ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → История одной жизни. В работе.

 

История одной жизни. В работе.

3 января 2013 - Ульяна Ульянова

 Любые совпадения событий и имён чисто случайны. 
Автор оставляет за собой право вымысла сюжета.

Вначале Анна хотела просто подцепить его и забеременеть, чтобы увести из семьи. Ей это удалось довольно просто, потому что Борис - человек привлекательный, весёлый, состоявшийся, длительное время преподававший в одном из самых престижных университетов Америки (со всеми вытекающими) был падок до женских прелестей, а потому не одна особа женского пола дарила ему свои знаки внимания, чем он, периодически, пользовался. Итак, она забеременела. Она понимала, что смотрится выгоднее его, уже стареющей, жены, потому что была моложе. Симпатичнее? Это спорный вопрос, но куда более претенциозная и ухоженная. Она понимала, что если не сумеет манипулировать этим привлекательным для неё, на сегодняшнй день, мужчиной, жизнь её сложится гораздо труднее и депрессивнее. Она капризничала, но с умом - так, что в его опьянённом взоре это выглядело невинным кокетством.
Расставание в семье было не праздником... Там тоже росла дочь, ещё совсем маленькая. Но Анна была неумолима, и он ушёл из семьи. Родилась Евгения. Девочка была спокойной, и сильно походила на его сестру-близнеца, с которой, из-за произошедших событий, отношения стали прохладными. Его (первая) жена - младшая сестра, умершего очень молодым, мужа сестры Бориса... У них в родительской семье было принято принимать в качестве своих половин родственников уже имеемых, так дети, которыми очень дорожили, всегда купались в любви и внимании.
В новой семье, как это бывает поначалу, всё было превосходно: бурлили страсти, любовь переливалась пеной шампанского из бокалов. Ему казалось, что кризис среднего возраста миновал, но спустя несколько лет он вновь систематизировал своё пристрастие к алкоголю. Молодая жена часто устраивала скандалы со слезами, чем выводила Бориса из состояния такого хрупкого равновесия, которое он получал от удовлетворения работой. Работу свою он любил, она позволяла ему всегда быть в хорошей форме, а, стало быть, степени привлекательности в той части его жизни, что составила её (практически) смысл. Отношения летели в никуда, и Анна, уверенная ещё совсем недавно, что хотела бы иметь лишь одного ребёнка, чтобы получить от жизни сполна подарков и радости, советами подруг и лиц заинтересованных, решилась на второго ребёнка. Она понимала, что Борису нужен маленький кумир (его кумир!) в семье, куда он возвращался уже без особого настроения. И родилась Полина. Девочка была светлей старшей сестры, моложе на пять лет, но очень похожа на отца характером и внешностью - такая же ласковая, внимательная, любящая. Борис погрузился своими, так нуждающимися в пристани, чувствами в младшую дочь, которая, впоследствии стала ему и другом, и смыслом его жизни. Теперь Анна была уверена, что он не уйдёт из семьи, дабы не травмировать горячо любимое чадо.
Однако люди предполагают, добиваются любых целей не менее любыми путями, а жизнь на каждого из нас имеет свои виды. Не исключением стала и семья Бориса. Всё чаще ему хотелось посидеть в одиночестве, осмыслить так скоро промчавшиеся годы и разобраться в своих желаниях и страстях, которыми оказались связаны многие люди, часть из которых были ему несказанно дороги. Вне этих самых страстей, которые, как и в прежней семье, обросли привычками, потёрлись и замшели. Увы, это закон природы, толкающий людей друг к другу для совершения таких незайтейливых действ и приоткрывающий завесу таинства зарождения жизни.
Как ни странно, но редкий человек задаётся подобным вопросом даже к концу своей жизни, не говоря уже о годах бушующего огня в местах оных, в которые, по неизвестной причине, довольно долго и репродуктивно находятся мозги. Вы правы, мой дорогой читатель, что не согласны с подобным утверждением, ибо мозгам надлежит быть где должно - в черепной коробке. Однако же, у весьма не малого количества рода человеческого они успешно мигрируют.
Всё чаще стало желаться помолчать, но, при этом, чтобы мысли его были доступны тем, с кем он говорил. Не раз Борис ловил себя на том, в чём отказывался признаваться даже самому себе более двадцати лет, а тем более принять совершённое когда-то предательством. Однако время неумолимо. Внешняя сторона дома и обитателей весьма привлекательна постороннему глазу, но, научившися по необходимости улыбаться, он не сумел научить этому свои глаза. Взгляд стал уставшим, отвлечённым, тусклым. Да, он реагировал на взаимоотношения с женой, исполнял супружеский долг, улыбался гостям и детям, строил из себя массовика затейника на всякого рода мероприятиях, устраиваемых в доме, пел под гитару, но получал от этого всё меньше удовлетворения.
Однажды что-то изменилось... Он уже не помнит, когда это произошло и как именно, но он увидел свою жену другими глазами. Она явилась ему совсем иной, чем он продолжал себе её придумывать - холодной, корыстной, настойчивой в своих желаниях и потребностях, но, при этом, не плохой актрисой. Он закрывал глаза и отгонял видения, но они возвращались вновь и вновь. Разница в возрасте, которую он так старался не замечать, которую так страстно игнорировал, неукоснительно находилась рядом. Он был старше на 20 лет. Когда он, в эпоху начинающегося климакса, стремился отрешиться от него страстями и потерей головы, ей было всего 20. Но у девочки была цель, к которой она неуклонно стремилась. А Борис - очень удобен в достижении этой цели, а потому она не раздумывала над тем, что за фасадом её интриг останутся пострадавшие. Её не волновал сей факт, ибо она пришла в эту жизнь быть победительницей!

Маша (бывшая жена). Добрая. Тёплая. Душевная и очень симпатичная. Прекрасная хозяйка.
Когда сестра Бориса вышла замуж за Машиного брата, все радовались, так замечательно ребята смотрелись вместе. Они уже ждали первенца, когда Василий сильно заболел - головные боли не давали покоя. Визиты на приём к врачу не увенчались успехом, и парень был госпитализирован. Он умирал в сознании, с мучительнейшей головной болью. Сгорел за неделю от замеченного им начала заболевания. На вскрытии мозг представлял собой гнойное месиво. Однако, диагноз не только не был поставлен вовремя, а стал откровением лишь после смерти Василия. Энцефалит. Это при том, что регион проживания наших литературных героев не относится к регионам с подобной опасностью.
Молодая вдова родила дочь. Борис к этому времени уже преподавал в Штатах. К слову сказать, две его старшие сестры тоже проживали там, ибо и сам Борис оказался в Америке, выехав к одной из сестёр. Итак, Роза оказалась в Америке. Не смущал ни чужой язык, ни что-то иное: Роза бежала со своей малюткой туда, где её любили. В родном городе оставались родители.
Период адаптации всегда не просто протекает даже в родной стране при смене места ли жительства, работы ли, квартиры и т.д. Чего уж говорить о кардинальных переменах, произошедших в жизни маленькой семьи?! Роза привыкала. Но быстрее привыкала малышка, которая в окружении ей подобных малышей, училась говорить по-английски так же, как на родном языке своих родителей. А Борис, по-прежнему, много работал. И ему нравилось это. Но наступает время обзавестись семьёй. И Борис отправился в свой маленький город не только проведать родителей, но чтобы вернуться с Машей в качестве жены. И Маша уехала с мужем за океан, где, спустя время родилась девочка.

Это сказки быстро да гладко сказываются, но жизненный опыт складывается из отдельно взятых нюансов в отдельно взятые периоды времени, будь то час, день, год. И складывается он из разных мгновений (но только очень сильно эмоционально окрашенных), но чаще из пролитых слёз, недоспанных ночей, мыслей, переживаний и вопросов "Почему?". Но до сих пор ни Розе, ни Маше никто так и не ответил. А я вернусь сквозь прожитое время во времена юные и почти невинные.

Близнецы, как и положено близнецам, были всегда неразлучны. Не смотря на то, что Борис с дворовыми ребятами гонял в футбол, а Роза пасла маленькую девочку-соседку. Мне трудно осмыслить отношение Розы к девочке, потому что Роза была всего на пять лет старще этой малышки. Стоило Кире появиться во дворе, как Роза была тут как тут, она обнимала девочку, пыталась водить её за собой, но Кира неотрывно следовала за старшим братом, игравшим вместе с Борисом в мяч.
Случилось так, что их отцы подружились. Знали ли они друг друга до проживания в одном доме, история умалчивает. Да дело и не в этом. Отцы обоих семейств были между собой похожи, хотя в родственной связи не состояли. Замечал ли это сходство кто другой кроме них самих, мне тоже не известно. Но, как говорится, в обеих семьях были дети, и дети были примерно одного возраста. 
Однажды, за какой-то рюмкой чаю, повели отцы разговор о том, что хорошо бы было, если бы их дети стали близки друг другу по жизни. Время шло, а вместе со временем крепло и убеждение в правильности сделанного выбора у, уже убелённых сединами, отцов семейств. Подрастали и дети. Учились в одной школе, дружили, мальчишки заглядывали друг к другу в гости. Судя по всему, желание отцов породниться не стало достоянием ни тех, ни других. Но дети друг другу нравились. Было ли это Провидение, нет ли, человеческому уму понять сложно, да только с той поры, когда эта четвёрка рассталась ещё в юном и невинном возрасте, начались катаклизмы в их жизнях.

© Copyright: Ульяна Ульянова, 2013

Регистрационный номер №0106862

от 3 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0106862 выдан для произведения:

 Любые совпадения событий и имён чисто случайны. 
Автор оставляет за собой право вымысла сюжета.

Вначале Анна хотела просто подцепить его и забеременеть, чтобы увести из семьи. Ей это удалось довольно просто, потому что Борис - человек привлекательный, весёлый, состоявшийся, длительное время преподававший в одном из самых престижных университетов Америки (со всеми вытекающими) был падок до женских прелестей, а потому не одна особа женского пола дарила ему свои знаки внимания, чем он, периодически, пользовался. Итак, она забеременела. Она понимала, что смотрится выгоднее его, уже стареющей, жены, потому что была моложе. Симпатичнее? Это спорный вопрос, но куда более претенциозная и ухоженная. Она понимала, что если не сумеет манипулировать этим привлекательным для неё, на сегодняшнй день, мужчиной, жизнь её сложится гораздо труднее и депрессивнее. Она капризничала, но с умом - так, что в его опьянённом взоре это выглядело невинным кокетством.
Расставание в семье было не праздником... Там тоже росла дочь, ещё совсем маленькая. Но Анна была неумолима, и он ушёл из семьи. Родилась Евгения. Девочка была спокойной, и сильно походила на его сестру-близнеца, с которой, из-за произошедших событий, отношения стали прохладными. Его (первая) жена - младшая сестра, умершего очень молодым, мужа сестры Бориса... У них в родительской семье было принято принимать в качестве своих половин родственников уже имеемых, так дети, которыми очень дорожили, всегда купались в любви и внимании.
В новой семье, как это бывает поначалу, всё было превосходно: бурлили страсти, любовь переливалась пеной шампанского из бокалов. Ему казалось, что кризис среднего возраста миновал, но спустя несколько лет он вновь систематизировал своё пристрастие к алкоголю. Молодая жена часто устраивала скандалы со слезами, чем выводила Бориса из состояния такого хрупкого равновесия, которое он получал от удовлетворения работой. Работу свою он любил, она позволяла ему всегда быть в хорошей форме, а, стало быть, степени привлекательности в той части его жизни, что составила её (практически) смысл. Отношения летели в никуда, и Анна, уверенная ещё совсем недавно, что хотела бы иметь лишь одного ребёнка, чтобы получить от жизни сполна подарков и радости, советами подруг и лиц заинтересованных, решилась на второго ребёнка. Она понимала, что Борису нужен маленький кумир (его кумир!) в семье, куда он возвращался уже без особого настроения. И родилась Полина. Девочка была светлей старшей сестры, моложе на пять лет, но очень похожа на отца характером и внешностью - такая же ласковая, внимательная, любящая. Борис погрузился своими, так нуждающимися в пристани, чувствами в младшую дочь, которая, впоследствии стала ему и другом, и смыслом его жизни. Теперь Анна была уверена, что он не уйдёт из семьи, дабы не травмировать горячо любимое чадо.
Однако люди предполагают, добиваются любых целей не менее любыми путями, а жизнь на каждого из нас имеет свои виды. Не исключением стала и семья Бориса. Всё чаще ему хотелось посидеть в одиночестве, осмыслить так скоро промчавшиеся годы и разобраться в своих желаниях и страстях, которыми оказались связаны многие люди, часть из которых были ему несказанно дороги. Вне этих самых страстей, которые, как и в прежней семье, обросли привычками, потёрлись и замшели. Увы, это закон природы, толкающий людей друг к другу для совершения таких незайтейливых действ и приоткрывающий завесу таинства зарождения жизни.
Как ни странно, но редкий человек задаётся подобным вопросом даже к концу своей жизни, не говоря уже о годах бушующего огня в местах оных, в которые, по неизвестной причине, довольно долго и репродуктивно находятся мозги. Вы правы, мой дорогой читатель, что не согласны с подобным утверждением, ибо мозгам надлежит быть где должно - в черепной коробке. Однако же, у весьма не малого количества рода человеческого они успешно мигрируют.
Всё чаще стало желаться помолчать, но, при этом, чтобы мысли его были доступны тем, с кем он говорил. Не раз Борис ловил себя на том, в чём отказывался признаваться даже самому себе более двадцати лет, а тем более принять совершённое когда-то предательством. Однако время неумолимо. Внешняя сторона дома и обитателей весьма привлекательна постороннему глазу, но, научившися по необходимости улыбаться, он не сумел научить этому свои глаза. Взгляд стал уставшим, отвлечённым, тусклым. Да, он реагировал на взаимоотношения с женой, исполнял супружеский долг, улыбался гостям и детям, строил из себя массовика затейника на всякого рода мероприятиях, устраиваемых в доме, пел под гитару, но получал от этого всё меньше удовлетворения.
Однажды что-то изменилось... Он уже не помнит, когда это произошло и как именно, но он увидел свою жену другими глазами. Она явилась ему совсем иной, чем он продолжал себе её придумывать - холодной, корыстной, настойчивой в своих желаниях и потребностях, но, при этом, не плохой актрисой. Он закрывал глаза и отгонял видения, но они возвращались вновь и вновь. Разница в возрасте, которую он так старался не замечать, которую так страстно игнорировал, неукоснительно находилась рядом. Он был старше на 20 лет. Когда он, в эпоху начинающегося климакса, стремился отрешиться от него страстями и потерей головы, ей было всего 20. Но у девочки была цель, к которой она неуклонно стремилась. А Борис - очень удобен в достижении этой цели, а потому она не раздумывала над тем, что за фасадом её интриг останутся пострадавшие. Её не волновал сей факт, ибо она пришла в эту жизнь быть победительницей!

Маша (бывшая жена). Добрая. Тёплая. Душевная и очень симпатичная. Прекрасная хозяйка.
Когда сестра Бориса вышла замуж за Машиного брата, все радовались, так замечательно ребята смотрелись вместе. Они уже ждали первенца, когда Василий сильно заболел - головные боли не давали покоя. Визиты на приём к врачу не увенчались успехом, и парень был госпитализирован. Он умирал в сознании, с мучительнейшей головной болью. Сгорел за неделю от замеченного им начала заболевания. На вскрытии мозг представлял собой гнойное месиво. Однако, диагноз не только не был поставлен вовремя, а стал откровением лишь после смерти Василия. Энцефалит. Это при том, что регион проживания наших литературных героев не относится к регионам с подобной опасностью.
Молодая вдова родила дочь. Борис к этому времени уже преподавал в Штатах. К слову сказать, две его старшие сестры тоже проживали там, ибо и сам Борис оказался в Америке, выехав к одной из сестёр. Итак, Роза оказалась в Америке. Не смущал ни чужой язык, ни что-то иное: Роза бежала со своей малюткой туда, где её любили. В родном городе оставались родители.
Период адаптации всегда не просто протекает даже в родной стране при смене места ли жительства, работы ли, квартиры и т.д. Чего уж говорить о кардинальных переменах, произошедших в жизни маленькой семьи?! Роза привыкала. Но быстрее привыкала малышка, которая в окружении ей подобных малышей, училась говорить по-английски так же, как на родном языке своих родителей. А Борис, по-прежнему, много работал. И ему нравилось это. Но наступает время обзавестись семьёй. И Борис отправился в свой маленький город не только проведать родителей, но чтобы вернуться с Машей в качестве жены. И Маша уехала с мужем за океан, где, спустя время родилась девочка.

Это сказки быстро да гладко сказываются, но жизненный опыт складывается из отдельно взятых нюансов в отдельно взятые периоды времени, будь то час, день, год. И складывается он из разных мгновений (но только очень сильно эмоционально окрашенных), но чаще из пролитых слёз, недоспанных ночей, мыслей, переживаний и вопросов "Почему?". Но до сих пор ни Розе, ни Маше никто так и не ответил. А я вернусь сквозь прожитое время во времена юные и почти невинные.

Близнецы, как и положено близнецам, были всегда неразлучны. Не смотря на то, что Борис с дворовыми ребятами гонял в футбол, а Роза пасла маленькую девочку-соседку. Мне трудно осмыслить отношение Розы к девочке, потому что Роза была всего на пять лет старще этой малышки. Стоило Кире появиться во дворе, как Роза была тут как тут, она обнимала девочку, пыталась водить её за собой, но Кира неотрывно следовала за старшим братом, игравшим вместе с Борисом в мяч.
Случилось так, что их отцы подружились. Знали ли они друг друга до проживания в одном доме, история умалчивает. Да дело и не в этом. Отцы обоих семейств были между собой похожи, хотя в родственной связи не состояли. Замечал ли это сходство кто другой кроме них самих, мне тоже не известно. Но, как говорится, в обеих семьях были дети, и дети были примерно одного возраста. 
Однажды, за какой-то рюмкой чаю, повели отцы разговор о том, что хорошо бы было, если бы их дети стали близки друг другу по жизни. Время шло, а вместе со временем крепло и убеждение в правильности сделанного выбора у, уже убелённых сединами, отцов семейств. Подрастали и дети. Учились в одной школе, дружили, мальчишки заглядывали друг к другу в гости. Судя по всему, желание отцов породниться не стало достоянием ни тех, ни других. Но дети друг другу нравились. Было ли это Провидение, нет ли, человеческому уму понять сложно, да только с той поры, когда эта четвёрка рассталась ещё в юном и невинном возрасте, начались катаклизмы в их жизнях.

Рейтинг: 0 228 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!