  попросил  хлебушка и  что-нибудь  съестного, рассказав, что  в  лесу его  ждут  товарищи., и сердобольная  душа, конечно,  не могла  отказать  и начала  поковать  поклажу. Детишки  с  нескрываемым восхищением  смотрели  на вооружённого  дядю,  задавая свои  невинные  детские вопросы. Дом  находился  на окраине  деревни,  почти вплотную  соприкасался  с лесом, и  как-то  в разговорах  не  заметили и  не  услышали шум  подъезжающего  грузовика из  которого  высыпала большое  количество  немцев, направившихся  к  дому. Когда парнишка  понял, что  уйти без  боя  невозможно, он  дал  очередь по  немцам, детишки  спрятались под  кровати,  туда же  полезла  и Пелагея,  послышалась  немецкая речь, а  из  голоса переводчика,  было  понятно, что немцы  прибыли  сюда преднамеренно. Из  речи  переводчика было  ясно  одно, что  если  он не  сдастся,  то дом  будет  заброшен гранатами. Шанс  всегда  есть и он  был  у него  уйти, через  окно из  кухоньки  выходящей в  лес,  пусть маленький,  но  как говорят,  был,  но тогда  дом  взорвут и  спалят  и погибнут  маленькие  детишки. Коля глянул  глазами  на детишек,  на  Пелагею  лежащими  под  кроватями прекрасно  понимая,  что фашисты  в  живых его  не  оставят, принял  решение  выйти. Немцы скрутив  и  погрузив его  в  машину, увезли  в неизвестном  направление, дом,  так и  не  тронув, включая  и  его обитателей. Больше  о  Коле никто  никогда  ничего не  слышал,  поговаривали, что  его расстреляли,  но  то, что он  ценой  своей жизни  спас  детишек, из  которых  была и  мать  моей жены, это  факт. Она  до сих  пор  ходит в  церковь  и просит  успокоения  его молодой  душе. Я  иногда задаю  себе  вопрос, как  бы  я поступил  в  той ситуации,  и  не нахожу  на  него ответа,  но  в одном  уверен  точно, он  поступил,  как человек,  можно  сказать больше  по  геройски. Умирать  в такие  молодые  годы не  входит  в планы  любого  человека, тем  более  попадать в  плен, из  которого дорога  только  в небеса.

© Copyright: Вячеслав Голуб, 2014

Регистрационный номер №0213562

от 7 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0213562 выдан для произведения:

Я  всегда  преклонялся, да  и  буду всю  жизнь  преклоняться перед  нашими  ветеранами войны. Мне  пришлось застать   начало  шестидесятых , когда  искалеченные войной  на  костылях , без  протезов   на тележках  с  колёсиками, при  параде  с медалями, пусть  и  одной медалью  чинно  собирались в  Доме  Культуры, не только  на  9  мая, а  где кто-то  в  биллиард, кто-то в  домино, а кто-то  просто  пообщаться за  рюмкой  водки  и поговорить  о  насущных вопросах , а  кто-то  под духовой  оркестр  потанцевать или  спеть  под гармошку  или  трофейный аккордеон,  чтобы   провести своё  свободное  время.  Потом инвалиды,  куда- то  исчезли, а  в  лихих девяностых  и  вообще стали  бояться  появляться с  медалями  и орденами. Но  рассказ  мой не  о  том, а о предательской  сущности  пропаганды или  о  тех, кто за  этим  стоял и  стоит, а  попросту рассказать  об  одном из  таких  эпизодов, о  котором  не пишут  в  книгах и  не  сочиняют песен,  а  всё остаётся  в  памяти народной.   В  феврале 1942  года  на Полесье  ещё  не было  партизанских  отрядов, а разрозненные  группы  советских солдат,  скрываясь  в лесах, пытались  пробиться  до своих  войск  или вели  жизнь  на выживание. В  белорусских  деревнях оставались  матери   и в  основном,  это были  семьи  из пяти, шести  детей, днём  в такие  деревни  заезжали немцы  и  забирали всё  съестное, а  ночью приходили  советские  солдаты и  подбирали  всё под  чистую. Как-то  в один  из  осенних дней,  мать  моей жены  рассказала  об одном  эпизоде,  который как  не  странно засел  в  моей памяти  и  так остался  на  всю жизнь. В  один  из воскресных  дней  1942 года, в  деревню  немцы ещё  не  приезжали, и Пелагея  мать  шестерых детей  решила  напечь хлеба, приготовить  еды, накормить  детей  и остатки  припрятать в  укромном месте. В   разгаре  своей трудовой  деятельности  в  окно  кто-то постучал, Пелагея испугавшись,  посмотрела  в окошко, и  увидела  парнишку лет  19, в  красноармейской  форме, при  автомате  в полной  боевой  амуниции. Открыв  дверь она  пропустила  незнакомца в  избу, а тот,  назвавшись Колей  попросил  хлебушка и  что-нибудь  съестного, рассказав, что  в  лесу его  ждут  товарищи., и сердобольная  душа, конечно,  не могла  отказать  и начала  поковать  поклажу. Детишки  с  нескрываемым восхищением  смотрели  на вооружённого  дядю,  задавая свои  невинные  детские вопросы. Дом  находился  на окраине  деревни,  почти вплотную  соприкасался  с лесом, и  как-то  в разговорах  не  заметили и  не  услышали шум  подъезжающего  грузовика из  которого  высыпала большое  количество  немцев, направившихся  к  дому. Когда парнишка  понял, что  уйти без  боя  невозможно, он  дал  очередь по  немцам, детишки  спрятались под  кровати,  туда же  полезла  и Пелагея,  послышалась  немецкая речь, а  из  голоса переводчика,  было  понятно, что немцы  прибыли  сюда преднамеренно. Из  речи  переводчика было  ясно  одно, что  если  он не  сдастся,  то дом  будет  заброшен гранатами. Шанс  всегда  есть и он  был  у него  уйти, через  окно из  кухоньки  выходящей в  лес,  пусть маленький,  но  как говорят,  был,  но тогда  дом  взорвут и  спалят  и погибнут  маленькие  детишки. Коля глянул  глазами  на детишек,  на  Пелагею  лежащими  под  кроватями прекрасно  понимая,  что фашисты  в  живых его  не  оставят, принял  решение  выйти. Немцы скрутив  и  погрузив его  в  машину, увезли  в неизвестном  направление, дом,  так и  не  тронув, включая  и  его обитателей. Больше  о  Коле никто  никогда  ничего не  слышал,  поговаривали, что  его расстреляли,  но  то, что он  ценой  своей жизни  спас  детишек, из  которых  была и  мать  моей жены, это  факт. Она  до сих  пор  ходит в  церковь  и просит  успокоения  его молодой  душе. Я  иногда задаю  себе  вопрос, как  бы  я поступил  в  той ситуации,  и  не нахожу  на  него ответа,  но  в одном  уверен  точно, он  поступил,  как человек,  можно  сказать больше  по  геройски. Умирать  в такие  молодые  годы не  входит  в планы  любого  человека, тем  более  попадать в  плен, из  которого дорога  только  в небеса.

Рейтинг: +1 194 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!